Верхний баннер
13:50 | ЧЕТВЕРГ | 30 МАРТА 2017

$ 57.02 € 61.53

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
15:49, 13 июля 2016

«Если вы читаете детям зарубежные сказки – вы формируете человека мира. Если вы сначала читаете русские народные сказки, а потом на них уже зарубежные – вы формируете менталитет русского человека», – Елена Герасимова, зав. отделом краевой детской библиотеки

- Добрый день, дорогие радиослушатели! У микрофона Юлия Желнина, помогает мне Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом, и это программа «Взрослые и не подозревают». Пятница – следовательно, наша программа. У меня сегодня в гостях невероятная женщина, невероятная. В студии Елена Герасимова, заведующая отделом краевого центра детского чтения Пермской краевой детской библиотеки имени Кузьмина. Здравствуйте!

- Здравствуйте.

- Как вы уже поняли, поговорим мы сегодня о взрослых проблемах детского чтения, потому что детям, конечно же, до этого дела нет. И уже у нас были вопросы, я считаю, нужно начать с них, потому что, собственно, они и дадут нам начало нашей программы. Во-первых, вопрос от Татьяны был: «Моему ребенку один год, подскажите, с какого возраста можно записаться к вам в библиотеку?»

- В нашу библиотеку, как и в любую детскую библиотеку нашей страны, можно записываться с ноля. Как только ребенок появляется на свет, он становится гражданином нашей страны и имеет право записаться в детскую библиотеку. Мы записываем ребенка, естественно, с родителем, потому что в этом возрасте он еще не читатель, по большому счету, он потом чуть постарше станет листатель, пока он слушатель.

- Смотритель.

- Да, смотритель, а потом только становится уже читателем. Но имеет право любая мама прийти с ребенком, совсем с малышом, и записать ребенка в библиотеку.

- Ну и второй вопрос от Екатерины Поповой, который, я думаю, будет и моим вопросом также. Сначала ее история: «У нас дома очень много книг, но дочь Милана не хочет даже рассматривать картинки в книге, ей проще посидеть перед компьютером. Мы каждый вечер стараемся читать дочке вслух, возим ее в кукольный театр, но к книгам она по-прежнему равнодушна. Может, в шесть лет ребенку еще рано любить книги?»

- Дело в том, что они большие молодцы. Они делают то, что и должны делать любые родители. Они водят ребенка в театр, в театре, не только в кукольном, а и в театре драматическом, и в оперном, ребенок слушает хорошее художественное слово, причем не просто слушает слово, но слушает в хорошем исполнении. И плюс они читают сами ребенку вслух. Это ни с чем не передаваемое удовольствие. Честно говоря, заменить чтение родителей ребенку не может даже великий актер, не заменит. Потому что кроме того, что ребенок слушает художественное слово в исполнении мамы, папы, бабушки или дедушки. У них в это время в семье возникает непередаваемая обстановка…

- Коммуникация.

- Доверия друг к другу, счастья. Ребенок испытывает просто счастье, и потом, когда он станет чуть постарше и когда появятся проблемы и когда ребенку станет некомфортно в этом мире, сейчас-то он в шесть лет еще в состоянии, он счастливый. А вот подростковый возраст, когда он такой, ему некомфортно в этом мире становится жить, вот тогда мама, которая присела рядом с тобой, взяла пледик, закутала вас обоих и начала читать вслух – ребенок начнет попадать вот в это ощущение счастья дома, ему станет полегче жить, ему станет полегче существовать. И в какой-то период времени это поможет, может быть, наладить отношения между родителем и ребенком, уже подростком. Конечно, делают они все правильно, делают много. Но здесь еще же зависит от того, какой ребенок. Дети ведь очень разные, как и взрослые: кто-то из них аудиалы, кто-то визуалы, кто-то тактильные дети, кто-то гиперактивные дети, которым надо бегать, быстро перелистывать страницы. Мы рекомендуем, в принципе, начинать-то очень рано. То есть годовалого ребенка, то есть еще ноль ребенку, то есть месяц-два, ребенку давать в руки книги. На каком-то этапе книга должна быть игрой, частью игры. То есть с книгой, да, можно играть, с книгой можно мостик построить, обратить внимание, открыть одну страницу, почитать. Надо, чтобы была большая картинка и совсем мало текста. Вот тогда такие активные детки, которым… Компьютерная картинка, она же быстро сменяемая, и детям поэтому как бы нравится, они привыкаю к такому, быстро сменяемой картинке. Книга, она более медленна, ей же надо, чтобы она обратила внимание, сконцентрировалась на картинке. Поэтому для малышей, конечно, картинки большие в книге, а текста очень мало, чтобы мама успела прочитать. И, конечно, если мама брала, например, книги, когда ребенку было года три и она ему пыталась читать Волкова, Носова – «Незнайку», ребенку было скучно, он не успевал. Он просто, ему надо было дальше листать, а мама все еще на одной странице сидит, его, наверное, может быть, и раздражает это в какой-то момент и поэтому отторгает. Ему хочется бежать, а его заставляют сидеть.

