Верхний баннер
14:10 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 08 МАРТА 2021

$ 74.43 € 88.93

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:25, 08 августа 2016

«Я не вижу, что сейчас кто-то строит коммерческую недвижимость. Это в моем понимании за здравым смыслом и может носить только точечный характер, если есть альтруисты, богатые местные патриоты, у которых есть деньги профинансировать объект полностью», — Юрий Борисовец, депутат ЗС

Добрый день, дорогие друзья! Программа «Районы-Кварталы», как всегда по четвергам на «Эхе Перми». Меня зовут Артем Жаворонков, Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. В гостях у нас сегодня человек, признаться, которого я давно хотел, скажу прямо, затащить в нашу программу, и вот наконец-то это свершилось. Юрий Борисовец, президент ассоциации «Российский индустриальный альянс», депутат Законодательного собрания Пермского края. Юрий Львович, здравствуйте!

– Здравствуйте!

Сегодня мы будем говорить в большей степени о девелопменте, о том, что это за понятие применительно к Пермскому краю, потому что есть четкое убеждение, что мы в последние лет 7-10 серьезно уступаем нашим ближайшим соседям. Девелопмент – это развитие, развитие в первую очередь строительной отрасли. Вот хотелось бы узнать вначале вашу короткую оценку тому, что у нас в отрасли в Пермском крае сегодня происходит.

– Ну для начала хотелось бы сказать, что, наверное, на роль эксперта я мало подхожу, потому что эксперты – это все-таки люди, которые занимаются некой аналитической работой, а я больше практик, ну, так скажем, практик и с каким-то виденьем своим развития ситуации, которая как бы есть. Поэтому что касается Перми, ну у нас были в свое время определенные моменты, в которые мы допустили отставание по развитию коммерческой недвижимости и, в частности, мы до сих пор не имеем такие известные бренды типа «Ашана», ИКЕА.

Ну и «Ашан» вроде недавно появился в усеченном формате.

– Это название «Ашан», это не формат «Ашан», потому что то, что мы ждем от этого магазина, который появится в нормальном формате – это все-таки приход в регион новых товаров, потому что все у нас как бы сейчас крутятся на, условно говоря, производителях, которые ближайшие. Поэтому во всех сетях примерно один и тот же товар. Поэтому, когда появится «Ашан», это будет привоз все-таки чего-то нового и это было бы желательно. Ну а то, что сейчас «Ашан» открылся – это «микро-Ашан» и на самом деле работает в такой же товарной группе, как и все остальные, мало чем отличается, ну только что названием. Поэтому у нас по разным, так скажем, управленческим, политическим причинам, как бы это не случилось и вот это отставание, оно у нас как бы есть. В том числе, я думаю, что все-таки по торговым площадям сейчас, конечно, мы находимся ну не в той ситуации, когда они нужны.

Кризис.

– Но, дай бог, когда-нибудь пройдет. Да, ну я бы тоже сказал, что кризис. Кто-то называет это кризисом, кто-то нет. Я думаю, что, да, мы в полноценном кризисе, по крайней мере, по девелопменту. Сейчас вроде как бы не очень нужно добавочные площади, но, тем не менее, если говорить о цикле строительства, то это три-пять лет, то есть, если мы хотим увеличиваться, то увеличиваться нужно, в принципе, даже сейчас.

И сейчас для этого, наверное, самая благоприятная ситуация, когда…

– Знаете, кто может… Сейчас дело в том, что кредитное плечо кредитов в банках, оно, условно говоря, а если мы говорим о нормальном объеме коммерческой недвижимости, то она должна быть построена, в том числе, с привлечением банков, даже больше процентов составляющим. То есть, условно говоря, идеальная схема – это 30% своих денег, 70% заемных. Можно, конечно, построить за свои, но я, допустим, таких инвесторов местных не знаю, а ситуация такая, что импортные к нам…

Почему-то не идут.

