Верхний баннер
05:32 | ПЯТНИЦА | 31 МАРТА 2017

$ 56.38 € 60.6

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
16:39, 02 сентября 2016

«Меня не устраивают результаты по профильной математике, и не потому что мы за ЕГЭ гонимся, а потому что это абсолютный приоритет для Пермского края, нам нужды люди с хорошей математикой, потому что это инженеры, это промышленность», — Раиса Кассина, министр образования Пермского края

Итак, мы ждали и дождались. Сегодня в нашей студии министр образования Пермского края Раиса Алексеевна Кассина. Мы с ней поговорим о детях, школах, педагогах, и возможном будущем. Здравствуйте, Раиса Алексеевна!

– Здравствуйте!

Амбиции – хорошо, зазнайство – плохо. Владимир Путин рассказывал школьникам Владивостока, какие черты нужны лидеру. Первого сентября представителя власти традиционно посещают учебные заведения. Путин был в гимназии во Владивостоке, новый министр образования Ольга Васильева присутствовала на линейке в одной из подмосковных школ, глава МИДа Лавров общался со студентами МГИМО. А вот Раиса Алексеевна пришла к нам, поэтому я сегодня воспользуюсь этим шансом по максимуму, задам все, возможно, и неудобные вопросы, какие только возможно задать будет. На ваш взгляд, Раиса Алексеевна, какие черты сегодня нужны ребенку, живущему в Пермском крае, чтобы добиться успеха не только в жизни, не только в регионе, но и желательно на федеральном уровне?

– Наверное, главная, первая такая черта – это чего-то в жизни хотеть, то есть такая неуспокоенность. Вот научить ребенка сидеть сложа руки на диване и ждать, когда сделают какой-то ему приказ – «сходи туда, принеси это, почитай это» – это самое неправильное, что могут сделать родители. Ребенок должен быть активным. Мне кажется, что если ему в жизни чего-то будет хотеться – это самая главная черта. Он тогда чего-то добьется.

Как сделать так, чтобы ему хотелось? Вот как у министра образования спрашиваю, как вы стимулируете своих?

– Я простимулировала своих, скажем так, детей, не знаю, это трудно сказать. Наверное, просто когда родителям не очень есть когда, как мне, то это воспитывается само собой, поэтому активность эта воспиталась. Если это, то есть возможность воспитывать. Вы понимаете, вот сейчас у меня невестка, она умеет это делать, у моей внучки она точно воспитывает вот эту активность. Она никогда ей не говорит, что нужно делать, она делает так, что та сама решает, как нужно делать. Это точно можно сделать.

Вернемся к первому сентября. Ну сегодня повод вообще божественный, чтобы говорить на тему образования. Какая сегодня была атмосфера в целом в школах нашего региона? Вы ведь наверняка больше в курсе, чем я?

– У меня такое чувство, что вы, вообще-то, больше, судя по вопросам, которые вы задаете. Замечательная атмосфера, я, конечно, была на открытии школы «Мастерграда» и, представляете, этот праздник для Пролетарки, это праздник не только для детей и для родителей. Я встретила, например, женщина подошла, она не родительница. Она говорит: «Это праздник нашего района, мы рады, мы счастливы, мы просто вообще гордимся тем, что у нас такое есть». Праздничная абсолютно атмосфера, хорошее настроение, погода такая.

Я надеюсь, обошлось без политического пиара, да?

– Не заметила. Я еще была в политехе. Какой политический пиар у студентов? Рады, счастливы, они поступили туда, куда хотели.

Сколько детей будет обучаться в новом учебном году в школах нашего региона?

– Будет 287000 детей.

Не 294000? Такие цифры разные – 300000, 294000.

– Нет, ну это то, что сейчас у нас по нашим расчетам. Точная цифра может быть только в октябре. Дети наши умудряются, вернее, их родители записываться сразу в пять школ. И поэтому иногда бывает так, что можно их пять раз сосчитать. Это то, что нами просчитано, как правило, наши прогнозы самые точные.

