Верхний баннер
04:13 | СРЕДА | 25 ЯНВАРЯ 2017

$ 59.22 € 63.62

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
18:33, 26 сентября 2016

«Риелтор — именно вот то необходимое звено между клиентом и нотариусом, без которого просто не обойтись. Я понимаю, что у них тоже тяжелая работа, но есть реальные случаи из жизни, когда нотариусы просто портят сделку», — Андрей Ляшков, директор агентства недвижимости «Ларец»

Добрый день, дорогие друзья! Как всегда, по четвергам, на «Эхе Перми» программа «Районы-кварталы». Меня зовут Артем Жаворонков и в гостях у нас уже наш постоянный эксперт Андрей Ляшков, директор агентства недвижимости «Ларец». Андрей, добрый день!

– Добрый день, Артем, добрый день, уважаемые радиослушатели!

На самом деле несколько тем, которые хотелось бы сегодня с вами обсудить, именно поэтому мы и пригласили вас в качестве эксперта, и одна из них была заявлена ну если не вами, то представителями вашего сообщества. Серьезно изменилось законодательство в части нотариата, связанного с оформлением, сопровождением сделок с объектами недвижимости, причем вроде как это должно было серьезно облегчить жизнь людей, обывателей, именно совершающих некие операции на рынке недвижимости. Я достаточно глубоко погружался в эту тему, более того, общался с нотариусами. Действительно, выглядит это все достаточно притягательно. Так ли это на самом деле с вашей стороны, со стороны представителей риэлторского сообщества?

– Действительно, Артем, тема, которую вы решили отразить, достаточно острая, причем острая она не только для нас, как риелторов. Я вот представитель риэлторского сообщества, меня это, конечно, непосредственно касается, касается моих клиентов, касается моих коллег. Но, в первую очередь, это все-таки возникли дополнительные затраты для наших клиентов. Я поэтому вот именно акцентирую внимание на затратах, потому что именно нотариальная услуга, она недешевая. Я понимаю, что когда законодатель именно выходил вот именно с таким законопроектом, именно вот в такой части, что обязать нотариально удостоверять сделки, касаемо долей, или долей несовершеннолетних. То есть, в начале 29-го декабря 15-го года речь шла только по несовершеннолетним, по долям, а сейчас вот, со 2-го июня, были внесены изменения, поправки и все сделки, касаемо долей – не важно, это сделка возмездная или безвозмездная – подлежат обязательному нотариальному удостоверению. И если раньше мы, ну вот в промежутке до лета мы еще не так сильно на себе ощущали вот это, ну не то чтобы это давление именно как бы такое финансовое, то сейчас именно по сделкам это сильно касается, там, практически, ну может быть через одну сделку, потому что доли, они, наверное, очень часто бывают в сделках, это все квартиры после приватизации, после наследства, практически, все, все доли, соответственно, все нотариально удостоверяем.

Нотариальное удостоверение, ну вот просто по практике – дело всегда казалось несколько муторным. К нотариусу нужно было заранее записываться, очереди, ну еще и финансовая составляющая. Вы говорили об удорожании, насколько оно существенно?

– Ну смотрите, то есть когда были внесены изменения, мы, соответственно, ознакомились с законом о нотариате в части их тарифов, потому что вот поскольку я 10 лет перед принятием этого закона уже в недвижимости, и буквально единицы сделок я проводил нотариально, просто по желанию клиентов. Человек хотел, чтобы его сделка была нотариально удостоверена. Таких сделок были единицы, у нас порой за несколько лет таких сделок не было. А сейчас мы погрузились и действительно там порядка 3000 рублей плюс 0,3% – это то, что было у нас по закону, если я вот точно могу там ошибаться, может быть, в долях. Но при этом есть еще такая составляющая, как услуги правового и технического характера, то есть это еще примерно такая же сумма сверху. У нас нотариусы не ограничиваются именно той пошлиной, которую им прописал законодатель, и хотят получать чуть больше, то есть в два раза больше той пошлины, которую предусмотрел законодатель. При этом тарифы достаточно существенны. Вот на сегодняшний день 6200 рублей плюс 0,5% от стоимости. Причем законодатель именно предусмотрел цену договора, а нотариусы по своему усмотрению либо привязываются к кадастровой стоимости, либо к цене договора, то есть что больше, от того и считают. Причем я провел определенную домашнюю работу, посмотрел вот именно в налоговом кодексе, там нотариусы не имеют права так, по своему усмотрению выбирать, то есть и законодательством это не предусмотрено. Ну есть, видимо, еще какая-то экономическая составляющая работы нотариуса, которой они руководствуются.