– Не придут. Не почему-то, а не придут, потому что это неоправданно. Если у человека есть, условно говоря, какой-то ресурс и он живет в Москве, то ему надо очень объяснить, для чего он должен приехать в Пермь и все это здесь закопать в недвижимость. Поэтому могут быть только патриоты, а таких богатых я не знаю. Поэтому очень важно – это все-таки привлечение кредитных ресурсов, а плечо сейчас, ну процент, так скажем, который сейчас есть, 15% в среднем, он не позволяет этот кредит отдать с точки зрения использования коммерческой площадки. Поэтому сейчас строить коммерческие площади… и вы видите, никто не строит. Но готовиться к этому надо. Есть масса вопросов, когда я называл срок 3-5 лет, то половина из этого срока – это подготовка документации и площадки.

Вы упомянули банки, и я знаю, что минэкономразвития Пермского края худо-бедно, может быть, наоборот, все-таки пытается привлекать сюда новых игроков в этой сфере. Количество банков, которые появляются на территории Пермского края – это хорошее начало? Звонок есть какой-то, что... В конечном итоге, они ведь пытаются и часто консолидируются не на потребительском рынке, а вот именно на инвестировании в какие-то крупные проекты?

– Ну чем больше банков, тем лучше. Мы только рады. Но сейчас время такое, что они конкурируют в основном продуктом, а не процентной ставкой. То есть источник условно как бы денег, которые получают банки для того, чтобы потом их трансформировать в кредиты, он один и тот же. Поэтому процентная ставка, она примерно, так сказать, одинаковая у всех, плюс-минус, и она большая. Она большая и было бы все еще неплохо, как, допустим, до кризиса лет пару назад. Когда был рост экономики, как-то можно было с этим справляться. Сейчас сложно. Поэтому могут, и правильно делает правительство, привлекает игроков, но я считаю, сейчас могут построиться игроки, которые строят недвижимость для себя, ну тот же «Ашан», та же ИКЕА. То есть они работают сами как ритейл и понимают доходность, поэтому рассчитывают из этого всего окупить и недвижимость. А если ты просто строишь недвижимость и потом начинаешь привлекать игроков – вот эта позиция сейчас не работает.

Вы про ИКЕА уже несколько раз упоминали. И вновь очередной виток этой самой истории: ИКЕА в ближайшей перспективе, как говорят все, все-таки не будет. Причем говорят, опять же, что это дело не в Перми, а в самой ИКЕА.

– Ну это дело и в Перми. Я говорю, что с чего я начал: ситуация, когда ИКЕА могла зайти совершенно спокойно, она упущена, не будем вдаваться в подробности. А компания такая, такого уровня компания – это у них диапазон планирования 20-25 лет. Поэтому я предполагаю, что в этом диапазоне ИКЕА город Пермь уже не рассматривает и мы должны встать в какую-то длинную очередь, когда у них руки дойдут, либо спровоцировать их на какие-то действия, или чем-то…

Диверсификационным каким-то развитием…

– Или чем-то сюда заманить как-то. Но это уже вопрос к правительству, то есть как они смогут, какие дать преференции, помочь как, чем заинтересовать. Только в этом случае они могут прийти.

Крупные игроки – всегда серьезная конкуренция для местных, кто здесь пережил и первый кризис, переживает сейчас второй. Вы не боитесь прихода сюда таких крупных игроков, как ИКЕА и «Ашан», иного формата?

– Ну а нам чего бояться? У нас есть какое-то количество коммерческой недвижимости, мы понимаем, как с ней работать, поэтому, нет, мы только рады, потому что появление дополнительных игроков – это как-то раздвигает рынок, это все равно, что, знаете, нет фитнес-центра в городе – ну и нет фитнес-центра. Появляется один – появляется развитие, появляются люди, которые начинают заниматься, им почему-то это становится интересно и необходимо, и на этой волне появляется рынок и появляются другие фитнес-клубы. То же самое было с «Колизеем». Мы, когда начинали, рынка условно такого не было, были по подвалам, условно.

