Верхний баннер
10:01 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.27 € 62.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
18:09, 09 августа 2016

«Чаще всего в хирургию попадают уже с осложнениями заболеваний вен. Длительно не заживающие язвы, варикозные, тромбофлебиты — всего этого можно избежать, обратившись к врачу на начальной стадии заболеваний», — Денис Панюшкин, врач-флеболог

Евгения Романова: Всем доброго дня! У микрофона Евгения Романова, программа «Здоровый подход». Варикоз – одна из самых неприятных болезней, с которыми приходится сталкиваться человечеству. Сосудистые звездочки на ногах, ноющие боли, усталость ног – это только самые невинные проявления. Врачи утверждают, что на сегодняшний день бороться с варикозом стало проще. О том, как спастись от болезни, как ее по возможности предотвратить, расскажет в программе «Здоровый подход» врач-флеболог, врач-хирург Денис Панюшкин. Здравствуйте, Денис Валерьевич!

Денис Панюшкин: Добрый день!

Евгения Романова: Ему на подмогу сегодня пришел тоже врач-хирург – Роман Конев, он был у нас в прошлом эфире. Видимо, вам так понравилось, что вы захотели еще. Здравствуйте, Роман!

Роман Конев: Здравствуйте! Да, у вас хорошо.

Евгения Романова: Я рада. Давайте начнем с того, что, правда ли, что это одно из самых распространенных заболеваний на планете? Говорят, что уступает варикоз лишь кариесу?

Денис Панюшкин: Да, действительно, такое мнение, оно не лишено основания, так как варикозной болезнью страдают очень многие люди. Особенно ему подвержены женщины, женщины детородного возраста. Не отстают от них и мужчины, мужчины трудоспособные, то есть самые социально активные, экономически активные слои населения.

Евгения Романова: Есть ли какой-то определенный возраст ваших пациентов? Или, опять же, читала, пока готовилась к эфиру, что молодеет заболевание?

Денис Панюшкин: Если мы говорим именно о варикозной болезни, то типичный пациент – это женщина от 20 до 40 лет, женщина, повторюсь, детородного возраста, как правило, у которой за плечами уже были и беременность, и роды, или же приемы каких-то контрацептивов гормональных. Или же это люди определенного характера труда, который на работе проводят много времени неподвижно в положении сидя или в положении стоя.

Евгения Романова: Одинаково вредно много сидеть и много стоять?

Денис Панюшкин: Практически, да.

Евгения Романова: Вы сказали, акцент сделали про то, что были роды. Как это связано?

Денис Панюшкин: Помимо механического фактора – это затруднение оттока венозной крови от нижних конечностей, то есть от ног растущим плодом, растущим ребенком в утробе матери, происходят также еще и гормональные изменения в организме беременной женщины и дисбаланс гормонов – прогестеронов и эстрагенов влияют на тонус венозной стенки, ослабляя его, что также либо запускает заболевание, либо становится толчком к его прогрессированию.

Евгения Романова: Врач-флеболог – это врач, который занимается хроническими заболеваниями вен. Где-то учат такой специальности в Перми?

Денис Панюшкин: В Перми пока, к сожалению, нет.

Евгения Романова: Я читала статьи, врачи-флебологи жалуются на то, что как таковой отдельной специальности нет. Обычно этим занимаются врачи-хирурги, просто у них такая специализация.

Денис Панюшкин: Дело в том, что, в принципе, хирургическими заболеваниями сосудов исторически всегда занимались ангиохирурги и сосудистые хирурги. Но в силу того, что пациентов с этими заболеваниями очень и очень много, то врачей этой узкой специальности возникает некоторый дефицит. Специализированных отделений тем более, стационарных также. И поэтому, наверное, это стало причиной того, что пациенты с хроническими заболеваниями вен, а также сосудов перетекли в сеть хирургических стационаров общего профиля. И широко стали применяться нехирургические методики лечения именно общими хирургами. Но существуют, скажем так, учебные программы, учебные курсы в столице и других крупных городах, которые позволяют подготовить из общего хирурга врача направленности конкретно флебологической.