Ну и вроде кажется – не очень большая цена за безопасность. Ведь нотариус в данном случае становится гарантом чистоты сделки.

– Надо вообще смотреть статистику расторжения сделок. То есть все-таки вообще для чего вот законодатель предусмотрел именно обязательную форму вот по таким договорам. Ну это чтобы, наверное, не были ущемлены права несовершеннолетних. Это единственное, да. Понятно, это дополнительное, наверное, неудобство для родителей. Даже несмотря на какие-то вот 20000 рублей, то есть которые родитель тратит на такую сделку, но все-таки это действительно реальное неудобство, связанное с усложнением проведения такой сделки. То есть самостоятельно уже сложно такую сделку сделать без помощи какого-то представителя, в данном случае риелторов. Это обусловлено тем, что сейчас нотариусы требуют перед тем, как зарегистрировать сделку по отчуждению долей несовершеннолетних, обязательно в начале приобрести им какой-то объект, а только после этого они удостоверяют. Но надо просто понимать продавца, который бы пошел на такую сделку, не получив денег, зарегистрировать для несовершеннолетнего долю, только после этого получить деньги, соответственно, вот такое усложнение.

Можно же обратиться к тем же нотариусам, у них есть система депозита, когда покупатель или продавец совершенно точно уверен, что деньги не уйдут в пустоту, не будут потеряны, потому что они находятся уже на расчетном счету самого нотариуса.

– Нет, все это возможно. Я говорю про, все-таки, это усложнение процедуры, не всегда возможна схема с депозитами, то есть просто вы продаете, у вас покупают по ипотеке, да, то есть у вас еще денег нет, то есть для того, чтобы положить какие-то деньги на депозит, чтобы потом их мог получить продавец вашей квартиры. Ну и с другой стороны, все-таки я вот хотел отразить такие моменты. Достаточно большой поток клиентов стал приходить к нотариусу. То есть нотариусы сейчас не могут жаловаться, что недостаточно финансовых средств для обустройства своего офиса, то есть. Я вот хотел именно поднять вопрос, поскольку я, хотя у меня было желание отразить момент, ну насколько вообще справедлив или несправедлив закон, а насколько вот он… ну не знаю, необходим. Я вот понимаю, что количество сделок с недвижимостью, которые расторгаются, это может быть 0,01% из общего количества. И стоило ли из-за этого вводить обязательное нотариальное удостоверение? Вот на мой субъективный взгляд, это все-таки попытка государства собрать какие-то деньги в виде пошлины с рынка недвижимости. Тут меня, наверное, никто не переубедит, потому что смысла в обеспечении именно безопасности, как вот такой основной мотивации, тут не было. Ну действительно очень маленькое количество сделок именно расторгалось. А именно, что родители, образно-то, обманут своих детей, им потом не выделят доли, ну тут, наверное, совсем очень мизерное количество. Вот я работаю в недвижимости 12 лет, вот действительно, на моей практике единичные случаи, когда родитель где-то что-то не выделил или обманул своего ребенка. Самое частое злоупотребление было, это когда получалось разрешение на продажу одного объекта, ну получаем долю несовершеннолетнего, а приобретался не тот объект, который вписан в постановление органов опеки. То есть какие-то поменялись обстоятельства, там купили не одну квартиру, а вторую. Ну это тоже выделили долю несовершеннолетним. Вот и…

И законодательство у нас не позволяет действовать сообразно ситуации, в любом случае все под одну гребенку, не будет разбираться.