Качалки.

– Да. А сейчас уже, да, я смотрю, что народ и ходит, и из «Колизея» уходят, и из других – перетекание, выбирают – где лучше, где хуже, то есть много факторов на самом деле, программный продукт, доступность, туда-сюда. То есть появляется как бы это, и то же самое, я думаю, и с ритейлом – чем больше ритейла, тем больше активность.

Самое-то важное обстоятельство, с которым сталкиваются многие крупные девелоперы, развивающие коммерческую недвижимость – это нехватка площадей для строительства, особенно в центре, в местах людских потоков. Это действительно актуальная проблема сегодня?

– Площадей – имеется в виду земли?

Да, земли под застройку.

– Да, конечно, потому что если мы говорим о торговых центрах, ну, наверное, в настоящее время это более актуально, потому что стрит-ритейл, я считаю, у нас как бы пока умер. То есть магазины у дороги… Сейчас, если по городу проехать – ну мы говорим о Перми, так скажем – везде аренда. Это говорит о том, что ну не тянут, не тянут, магазины как бы не могут привлекать поток.

Вы говорите в первую очередь не о продовольственных магазинах, потому что «Пятерочка», «Магнит»…

– Ну вот если говорить о стрит-ритейле, то, наверное, они представлены продовольственными магазинами сейчас, аптеками… Да, пожалуй, это и все. Больше ничего не выживает, остальное все – торговые центры. Так вот, построить торговый центр – конечно, это надо территорию большую, нужно иметь не только под здание, но и под стоянки, транспортную развязку. Ну да, такой земли как бы условно мало.

Это несмотря на то, что Пермь все-таки большой город и по площади-то больше, чем многие наши соседи.

– Все занято, не поверите.

А чем? Чаще всего это…

– Ну как? Все равно есть какие-то строения, есть собственники, есть охранные зоны, в общем, много чего есть. Можно во все это вписываться, но получается как бы не совсем дешево. Хотел бы сказать, что есть разные форматы, условно это тоже коммерческая недвижимость и в торговых центрах, есть там, допустим, загородная. Но они должны быть большие. То есть почему-то человек должен туда поехать, что-то так должно прийти ему в голову, что он должен собраться и поехать за город. Поэтому, прежде всего, объем. Это где-то порядка 150-200 тысяч и за 200 тысяч, это то, что может привлекать. Ну, думаю, неудачный, скажем, проект «Спешилов», то есть он не большой, не маленький, не загородный, не городской.

Не городской?

– Вроде как бы и городской, а там население не живет. Поэтому, я думаю, им не просто, им, по идее, надо расширяться. Вот я думаю так, что надо построить, еще два таких же достроить.

Рядом.

– Ну в одно здание, да. И сделать там досуговый центр, кинотеатр, и так далее. И тогда это будет формат загородного, потому что для пермяков все же дело в привычке, То есть поездка москвича в течение одного часа не считается каким-то подвигом, это нормально, поездка в любой магазин, так скажем. Для Перми час – это уже достаточно, ну а визуально ехать за Каму для тех, кто живут на этом берегу так просто – это уже какой-то подвиг. Поэтому это тоже надо учитывать. И здесь получается, что, да, я бы «Спешилов» увеличил в размерах.

Президент ассоциации «Российский индустриальный альянс», депутат Законодательного собрания Пермского края Юрий Борисовец – гость программы «Районы-Кварталы» сегодня. Мы говорим сегодня о девелопменте. Если отходить от «Спешилова», у нас ведь по пальцам одной руки можно крупные торговые центры пересчитать, и я полагаю, что истории, сходные с той, что была в Екатеринбурге с их «Гринвичем» у нас уже не случится, мы этот момент упустили и если что-то подобное может появиться, то только в пригороде.