- Да.

- Вот чтобы это не возникало, по всем методикам, и вот то, что мы говорим в библиотеке: занятие с «малышками», то есть чтение с «малышками» – они от двух минут и до пятнадцати. То есть две минутки высидит любой ребенок – и это достижение. Прочитали одну страничку – и уже вообще молодцы. Прочитали на следующий день две странички – это очень большие молодцы. То есть некоторым детям вот такой ритм – две минуты, а другим детям и полчаса мало, они говорят: «Еще, еще, еще!.». И мама читает и час, и два, и потом жалуется: «Что же он мне одно и то же, я каждый день должна читать ему сказку «Колобок». Да, это единственный каприз ребенка, который надо выполнять всегда, хочет читать – надо давать ему эту возможность. Это не такой большой отрезок времени, когда мы можем напрямую воздействовать на чтение ребенка.  

- Да.

- Давать ему то, что мы считаем нужным, формировать то информационное поле, которое потом вам поможет с общим языком с ребенком. То есть именно в младшем возрасте, в дошкольном возрасте надо сформировать любовь к книге. В шесть лет уже, я бы сказала, поздновато. Надо…

- Как приговор звучит.

- И, скорее всего, мама здесь преувеличивает. Это не значит, что у ней нет любви к книге. Она ее любит. Если книга есть в семье, если мама ее уважает, то в шесть лет ребенок мамино уважение переносит на книгу один в один. Та же и любовь к книге перенесется. Но вот это вот ощущение как бы легкости, то есть «я получаю удовольствие, читая книгу». Вот ребенок должен получить это удовольствие от чтения книги. Можно что-то добавлять. Если ребенок получает удовольствие, я не знаю, покупался, например, расслабился ребенок, вы искупали – он расслабился, закутать его в махровую простыночку, рядышком, закрылся пледиком вместе с ребенком и читаешь. Ребенок получил удовольствие. И вот удовольствие от того, что ему хорошо после ванны, перешло, может быть, на… Я не знаю, эти вот приемы каждая мама придумывает, в принципе, сама, так же, как и папа придумывает сам. Мне, например, один папа рассказал удивительную историю, как он ребенка научил читать с помощью деда Мороза.

- Это как?

- Я сказала: «Гениально, молодец!». Он говорит, никак не мог, то есть ребенок у него тоже дошкольник, шесть лет, наверное, было, раз до школы еще. Он говорит, никак не мог его подвигнуть. И я ему сказал: «Впереди дед Мороз, он придет к нам домой, и он написал записку, в которой попросил тебя прочитать ему, потому как он очень плохо видит уже, он совсем старенький, дед Мороз, ему прочитать вот такую, вот эту книжку». И эту книжку они ему принесли, и ребенок каждый день читал эту книгу для того, чтобы пришел дед Мороз, он ее, эту книжку достал…

- Обманом!

- Да. Ну это не обман, это такая хитрость родительская.

- Хитростью.

- Да. Как мы их приучаем чистить зубы, приучаем умываться, точно так же. Не насилием. Это самый большой, скажем так, минус будет, если в семье присутствует вот это насилие: не прочитаешь – накажу. Или когда чтение становится наказанием, то есть «ты поступал плохо и за это ты у меня будешь читать десять страниц». Это самое большое, что есть, это самый огромный минус.

