Верхний баннер
10:04 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.27 € 62.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
09:22, 27 июля 2016

«Русские дети интересуются проблемами больше, чем немецкие», – Аксель Петер Хайнц Клозе, руководитель русско-немецкого волонтёрского проекта «Zirkus Kultur»

- Добрый день, дорогие радиослушатели! Начинается наша программа «Взрослые и не подозревают». Мы сегодня выходим в записи, так накануне к нам пришел невероятно интересный гость, немецкий гость. Я хочу его представить – Аксель Петер Хайнц Клозе. Помогать будет переводчик Екатерина Деева. И сегодня также у нас в гостях директор ребячего лагеря «Новое поколение» Валерий Долгих. Здравствуйте!

Валерий Долгих: Добрый день!

- У микрофона Юлия Желнина, и помогает мне Александр Назарчук за звукорежиссерским пультом. Повод собраться такой… Аксель Петер Хайнц Клозе, я буду говорить просто Аксель, руководитель русско-немецкого волонтерского проекта, то есть «Zirkus Kultur». Расскажите, пожалуйста, Аксель, суть проекта, что двигало вами, чтобы его начать, когда, при каких условиях?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Этим проектом мы занимаемся уже 16 лет, и у нас также есть контакт с регионом, с Пермским краем. Существует 3 проекта – это зимний проект, летний в Германии, и один летний проект в России, и в этом проекте принимает участие очень много русских и немецких учеников и ребят. И уже пять лет мы знакомы с «Новым поколением», и мы очень гордимся, что мы имеем контакт с Валерием Николаевичем.

- Да, наверное, слово Валерию Николаевичу, раз вы озвучили его имя. Да, вы сотрудничаете, на каких условиях, как вы познакомились и чем вы собственно занимаетесь?

Валерий Долгих: Познакомились мы очень просто, к нам приехали волонтеры-пермяки, которые видимо уже дружили с этим замечательным человеком, и сказали: «Не хотите ли вы принять на своей земле лагерь на следующий год, будем делать такой замечательный проект, будем делать то-то». Мы сначала не особо понимали и представляли, как это все будет выглядеть, но по ходу действия решили, что разберемся по ситуации. Целый год готовились. Больше, по-моему, они готовились, чем мы. Мы готовили и ребят и командоров – наших стажеров, и первый проект был очень яркий, красочный и достаточно интересный, потому что потребность в таком межнациональном общении молодежи из разных стран было нашим, необходимость такого общения была давно, поэтому когда приехали около 20-ти волонтеров из Германии под руководством Акселя, все ожидали очень интересного проекта, так оно и получилось. И те темы, которые поднимали Аксель и его коллеги по работе, они были востребованы нашими ребятами. Родители с восторгом отозвались об этом проекте, так как они наши главные заказчики, мы решили дружить, пока друг другу не надоедим.

- Аксель, то есть я понимаю суть проекта – обмен культур молодого поколения?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): В прошлом году в Ганновере был пермский министр, и они рассказали ему о своем проекте, и они сказали, что ни в коем случае не хотят даже из-за каких-то политических проблем терять эту связь между Россией и Германией.

- Ну то есть стоял такой вопрос, что отношения испортились и стоял вопрос о прекращении проекта?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Не то чтобы стоял, просто они сказали, что в любом случае не будем прекращать общение и контакты.

- Давайте теперь пошагово о проекте, теперь давайте углубимся внутрь. Что это за проект? То есть собираются волонтеры, приезжают в Пермь, и что они рассказывают местным?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): В первую очередь, они предлагают разные проекты по интересам – это искусство, спорт, музыка, и так далее. Во вторую очередь, они предлагают проекты о нашей земле, о нашей планете, во вторую очередь, они представляют разные группы, в которых разыгрываются сцены разных политических проблем в странах, например, Сирия и Германия. Эмигранты, которые приехали из Сирии в Германию, они должны там жить, учится в школе.

- То есть вы поднимаете такие, достаточно серьезные темы. Как дети реагируют на это? Интересно ли, включаются ли они в беседу, и какие мысли они выговаривают?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): В прошлом году мы уже делали такие проекты, и это было очень интересно для детей, они почти сами находили музыку, ставили эти сценки, то есть это было очень интересно для детей.

- Валерий Николаевич, как подходит такой формат времяпровождения для детей в лагере?

