Верхний баннер
13:37 | СУББОТА | 26 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.82 € 89.66

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:41, 04 октября 2016

«Пока мы шли в колонне «Бессмертного полка», я о каждом рассказал. Например, как один из преподавателей — Сиротенко, спас того человека, который стал Папой Римским», — Игорь Кирьянов, декан историко-политологического факультета ПГНИУ

Артем Жаворонков: Добрый день, дорогие друзья! «Дневной разворот» на «Эхе Перми», меня зовут Артем Жаворонков, Юлия Желнина составляет мне компанию.

Юлия Желнина: Добрый день!

Артем Жаворонков: В гостях у нас сегодня Игорь Константинович Кирьянов. Доктор исторических наук.

Юлия Желнина: Декан факультета исторического. Историко-политологического.

Артем Жаворонков: Историко-политологического факультета пермского классического университета, и позвали мы его сегодня не случайно, в пятницу. Столетие…

Юлия Желнина: Нет.

Артем Жаворонков: Истфака.

Юлия Желнина: Да.

Игорь Кирьянов: Да.

Артем Жаворонков: Игорь Константинович, здравствуйте!

Юлия Желнина: Здравствуйте!

Игорь Кирьянов: Нет.

Артем Жаворонков: Чуть ближе к микрофону, пожалуйста.

Игорь Кирьянов: Добрый день!

Артем Жаворонков: И не только истфака.

Игорь Кирьянов: В пятницу отмечается юбилейная дата, хотя, действительно, все возникло 1-го, а по новому стилю 14-го октября, а первые занятия начались 4-го октября, первые лекции у студентов-историков. То есть историки в университете были изначально. Но начались они не на современной территории университета, не в нашем привычном втором корпусе, а в другом, очень красивом здании.

Артем Жаворонков: Которое находится…

Игорь Кирьянов: В доме пароходчиков Любимовых. А это ныне театр юного зрителя.

Артем Жаворонков: Зрителя.

Игорь Кирьянов: Вот там были первые занятия у историков.

Артем Жаворонков: Кстати, если вперед забегать, какие-то мероприятия у театра юного зрителя предполагаются, ну символические?

Игорь Кирьянов: Не знаю, не знаю. Ну там не только историки занимались. Ну насколько я понимаю, многие учреждения, образовательные, культурные и не только, готовятся…

Юлия Желнина: Ну да, да.

Игорь Кирьянов: К столетнему юбилею университета, да.

Артем Жаворонков: Университета, но не исторического факультета, хотя очень многие работники этих учреждений…

Игорь Кирьянов: Ну да. Но мы часть, я надеюсь, что мы увидимся с ними как раз в пятницу на празднестве.

Юлия Желнина: Празднике, да. Но вы как-то отмечаете в своем… В своем… этаже, что у вас, здание?

Артем Жаворонков: У нас целый корпус был когда-то…

Юлия Желнина: Да.

Артем Жаворонков: Мы делили его с… Я, как выпускник исторического факультета еще. Сейчас много ведь факультетов размещено во втором корпусе? Где база…

Игорь Кирьянов: Ну три базово распределяются, и еще от двух факультетов есть кафедры.

Артем Жаворонков: По программе.

Юлия Желнина: Праздничная программа исторического факультета. Историко-политологического, простите.

Игорь Кирьянов: Предполагается, где-то с половины шестого мы ждем выпускников, когда они постепенно будут приходить, на кафедрах первоначально. Но в то же время и во дворце культуры, в студенческом дворце культуры тоже уже с половины шестого начнутся различного рода мероприятия, будут работать различного рода площадки. А с половины восьмого вечера действие некое. Ну у нас, у организаторов, есть небольшая паника, осталось как всегда немного времени, а сделать предстоит больше, чем до этого сделали. Ну мы предполагаем такую концертно-развлекательную, ну капустника формы мероприятие, без каких-то таких торжественных официальных выступлений, потому что, наверное, главное, чтобы люди пришли, пообщались. Многие друг с другом не встречались. Ладно, в рамках одного выпуска иногда встречаемся. А с кем учились параллельно, или кого знает, потому что он тоже является выпускником. Ну не доходят руки, может, какие-то обстоятельства, не встречаются. А тут, наверное, будет.

Артем Жаворонков: А знатных выпускников…

Юлия Желнина: Это ты про себя?