Евгения Романова: Если проявляются признаки заболевания, как я вначале рассказала, сосудистые звездочки, тянущие боли, усталость ног – к какому специалисту идти человеку? Куда? К терапевту или к хирургу? Где найти флеболога? Принимают ли флебологи в поликлиниках?

Денис Панюшкин: Ну отдельно флеболога в поликлинике найти очень тяжело. То есть, в принципе, было бы верным шагом пойти к врачу любого профиля, будь то терапевт или хирург, или сосудистый хирург.

Евгения Романова: А там уже направят – куда?

Денис Панюшкин: Да, конечно, конечно.

Евгения Романова: Так. Хроническое заболевание вен: почему оно считается хроническим? То есть, если это уже человек заболел, то это надолго, а, может, и навсегда.

Денис Панюшкин: Да, совершенно верно. Хронические заболевания, то есть они протекают довольно длительно и иногда действительно это болезни некоторые, какие, как посттромботическая болезнь, это болезнь на всю жизнь. Но это не должно звучать как какой-то приговор, просто с этим нужно научиться, скажем так, правильно справляться, правильно жить, применять те или иные лечебные методики и качество жизни при этом может не уступать здоровому человеку.

Евгения Романова: Симптомы: как себя проявляет варикозная болезнь? На что обратить внимание и, как всегда, не прийти поздно к врачу, а прийти на первых порах, когда можно это все не допустить до хронического процесса?

Денис Панюшкин: Ну надо сказать, что симптомы у варикозной болезни можно разделить на субъективные и объективные, то есть к объективным симптомам варикозной болезни будут относиться наличие извитых разведенных подкожных вен, заметных как самому пациенту, так и его окружению, ну и, разумеется, врачу. Или же изменения кожи, к которым приводит длительное нелечение этой болезни, то есть это, как правило, гиперпигментация, то есть потемнение кожи голеней и как, скажем так, самое тяжелое проявление этого заболевания – это может быть наличие венозной язвы, то есть дефекта кожи, раневого дефекта кожи, который, как правило, располагается на голени, по внутренней поверхности.

Евгения Романова: Выступающие вены: является ли это симптомами?

Денис Панюшкин: По большей части, да, да, то есть наличие именно варикозных вен, то есть довольно крупных таких с узлообразованием – это один из, в общем-то, важнейших симптомов варикозной болезни. А если вернуться к тому, что существуют симптомы еще и субъективные, это уже то, о чем вы упоминали, это могут быть боли по ходу измененных вен, боли в икроножных мышцах, это может быть отек венозный, то есть отек, который возникает во второй половине, как правило, рабочего дня у людей перечисленных мной профессий и который уходит, купируется после ночного отдыха.

Евгения Романова: Роман, почему важно прийти на ранней стадии этого заболевания? И были ли случаи – Денис, тоже подключайтесь – когда приходили поздно? Что в таком случае тоже делать? И что считается поздно?

Роман Конев: К нам чаще всего приезжают по скорой помощи люди, которые вовремя не обратились к врачам-флебологам. Обращаются к нам с осложнениями, такими как язвы, длительно не заживающие, варикозные, тромбофлебиты глубокие и поверхностные, которые, конечно, лечатся достаточно долго, тяжело, и человек зачастую может получить даже инвалидность по этому поводу.

Евгения Романова: То есть, правильно я понимаю, что если в принципе не болит, то люди живут так десятки лет? Ну то, что некрасиво – многие не обращают внимание на эстетику.

Денис Панюшкин: Да, совершенно верно.

Евгения Романова: А дело тут не в эстетике, а в том, что это может осложниться.

Роман Конев: Дело даже в жизни, потому что варикозные вены могут быть источником и инфарктов и инсультов.

Евгения Романова: А как это связано? Расскажите.

Роман Конев: Денис Валерьевич, наверное, красивее расскажет.

Денис Панюшкин: К нам чаще всего приезжают по скорой помощи люди, которые вовремя не обратились к врачам-флебологам. Обращаются к нам с осложнениями, такими как язвы, длительно не заживающие, варикозные, тромбофлебиты глубокие и поверхностные, которые, конечно, лечатся достаточно долго, тяжело, и человек зачастую может получить даже инвалидность по этому поводу. И в процессе лечения и нелечения бывает иногда такое, что декомпенсируется деятельность сердца и, в общем-то, конечно, бывают и очень печальные случаи.