280000 у нас?

– 287000 детей и школ при этом 788.

788, а не 787. А сколько первоклашек?

– Первоклашек 34,7-34,9 тысяч.

Это правда, что если бы не 300 миллионов рублей, которые были выделены краю из государственного бюджета, то часть наших школ просто-напросто вообще оказалась бы не готова к старту очередного учебного года?

– Очень странная информация, потому что что такое 300 миллионов, вообще не знаю.

300 миллионов.

– Выделено было 506 миллионов рублей и все они ушли они на школу «Мастерград».

Вот так вот, да?

– Поэтому какие 300 миллионов не знаю, а из бюджета Пермского края на подготовку к новому сезону выделено почти миллиард рублей, 900 миллионов рублей. Вот эти цифры я знаю. Итак, 506 на «Мастерград» конкретно, и на ремонты школ 900 миллионов.

Отлично. С каникул, как стало известно «Эху», не выйдут 11 школ Пермского края. 7 из них не будут работать вообще, 4 откроются чуть позже, в сентябре. Что происходит? Почему?

– Опять же, вот все наоборот, скажем так. 7 из них откроются в сентябре, из этих 11-ти школ, откроются в сентябре, и причем некоторые из них 5-го – 6-го. То есть, это просто, скажем так, один два дня экскурсии. На самом деле, это капитальные ремонты, это то, чем мы можем гордиться. То есть это информация не то что нужно которую, знаете, скрыть и куда-то там положить подальше, чтобы никто не узнал. Это то, чем мы гордимся, потому что это такие капитальные ремонты, после которых школы ну не как «Мастерград», но как 12-я школа, как 17-я школа открывается, то есть как десятка, 10-я школа, IT-школа открылась, вот такого плана. То есть это принципиально переделанное все здание. Вот таких школ у нас закрывается, ну не скажу, что все такие одиннадцать. Семь откроется, вот сентябрь, может быть, начало октября – дети распределены в соседние школы – а вот три школы закрыты на целый год. И это вот как раз после этого они будут такие, как…

Где они находятся?

– Это две школы в Перми находятся и одна школа в Соликамске. Эти школы после капитальнейшего ремонта откроются суперновыми, как 114-я школа, в которой лифты сделали, то есть это принципиальная, это 112-я школа и 73-я школа.

Спасибо, Раиса Алексеевна! Мы продолжим. Вот «Мастерград», вы заговорили о как ярком самом примере – большая площадь, невероятные там какие-то школьные программы. Посмотрим, что из этого получится, но на самом деле теперь что у нас повод для гордости и ориентир, этакий эталон, на который должны равняться все школы региона?

– Я не знаю на счет эталона, я считаю, что это обычная стандартная современная школа, это норма. Хорошо, если будет что-то еще сверх нормы. То есть эту школу мы считаем, ну с учетом того, что она недорогая по строительству, я не скажу, что средняя какая-то, это повод для гордости, однозначно, но я думаю, что следующие школы могут быть еще лучше, потому что они такими должны быть.

Сейчас на федеральном уровне задекларировано, что за предстоящие 10 лет нужно выделить три триллиона на строительство школ, это получается по 300 миллиардов ежегодно. Но регионы поставлены в очень жесткие условия по софинансированию. У нас что предусматривает план по строительству школ на предстоящие 10 лет?

– Пока федерация выделяет не столько средств, сколько запланировано, а немного меньше, поэтому и наша доля софинансирования меньше.

«Денег нет, но вы держитесь»?

– Нет. «Денег пока нет, но завтра будут». И поэтому…

Откуда?

– Это не мое дело, откуда. Мое дело – свято в это верить и строить. Поэтому мы сейчас уже строим под будущие деньги, которые даст федерация и которые приготовлены у региона. Мы не можем объявиться на строительство, если у нас нет денег, поэтому мы объявляемся с деньгами. На ближайшее у нас вот сейчас будут строиться шесть школ, они строятся, они уже сейчас строятся с тем, чтобы ввестись в 17-м году. Мы строим частично сейчас за свои деньги и ждем денег из федерации.