- В каждой семье, мне кажется, одинаковый костяк книг, вот эта вот библиотека приключений: Жюль Верн, Дюма, Майн Рид. Что же тогда, какие книжки тогда читать? Ну не про животных же только.

- Нет, ну конечно, нет, почему только про животных? Отнюдь. Книг… Сейчас книжный рынок настолько полон…

- Так в том-то и дело.

- Книг такое огромное количество, причем именно книгоиздание детской литературы из года в год растет. Если к книгоизданию взрослой литературы есть вопросы, то тираж детских книг растет из года в год. Это значит, что дети читают, им нужно. Рынок отвечает тем, что он выпускает больше и больше книг детских. И если мы посмотрим по книгоизданию, какие книги издаются наибольшими тиражами или их чаще всего издают – это вся наша классика детская, то есть это Корней Чуковский, это Маршак, это Барто, это Драгунский, это Николай Носов, это все то, что читали мы, даже часть родителей наших, то, что читают наши дети.

- То есть это еще пользуется спросом? У этого нет срока годности?

- Это не просто пользуется спросом, это очень важно. Это вот то самое, о чем я говорила – информационное поле семьи, чтобы не было разрыва между детьми и родителями.

- Поколениями…

- Чтобы не было меж поколениями разделения. Это общее. Это когда ты скажешь – «Незнайка», и улыбаются все, потому что все знают «Незнайку», и младшее, и старшее поколение. И проблемы-то, которые поднимались, даже в этой классической детской литературе – они абсолютно такие же. Ну что, вы скажете, что «Мойдодыр» не актуален для малышей? Да он актуален, каждое поколение родителей борется за чистоту. Да, надо обязательно, чтобы… Но сейчас возникла в чем проблема-то? В том, что очень многие родители считают, что нужно… Часть родителей считает, что нужно читать только классическую детскую, то, что я перечислила…

- Да, да, да. У меня в студии…

- Читать только категорически…

- Да, у меня коллеги, я перед программой спросила, у кого есть дети. И вот действительно разошлись мнения, что… Мой соведущий Сергей Штерн утверждает: «Классика – это основа, это обязательно».

- Да, это основа. Я с ним соглашусь.

- Да, а некоторые, наоборот, что современное, как вы сказали, издателей много.

- Да, а потом надо добавлять. Основу надо давать обязательно, а потом добавлять современную, потому что в современной действуют дети – их ровесники, они ходят по тем же улицам что и они, они пользуются теми же гаджетами. Современному ребенку надо объяснить, что такое корыто, он не знает, да? А что такое айфон…

- Он знает и хочет.

- Он знает, да, ему объяснять не надо. Поэтому детская литература современная, она должна войти для того, чтобы… Вот, понимаете, основу дала классика, а дальше должно появиться то, что заинтересует ребенка, у ребенка возникнет интерес к самой истории, чтобы ему стало интересно читать, он получил от этого удовольствие, от того, что ему стало интересно, и то, что там загадочное, что там такое, головоломка какая-то, какая-то интрига, какая-то есть, я не знаю… Ну вот, например, книга недавно вышла Анны Игнатовой «Верю – не верю» – удивительная страна, в которой никто не врет. И наш ребенок современный попадает в такую страну, где никто не врет – от верхов до низов, никто, никогда, ни в какой ситуации.

- Невероятный мир!

- Они не приемлют. Невероятная история. Но такая история возможна только там. А сколько детей, которые воспитаны на том, что врать нельзя, врать нехорошо, а ребенок смотрит вокруг, а кругом врут.

- То есть они подчеркивают вот эти добродетели вечные.

- Да, да, и ребенок, который попадает туда, он понимает, что враньем своим, ложью, он нарушает течение жизни, он изменяет мир, он его делает хуже. Вот я думаю, что вот такие прямые примеры, вот такие вот книги, которые не конкретно пишут, что врать нельзя и точка, можно было бы на этом остановиться, можно Маяковского взять – «Что такое хорошо и что такое плохо», и дальше больше ничего не читать. А вот такие книги, которые так, ребенок сам делает вывод, что вот а лучше бы нет, а лучше бы я не стал. Но при этом ребенок живет не в старой ситуации, то есть не когда бабушки и дедушки его жили, а он живет сейчас и пользуется всеми современными абсолютно техническими возможностями.