Евгения Романова: Доходит до вас пациент, когда еще не поздно. И что дальше? Какие назначаете диагностические процедуры?

Денис Панюшкин: Таким пациентам необходимо обязательно выполнять ультразвуковое исследование вен нижних конечностей.

Евгения Романова: Это болезненно?

Денис Панюшкин: Нет. Это как любое ультразвуковое исследование поверхностных тканей, оно безболезненное. Но оно имеет очень большую диагностическую ценность, так как позволяет увидеть врачу функциональной диагностики и оценить степень несостоятельности клапанов и уровень поражения вен, как, скажем, глубоких при острых тромбозах при посттромботической болезни, так и поверхностных вен при болезни именно варикозной, так как варикозная болезнь – это болезнь именно поверхностных или подкожных вен.

Евгения Романова: Кроме УЗИ?

Денис Панюшкин: В большинстве случаев этого диагностического набора, этих манипуляций вполне достаточно, чтобы достоверно установить диагноз. В каких-то гораздо более сложных случаях могут на помощь прийти и рентгенологические методики исследования, такие как флебография или компьютерная томография.

Евгения Романова: Что происходит после диагностики?

Денис Панюшкин: После диагностики, конечно, было бы логично приступать к лечению. Или же, если диагноз нами, к примеру, опровергнут, то к поиску причин тех жалоб, которые предъявляет нам пациент.

Евгения Романова: Например, когда-нибудь удалось изменить, вы советуете изменить образ жизни? Вот пример какой-нибудь приведите из жизни.

Денис Панюшкин: Изменить образ жизни тяжело, например, педагогу, учителю школьному со стажем, который двадцать лет стоит за, скажем так, доской, ему уже очень тяжело будет сидеть при учениках, и так далее. Но существуют и профессии, в которых возможно применять какие-то прогулки, где-то присесть, и так далее. В какой-то мере, да, в какой-то мере изменить образ жизни можно. Едва ли кто-то радикально будет менять профессию ради этого, хотя и такие пациенты тоже встречаются.

Евгения Романова: При каком заболевании непосредственное хирургическое вмешательство, поврежденные вены удаляются?

Денис Панюшкин: Существует много методик хирургических вмешательств, но в общем и целом, да, нужно сказать, что их основная задача – устранение обратного сброса крови, то есть по направлению сверху вниз в несостоятельные вены, то есть удаление пораженных участков подкожных вен.

Евгения Романова: Что такое склеротерапия?

Денис Панюшкин: Склеротерапия или флебосклерозирующее – это такая методика устранения измененных варикозных вен, при которой в эти вены вводится специальное склеивающее их вещество, назовем это так.

Евгения Романова: Давайте мы еще раз сделаем акцент на причинах возникновения варикозной болезни сразу же после того, как примем звонок. Надевайте наушники. Вы в эфире, как вас зовут? Здравствуйте! Ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте!

Евгения Романова: Да, как вас зовут?

Слушатель: Анатолий Борисович.

Евгения Романова: Да, Анатолий Борисович.

Слушатель: 64 года. Слушаю передачу вашу. В общем, в 2000-м на правой ноге сделали, но тогда на левой не было. Сейчас на левой сильно выступили вены. Ну они меня и на правой-то не беспокоили. Сейчас я занимаюсь спортом, работаю. Но каждый год мы проходим профосмотр. Работаю я водителем. И не беспокоят они меня. Тут я слышал, что безоперационное какое-то, но когда на приеме, ну в общем, у нас всех врачей и к хирургу надо сходить. Он мне говорит: «Только операция, слишком увеличены».

Евгения Романова: То есть ваш вопрос: как можно без операции жить спокойно дальше?

Слушатель: Так последние слова перед рекламой были, склеивающее что-то там вводят.

Евгения Романова: Поподробнее об этом, да?

Слушатель: Да.