– Ну да, она просто, да… Да, вот я все-таки хотел момент какой... Не обустроены офисы, во-первых, невозможно попасть в них к нотариусу, не обеспечен доступ маломобильным группам населения. Вот я лично был свидетелем, как дедушка 80-ти лет просто бился, колотился в двери, хотел сходить в туалет, и не знаю, что с ним потом случилось, но нет условий, по сути. И к нотариусу за нотариальной услугой можно стоять и час. Ведь если это касательно каких-то наследственных дел, нет банально туалета, нет кулера с водой. То есть стоит какой-то автомат, кофе-машина, но все равно нет воды. А люди там престарелые – наследство, доверенности. То есть не оборудованы офисы, то есть нет услуги. Я понимаю, что нотариат – это своего рода определенная такая каста юристов, в которую очень сложно попасть, практически, может быть, не в большинстве случаев, но очень распространена именно наследственность вот этого. То есть у нас, ну не буду, наверное, переходить на фамилии, все их прекрасно знают, когда просто, ну это наследуется.

Почему дети полковников не могут стать генералами? Потому что у генералов есть свои дети.

– Да, и этот момент, видимо, отдает свой отпечаток, нет какой-то конкурентной среды, нет, возможно, какой-то битвы за клиентов, вот как в нашем риелторском сообществе. Мы клиентоориентированы, то есть мы все делаем для клиента. Мы меняемся, мы адаптируемся под реалии рынка. Вот нотариусов это нет. То есть у них офисы непонятно где, в каком месте, не оборудованы, ну там нет ничего для клиентов. Там есть, возможно, все для нотариуса, но нет ничего для клиента. При этом те цены, которые законодатель в виде пошлины, и сейчас уже вот именно услуги правового технического характера узаконил. Они ведь раньше были вне закона, по сути, это нотариусы сами принимали решение. В рамках Нотариальной палаты, например, Пермского края было принято решение всем нотариусам брать там такую сумму сейчас. Вот тут у меня номер закона, ну это радиослушателям, я думаю, будет не очень интересно. Вот они это узаконили, сейчас будут опубликовывать на сайте, и эта сумма не должна будет превышать. По сути, это та пошлина, которую законодатель предусмотрел. То есть еще такую же сумму ровно надо отдать нотариусу. И никакого сервиса нет.

Ну я повторю вопрос: это ведь сделки с недвижимостью, речь в сделках с недвижимостью речь идет обычно о миллионах рублей. А тут какие-то, ну, 10-12 тысяч, да, в общей сложности?

– Ну здесь еще немножко другой момент. Если бы нотариусы еще не мешали проводить эти сделки. Вот я как раз хотел разбить именно сервис и услуги. Вот если ходить к их услугам, то есть что они на сегодняшний день предлагают. То есть они предлагают только, ну вот только такой поверхностный анализ рисков сделки, вот как-то так. Они заказывают выписку из ЕГРП, они там проверяют доверенности, если какая-то сторона выступает по доверенности, делают запросы в психнаркодиспансер, то есть вот выписку из ЕГРП я сказал... Ну и смотрят историю, какие были сделки, да. Ну это на самом деле очень такой поверхностный анализ.

Ну вот чистоту сделки они могут проверить дистанционно, у них есть возможность делать это в течение одного дня, тогда как…

– Да, то есть и напечатать договор. Вот, в общем-то, вот и вся их услуга. Мы же, риелторы, немножко смотрим все глубже, мы, помимо того, что делает нотариус, мы еще проверяем платежеспособность продавца. То есть, если он везде должник, мы даже это не видим, то есть на сайтах приставов, но мы уже знаем, мы смотрим, выносились ли решения суда по этому продавцу.

Ну так, наверное, делают тоже не все риелторы.