– Понимаете, все зависит от рынка. А рынка сейчас именно арендных площадей, его нет, ну сейчас рынок арендатора, то есть, арендаторы заказывают музыку. А бывает наоборот. То есть недавно время было арендодателей, то есть когда арендаторы стоят в очередь за площадями. Сейчас ситуация обратная. Это всегда бывает на этом рынке такое волнообразное. Поэтому сейчас мы наблюдаем все-таки снижение покупательной способности населения. И дай бог, если мы находимся на дне уже – это одна будет история. Если будем падать дальше… Ну, я думаю, сейчас идет некое переформатирование, в том числе и участников рынка, и предпочтения покупателя. И здесь какая-то возникает новая реальность. Какая она будет – ну вот и еще, что я не аналитик – могу вам примерно сказать свое виденье.

Ну все равно от вас как от практика хотелось бы услышать.

– Мне кажется, сверхприбыли, которые мы наблюдали в разных областях деятельности у нас в стране, мы наблюдать уже не будем, потому что могут быть прорывы в каких-то товарах и услугах экспортного назначения, но они не будут иметь тотального значения для страны. Тотально – только нефть. Чтобы нефть резко прыгнула на свои прежние позиции – я не верю. Поэтому, исходя из этого, мы будем работать напряженно и зарабатывать, именно зарабатывать деньги. То есть раньше получали, то есть многие получали. Условно говоря, к бизнесу, в котором ты строишь одну квартиру, продаешь и покупаешь две много людей привыкло, а работать немногие. Поэтому сейчас как бы нужно работать. И, исходя из этого, покупательная способность населения, я предполагаю, будет повышаться, но не скачкообразно. Поэтому сейчас идет замена арендаторов, во-первых, в том числе непродовольственных, и продовольственного сектора. Могу сказать, что у нас была своя сеть универсамов, то есть у нас было пять универсамов, мы ее закрыли просто-напросто. Можно бы работать дальше, но мы посчитали, что и на сегодня, и в будущем ситуация не позволяет нам использовать магазины того формата, которые у нас были. То есть мы работали, условно говоря, на цене. То есть, это были достаточно большие магазины с наценкой. Сейчас выживают те, кто работает на опте. Поэтому законы бизнеса: «не можешь – продай или закрой». Как бы ни хотелось – мы от этой сети своей отказались. То же самое происходит сейчас в непродовольственном секторе, то есть, слава богу, идет замещение, наметилось в последнее время замещение арендаторов, в том числе и российского производства. Это что касается…

А много их, кстати, российского производства?

– Не много, но есть. И они, конечно, уже не платят такую арендную ставку, как, допустим… но они хотя бы стали появляться. А что касается офисной недвижимости, тоже, как для меня ни странно, есть подъем по факту, но это, так скажем, не производственные фирмы занимают офисы, а больше сфера услуг. Ну и такие экзотические, как, допустим, институты или радио «Эхо Перми», тоже это как бы возникает и есть определенный подъем, но еще раз говорю, что основное все-таки, что хотелось бы иметь производителей и тогда это понятно, что идет рост. Но вот этого пока нет.

У нас очень популярно в последнее время слово «реновация», когда крупные промышленные объекты в центре города закрываются и эта площадка коммерциализируется, туда заходят ритейлеры, туда заходят девелоперы. В Перми, если так посмотреть, это не совсем работает, если сравнивать нас, опять же, с тем же Екатеринбургом, с Москвой, естественно. Что скажете по этому поводу? Это может быть источником роста?