Валерий Долгих: Дело в том, что мы позиционируем себя как лагерь широких возможностей. Мы говорим и детям и родителям о том, что в лагере вы можете найти себе занятие по душе. Ребята из Германии предлагают новые интересные кружки и секции, которые не проводим мы. Они организовывают их с ребятами и учат их – это одно направление, это воркшопы. А второе направление – это лендер-группы, все-таки немного нас настораживало, потому как все-таки мы…

- Это где сценки?

Валерий Долгих: Да, нас немного это настораживало потому как мы ни в коей мере политикой в лагере не занимаемся, никаким образом, но, в принципе, темы, которые поднимались на обсуждение в этих группах – это права детей, жизнь детей в этих странах – с чем они сталкиваются, как они живут, как они учатся, как они общаются с родителями, какие культурные, какие песни поют, какие танцы танцуют. Ребятам это показалось очень интересно. Уже в последние два года мы видим, что в принципе ребята хотят говорить и обсуждать более глобальные темы, кроме как тему школы и тему родителей. Это было просто-напросто струя в тему.

- О каких возрастах мы вообще говорим? О каком возрасте?     

Валерий Долгих: Конечно, воркшоп – это кружки, секции, по-русски говоря, это очень популярно для ребят среднего и младшего возраста. Дискуссионные центры, лендер-группы – это очень популярно, интерес проявляют ребята старшего возраста. У нас их достаточно много, это ребята 14-15-16 лет. Дискуссионные центры привлекают именно вот этот возраст.

- Аксель, скажите, пожалуйста, как попасть к вам? В Германии проявляют ли интерес дети побывать в Перми, пообщаться с местным детьми?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Немецким детям очень интересно общаться с русскими детьми, потому что они уже в «Новом поколении» имеют своих друзей. Это очень волшебно, когда маленькие дети, которые были в прошлом году, подходят и обнимают его, и говорят, что очень соскучились и очень рады его видеть. Некоторые дети уже из «Нового поколения», то есть русские дети, хотят поехать в Германию в следующем году на зимнюю смену. А каждый ребенок получает от немецких ребят веревочку и благодаря этой веревочке существует очень много видов игр. Дети могут играть с этой веревочкой и делать какие-нибудь поделки из нее.

- Как она выглядит? Обычная веревочка?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да, обычная веревочка, я не взял ее с собой.

Валерий Долгих: На руках плетут разные узоры, это как мы в детстве.

- Фенечки?

Валерий Долгих: Нет, не фенечки, плетение на руках. Ребятам это очень нравится и это какое-то наваждение, когда весь лагерь сидит и в руках переплетает, ну это вот от них пошло.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Существует очень много узоров, они показывают нашу планету, они говорят о том, что как важно беречь нашу планету и землю.

- Это один из принципов, который вы закладываете в этом лагере. Существует еще такое, как гостевые семьи. То есть вы находите гостевые семьи и в Германии, в России. Как сложно или легко найти?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Это, конечно же, иногда сложно, потому что очень многие семьи русские, они не знают немецкого языка.

- То есть существует языковой барьер. У детей он существует, когда они взаимодействуют?

Валерий Долгих: Я вам скажу, что никакого языкового барьера между детьми и волонтерами из Германии не существует. Ребята в принципе стали очень умными, развитыми, они все говорят на английском языке. Английский язык, понятно, что язык коммуникаций, и мы завидуем им, потому что они общаются, не прибегая к услугам переводчика, и нас в том числе, я и думаю, что они находят общие темы для разговоров, которые нам и неизвестны, потому что они легко общаются и жестами, ну в общем ребята понимают друг друга с полуслова.

- Ну вот, смотрите, на протяжении какого времени существует проект? Сколько, я имею ввиду, сколько он занимает. Неделя – две?

Валерий Долгих: В лагере непосредственно идет неделю. Время пролетает очень быстро, потому как много занятий в течении дня – воркшопы, лендер-группы и просто общение.

- Проходит неделя.

Валерий Долгих: Очень нравится им завершать день в наших традиционных орлятских кругах. Это тоже элемент нашей культуры.

- А какие традиции вы привезли с собой? Вот скажите, какие вы традиции перенимаете?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Конечно же, существует очень много традиций, и самая главная – это быть толерантными к традициям других людей, других стран, и почитать их.