- Насчет технических возможностей: сейчас очень многие переходят на электронный формат. Как вы к этому относитесь? Все-таки ведь книга, это такое тактильное, такое интимное времяпрепровождение, а электронный формат – это другое. Я уже не говорю о минусах зрения – падает.

- Там все очень сложно и не так просто, не так прямолинейно. Дело в том, что… Что для вас важнее всего в книге? Вот для вас лично?

- Я определила, мне – тактильное ощущение.

- Нет. Вам именно тогда можно не читать. Перелистывайте страницы какого-нибудь сборника и все. А можно не читать.

- Ну да, да. А у меня зачастую книги стоят именно по этому принципу.

- Просто листать нравится?

- Да, мне нравится, наверное, издание, нравится внешний вид книги, какие-то такие эстетические детали еще.

- Да, есть такой эстетический действительно момент, когда людям нравится издание. И вот издательство есть, «Речь», оно для вас.

- Да? Запишу.

- Издательство «Речь» издает книги как раз чаще всего переиздание, красивое, с качественной иллюстрацией, вот они для вас.

- Хорошо.

- Электронная книга, она тоже в своем роде должна существовать, потому что для тех, кто не может дойти до библиотеки, например, у нас есть такая услуга – Литрес, библиотека электронная, ты номер получаешь в библиотеке и пользуешься бесплатно, то есть просто заказываешь книги, мы тебе ее выдаем, только через электронную систему, ты пользуешься книгой так.

- Напомню, сегодня в программе «Взрослые и не подозревают» Елена Герасимова, заведующая отделом краевого центра детского чтения Пермской краевой детской библиотеки имени Кузьмина. И мы с вами закончили об электронных носителях, мы не сделали комплиментов, про это у нас мало, поэтому давайте продолжим. Плюсы и минусы.

- Электронная книга, первый плюс, я сказала, это если библиотека далеко, книжный магазин тоже. Это особенно касается глубинок, то есть деревень, сел, где нет действительно ни книжных магазинов, и библиотеки зачастую только в райцентре. Для нас – на дачу ребенок уехал, тоже очень удобно. Если заказал через библиотеку, через Литрес, там идет отбор и тебе выдадут только правильную книгу. Книгу, которая бы не касалась детского возраста, никаких эротических романов и так далее детская библиотека выдавать ребенку вашему не будет в любом случае. Второй как бы плюс – это зрение как раз. Действительно, просто не надо сидеть десять часов за гаджетом, но можно увеличить шрифтовку. Для многих детей, которые у нас плохо видят, для них это спасение бывает, то есть когда увеличивается шрифт и ребенок может спокойно читать крупные буквы. Не всегда у нас, особенно подростковая литература, идет с крупным шрифтом. Подростковая литература идет с мелким, ну как для взрослых уже. В частности…

- Ну это требование, да?

- Да, они так печатают, уже как для взрослых. А в подростковом возрасте часто зрение падает, у нас тоже этот момент есть. Это плюс для электронной книги, в этом есть преимущество. И еще одно преимущество: зачастую быстрее электронная книга появляется, чем печатная.

- Да.

- Печатную надо купить в издательстве, потом она к нам сюда доедет, потом мы ее обработаем, потом она только появится на полке. Электронная книга в этом отношении быстрее доходит до читателя, это тоже как бы есть преимущество. Но то, что вы сказали, оно все перекрывает, конечно, книгу для малышей особенно. Это я говорю для тех ребят, которые подростки, то есть те, которые уже как бы читатели, которые читают школьную программу, в больших объемах. А вот для малышей нужна обязательно книга, живая книга, та, которую надо перелистывать. Ну, во-первых, конечно, это мелкая моторика…

- Да, да, да.

- Это перелистывание мелких страничек: пока картонные странички, потом странички тонкие – это все перелистывание. Вдобавок, во-вторых они следят по строчкам, то есть они следят глазками, просматривая как бы текст. По гаджету мы же не разрешаем по экрану водить пальчиками.

- Конечно.       