– Да, то есть делаем запрос в БКИ «Эквифакс» для того, чтобы понять – а вдруг у него возникнут какие-то, ну не знаю, какие-то долги, после которого он будет вынужден обратиться за своим банкротством и финансовый управляющий будет эти все сделки оспаривать. То есть мы еще такие. А нотариусы ведь этого не делают. Не делают. То есть мы готовим и все документы мы предоставляем по требованию нотариуса, для нотариуса. Поэтому мы такая не… риелтор-то именно вот то необходимое звено между клиентом и нотариусом, без которого просто не обойтись. И такой вот момент, конечно, я сюда не пришел хаять работу нотариусов. Я понимаю, что у них тоже тяжелая работа, но есть реальные случаи из жизни, когда нотариусы просто портят сделку. То есть, представляете, люди пришли к нотариусу, продавец и покупатель, все на нервах, понимаете, может у кого-то даже раз в жизни сделка бывает. И нотариус может сказать, с одной стороны: «А что-то вы очень дешево продаете», или «Очень дорого продаете». Вот в моей практике просто клиент встал и ушел. Понимаете, пришлось его догонять и объяснять, что вот свои субъективные точки зрения по финансовым договоренностям надо держать при себе. То есть, вот так вот. Ну вот бабушке сказали: «Что-то вы дешево продаете», Представляете, ей нотариус это сказал, к которому она относится с большим уважением, как к нейтральной стороне, соответственно, как истина в последней инстанции, что он ей сказал. Естественно, встал, ушел, да, потом иди, доказывай бедному продавцу, что действительно там не так дела обстоят, как вам об этом сказал нотариус. Чтобы именно субъективизм вообще их исключить. То есть нотариус – это функция, по сути. То есть предусмотрено законодательством, мы от него никуда уйти не можем, нас законодатель обязал вот удостоверять. И сейчас вот именно большая задача риелтора – найти адекватного нотариуса, потому что адекватных нотариусов не так много в Перми у нас. Есть нотариусы, которые у всех на слуху, с которыми реально можно работать и так вот реально можно совершить сделку.

Не будем называть фамилию, чтобы не делать им рекламу, но о них и так, наверное, все знают…

– Да, да, да.

Особенно люди, которые часто сталкиваются с необходимостью общения с нотариатом. Ну все ж таки, неужели настолько системная проблема сейчас, что, по большему счету, она стала пятым колесом в этом процессе, в процедуре, или просто пока механизм не отлажен?

– Я думаю, это, на мой взгляд, это пятое колесо. То есть вот как мы раньше работали, да? Мы составляли проект договора, давали им ознакомиться с каждой из сторон. И продавец, и покупатель сейчас люди довольно грамотные, у них есть специалисты, юристы по жилищным вопросам, которые имеют в том числе и богатую судебную практику, делают анализ договора. И все-таки мы согласовываем какой-то договор, который всех устраивает. Нотариус же готовит договор, он его не высылает сторонам. Вот вы пришли к нему в кабинет и должны как-то на скорую руку понять, интересен вам или читаете договор. Ну что это такое, то есть? Может у меня там есть замечания, изменения, дополнения, может я не согласен со сроками, ну какие-то моменты они дают, конечно, менять, но, по сути, какие-то существенные вещи с отсрочкой, что касается оплаты, с нотариусами вообще сложно договориться.