То есть строятся за счет региона, регионального бюджета?

– Начинаем, начинаем строиться. И дальше ждем федеральные деньги.

Что вы планируете в этом учебном году как министр образования нашего региона сделать в первую очередь? Ваша приоритетная тройка главных целей в работе на этот год?

– Вы знаете, я все время пытаюсь построить содержательные цели перед собой, но как-то так получается, что они все время перетекают плавно в инфраструктурные. И я уже не пытаюсь с собой бороться, как бы я ни хотела сказать, что мы перестроим внутреннюю работу школы, все равно главное сейчас – решить задачу по строительству школ. Пока есть федеральные деньги, мы должны это первое, главное сделать. Второе – все-таки принадлежащим образом дать стандарт. Вот я так казенно сказала, на самом деле у меня такое ощущение, даже не ощущение, а знание. Пока мы слишком формально подходим к новым стандартам, поэтому никогда новых знаний мы не получим. Поэтому хочется заняться прицельно так внутренним содержанием. И третье – развивать инновационную активность школ. Я назову так себя – скромно, не скромно – специалист по инновациям. Я точно знаю, что это то, что развивает школа. И поэтому у нас сейчас есть инновационные школы, то, что называет город уникальные школы, каждая со своим лицом. Вы видите, что у нас исчезают номера школ, IT-школы мы называем, техношколы, инженерные школы, и все знают школа «Точка», все знают, что это такое. И у них есть свое лицо, есть инновационная программа. И вот мне хочется, чтобы таких школ стало больше, мы готовы им в этом помогать.

Очень много жалоб от родителей на самом деле поступает, я, как отец двоих детей, не удовлетворен, мягко говоря, качеством образования среднего, допустим, в той же 28-й школе, где учится моя старшая дочь. Вы лично, как министр, удовлетворены качеством образования средних школ и вузов?

– Как только буду удовлетворена, так я, наверное, закончу свою работу как министр. Нет, конечно. Меня не устраивают результаты по профильной математике, и не потому что мы за ЕГЭ гонимся, а потому что это абсолютный приоритет для Пермского края, нам нужды люди с хорошей математикой, потому что это инженеры, это промышленность, и так далее. Мы за год подняли на два балла математику – это много – профильную, и, самое главное, получилось так, что мы понимаем, как это сделать. Ну и так далее. На самом деле, нам химия не нравится, если говорить про это. Нам не нравится, что преступность высокая. Ну что вы, ну у нас огромное количество проблем и мы все их знаем. И не всегда знаем, как решать их, особенно в сфере воспитания. Но все, что касается, собственно, образования и в учебной деятельности – это проще, это мы знаем и решили уже, как мы будем менять ситуацию.

У нас произошли изменения на федеральном уровне, появился новый министр образования и я не могу у вас не спросить просто об этом. Вы чего ждете, каких шагов от нового главы минобра Ольги Васильевой?

– Так, разведу ситуацию. Чего бы я хотела бы, это…

Да, чего бы вы хотели, да.

– Подождите, а вот другое дело совсем – чего я жду.

Хорошо.

– Чего я жду – это изменений в сфере воспитания и дополнительного образования.

Так.

– То, в чем Ольга Васильева, скажем так, сильна, в чем она разбирается. И я это ожидаю, вот так скажем. Другой разговор, чего хотелось бы. Ну, во-первых, самой хотелось бы воспитания, потому что все, что касается, вот мы все время говорим – есть сильнейшие воспитательные технологии. Не знаю, не видела, вот так, чтобы, знаете, сказать, чтобы работали.

Взять и потрогать.

– Да, и чтобы мне показали тот пример, который кроме кадетского воспитания. Это то, что реально работает. А вот в общем образовании – ну я пока… Или работа с трудными подростками, работа – вот не праздничная тема – с суицидами. Не можем найти специалистов, а уж технологий, методик – ну это вообще, ну не знаю.