Денис Панюшкин: Безусловно, вопрос о лечении пациента должен решаться всегда индивидуально, то есть при очной консультации с ним. Да, непрофессионально и тяжело по радио консультировать.

Евгения Романова: Я понимаю, по радио сложно. Он говорит, что, в принципе, его состояние его не беспокоит. Для чего тогда нужно идти к врачу? Чтобы не было хуже?

Денис Панюшкин: Идти к врачу, да, чтобы не было хуже, чтобы узнать, какие методики существуют лечения еще. И вполне возможно, что операция будет и не нужна.

Евгения Романова: То есть достаточно одними лекарствами поддерживать состояние?

Денис Панюшкин: Лекарствами и применением специальных компрессионных изделий медицинского назначения.

Евгения Романова: Хорошо, давайте тогда об этом чуть позже. Примем еще звонок. Как вас зовут? Здравствуйте. Ваш вопрос.

Слушательница: Я Костылева Лидия Яковлевна. У меня варикоз верхних конечностей, а врачи внимания не обращают на это. У нас в «Надежде» нет штатного флеболога. А врач-хирург сказал мне, что у меня анатомия. Я говорю, что эта анатомия у меня уже два года и что рука болит. Они говорят, что вены не болят. Как быть?

Евгения Романова: Спасибо за вопрос!

Денис Панюшкин: Спасибо за вопрос! Действительно, я думаю, что в данном случае вам, конечно же, есть смысл показаться флебологу, чтобы решить вопрос о том, какой перечень диагностических мероприятий нужно произвести. Варикозная болезнь существует, поражающая нижние конечности и вены таза. А варикозной болезни верхних конечностей – такого термина не существует в силу, скажем так, анатомических и физиологических особенностей вен верхних конечностей.

Евгения Романова: Ну термина нету, а руки болят все равно.

Денис Панюшкин: Заболевание есть, безусловно, то есть субстрат может быть для этого, это может быть даже какой-то тромбоз или последствия перенесенного тромбоза вен верхних конечностей или какая-то другая причина, не венозная. Но в любом случае, нужно до нее дойти путем выполнения каких-то диагностических мероприятий. Как минимум, это ультразвуковое исследование вен верхних конечностей. Такое тоже имеет место быть.

Евгения Романова: И еще раз давайте вернемся к причинам возникновения варикозной болезни. Есть причина генетическая? Насколько она процентов занимает этой болезни?

Денис Панюшкин: Говорить о процентах, может быть, было бы не совсем верно. Конечно, нужно сказать, что существуют факторы, предрасполагающие, один из которых – это генетическая, то есть наследственность, то есть унаследованная от родителей склонность к возможному проявлению этого заболевания. То есть, конечно же, если у одного из родителей есть варикозная болезнь, то шансов у ребенка заболеть ею несколько больше, чем у ребенка здоровых от этой болезни родителей. Если варикозной болезнью страдают и отец и мать ребенка, то его шансы возрастают, соответственно, в несколько раз. Есть факторы производящие, то есть человек, скажем так, отягощенный наследственностью по варикозной болезни, может ею и не заболеть, если будет привержен каким-то профилактическим мероприятиям, о которых, я думаю, мы расскажем позже. Если этот человек будет, опять же, допустим, заниматься какими-то видами спорта, например, тяжелой атлетикой, или же видами спорта, которые чреваты получением травм нижних конечностей, то, конечно, этот фактор может стать производящим, такие как, особенно, это условия труда.

Евгения Романова: Вы еще вначале сказали, варикозную болезнь связали с необходимостью родов у женщины. И вот как часто говорят, в ходе подготовки к родам и после операции нужно носить плотные чулки. Да и не только после родов, вообще после многих операций. Для чего это?

Денис Панюшкин: Действительно, сейчас в практику нашего отечественного здравоохранения пришло применение специальных компрессионных изделий, как правило, это гольфы, чулки или колготы, то есть эти изделия призваны ускорять отток крови в венах нижних конечностей, ускорять кровоток в глубоких венах нижних конечностей, тем самым разгружать и подкожные вены. И в зависимости от степени этой компрессии, то есть давления на ногу, различаются разные классы компрессии и у каждого из них, к применению каждого из них есть показания. Если говорить о родах относительно здоровых, скажем так, женщин и о каких-то плановых оперативных вмешательствах, то применяется так называемый противоэмболический трикотаж, то есть профилактической направленности. Он призван предупредить такое грозное осложнение любых вмешательств, в том числе и при родах, как тромбозы глубоких вен и связанная с ним тромбоэмболия, которая, к сожалению, иногда заканчивается фатально.