Ну вообще практика драфт-контрактов, как это вот принято в международной торговой, по крайней мере, системе, в России не распространена и тому масса примеров. Продолжается программа «Районы-кварталы» на «Эхе Перми». Меня зовут Артем Жаворонков. В гостях у нас по-прежнему Андрей Ляшков, директор агентства недвижимости «Ларец». Говорим мы о нотариате и его посредничестве в сделках, связанных с приобретением или продажей недвижимости. Знаете, на самом деле, мне кажется, серьезное такое заявление о том, что их сегодняшнее участие – нотариусов – это пятое колесо, и что фактически система и государство через этот инструмент пытается заработать не в самых простых экономических реалиях. Но все ж таки, опять же, повторюсь, я общался с нотариусами, и те инструменты, которые они сегодня способны предложить, в принципе, могут заинтересовать потенциальных клиентов и как раз в той части, о которой вы тоже упоминали, когда нотариат является фактически в сознании людей независимым экспертом, и даже не просто независимым, а вот таким вот государственным экспертом, экспертизой, переговорщиком нейтральным, но все-таки с определенными обязанностями и определенной ответственностью, тогда же как образ риелторов, да простите вы меня, часто дискредитирован. И если встанет выбор – к кому идти – к нотариусу или к риелтору, или выбор, когда к нотариусу можно не ходить, ограничив свое общение только с риелтором, я думаю, что большинство выберет все-таки посещение нотариуса дополнительно.

– Возможно, да, то есть тут согласен, что надо все равно оставлять людям выбор. И я, и раньше он был, просто люди, понимая, что эта услуга нотариальная стоит денег, то есть тут все-таки люди пытались экономить. И здесь, я считаю, что нотариат – это все-таки шаг назад. Другие механизмы, которые можно было сделать на базе Росреестра, ну это, например, какие-то дополнительные возможности именно по тем лицам, которые, ну, может быть, выпивают, да, злоупотребляют чем-нибудь, либо возраст, возраст продавца, либо покупателя старше 70-ти лет. Просто ограничить такие сделки, то есть, например, внести запись в реестре, какую-нибудь особую запись, что ну вот такой человек там, ну обязательна сделка с участием такого человека должна бы кем-то контролироваться. Пусть это либо будут органы соцзащиты, либо там еще какие-нибудь органы, которые в случае, если человек достигает 70-ти или 80-ти лет, или старше, не важно, чтобы…

Брали под опеку его возможности.

– В Москве такие инициативы уже есть, вот именно по Москве. И чтобы не было обмана, все равно ведь мы примерно понимаем портрет потенциального…

Обманутого?

– Обманутого человека, да, кто это может быть: либо ну вот какие-нибудь действительно алкоголики, либо люди пенсионного возраста, либо вот, может быть, конечно, несовершеннолетних нет, потому что там все равно органы опеки их контролируют, именно участие таких сделок. Недееспособных тоже органы опеки. Вот, получается, нужно только контролировать, ну именно вот такое вот…

Ограниченный круг лиц.

– Такой социум, да.

Но все-таки, может быть тогда это первый этап. Вы, как представитель профессионального сообщества, ведь у нас сегодня есть закон об оценке регулирующего воздействия, например. С минэкономразвитием можно связаться и вам, как представителям профессионального сообщества, прийти и все-таки каким-то образом попытаться повлиять на ситуацию. Ну я так думаю, что на сегодняшний момент поезд ушел, закон уже вступил в силу и ничего не поменять.

– Трудно сказать. Вот, на мой взгляд, ничего не поменять. Я думаю, это всего лишь пробный шаг на пути к полной регистрации всех сделок, любых сделок. То есть выбора не останется. Все сделки именно с недвижимым имуществом будут нотариально удостоверяться. И просто проще контролировать все-таки нотариат, проще брать пошлину с этих сделок, проще это все администрировать. Риелторское сообщество, понятно, да, то есть практически везде идет наличка, с риелтором расплачиваются наличкой, и ни для кого не секрет, что налоги там платятся не всегда и не в полном объеме.

Если вообще платятся многими.

– Да, если там он платит, но…

Для вида.

– Для вида, да. Именно с нотариата это гораздо проще. Как раз в чем именно еще проблематика именно нотариата. Ну все-таки какие-то вещи, которые должны стоить недорого, чтобы можно было, это было доступно каждой семье. Ну вот, например, семья купила с использованием материнского капитала какое-то жилое помещение в ипотеку, а закрыла материнским капиталом, который 453000 рублей, то есть сумма материнского капитала, закрыла ипотеку. Потом написали нотариальное обязательство по выделению долей после того, как ипотечный кредит будет погашен, захотели эти доли выделить, оп! – а цена уже 20000 рублей, просто выделить доли несовершеннолетним, это обязательно нотариальное удостоверение, потому что сделка с долями, там, как правило…

С несовершеннолетними.