Российского образца не существует, надо работать, видимо, по каким-то, не знаю, западным лекалам, смотреть, как они там с этим справлялись в свое время.

– Ну мы смотрим все на самом деле, но это не системно, это не системно.

Ольга Васильева уже успела наделать несколько таких, странных заявлений, она сказала, что у нас вместо третьего урока физкультуры, который некоторыми детьми ненавидим, появятся некоторые такие художественные уроки, возможно, музыкальное воспитание добавится. Что имеется в виду? Она говорила об уроках ритмики возможных. Готов ли край к этому? Есть ли у нас педагогический состав, который готов закрыть вдруг эту нишу, которая образуется?

– Я в тупике, потому что вы вперед, ну вы такие люди, которые узнают раньше, чем я, скажем так. Во-первых, у нас не было системного выступления Ольги Юрьевны, и я думаю, что она об этом расскажет. А до того момента, это, скажем так, то, что называется слухами. Если это правда, я бы сказала так: у нас же есть свободные часы, то, что является школьными компонентами. И в рамках школьного компонента это вполне возможно делать, и я не буду против, потому что ритмика – это хорошо, музыкальное воспитание – это хорошо, творчество – это хорошо, но этот выбор…

Трудовое воспитание, которое пообещалось, это тоже хорошо.

– Это, опять же, хорошо. И все это должно быть выбором школы, на мой взгляд так.

То есть, отдадим на откуп директорам?

– Мне не нравится слово «откуп». На решение педагогического совета совместно с родителями по выбору образовательной программы, потому что это не должно быть: вот делайте, что хотите, этот класс – то, тот класс – то. Должна быть целостная концепция, то, что мы называем образовательной программой, и оно должно куда-то вписаться, оно должно на что-то работать.

Послушайте, вы меня успокойте как родителя, мне завтра ждать отмены ЕГЭ? То есть публичное заявление нового министра по поводу ее отношения к единому госэкзамену, болонской системы образования.

– Могу одним словом или двумя словами ответить: не ждать.

То есть никаких встрясок не будет.

– На мой взгляд, это вообще исключено. ЕГЭ – это способ детям получить то образование, о котором они мечтают, независимо от места жительства. Что мы имеем сейчас? И я ничего плохого в ЕГЭ не вижу, заканчивая тем, что, извините, мы с вами, я не знаю, как вы, но я точно сдавала сначала выпускные в школе, потом поступление в вуз. Здесь не надо, здесь один экзамен, причем не сидишь лицом к лицу с преподавателем, которого ты первый раз видишь и боишься.

Я проходил эту же систему.

– Ну не дай бог это снова.

И это интересно, и я не боюсь.

– Ах, вам интересно?

Да, это было здорово.

– Ну бывает по-разному.

Ну, по крайней мере, уровень знаний и уровень общения человека сразу понятен, если педагог начинает тебя гонять по темам, а не только по узкопрофильному предмету, и он видит, что ты…

– Хорошо, пусть плюсом будет.

Хорошо, продолжим, у нас есть еще немного времени. Пусть тогда это останется на совести нового министра образования, все эти заявления. Вы, главное, успокоили, что ЕГЭ никто отменять не собирается в Пермском крае, как минимум. Итак, хочу вот еще о чем спросить. В прошлом году минобр нашего региона озаботился участием пермских вузов в федеральной программе по созданию опорных вузов, которое предполагало объединение высших учебных заведений в регионах, после чего те смогли бы получить дополнительные деньги из госбюджета. Укрупнение вузов будет или нет, потому что многие скептически оценивали в минувшем году подобную инициативу?

– Вы знаете, раз было такое предложение, такая инициатива и такое направление деятельности, то мы обязаны были просчитать все. Мы просчитали, мы попробовали самые разные варианты, самые разные объединения – возможные и невозможные. Пришли к выводу, что в нашей системе высшего образования в Пермском крае все сбалансировано и трогать его не надо постольку, поскольку у нас есть три национальные исторически университета, нет смысла получать еще какой-то опорный.