Евгения Романова: А вот образование тромбов, чем оно опасно?

Денис Панюшкин: То есть, тромбы, у которых есть, скажем так, подвижная часть, которая может попасть в кровоток и через правые отделы сердца закупорить мелкие или относительно крупные ветви легочной артерии, что является очень тяжелым состоянием и при нем довольно высока летальность.

Евгения Романова: Я правильно понимаю, что к вам приходят плановые пациенты, а к вам, Роман, уже как раз вот с такими бывают ситуации?

Роман Конев: Да, уже с осложнениями, да.

Евгения Романова: Вы сталкивались с отрывом тромбов? Это просто запущенная, вот та же варикозная болезнь, или с чем связано?

Роман Конев: Да, чаще всего это запущенная болезнь и пациенты у нас заболевают тромбоэмболией легочной артерии чаще всего в процессе лечения. Либо когда они не выполняют тех рекомендаций и того лечения, которое врачи назначают. Если пациент заболевает этим осложнением дома, то это отделение реанимации, в которое он доставляется по скорой помощи. Если у нас – либо лечим в отделении, либо также переводим в реанимацию. Тяжелое состояние, которое, как Денис Валерьевич сказал, заканчивается чаще всего фатально.

Евгения Романова: Насколько часто встречаются запущенные случаи?

Денис Панюшкин: Запущенные случаи, к сожалению, вот в последние годы…

Роман Конев: Надо, наверное, сказать, что достаточно редко случаются не запущенные.

Денис Панюшкин: Да, пожалуй, Роман прав и в последние годы тенденция к запущенным случаям болезней вообще, а не только заболеваний вен, она, конечно, имеет место быть. То есть таких пациентов все больше и больше.

Евгения Романова:  Давайте немножко о современных методиках. Новые технологии какие применяются в лечении? Но перед этим скажите: лекарственные препараты, существуют ли и мази? Может быть, достаточно, как все – менталитет – помазать и все пройдет? Может есть такие чудесные мази?

Денис Панюшкин: Действительно, пациенты очень любят средства для наружного применения. Однако нужно сказать, что эффект, который пациент ощущает от применения гелей, кремов различных, которых большое количество имеется сейчас на фармацевтическом рынке, он непродолжителен и обусловлен по большей части массажным эффектом при втирании этого средства в больное место, скажем так, нижней конечности, а также действием охлаждающих эфирных масел, которые входят в состав неизменно таких гелей. То есть, по большому счету, не нужно думать, что намазанное на кожу лекарство попадает в вены и как-то способствует их укреплению.

Евгения Романова: То есть нет таких вообще мазей? То, что рекламируют, бывает, крем от варикоза, этой рекламе не верить?

Денис Панюшкин: На варикозную болезнь это, по большому счету, никак не повлияет; Это несколько улучшит ощущения, но это будет ненадолго, и, говоря о лекарственных препаратах, существуют так называемые флеботоники или венотоники, то есть которые в таблетках принимаются внутрь курсами по назначению врача.

Евгения Романова: Кроме лекарственных препаратов какие методики еще можно озвучить?

Денис Панюшкин: Из новых методик, применяемых в стране, в городе, да и вообще в мире можно озвучить уже, скажем так, довольно хорошо изученные и зарекомендовавшие себя эндовазальные методики, то есть, внутрисосудистые, при которых не удаляется пораженный сегмент вены, а, говоря простым языком, заваривается изнутри. Причем эти процедуры, они называются «радиочастотная абляция» или «лазерная облитерация варикозных вен», производится большей частью под местной анестезией и не требует госпитализации пациента.

Евгения Романова: Звучит страшновато. Насколько это болезненно? Эта процедура производится под местной анестезией? Человек не засыпает, он просто не чувствует, что делают с ним?