– Да, и с супругом, выделил долю супруга, и так далее. Здесь вот, вот такие вещи должны стоить, например, 500 рублей, 400 рублей. Отсюда и нарушения последующие законодательства. Просто сам нотариальный тариф является заградительным для большинства людей. А материнских сертификатов было очень много, а когда гасят ипотеку или выдаются займы, это, наверное, большинство таких сделок, именно вот сама дороговизна процедуры нотариальной, которая заградительная для большинства, вот она, конечно, вот здесь вот настораживает, насколько все вот эти тарифы адекватны, сбалансированы и общедоступны.

Мы сейчас обозначили проблему. Последнюю часть нашей программы посвятим тому, какие сегодня можно было бы предложить из этой ситуации выходы. «Районы-Кварталы» продолжатся буквально через три минуты, после федеральных новостей. Напомню, у нас в гостях Андрей Ляшков, директор агентства недвижимости «Ларец». И тема, которую мы сегодня обсуждаем, судя по всему, весьма актуальна. Вот начали приходить первые сообщения, одно из них процитирую: «Правильно ли, что риелторские конторы не несут никакой ответственности за сделку с квартирой? Много различных ситуаций слышал про покупку квартиры, а потом оказывается, что либо недееспособный, либо прописаны третьи лица, вариантов, к сожалению, много, но в итоге попадает покупатель». Типичная ситуация?

– Абсолютно нетипичная ситуация. Я в недвижимости 12 лет, несколько тысяч сделок сопроводил, причем знаю обстановку в других агентствах. Все вот эти квартиры, которые, наверное, о которых ваш радиослушатель написал, они в целом известны, они видны сразу на рынке. То есть сейчас очень распространена именно продажа квартир от микрофинансовых организаций, где тем или иным способом квартира была отнята у…

Часто незаконно.

– Да, у физического лица, там был предоставлен какой-нибудь микрозайм тысяч на 200, на 300, в залог уходила квартира, причем залог именно был как через куплю-продажу. И вот такие квартиры появляются на рынке. Квартиры в том числе от недееспособных, да, возможно, какие-нибудь поддельные доверенности, поддельные паспорта. Но на самом деле все это видно. Вот я за свою практику, то есть ко мне даже вот такие квартиры не попадались. Мы примерно понимаем тех людей, которые, возможно, могут реализовывать эти объекты, мы просто с такими людьми не работаем. Ну вот приличное агентство, то есть таких ситуаций не бывает, такие квартиры видно, это все легко проверяется, все это смотрится. Действительно, возможно, те клиенты, которые не пользуются услугами профессионального сообщества, профессиональных риелторов, они в такие ситуации попадают, но не из-за того, что риелторы плохие или не несут ответственности, а просто кто-то пытался на каком-то этапе сэкономить на риелторской услуге. Опытный риелтор с большим стажем работы, он видит эти квартиры, интуитивно чувствует и никогда не попадает. А что касается ответственности, каждое профессиональное агентство, его деятельность застрахована, так же как и нотариальная деятельность застрахована и нотариус несет ответственность только при наличии своей вины. Найдите такого нотариуса, который виноват в чем-то. Здесь вот как раз-таки момент, что касается безопасности сделок, я здесь всеми руками «за», именно за профессиональное риелторское сообщество, именно за объединение, которое бы вот сплачивало вокруг себя профессионалов и этих профессионалов люди знали. Вот с профессионалом таких ситуаций быть не может.