- Сегодня в России очень много говорят о толерантности, и вообще о воспитании этого качества. Как это происходит на практике в поездках по России и Германии?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Толерантность – очень важное слово для них, потому что когда ты видишь человека из другого города или другой страны, ты смотришь на него и не понимаешь, почему люди должны так плохо относиться друг к другу, если ты тоже человек. Да, ты интересуешься чем-то другим, ты из другой страны, но ты такой же человек, как и я. Существует очень много людей из 12-й школы, из которой я, и очень много людей из Пермского университета. Он уже провел 3 свадьбы в Германии с немецкими и русскими людьми и 2 свадьбы в России с немецкими и русскими людьми.

- То есть он был в качестве гостя?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да, конечно.

- То есть благодаря вам этот свадебный союз удался, получается? То есть он был к этому причастен, познакомил?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Ну конечно. А каждый ребенок, который участвует в этой программе получает специальный документ, в котором стоит пометка о том, что он проводил разные группы по интересам, разные кружки и так далее. То, что он принимал участие в этом проекте. И ребенок из Германии и ребенок из России. И дети, которые имеют ограниченные возможности, тоже могут принимать участие в этом проекте.

- Да, кстати, сейчас существует такая практика, что дети приходят в «Новое поколение», или обращаются, как?

Валерий Долгих: Поучаствовать в этом проекте?

- Да.

Валерий Долгих: Дело в том, что специально путевок на участие в такой программе мы не реализуем, это в течении 3-й смены нашей традиционной, все знают, что в эту смену у нас реализуется такой совместный проект, дети с ограниченными возможностями у нас есть, но не с опорно-двигательным аппаратом, мы работаем с фондом «Дедморозим». Я бы не сказал, что это очень широко распространено.

- Но, тем не менее, они спрашивают?

Валерий Долгих: Да, они спрашивают, но говорить о том, что это очень широко распространено мы не можем.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Очень важно не замечать разницу между детьми с ограниченными возможностями и детьми без ограниченных возможностей.

- Напомню, в эфире «Эха Перми» программа «Взрослые и не подозревают». У микрофона Юлия Желнина. За звукорежиссерским пультом помогает мне Александр Назарчук. Сегодня у меня в гостях Аксель Петер Хайнц Клозе, руководитель русско-немецкого волонтерского проекта «Цирк культур», а также Валерий Николаевич Долгих, директор лагеря «Новое поколение», и Екатерина Деева, переводчик. То есть это проект такой равноправный, как русские приезжают в Германию, так и наоборот.

Валерий Долгих: Да, они едут на зимний проект Акселя.

- То есть два раза в Германии встречаются и один раз в России в год?

Валерий Долгих: Да, в зимний проект наши вожатые уезжают к ним работать.

- Вожатые вашего лагеря?

Валерий Долгих: И не только нашего лагеря. Те студенты, которые общаются в обществе русско-немецкой дружбы и наши вожатые, нашего лагеря, они работают там, учат ребят немецких нашим традициям. Рассказывают о России, я сам туда выезжал, видел, как это все происходит. Достаточно интересный опыт и мы, по крайней мере, рассказывали, что и как у нас на самом деле обстоит, ребята нас с интересом слушали и принимали участие в делах, которые мы с ними проводили.

- Какие они вопросы зачастую спрашивают о России? Или это вопрос к Акселю?

Валерий Долгих: Да.

- Приезжая, волонтеры о чем рассказывают? О России какие вопросы задают дети немецкие.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Обычно немецкие дети спрашивают о школе – сколько лет мы учимся, о наших хобби и о нашей культуре.

Валерий Долгих: Я могу еще добавить, что ребята немецкие спрашивают наших ребят в разговорах, когда наши ребята приезжают в Германию, о том, какие отношения детей и родителей в наших семьях, им очень интересно, как взаимодействуют дети в семье и родители со своими ребятами.

- Вы опишите, пожалуйста, в таком случае, чтобы мы понимали, допустим, современного русского ребенка и современного немецкого, в чем их отличия. И что после взаимодействия они подчеркивают выгодного друг от друга.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он уже сам очень много время работал в школе и рассказал, что, конечно же, есть отличие между русскими детьми и немецкими. Что русские дети имеют больше дисциплины, чем немецкие.

- Казалось, наоборот.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Нет, это стереотипы. Он сказал, что в прошлом году, когда мы представляли проекты в «Новом поколении» то дети должны были сделать все сами. Он сам был солдатом 12 лет и он сам пробовал привить эту дисциплину немецким детям. Но он сказал, что в немецких семьях есть больше дисциплины и родители учат детей дисциплине больше, чем в школе.

- У нас, кстати, в последнее время мои гости, представляющие сферу образования, говорят, что родители, отдающие детей в школу или детский сад, они как бы абстрагируются и передают свои полномочия преподавателю. То есть, как я понимаю, в Германии не так происходит воспитание?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он сказал, что больше всего воспитание происходит в семье.