- Как бы это тоже один из плюсов живой книги. Это, конечно, шикарные иллюстрации, которые есть. К сожалению, у нас электронные книги вот с этими шикарными иллюстрациями, которые есть в детской литературе – они, крайне их мало, их просто, вот они по пальчикам пересчитать. А настоящую хорошую графику книжную мы всегда ценили в России и, наверное, будем ценить всю оставшуюся жизнь. У нас же Владимирский рисовал, Конашевич, у нас такие художники-иллюстраторы, у нас Чижиков какие замечательные иллюстрации делает к детским книгам.

- Конечно.

- Вот этого в электронной книге в детской, конечно, нет. Поэтому для малышей, для тех, кто еще не читает огромными объемами, когда не задают десять книг на одну неделю, а когда есть возможность с ребенком еще сидеть, заниматься, листать книги – лучше, конечно, однозначно, живая книга. Есть среди подростков, так же, как и вы, любители только книги, бумажной, которые говорят, что она живая, вот она живая. Они ее взяли в руки и в ней какая-то энергетика, и в ней что-то такое…

- А особенно из библиотеки.

- Да, они по ней определяют, много ли ее читали…

- Да, да, да.

- Насколько она любима. Некоторые говорят: «Я не возьму книгу, которая не зачитана, мне надо зачитанную».

- И я один из тех. Я вообще, кстати, частый посетитель вашей библиотеки, и зачастую брала именно по такому принципу: она зачитана, следовательно, популярна, следовательно, интересна. Вот такая логика.

- Так считают многие. Поэтому, видите…

- Надо провести акцию, затискать все книжки.

- Ну, у нас ведь не только такие старенькие книжки есть, у нас очень много новых книг.

- Переизданий, да?

- Нет, не только переизданий. Вот сейчас «Речь» переиздает, мы просто ухватились за это, потому что шикарные книги, Шарля Перро сказки, которые были в детстве у нас. Переиздания действительно качественные и книги «Речи», они дорогие, не каждый в семье своей может позволить их купить. А библиотека их закупает, их можно брать в библиотеке, это очень, очень хорошо. Переиздают там и Юрия Третьякова, нынче переиздавали, «Приключения толстого мальчишки» – очень актуальная книга, хотя была написана в семидесятые, по-моему, годы. А сейчас она абсолютно читается точно так же. Ребенок приехал на дачу, встретил ребят, ребята решили поставить его на место: «Что ж ты городской такой приехал к нам сюда, мы лучше знаем». Ну вот такой стал мальчишка…

- Кстати, у меня возник вопрос: верно ли опасение взрослых насчет самостоятельного выбора детей книжек?

- Опасения? Ну опять же, здесь надо разделять возраст, потому что, конечно, когда ребенок маленький – выбор полностью осуществляет родитель.

- Когда подрос?

- И он формирует то информационное поле, которое есть в семье.

- Да, да.

- Вот что сделали – то сделали. Как я говорю родителям двухлеток: «Если вы читаете зарубежные сказки – вы формируете человека мира. Если вы читаете русские народные сказки сначала, а потом на них уже зарубежные – вы формируете менталитет русского человека», потому что там заложена основа, получается. Без этого никак нам с вами не обойтись. А вот подросток… конечно, мы можем методом насилия. Родители имеют такие… Это очень грубо, но вот это та правда, которая есть. Есть такие родители, которые очень жесткие в своих решениях, которые говорят жестко: «Нет, никогда и ни за что!» Ну ребенок не будет читать, например, «Гарри Поттера», не будет и все. А ребенок приходит в среду в школьную, где этого «Гарри Поттера» все знают…

- Да.

- И любят, да. И ему очень хочется, он чувствует себя обделенным. Хорошо, если ребенок сильный и он может противопоставить этому ту литературу, которую…

- Сильный морально, имеется в виду.

- Да, да, сильный морально, конечно. И он может противопоставить, то есть остаться вот этим стойким оловянным солдатиком, когда все вокруг разговаривают об одном, а ты не можешь с ними поговорить. Это же касается, например… Ну «Гарри Поттер» – это такой пример, это любовь всего мира, скажем так да?

- Ну да.

- Ну сейчас, например, подростки увлеченно читают «Зерцалию» Гаглоева, «Часодеев» Натальи Щербы, читают сейчас…

- Напомню, в эфире программа «Взрослые не подозревают». Мы говорим о взрослых проблемах детского чтения, и сколько бы программу я ни вела, каждая практически сводится к тому, что если мама с папой не делают, то и откуда взять это ребенку. Ну и здесь, мне кажется, входит это: то есть, если мама с папой не читают, то откуда взяться в семье читающему ребенку. Согласны ли вы с этим?