Денис Панюшкин: Он не чувствует болезненных ощущений, да. То есть это не более, чем укол, то есть инъекция.

Евгения Романова: Но в сознании находится, да?

Денис Панюшкин: Да.

Евгения Романова: Насколько эффективна эта методика? Бывают ли рецидивы?

Денис Панюшкин: Конечно, говорить, что рецидивов не бывает ни при какой методике, было бы совершенно неверно. Рецидивы, они имеют место быть и всегда нужно разбираться в их причинах. Ранее существовали такие понятия, как истинный и ложный рецидив варикозной болезни, то есть, рецидив – это появление варикозных вен после того или иного вмешательства. Может быть, скажем так, случиться через краткий промежуток времени после операции, может случиться после десятков лет.

Евгения Романова: Никто не застрахован и непонятно, от чего это зависит?

Денис Панюшкин: Застрахован, пожалуй, в большей степени тот, кто остается приверженным рекомендациям врача по вторичной профилактике.

Евгения Романова: Например? О чем речь?

Денис Панюшкин: Если пациент с варикозной болезнью, допустим, левой нижней конечности прооперирован, у него остается еще довольно много здоровых вен подкожных как на левой нижней конечности, так и на правой нижней конечности. И варикозная болезнь при наличии каких-то неблагоприятных факторов, она может, конечно, случится и на другой ноге, и на этой же, но нужно все-таки предпринимать профилактические меры.

Евгения Романова: Ну давайте, у нас осталось немного времени, как раз о профилактике поговорим. Что делать, чтобы не было такой грозной болезни?

Денис Панюшкин: Во-первых, конечно же, нужно при малейших каких-то подозрениях, которые возникают у пациента, обращаться сразу же к врачу и следовать четко всем его рекомендациям. Из доступных мероприятий профилактики варикозной болезни для женщин скажем – это уже упомянутые вами изделия медицинского назначения компрессионные, которые применяют как при беременности, так и вне ее.

Евгения Романова: То есть здоровым женщинам при беременности можно надевать чулки и ходить в них?

Денис Панюшкин: Конечно, конечно, да. Это просто образ жизни, скажем так, это прогулки, это стараться длительно не стоять и не сидеть. Если это особенно связано с характером трудовой деятельности, нужно стараться встать, походить, может быть дойти до дома пешком или прийти пешком на работу. Отдыхать, если какой-то дискомфорт уже возникает, помогает пациентам приподнятое положение нижних конечностей, когда они лежат, то есть угол 15-20 градусов считается достаточным, чтобы ликвидировать вот этот венозный застой. Считается, что тепловые процедуры также снижают тонус венозной стенки и провоцируют возникновение или прогрессирование варикозной болезни.

Евгения Романова: То есть, любителям бань?

Денис Панюшкин: Да, то есть нужно, конечно, ограничивать тепловые процедуры, может быть и пребывание в жарком климате, сауне, и так далее. Ну и здоровый образ жизни, конечно, в общем-то, тоже никто не отменял.

Евгения Романова: А были случаи, когда вы, наоборот, рекомендовали меньше ходить?

Денис Панюшкин: При заболеваниях вен нужно больше ходить.

Евгения Романова: В любом случае? Какими видами спорта безопасно можно заниматься пациентам с имеющейся варикозной болезнью? Помню, у нас звонок был сегодня в эфире и мужчина говорил, что он продолжает заниматься спортом.

Денис Панюшкин: Очень замечательно заниматься теми видами спорта, при которых работают икроножные мышцы, работают ритмично, без рывков. Это езда на велосипеде или, может быть, применение велотренажера, это может быть плавание, это может быть какой-то легкий фитнес, бег. И, конечно, это может быть скандинавская ходьба, столь полюбившаяся нашим гражданам в последнее время.

Евгения Романова: Очень любят молодые девушки носить каблуки. Как связана варикозная болезнь и каблуки?