Артем Жаворонков: Много? Нет?

Юлия Желнина: Да, мы определили тенденцию, что в основном много очень с исторического факультета выпустил журналистов.

Игорь Кирьянов: Да, да, это предмет нашей особой гордости, и мы, пока не было отделения журналистики на филфаке, несли эту ношу самостоятельно.

Артем Жаворонков: Главным поставщиком были.

Игорь Кирьянов: Да, начиная года с 92-го, 93-го.

Артем Жаворонков: И сейчас очень надеемся, что коллеги наши все-таки тоже приедут.

Игорь Кирьянов: Я тоже надеюсь.

Артем Жаворонков: Ожидаемое число выпускников? На какое число рассчитываете, по крайней мере?

Игорь Кирьянов: Зал вмещает около тысячи человек.

Юлия Желнина: Все остальные на улице.

Игорь Кирьянов: Вот мы надеемся, что зал будет…

Артем Жаворонков: Полон.

Игорь Кирьянов: Заполнен. По крайней мере, да, и нынешние студенты тоже ведь поучаствуют.

Юлия Желнина: Ну они задействованы в самом мероприятии?

Игорь Кирьянов: Ну не все, не все, не все. Насколько я понимаю, на балкон их отправляем, это такая традиция в университете. Вот на мероприятиях по случаю открытия университета, почти что 100 лет тому назад, тоже вот в оперном театре, здесь же тоже будет это мероприятие. В зале сидели приглашенные лица, именитые люди, а студенты тоже там на галерку, на балконы. И в какой-то момент они даже взбунтовались: «Почему нас не пускают?» Ну, надеюсь, наши нынешние студенты отнесутся терпимо к тому, что действительно будет очень-очень много, да, выпускников.

Артем Жаворонков: Будет и их пора к 150-летию.

Игорь Кирьянов: Ну хотя бы да.

Артем Жаворонков: Игорь Константинович, возвращаясь к истории, с которой мы начали. Все-таки 4-е октября.

Игорь Кирьянов: Это первые занятия.

Артем Жаворонков: Первые занятия. К этому моменту уже группы были сформированы, и, значит, что был какой-то отбор. Или записывали на истфак всех желающих, ну на первые три факультета.

Игорь Кирьянов: Нет, в университет был объявлен прием, прием проводился в августе месяце.

Артем Жаворонков: Конкурс большой?

Игорь Кирьянов: Желающих было много. Там несколько категорий среди поступавших было. Те, кто окончил, например, гимназии, для них один вариант, классический. Ну и так далее и тому подобное.

Артем Жаворонков: А сколько, кстати, было первых историков?

Юлия Желнина: Первых, да.

Игорь Кирьянов: Вот тут есть большие сложности с точным определением, но вот по историко-филологическому факультету более 50-ти человек.

Артем Жаворонков: Ну это здорово для начала работы университета.

Юлия Желнина: То есть, видимо, был спрос, какое-то желание.

Игорь Кирьянов: Ну не было вуза.

Юлия Желнина: Ну понятно.

Игорь Кирьянов: Хотя пермский вузовский проект так зародился где-то еще в конце XIX века, начали говорить: «А неплохо бы, да, в Перми свой вуз».

Артем Жаворонков: Были специализированные институты там.

Игорь Кирьянов: Ну долго дело не шло в гору, не решалось ничего. Ну и вот помогла первая мировая война. Инициатива. Особенность нашего университета в том, что он во многом рожден гражданской инициативой. От гражданского общества все шло. Ну и, безусловно, тут одно из первых лиц – это Николай Васильевич Мешков, финансовый король Урала.

Юлия Желнина: Меценат.

Игорь Кирьянов: Меценат, у которого ну вот была вот эта идея, несмотря на то, что он сам закончил только четыре класса. Но круг общения у него был с творческой элитой ого-го какой.

Артем Жаворонков: Феноменальный.

Игорь Кирьянов: Да. И ну вот он горел и помог. Если бы не было бы Мешкова, то, наверное, бы университет тогда бы точно не появился. А в последующие годы там еще было бы сложнее, когда пермский регион перестал быть самостоятельным и вошел в состав Уральской области. Тогда бы, наверное, все сконцентрировал бы Екатеринбург. Ну вот успели. Ну и в какой-то степени, несмотря на всю трагичность ситуации, война мировая в определенной степени помогла этому.