- В принципе, согласна, потому что дети воспитываются по примеру. И если в семье читающие родители, то зачастую и ребенок читающий.

- Но существует «но».

- Но бывает «но». Как в любом правиле есть исключения, то есть и те родители, которые… приходят родители и говорят, например, что мы читающие, а у нас ребенок совсем не читает, ничего сделать не можем. А вдруг это будет эффект велосипеда, то есть ребенок в детстве научился велосипеду, да, потом он никак не катается, а потом вдруг во взрослом состоянии сядет на велосипед и поедет, потому что мышечная память. Может быть, он в детстве читал книги, он их тогда любил, когда был маленький, потом у него сменился вид деятельности, род деятельности, он стал заниматься друзьями, у него появились другие интересы, то, что его увлекло и потом он перестал читать. И родители бьют тревогу, переживают и нервничают. А при этом они оба читающие, и считают: «Ну что ж, он у нас, у таких читающих, такой нечитающий ребенок». А вдруг через некоторое время, когда ребенок станет старше…

- То есть, здесь главное не навязывать так активно?

- Он вдруг, да, появится. Ну вот вы знаете, не навязывать, может быть, знаете, как сказать? Я говорю, насилие – это всегда плохо по отношению к книге, это личный процесс, это вот глубоко личный процесс, это должно приносить удовольствие. Но поставить в условия – это можно. Мне рассказывал, у нас приезжал писатель Олег Райн, наш сосед из Екатеринбурга. И он рассказывал, как он своих детей, это писатель детский, у которого свои книги…

- Так.

- А дети не хотели читать.

- Не хотели?

- Нет.

- Парадокс.

- Парадокс. И он говорит: «Я их поставил в условия, когда нельзя было не читать». То есть он говорит: «Мы семью на месяц лишили всего, всех гаджетов, убрали телевизор, радио, убрали все носители, которые технические и мы с женой получали удовольствие, читая книги».

- При этом дети ничего не знали.

- При этом дети на них, да, смотрели и не понимали, от чего они там кайфуют. Они друг другу рассказывают очень интересно, то есть а вот у меня вот это интересно, а вот это… причем, как бы играя на детей, показывали: мы взрослые, мы можем схитрить, мы можем что-то придумать, такое, что дети не ожидают, какое-то такое, нестандартные ситуации. И говорит: «Все, они увлеклись и начали читать»…

- Да.

- «И потом мы все вернули». То есть у него и гаджеты, и все вернулось, и компьютер, все, вернулся, но книга при этом не ушла, она заняла просто свою нишу и встала на свое место. И как бы они с этой проблемой справились, то есть не насилие это.

- То есть запрещать все вот эти компьютеры – это все нельзя?

- Запрещать, наверное, в прямом запрете – это как запретить читать Ну мы будем до пяти утра читать под одеялом, если мне запретить читать. Запрет, он как бы всегда вот так действует, не очень хорошо. А вот если создать ситуацию, придумать эту ситуацию, создать, ну то есть ну вот такая профессия – быть родителем, она очень творческая.

- Да.

- Она вот непростая, надо все время что-то…

- Подходы искать.

- Да, подходы искать какие-то.

- У нас осталось мало времени, я думаю, стоит поговорить уже о библиотеке нашей, в каком состоянии она сегодня у нас?

- Ой. Наша библиотека…

- Сколько книжек?

- Приходите к нам в гости. Наша библиотека, она у нас замечательная, она самая лучшая.

- Ну сколько сейчас книжек?

- Она у нас самая детская большая, у нас 230000 книг, их не прочитать за всю - жизнь!

- И как проходит оснащение?

- У нас есть компьютеры, у нас есть и мультимедийный зал, у нас есть и игровые какие-то площадки, у нас можно по выходным поиграть в настольные игры, причем в умные настольные игры. Сейчас у меня две девочки играют в шахматы каждый день, у них турнир друг между другом, мне очень нравится.

- Это мы говорим о детской библиотеке, да, то есть, это дети.