Насколько сейчас финансируется приобретение учебников, различных пособий для учащихся школ? Просто вот у нас так получилось, что начальные школы, почему-то родителями приобретается большая часть за их счет. А вот уже после начальной школы все учебники выдаются и уже более-менее понятно, какая будет программа, какие книги выдадут. А вот начальная школа у нас, получается, сидит на плечах родителей.

– Ну вот знаете, мне как министру это странно слышать постольку, поскольку мне казалось, наоборот, потому что начальную школу мы точно обеспечили деньгами полностью на все учебники. Сейчас я так не могу сказать, потому что вот шестой класс вступает в новый стандарт, и постольку, поскольку цены выросли, а финансирование у нас пока осталось то же, то не хватает денег. Другое дело, что сейчас, зная, сколько не хватает, уже на шестой класс и последующие классы мы в правительстве рассматриваем вопрос об увеличении количества денег, которое идет на учебники. Но на начальную школу, я вас уверяю, мы отдаем полностью деньги, и покупаете вы, скорее всего, не учебники, а учебные тетради.

Какова готовность родителей в целом нынче, в условиях экономически достаточно сложных, делать добровольные взносы на школьные нужды? Это ведь существует такой побор.

– Вы знаете, это совершенно тоже не праздничная тема, но на августовской конференции мне пришлось об этой теме говорить, мы все что можно только сделаем, чтобы никаких поборов не было. Слово «поборы» должно исчезнуть с пермского образования совсем. Мы достаточно финансируем школы, достаточно вполне – и заработная плата, и по учебным расходам. Не должно быть никаких поборов. Я признаю только один вид – ну я не буду говорить добровольные взносы, потому что они тут же превращаются в недобровольные – я признаю только один вид, скажем, взаимоотношений с деньгами – это когда родители хотят детей куда-нибудь сводить. Ну не знаю, на спектакли, еще куда-то. Вот единственное, что я хочу сказать, что это возможно. Все остальное – это просто вот мы объявляем бой, самый настоящий, по всяким целевым, нецелевым, не знаю, каким, взносам.

Три вопроса последних, вкратце, такой блиц. Что с реальным повышением зарплат учителям?

– Не менее средней по экономике, обеспечена 100%.

Будет ли налаживаться сотрудничество вузов с предприятиями и далее?

– Естественно.

Какие профессии, на ваш взгляд, наиболее будут востребованы в нашем регионе в обозримой перспективе, скажем, предстоящие пять лет? На что стоит бросить своих детей?

– Прежде всего рабочие профессии.

Какие?

– На самом деле все, абсолютно все рабочие профессии, предприятия объявляют о нехватке рабочих кадров, по всем профессиям, на самом деле. Приходите в наши техникумы, получайте рабочие специальности, будете не только хлеб есть, но и хлеб с маслом, даже с икрой.

И последний вопрос про патриотическое воспитание. Не будут наших детей превращать в зомби, которые будут ходить, петь гимн и кричать: «Слава России!»?

– Ну что вы? Вот как раз, если мы чем-то и владеем хорошим в воспитательной технологии – это технология как раз патриотического воспитания, но никакого зомбирования, ребята искренне совершенно любят свою родину, они, вот поверьте, все сделают для того, чтобы преумножить ее славу и если потребуется, они пойдут ее защищать. Это все совершенно искренне.

Спасибо большое, Раиса Алексеевна, что пришли! Я почему спросил у вас о патриотическом воспитании? Потому что у нас появилась сегодня инициатива на уровне Государственной думы о том, чтобы ввести такой разминочный час на государственных предприятиях и в государственных бюджетных учреждениях, чтобы люди занимались ритмикой и слушали в это время же гимн Российской Федерации. Спасибо большое вам, что пришли! Спасибо за ответы! Удачи вам в вашей нелегкой работе! Ну и удачи всем, кто пошел в первый класс.

– Всех с праздником поздравляю, хорошего года нам!

______________________

Программа вышла в эфир 1 сентября 2016 г.

Обсуждение
1480
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.