Юлия Желнина: Свой отпечаток.

Артем Жаворонков: Многие…

Юлия Желнина: Можно я сначала? Давайте все-таки, состав сразу был подобран?

Игорь Кирьянов: Да, его подбирали заранее, и в первую очередь это были молодые приват-доценты Петербургского университета. Приват-доцент – это, так скажем, кто не был в штате и его приглашали читать какой-то курс, но постоянной занятости в Петербургском университете у него не было. И вот их пригласили, а для них-то это тоже ведь оказывалось…

Артем Жаворонков: Шагом наверх?

Игорь Кирьянов: Весьма и весьма привлекательным. Возможности карьерного роста, потому что первым, многим из них пообещали профессорские должности сразу же. А в Петербурге бы не дождались. Ну новое место – тоже эксперимент, надо начинать с чего-то самим, сделать…

Артем Жаворонков: Но ведь глубокая провинция, с другой стороны.

Игорь Кирьянов: Да, вот тут как раз…

Артем Жаворонков: Не все соглашались?

Игорь Кирьянов: Не все соглашались. Ну или вот эпопея с эвакуацией Юрьевского университета, с чего все начиналось-то. Все должно ведь было возникнуть, как на базе эвакуированного на период войны Юрьевского университета. Но юрьевская профессура-то, в общем-то, не захотела так далеко ехать.

Артем Жаворонков: И ни один из них не приехал?

Игорь Кирьянов: Нет, первый ректор.

Артем Жаворонков: Он кто?

Игорь Кирьянов: Покровский…

Артем Жаворонков: Историк? Нет, Покровский…

Игорь Кирьянов: Нет. Он астроном.

Артем Жаворонков: То есть он даже к тем факультетам, которые тогда открывались в университете, в прямом-то он уж и не…

Игорь Кирьянов: Ну физика. Физико-математический.

Артем Жаворонков: Разве что.

Игорь Кирьянов: Да, да.

Артем Жаворонков: Ну три факультета: историко-филологический, физико-математический…

Игорь Кирьянов: Юридический.

Артем Жаворонков: И юридический.

Игорь Кирьянов: И через несколько месяцев, в январе уже 17-го года, медицинский. То есть классический набор факультетов.

Артем Жаворонков: Классического университета.

Игорь Кирьянов: Да, классического университета Российской Империи для той поры. Потому что открывались также ведь университеты подчас на базе только одного факультета, где-нибудь медицинский и только после этого начинался рост. С этой точки зрения наш университет, вот если взять современные границы Российской Федерации, без Польши, без Финляндии, то наш университет входит в десятку самых старейших.

Артем Жаворонков: Вот в таком классическом виде, если уж так говорить. Вы имеете в виду, в десятку старейших?

Игорь Кирьянов: Вузов России.

Артем Жаворонков: С несколькими направлениями образования?

Игорь Кирьянов: Да нет, уже все, как университет.

Юлия Желнина: Все.

Игорь Кирьянов: Если, например, не считать киевский, одесский, харьковский…

Артем Жаворонков: Казанский.

Игорь Кирьянов: Казань, извините, наша. Варшавский. Ну вот получается, что в десятке. А к тому времени, когда у нас образовался историко-филологический факультет, вот тут надо досчитать, мы пятые или шестые в стране, вот вместе с нашими родственниками-филологами пятые или шестые в России по возрасту. Это очень серьезно.

Юлия Желнина: Заявочка.

Артем Жаворонков: Про штатное расписание мне очень интересно. Да, приват-доценты, но известный факт…

Игорь Кирьянов: Но которых приняли на должность профессоров.

Артем Жаворонков: Известных фамилий в тот момент еще не было? Потом они…

Игорь Кирьянов: Нет, первоначально в университете появились и уже маститые ученые. Но больше все-таки костяк – молодежь, ну относительно молодые люди из академической среды.

Артем Жаворонков: Все ли доучились? Все-таки революция…

Игорь Кирьянов: Нет, ну доучиться-то было очень…

Артем Жаворонков: Гражданская война.

Игорь Кирьянов: Конечно, безусловно. Эвакуация университета при Колчаке. Сначала планировалась красная эвакуация. Не получилось.

Артем Жаворонков: Не захотели.