- Да, это о детской. Это девочки, две девочки, которые играют каждый день в шахматы, у них турнир друг между другом. И они очень хорошо там проводят. Библиотека – это такое место для общения, но при этом интеллектуального, то есть это интеллектуальный досуг, то есть ты можешь и почитать, и пообсуждать, встретиться с интересным человеком – у тебя всегда есть много всего, чем можно заняться. У нас некоторые семьи приходят в воскресенье с утра и уходят вечером. И весь день они находят, чем заняться, то есть они и песни попоют, и поделки поделают, и на занятия походят, и про писателей послушают, и с настоящим писателем встретятся. То есть очень много всего, чем можно заняться, не просто поболтаться, но и на какой-то момент оторвать ребенка от компьютера, просто вот так вот создать ситуацию игровую, то есть привести в то место, где есть много интересного другого, то есть предоставить ребенку выбор. Это самое главное – предоставить ребенку выбор. Вот как я говорила про чай.

- Да, да.

- Мы же сами взрослые, знаем, что мы чай с молоком любим, да? А чай, например, горький не люблю я. Да? Как? Мы же к этому пришли методом проб, вы попробовали и такой, и такой, и такой, и такой – и сделали выбор. Вот и детям надо предоставить весь спектр: дать возможность почитать им веселые книжки, грустные книжки, смешные книжки, страшные книжки, почитать классическую литературу, детскую современную литературу, то есть дать весь спектр книг, который сейчас есть. И пусть ребенок сделает выбор, если он подросток, конечно. Малышам – там уж выбор делает родитель, а в подростковом возрасте пусть делает ребенок сам.      

- Да, и после этой фразы посмотри на вопрос выше, потому что о категориях книг мы уже поговорили, и что детям не стоит ограничивать…

- И еще есть, знаете, возможность, сейчас же библиотеки вышли в сеть, в интернет. У нас есть группа в «ВКонтакте», мы о всех новых книгах, которые появляются интересные, мы там обязательно пишем. У нас есть группа в «ВКонтакте» для родителей малышей, то есть все вопросы, советы, задавайте, ради бога, у нас есть клуб «Мама плюс Я», где занимаются самые маленькие – от двух до четырех лет. Мы с ними читаем книжки и учимся семьей читать, то есть семейные чтения такие своеобразные. Потом у нас есть в Фейсбуке страница своя Пермской краевой детской библиотеки, у нас есть свой сайт, на который можно выйти и посмотреть электронный каталог, какие книги у нас есть. У нас есть возможность Литреса, то есть можно электронной библиотекой воспользоваться через нашу библиотеку – не покупать книги в сети, а бесплатно пользоваться, как государственной.

- То есть, способов миллиард, главное…

- Главное – желание. Главное – желание и хотеть изменить что-то. И не забывать, что чтение – это очень сложный процесс и им надо всерьез заниматься. Всерьез. Не вот так – не получилось, и опустил руки, а стараться.

- А как вы относитесь, кстати, к переводным книжкам? Ведь их сейчас очень много переводят.

- Очень много! Есть очень хорошие авторы, например, Ульф Старк, Анника Тор.

- Но при этом российский потенциал достойный, то есть это…

- Да, у нас российских книг намного больше, чем переводной. Это кажется. Просто у нас их не было, а потом их вдруг их раз – на рынок много выбросили. И стало вдруг казаться, что их много. На самом деле у нас пишет Стас Востоков, у нас пишет Марина Бородицкая, у нас пишет Бершацкая, у нас Артур Гиваргизов, у нас Михаил Яснов, Сергей Махотин, у нас такие имена, мы их стараемся пригласить в нашу библиотеку…

- Кстати, да…

- В гости, чтобы они у нас были. У нас был Григорий Остер, приезжал в гости в библиотеку. У нас в том году был Александр Жвалевский с Евгенией Пастернак, они приезжали. Это вообще же сейчас кумиры подростков, это же каждая новая книга Жвалевского с Пастернак, она просто расходится и у нас издательства не успевают тиражи…

- Тут тоже есть тренды, да, некие?

- Это просто, это уникальная пара, которая пишет замечательные детские книги. И у нас есть свои местные пермские писатели, у нас есть Андрей Зеленин…

- Кстати…

- У нас есть Леонид Копко, у нас есть Владимир Винниченко, у нас есть те писатели, которые не просто, они еще лауреаты премии Мамина-Сибиряка, премии Бажова. Их книги пользуются популярностью не только в нашем регионе.