- Вы были учителем какого предмета?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Учителем математики истории политики и спорта.

- Одновременно?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да.

- Одновременно четыре, получается, дисциплины. Как так вышло?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Мужчины знают математику лучше, чем женщины, и поэтому у него была специальная практика, специальные методы, с помощью которых он пытался научить своих детей.

- То есть в Германии преподавателей больше мужчин? И в школах, и в ВУЗах?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да.

- Тогда скажите, какие еще есть отличия в сфере образования в России? Еще более углубленно. У нас зачастую школьники задаются вопросом: зачем мне физкультура, тригонометрия? Школе сильно не хватает понимания школьной действительности, содержания. В Германии как проходит обучение? Оно же разительно отличается?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он работал в школе очень много времени, и он преподавал в классах, где у каждого ребенка было свое хобби и каждый хотел занять свое место в этой жизни, и на самом деле кто-то хотел быть учителем, кто-то хотел быть врачом. То есть у всех было разное хобби.

Это какой класс?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Один класс, с 1-го по 12-й. В Германии школа делится на 3 подтипа – это гимназия, средняя школа и высшая школа, и дети из этих трех подтипов собирались в одном классе.

- То есть там такие ограничения пытаются убрать?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Дети из этих трех подтипов собирались в одном классе, и каждый ученик получает специальный документ, в котором он пишет, чему он выучился за день.

И так на каждый день на протяжении…

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): И так делают вместе и немецкие и русские ученики, когда русские посещают. И русские ученики контролируют немецких учеников, чтобы точно они писали в документе, чтобы все было правильно.

- Мы тут начали говорить о различиях в сфере образования между Германией и Россией, и остановились на том, что дети контролируют написание – правильно или неправильно они написали. То есть орфографию или смысл?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Смысл, конечно.

- К чему такое нововведение? Это в школах во всех используется в Германии?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Нет, это только в этом проекте, в котором участвуют немецкие и русские дети.

- Все понятно. Скажите также, школьная агрессия – существует ли она между учениками и учителями в Германии? К сожалению, в России учитель позволяет себе принимать соответствующие методы, громко рассказать, дисциплинировать с помощью жестокости, скажем так.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он сказал, что, конечно, очень часто, и даже в нашем проекте, и он сказал, что русские дети намного спокойней, чем немецкие.

- То есть немецкие позволяют себе что-то там выкрикивать, бурно обсуждать, и их приструняют каким образом?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он сказал, что в прошлом году была такая ситуация, что дети просто не могли понять друг друга и один ребенок залез на какую-то высокую поверхность и хотел спрыгнуть оттуда. Все дети стояли и смотрели на этого мальчика, но Аксель знал, что он не прыгнет, потому что он имел страх. После этого он спустился на землю, и они поговорили.

- Это русский мальчик?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да, конечно. Он сказал, что на самом деле очень важно, когда происходят какие-то конфликты между детьми либо между учениками и учителями, чтобы решать их и учиться на этом. Конечно же, одна из проблем для старших детей – это алкоголь. Когда они были в Италии со своими учениками, перед этим он поговорил с родителями этих учеников и сказал, что раз мы в Италии, мы можем выпить немного вина, чтобы просто потренироваться, но они пьют алкоголь только когда нет рядом маленьких детей. После этого все, конечно же, все спать. Дети, которые пьют алкоголь, он отправляет их домой.

- То есть алкоголь не приемлете совершенно?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да, уже были такие ситуации, когда русские дети или немецкие отправлялись домой.

- Вот такие вот методы. Давайте еще раз вернемся к проекту. Какие вопросы задают дети, наверное, толерантные все-таки? Раз мы о ней говорим, или не всегда, все-таки, несет позитивные плоды? Спрашивают ли дети достаточно компрометирующие вопросы, которые вас просто иногда изумляют, и вы сами ищите ответ в интернете или в книгах?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Он сказал, что он в первую очередь в глаза смотрит или в лицо этому человеку, и если он что-то не понимает, они пытаются как-то по-другому решить эту проблему или как-то по-другому перезадать вопрос.