– Это в любом случае будет, вопрос только времени, потому что это идеальные площадки, которые есть, как правило, с коммуникациями. Любой завод города Перми, я считаю, возможно рассматривать под такие объекты, конечно, с учетом переноса. То есть, если есть у собственников ресурс перевести на новую площадку – могу сказать, как промышленник, это не совсем… Абсурдная идея, потому что когда идет, допустим, реконструкция, я в этом как человек, который прошел несколько больших реконструкций, считаю: проще построить новое. Поэтому я не очень понимаю, зачем ту же картинную галерею засовывать в казарму. Это, безусловно, можно выполнить эту задачу, можно и дворец построить в ангаре, но вопрос для меня как для депутата, интересно, сколько это будет стоить? В моем понимании это будет стоить в три раза дороже, чем построить новое здание.

Кстати, о цене. Это вопрос, который задал наш слушатель, зная, что вы будете сегодня у нас в эфире, по поводу стоимости производства сегодня. Не промышленных товаров, естественно, а стоимости организации коммерческих и бизнес-площадей. Все говорили, спрос упал, вы отметили это уже, но ведь очень много материалов, которыми пользуются строители, импортного производства, и здесь получается такая двоякая ситуация: с одной стороны, падает спрос и рынок сегодня арендатора, а с другой стороны, серьезно удорожает сама организация этого коммерческого пространства.

– Ну смотря что строить. Если мы сейчас находимся в здании «Грин Плаза», то, я думаю, что в этих условиях никто вторую «Грин Плазу» в городе Перми не построит, потому что начинка сама вся импортная, лифты дорогие, эскалаторы, и вообще это умный дом такой как бы, который с пульта управляется. Смотря что строить. Если строить попроще, использовать российские лифты и заменители, то не так и дорого.

Ну попроще – это ведь не значит качественнее? Или все-таки сегодня есть предложения, которые могут каким-то образом сравниться по качеству?

– Ну я не знаю, что наш челябинский лифт обладает скоростными качествами. Ну он едет…

И слава богу, да? Это как телега с, не знаю, с дорогим автомобилем.

– Ну едет, самое главное, что едет.

Законодательство тоже интересует многих наших слушателей. В последнее время конфликт интересов бизнеса и населения, что, скажем так, в общих чертах, он присутствует, и власть чаще всего встает на сторону населения, хоть и обвиняют в лоббизме многих девелоперов, но, тем не менее. От многих ваших коллег приходилось слышать, что «мы готовы действовать по правилам, которые устанавливает государство, но пусть эти правила будут работать в течение определенного времени, а не скакать из года в год, из документа в документ». Действительно существует такая проблема?

– Да, безусловно, проблема есть, но я бы взял пошире. Дело в том, что у нас новому государству, которым является Россия, не так много времени. И в настоящее время у нас в стране живут разные социальные группы, есть…

Люди старой закалки…

– Которые в Советском Союзе прожили, все, их уже не переделать, и надо их… с пониманием отношусь. Есть, которые немного пожили в Советском Союзе, начиная… Ну типа меня, например. Есть вообще кто не жил. Это совершенно разные у людей интересы и надо их совместить. И через это как бы позиция бизнеса до сих пор государством не определена, больше о ней говорят. Ну хорошо, хоть говорят. И надо понимать, что ничего другого мы не придумаем, у нас нет другого налогоплательщика, кроме бизнеса. И сейчас вот, последнее, и, слава богу, как бы и кризис тут помогает, есть хорошие моменты, все стали на это обращать больше внимания, и на те неудобства, которые бизнес испытывает, которые система порождает, ну те же самые проверки, например. И преференции для бизнеса. Я хотел бы сказать, что надо еще понимать, что у нас и бизнесменов-то ведь нет. Вот это, в моем понимании, это штучный товар для России. Ну нет этого. Период советской власти много чего порешал, если 70 лет и плюс перестройка. Так, ну это… Для меня поколение – это 25 лет, ну а четыре поколения сменилось. Нет генетической памяти. Люди не хотят работать сами. То есть, привыкли ходить на работу. В этом ничего плохого нет, в наемном труде, пришел, себя продал, получил заработную плату, вернулся домой, голова не болит, ответственности, как правило, ноль. А вот так, чтобы взять на себя… Сейчас на бизнесмена ложится громадная нагрузка, у него большая ответственность, уголовная, там статей, я не знаю, сколько.