Но ведь не всегда можно определить на первый взгляд – профессионалы или нет. Я к тому, что риелторы и нотариусы, хоть сегодня есть у них некоторые функции смежные, пересекающиеся, они не взаимозаменяемы, они…

– Да мы не конкуренты друг другу. Нотариус отвечает за свое, мы отвечаем за свое. Просто единственная есть сложность именно в проведении сделок, и не из-за того, что, может, закон плохой, да, а просто нотариусы не готовы, не все нотариусы готовы. Поэтому мы и говорим, что одна из сейчас, ну, не знаю, обязанностей риелтора – найти адекватного нотариуса, вот просто.

Так там должна быть конкурентная борьба, потому что что с одной стороны, что с другой.

– Нет этой конкурентной борьбы. Это, ну не знаю, если бы я был, может, в Государственной думе и от меня бы зависели какие-либо решения, я все-таки предложил внести изменение в закон о нотариате в части выборности, чтобы именно конкурентной борьбы, чтобы через каждые там, ну не знаю, пять или десять лет доказывали свой профессионализм на общей конкурентной площадке, чтобы не засиживались десятилетиями те нотариусы, которым уже давно надо выходить на пенсию, которые передают по наследству свои…

Кабинеты, лицензии.

– Ну да, свои кабинеты, не оборудованные офисы. Просто нотариат – это та структура, которую надо хорошенько перетряхнуть. Я понимаю, что у нее, видимо, очень хорошее лобби в Государственной думе, раз такие законы появляются, но надо хорошо встряхнуть, и чтобы классные профессионалы с хорошей, богатой судебной практикой приходили на эти должности и работали, а не как у нас сейчас…

Часто случайные люди?

– Имеем то, что имеем. Не случайные люди, они, возможно, когда-то они закончили университет, работали очень долго все-таки вот именно в этой сфере. Да, у них какой-то большой, колоссальный опыт, но они абсолютно не конкурентно… ну не клиентоориентированы, да, и в том числе, наверное, и неконкурентны, если сравнивать с какими-нибудь другими юристами, которые занимаются частной практикой.

Ну такой институт, хочешь – не хочешь, вот закон появится, и он обяжет тебя к нему пойти – есть у него кулер или нет, способен ли он грамотно оценить представленные документы или нет. А вообще, кстати, вот если смотреть на вашу практику в процентном соотношении, много ли у нас сегодня некомпетентных нотариусов, ну вот откровенно говоря?

– Ну… Мы как-то…

Или вы определились со своими и работаете только с ними и к другим не ходите?

– Нет, пару раз мы шли на поводу у физических лиц, у которых были знакомые свои нотариусы, вот эти два случая, у нас чуть ли сделки не сорвались, все. То есть мы поэтому, просто когда нотариус лезет не в свое дело, в одном случае она просто выгнала риелтора и объявила покупателю: «Зачем вы вообще обратились к этому человеку?» Просто начала задавать вопросы по договору. Хамски общаются помощники нотариусов, ну просто хамят, выгоняют: «Зачем вы к ним обращаетесь?» Начинают лезть в условия договора, финансовой договоренности. А мы вынуждены сменить нотариуса просто – и все. Вот бывает, нотариус… Нотариус нотариусу рознь, ну так же, как риелтор риелтору рознь. Ну не хотелось бы все-таки видеть в этой среде посторонних лиц, которые не клиентоориентированы, которые лезут туда, куда им не стоит лезть. Ну вот пусть это будет грубо звучать, но пусть нотариусы, конечно, послушают.

Слышат, они нас слушают.

– Пускай слушают, пускай знают, что мы не всеми ими довольны, откровенно говоря.

Ну есть плохие учителя, есть плохие врачи, что бы там ни говорил кто-то, и это мы вот уже как раз к вопросу о путях выхода из сложившейся ситуации, то, о чем говорили в предыдущей части программы. Ну вот один совершенно четко обозначился – это перетряхнуть сам институт, заставив его быть более конкурентным. Что касается законодательства, здесь есть ли какие-то возможности повлиять на ситуацию?