- Все-таки пользуются?

- Конечно! У нас некоторые книги Андрея Сергеевича Зеленина спрашивают, например, вот кто-то из родителей пишет: «Можно купить книгу Андрея Зеленина?» Я ему задаю вопрос, он говорит: «Нет, тиража нет, все распродали». Нет книг, вы представляете, какая это популярность? Какая популярность у писателей, что их книги расходятся…

- А о чем это говорит? О том, что сейчас детские писатели…

- Потребность.

- Потребность, да?

- Потребность у детей, у родителей в книге, я бы так сказала, все время увеличивающаяся. Если сначала были такие единицы, родители, которые приходили, спрашивали, консультировались, то сейчас их очень много. Почему создаются школы, клубы при библиотеках для родителей? Потому что потребность появилась у родителей, им надо это узнать, эту информацию, какие писатели и кто хорошо пишет?

- И вы устраиваете встречи с писателями?

- Обязательно. И все это есть на сайте, все это есть в социальных сетях, это надо просто периодически заходить и смотреть: есть, нет. Можно даже договориться, у нас некоторые договариваются, что если будет, например – вы нам напишите. Мы напишем, чтобы было, причем…

- И, кстати, библиотеки краевые, они расходятся по ассортименту со школьными библиотеками.

- Абсолютно. Школьная библиотека – это учебная библиотека, это медиацентр, основное – это помощь школьной программе все-таки. А у нас – это любовь к книге, вот это то самое главное, с чего мы с вами начали: как привить любовь к книге? Ее нельзя привить, она либо есть, либо нет, ее надо вот так исподволь, каждый день, каждую минуту показывать, рассказывать, предлагать, оставлять раскрытой книгу, смеяться с ребенком, то есть читать что-то, смеяться, и ребенку предложить прочитать, читать вслух. Вот иногда говорят: «Читать или нет, когда ребенок уже взрослый?»

- Читать.

- Читать.

- Даже 23 если, все равно для детей читайте.

- Да, мало того, что вы удовольствие получаете… А вы знаете, что семейные чтения возникли, в принципе, не с малышами? Вот само понятие – семейное чтение – в XIX веке, это взрослые люди собирались, это семья взрослая, и детей не допускали. Это если тебя допускают к семейным чтениям – это показатель, что ты взрослый. Это ребенок должен был заслужить, чтобы его пустили в этот вот круг…

- Почета…

- Где читают, да, взрослые люди взрослые книги. Поэтому это не так было легко. Это сейчас кажется нам – только малышам, не умеет сам читать, вот мы ему читаем. Нет, это абсолютно не… Это возможность обсудить, это возможность поговорить. Сейчас в книгах такие сложные проблемы поднимаются, такие тяжелые истории рассказаны.

- И причем подтекст, да.

- Что ребенку нельзя оставлять на откуп, нельзя сказать ребенку: «Вот ты прочитай, там на все вопросы есть ответы». У ребенка возникает еще больше вопросов. Ему надо с кем-то это обсудить, уж лучше с родителями, чем это обсуждать с чужими людьми. Ну можно прийти к нам, в соцсети, ради бога, мы с вами поговорим по этим вопросам по всем, которые вас затронули и которым стало обидно, за героя может быть же обидно, это даже очень тяжелые такие книжки, подростковые, сложные проблемы. И для этого нужно, чтобы родители все время… Вот на пульсе вот так держать и понимать – ребенок вырос, надо что-то другое. Придите в библиотеку, спросите, библиотекарь посоветует, мы принесем книжки, выложим дома, что-то почитаем вслух, что-то дадим, а что-то, может быть, прочитаю я сама ему вслух. А какую-то книгу, библиотекари говорят: «Сначала прочитайте сами, и если вы принимаете решение, что эта книга должна быть в вашей семье – тогда читайте».

- Заслушаться можно. Но мы должны уже заканчивать. Спасибо вам большое, Елена Леонидовна!

- Спасибо!

__________________

Программа вышла в эфир 8 июля 2016 г.

Обсуждение
1884
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.