Юрий Львович, по поводу неумения работать на себя: это ведь серьезная проблема, ведь те, кто на себя работать все-таки может, в конечном итоге персоналии достаточно здравые, понимают, что со всех сторон их зажимают, вынуждают их идти на ухищрения и уловки.

– Да нет, ну почему ухищрения и уловки? Я просто говорю, что вот еще раз: это штучный товар, люди, которые на это идут, их не много. И вот есть некий общий ведь, такое поверие: давайте людям деньги раздадим, они станут бизнесменами. Ничего подобного, мы просто денег не увидим и никто бизнесменом не станет. Но эти люди все равно, они возникают. Но я здесь говорю не об этом. Это единицы. А в том, как нам массово это все возродить. Поэтому здесь путь только один. И правительство со стороны в этом направлении смотрит, и мы как депутаты, и правительство Пермского края. То есть надо уходить в микрофинансирование. Уходить в патентную систему – то, что мы сделали вначале года, то есть, снизили стоимость патентов по краю в целом. Некоторые патенты сейчас по направлению вообще бесплатные. То есть людей надо приучать к тому, что они могут и вообще от них отстать. Вот он работает сам на себя и сам себя обеспечивает – и слава богу.

Он кормит себя, свою семью.

– Если кто-то у него еще работает – вообще герой. Вот не надо их вообще трогать, никакие проверки, ни налоговые – ничего. И вот они дадут как бы, я думаю, что если это будет массово, то у них когда-то появятся дети, они уже будут на все это дело смотреть, это уже будут привычные к этому процессу люди. Ну, это, к сожалению, мне кажется, займет какое-то время. А сейчас бесспорно есть интересы и, видите, исходя из того, что я сказал, как бы разные социальные группы, не все однозначно относятся к бизнесменам. Люди так не привыкли. Всю жизнь работали в другой системе, никого-то не было, а сейчас какие-то появились тут, жить мешают, что-то там строят под окнами и так далее.

Некоторые наши слушатели, кстати, придерживаются мнения, что вот этот торгово-банковский капитал, как они его называют, это тупиковый путь развития, что сегодня главное – строить предприятия промышленные, возрождать производство.

– Все правильно вы говорите. Вот моя позиция: я считаю, что мы неправильно относимся к банковской системе, она не выполняет ту функцию, которую должна выполнять, а именно функцию сопровождения денег до конкретного кредитополучателя и контроль этих денег, так, чтобы деньги уходили не куда-то там на биржу, усложняя нам жизнь, создавая инфляцию, а чтоб они уходили в целевую, значит, в реальный сектор экономики. И во всем мире происходит именно так, когда банк отслеживает этот кредит и он контролирует его использование, видит конечную…

Цель, а не просто ждет возврата кредита.

– Да, цель, да, да, и получается… А сейчас получается, банк нашел денег, и как любая коммерческая организация, ничем не ограниченная, думает, как больше заработать. В итоге все зарабатывают, а производство не развивается. Вот так.

Еще один вопрос от нашего слушателя по поводу конкуренции в сфере девелопмента сегодня. Приход, ну по крайней мере, в жилищное строительство игроков из других регионов серьезно пошатнул позиции местных. То же самое происходит, наверное, и в коммерческой недвижимости? Принято считать, что конкуренция – это всегда хорошо. Но вы согласны с этим?

– Ну я не вижу, что сейчас кто-то строит коммерческую недвижимость. Назовите мне адрес. Я еще сказал, что это в моем понимании за здравым смыслом и может носить только точечный характер, если есть альтруисты, богатые местные патриоты, у которых есть деньги профинансировать объект полностью. Еще раз говорю, что я примерно понимаю, кто что может. У нас таких нет.

И не будет?