Денис Панюшкин: Связаны таким образом, что при высоте каблука определенной, более четырех-пяти сантиметров, из акта ходьбы практически выключаются голеностопный сустав и икроножные мышцы. Мышца не сокращается, не давит ритмично на стенки вен и провоцирует венозные застои, помимо всех прочих проблем со стопой, которые можно заработать любительницам высокого каблука. Это не повод от него отказываться совсем, это может быть где-то на выход, когда-то, на какое-то праздничное мероприятие. Но ежедневное использование, оно оставляет свои последствия, безусловно.

Евгения Романова: Лазерная терапия: насколько она эффективна и применяется ли в Перми для лечения?

Денис Панюшкин: Можно говорить о лазерной терапии в двух ключах: это либо косметологические процедуры аппаратной косметологии, которые призваны бороться с теми самыми пресловутыми сосудистыми звездочками, или как выразиться научно, телеангиэктазиями, то есть мелкими-мелкими в виде проволочек красными или синими тоненькими сосудами на коже нижних конечностей. И говорить о внутрисосудистых процедурах при именно варикозной болезни как об альтернативе хирургическому лечению. Применяется и то и другое, но разными докторами.

Евгения Романова: Понятно. Вопросы от слушателей идут: «У отца пять дней назад случилось это заболевание, вообще не может находиться в вертикальном положении, сразу сильная боль в ноге, ощущение наполнения, как бы говорит, что как будто качает насосом. Боли усиливаются ночью. Что делать? Обезболивающие не помогают».

Денис Панюшкин: Я не постесняюсь повториться, обязательно нужно показаться врачу. Это могут быть и признаки скорее не варикозной болезни, может быть это даже и какое-то острое состояние, которое требует безотлагательных каких-то действий, терапии или, может быть, даже госпитализации.

Евгения Романова: Еще пишут, Наталья: «По всей длине ног выступили мелкие сосудики, сначала были незаметными, но теперь они больше и больше, кое-где образовались синяки. Подскажите, что можно предпринять?» Сосудики кроме того, что это просто мешает девушкам – некрасиво, что можно сделать с ними?

Денис Панюшкин: То есть, это косметический дефект для девушки в первую очередь?

Евгения Романова: Видимо, да.

Денис Панюшкин: Сразу хочу сказать, что никакими кремами, таблетками и прочим с ними побороться не получится. Если это косметический дефект, то здесь можно либо применять аппаратную лазерную косметологию, либо…

Евгения Романова: Болезненно это?

Денис Панюшкин: Я не слышал, что это болезненно. И, я думаю, это все индивидуально, зависит от человека. Или же в каких-то случаях микросклеротерапия, то есть введение в эти маленькие сосуды специальных склерозантов, которые их склеят и устранят как косметический дефект.

Евгения Романова: И еще вот вопрос: «Девушка беременна, начал проявляться варикоз вен на двух ногах, срок беременности 17 недель, была у хирурга, назначили капсулы «Троксевазин», боюсь, что препарат навредит ребенку».

Денис Панюшкин: Вы знаете, существует множество мнений по поводу применения флеботропных препаратов во время беременности и лактации, и современные клинические рекомендации гласят о том, что не нужно применять никакие лекарственные препараты на эту тему, если потенциальная польза от них не превышает потенциального риска.

Евгения Романова: Понятно. Ну и последний вопрос от меня. Наверное, у многих сейчас то, что жара, много мы пьем и ощущение тяжести ног, отекают. Какие тут рекомендации? Прийти и ноги кверху, как вы сказали?

Денис Панюшкин: Холодный или контрастный душ, это, опять же вот…

Евгения Романова: В йоге полезны всякие позы вниз головой, наверное, тоже с этим связано.

Денис Панюшкин: Ну да. Да, достаточно действительно отдыха с приподнятыми нижними конечностями, достаточно и ходьбы, то есть некоторые физические нагрузки, ну и контрастный душ.

Евгения Романова: Спасибо большое! У нас в гостях был врач Денис Панюшкин, врач-флеболог, и врач-хирург Роман Конев. Спасибо, что были с нами, до свидания!

Роман Конев: До свидания!

Денис Панюшкин: До свидания, всего доброго!

____________________

Программа вышла в эфир 2 августа 2016 г.

Обсуждение
2307
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.