– Насколько я знаю, в регионах уже есть возмущение, ну у нас как обычно передовая – это Москва, Питер, там выходит в том числе все-таки риелторское сообщество, там и какие-то другие участники делового оборота, выходят с инициативой поменять что-то в этой сфере, но инициатива именно в отмене. Но я бы здесь, наверное, не говорил о полной отмене, все-таки сделать, возможно, какие-то общие правила по ведению сделок, какой-то, возможно, административный регламент, как есть в Росреестре. Есть закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество сделок, с ним весь административный регламент, как в том или ином случае надо, должен вести себя нотариус, потому что один нотариус одни требования выдвигает, другой нотариус – другие. Все равно примерно ситуации все типичны, их можно как-то систематизировать, регламентировать, чтобы было, ну не важно – либо вы приехали к нотариусу в Перми, к уважаемым господам, либо куда-нибудь в Орду – чтобы именно отношение, именно порядок сопровождения сделки был единый. Вот в том, ну типичная ситуация понятна – нотариус пусть выполняет свою функцию, выясняет действительные намерения сторон, общается с клиентами, выясняет отдельные обстоятельства по сделке, но унификация должна быть. Вот я за унификацию.

По крайней мере, в документообороте и в…

– Да, документы. Чтобы отношение, чтобы не требовал нотариус, например, выделять в каждом случае, например, долю несовершеннолетних в той квартире, на которую еще нет денег на приобретение. Вы представляете, просто сказать: «Вы оформите на моего несовершеннолетнего квартиру, я потом когда-нибудь продам и с вами рассчитаюсь». Ну как, как можно, не каждый ведь сможет это донести правильно, какие-то сложные переговоры, убедить. Идут люди навстречу, тем более, сейчас сложно найти покупателя, пусть даже несовершеннолетние, но все равно покупатели. Пока это донести правильно. Но все равно какой-то механизм должен быть, который позволял нормально проводить сделки, то есть без нервоза, чтобы потом у человека не возникло такое отвращение к любым сделкам. Вот один раз он проведет сделку с нотариусом, выпьет несколько литров валерьянки, и потом уже не захочет никогда сделку делать, либо на несовершеннолетнего оформлять. Получается, у нас сейчас все лица, родители, у которых несовершеннолетние собственники, они как прокаженные на рынке, никто же с ними связываться не хочет.

Это факт.

– Ну да, получается, у нас сейчас ребенок – собственник – это какое-то такое бельмо, то есть.

Обуза серьезная.

– Обуза.

Усложняющая процедуру.

– Да. Вот кроме того, что родители должны платить пошлину, а у нас платит продавец, родители платят, то есть то, что у тебя ребенок – собственник, ты должен еще за это заплатить при сделке, потому что покупатель не будет брать на себя хотя бы часть этих расходов по нотариату. Это твои проблемы, ты плати. Вот такая ситуация на рынке. И дальше… А если, например, ситуация абсолютно типичная, квартиру продает, а банк не выделяет долю несовершеннолетнему.

А почему? Ну он может так сделать?

– Да, конечно, не выделяют, ну у нас очень много банков, кроме основных, центральных там. Ну не всем, видим, ведь Сбербанк дает у нас кредиты. Вот у нас много банков, которые не выделяют доли. И как, получается, квартиру продать? Ребенку долю не выделяют – очень распространенная ситуация. И вынуждены где-то в других местах оформлять. А если нет этого имущества? То есть какие-то механизмы должны быть, в том числе законодателем продуманы, чтобы не всегда доля несовершеннолетнего каким-то образом так ограничивала права родителей по распоряжению.

Спасибо большое! Эфирное время наше истекло. Андрей Ляшков, директор агентства недвижимости «Ларец» был гостем программы «Районы-кварталы», провел ее для вас Артем Жаворонков. Андрей, спасибо вам большое!

– Спасибо вам, Артем, спасибо слушатели!

До свидания!

___________________

Программа вышла в эфир 22 сентября 2016 г.

Обсуждение
1233
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.