– Ну почему не будет? Все у нас будет, но сейчас – нет. Поэтому, я считаю, коммерческую недвижимость сейчас не строит никто. Единственно возможный вариант ее строительства – это те, кто строит ее под себя. Ну я уже говорил, то есть тот же «Ашан» может под себя построить совершенно спокойно.

В свое время ассоциация как раз «Российский индустриальный альянс», создаваясь, преследовала цель объединения крупных промышленных предприятий для решения общих вопросов. В девелопменте сегодня это возможно? Здесь большие деньги тоже и серьезные задачи? Или здесь все-таки человек человеку волк?  Девелопер девелоперу…

– Нет, ну это разные задачи. Для чего создавался «Индустриальный российский альянс», это было как бы одно из названий, это видно, и это была внутренняя корпоративная история и мы объединяли свои промышленные активы, коих у нас было и сейчас есть. Поэтому это управляющая компания и из того, чем мы управляем. В основном мы занимаемся промышленностью и как бы являемся промышленниками. Девелоперы – у нас побочная сфера, но, тем не менее, она как бы присутствует, в том числе мы ее и эксплуатируем, почему я с вами и сижу, рассказываю.

Но, кстати, она занимает, вы сказали, побочное, и у меня как-то сердце екнуло. Она, если посмотреть в процентном соотношении, на нее сколько приходится сил, ресурсов, отдачи? Это существенная часть деятельности вашей?

– Ну все-таки мы больше промышленники. Мы за производство. Это как бы так. Ну а сейчас, видите, отдача какая? Слава богу, объекты не генерируют убыток и это уже хорошо, то есть по нынешним временам это уже хорошо. Дальше как рынок будет складываться. То есть из того, что я уже сказал – нет понимания, мы на дне или еще нет. Очень бы хотелось, чтобы уже были на дне.

Неопределенность хуже, чем четкое понимание, что мы находимся там, откуда уже только вверх можно смотреть.

– Ну, видите, очень много вводных политических, стратегических, экономических, которые мы как бы не видим и рассуждать о тенденциях, глядя в телевизор, достаточно сложно. Можем одни вещи, которые воспринимаем так, а на самом деле они выглядят совершенно по-другому. Пока надо исходить из того, что покупательная способность, она небольшая. Поэтому развивать, я считаю, нужно только в плане подготовки тех же самых площадок, проектов, документации. Но в стройку идти…

Пока рискованно.

– Ну это путь в никуда.

И последний, наверное, вопрос, даже блок вопросов. Для девелопмента очень важно развитие инфраструктуры и здесь уже вопросов очень много к власти: дороги, мосты, коммуникации. У нас с этим пока не все гладко. Даже если бы мы находились в иных экономических условиях, это было бы серьезным – эксперты говорят – серьезным тормозом для развития коммерческой и офисной недвижимости, да и, собственно, жилой тоже.

– Согласен, это решающий фактор для развития и с этим у нас не все гладко.

Делать-то что? Есть какие-то намеки? Сделать-то что-то нужно? Есть сегодня у Перми какая-то перспектива в этой части?

– Ну я считаю, что нам надо работать над управленческой командой, потому что пять министров строительства за последний период – это как бы слишком. И сейчас его нет. На данный момент министра строительства у нас нет. Поэтому… кто чем занимается? Бесспорно, работа идет, но не так, как бы хотелось. Поэтому инфраструктурные проекты, которые у нас к реализации уже намечены давно, так он все и болтается. Поэтому, я думаю, что в этом надо поработать.

Все. Спасибо большое! Юрий Борисовец, президент ассоциации «Российский индустриальный альянс», депутат законодательного собрания был гостем программы «Районы-Кварталы» на этой неделе. Юрий Львович, большое спасибо!

– Спасибо!

До новых встреч, до свидания!

___________________

Программа вышла в эфир 4 августа 2016 г.


Обсуждение
2463
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.