- Вы поднимаете такие откровенные темы, дети интересуются политическим состоянием в мире, и вы сталкиваетесь с тем, что ребенок 16-ти лет интересуется такими, достаточно несвоевременными вопросами, скажем так. Как вы выходите из это ситуации? Вот я о чем.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Конечно же, русские дети задают вопросы о политике, у нас сейчас есть лендер-группа, в которой речь идет о Палестине и Израиле, и он иногда не понимает, откуда дети берут такие вопросы – либо они смотрели телевизор, либо они читали об этом в книге. Русские дети интересуются проблемами больше, чем немецкие.

- Давайте уже подытожим. Такая вот совместная работа, какие она дает плоды, когда дети общаются, понятно, что вы несете совсем иные цели. Цели эти достигаются? За счет ваших лагерей? То есть какие ставили и какие достигаются?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Конечно же, цели достигаются, но у них есть самые главные цели – это то, когда дети просто радуются, они получают удовольствие и когда они узнают для себя что-то новое.

- Скажите, Валерий Николаевич, достаточно ли 10-ти дней, нуждаются ли дети в продолжении таких дискуссионных встреч?

Валерий Долгих: Этот проект – это лишь толчок для самообразования, в том числе и детей. То есть ребята, встречаясь, общаясь друг с другом, они понимают, что хоть они и разные и живут далеко друг от друга, за тысячи километров, у них образ жизни разный, и, надо сказать, чем немецкие ребята отличаются от наших российских. Наши российские дети, они умеют поддерживать вокруг себя чистоту и порядок, они больше приспособлены к жизни, они больше приспособлены к самообслуживанию, их больше семья учит этим вещам. Сталкиваясь с немецким лагерем «Зимний лагерь», я был, конечно, немножко в шоке, как ребята вокруг себя содержат пространство, это небо и земля, поэтому здесь благодарность точно родителям нашим, а в плане того, что дети начинают думать о том, что они живут не только в пределах Пермского края, в пределах России, а что континент широк, на нем живут разные ребята, с разным цветом кожи, с разным интеллектом, уровнем образования, мыслями, идеями, и они начинают изучать это, они продолжают общение с немецкими волонтерами, они переписываются через Facebook и другие социальные сети, у них появляется интерес к изучению, анализу.

- К аналитике.

Валерий Долгих: Да, к аналитике, а это самое важное, я считаю, в итогах этого проекта. И нам это нравится, что ребята начинают мыслить более глобальными масштабами, проблемами, а не замыкаться только лишь на проблемах семьи, папы, мамы, школы, оценок, и своим летним пространством в лагере, но и воспринимать отдых в нашем лагере, да и вообще в любом другом лагере не только как систему развлечений и изучения каких-то навыков, но и как какую-то глобальную мыслительную деятельность. То есть, в принципе, мы в них закидываем зерно, стимулирующее к самопознанию, к расширению границ общения, кругозора своего, мне кажется, это очень важно.

- Аксель, скажите, пожалуйста, тогда напоследок, какие дальнейшие планы? Мне кажется, заключительный вопрос самый подходящий, то есть, я понимаю, сейчас смена заканчивается, и куда вы? Чем будете заниматься дальше? Какие у вас глобальные планы?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): В этом году или в следующем году?

- В этом и в следующем, вы же сказали, что планируете работать, и работать несмотря на возраст.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Это, на самом деле, его жизненный путь, проект, который он выбрал – это особая школа, проект «Цирк культуры», он называет это школой.

- У вас что было по математике?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): 4.

- Вы бы получили 1 или 2, это 4 или 5?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Наоборот у них там все. Постоянно путешествует и имеет разные проекты, 3 недели на лодке с детьми и их родителями.

- И где?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Это в разных странах.

- И в России, в том числе?

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Да.

- И последний вопрос: общаясь с русскими детьми что бы вы отметили, какие-то недостатки, с чем стоит поработать родителям, на что стоит обратить внимание? Ваш такой вот ответ, вы достаточно опытный человек в воспитании детей и преподавании.

Аксель Петер Хайнц Клозе (через переводчика): Немного сложный вопрос, но при этом он считает, что родители не должны так много рассказывать своим детям, потому что они и так уже стоят на правильном пути. У немецких детей немного больше возможностей, чем у русских детей, но, несмотря на это, русские дети тоже очень много чего умеют и много всего знают, и им есть чему поучить немецких детей.

- На такой позитивной ноте мы вынуждены закончить. Спасибо вам, большое, Аксель! Спасибо Екатерина и Валерий Николаевич! Спасибо большое всем слушателям! С вами была программа «Взрослые и не подозревают! Всего доброго!

_________________

Программа вышла в эфир 22 июля 2016 г.

Обсуждение
1829
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.