Игорь Кирьянов: Честно говоря, наверное, большая часть, да. Ну не складывались на первых порах отношения университета с…

Артем Жаворонков: С большевиками.

Игорь Кирьянов: С советской властью, ну не складывались. Конфликты были. Ну хотя там по-разному…

Юлия Желнина: Влияли как-то?

Игорь Кирьянов: Ну и вмешательства там определенные, не с самого начала, но до этого руки не доходили, чтобы… Но потом, ну некоторые конфликты начались. Ну все же та профессура первая, она в основном такого либерального кадетского толка была и, ну конфликты были.

Артем Жаворонков: Многие ушли с Колчаком и многие не вернулись.

Игорь Кирьянов: Ну в том числе и так, да, Ну и вернулись, и вернулись, и на этой базе университет стал дальше развиваться. Ну плюс, опять-таки, дело не только тех, кто ушли и не вернулись, там по объективным причинам это было сделать сложно, но вот такая мобильность, приезд из других регионов. Кстати говоря, Пермь стала в определенной мере притягательным центром, когда из Поволжья очень многие сюда, в том числе студенты, приезжали, из других территорий, вот именно в Пермь, и вот после восстановления деятельности. Да, до белой эвакуации и после восстановления деятельности университета стало достаточно много и преподавателей, и студентов. Но первые выпуски уже в 20-е годы.

Артем Жаворонков: Последний перед рекламой вопрос: перебрались-то в наш корпус, во второй, когда? Ведь Мешков задумывал, начинали в нынешнем ТЮЗе как-то.

Игорь Кирьянов: Ну потом ведь была очень сложная судьба у историко-филологического факультета, в 19-м году его закрыли, объединили с юридическим, общественные науки. И по большому счету, восстановление собственно исторического факультета в 1941-м году, война опять, и опять…

Артем Жаворонков: И опять эвакуация.

Игорь Кирьянов: И опять эвакуация, и опять…

Юлия Желнина: Но вы считаете все-таки с того самого времени?

Игорь Кирьянов: А, нет, ну там началось, может быть, да, действительно неполных сто лет, но началось тогда. И вот с 1941-го года, да, и уже в этом корпусе.

Артем Жаворонков: Ну и репрессии, как бы это страшно ни звучало, добавили нам, по крайней мере, грамотных преподавателей. Знаю, что были у нас люди, которые оказались на Урале не по собственной воле.

Игорь Кирьянов: Да, не по собственной воле. И тут надо сказать, что руководство университета, Александр Иванович Букирев…

Артем Жаворонков: Именем которого названа одна из улиц кампуса.

Игорь Кирьянов: Да, он не боялся привлекать тех, кто вроде бы запятнал себя.

Артем Жаворонков: Но об этом чуть позже. Игорь Константинович Кирьянов, декан историко-филологического факультета Пермского классического университета – гость «Дневного разворота» на «Эхе».

Продолжается «Дневной разворот», но такой формат «Дневного разворота», что не можем мы не принимать звонки. Напомню, что Игорь Константинович Кирьянов – декан историко-политологического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета, так это правильно сейчас называется, сегодня в гостях.

Юлия Желнина: Артем Жаворонков и Юлия Желнина, и Сергей Слободин также помогает.

Артем Жаворонков: Игорь Константинович, примерьте, пожалуйста, наушники, я думаю, что звонят выпускники. Ну вот только что опять сорвался звонок. Ну давайте говорить уже в наушниках, если вы не возражаете.

Юлия Желнина: Да.

Артем Жаворонков: Остановились мы на том, что пополнялся багаж истфака даже не только, наверное, всего университета, всего университета и отчасти истфака за счет различных перипетий исторических, в которые ввязывалась, в которые попадала, оказывалась наша родина. И вот один из очень важных моментов, потому что все-таки преподавателей или потомков преподавателей, приехавших, а потом самих работавших в университете, приехавших на Урал в 30-е и в 40-е, было достаточно много.

Игорь Кирьянов: Да, ну и действительно там разные судьбы. Отто Николаевич Бадер, немец, трудармеец, он, то есть, переселенный на Урал, под надзор, основатель пермской археологической…

Артем Жаворонков: Экспедиции.

Игорь Кирьянов: Школы.

Артем Жаворонков: Ну школы, да.

Игорь Кирьянов: Экспедиции, и тому, с чем связана археология. Лев Ефимович Кертман также появился не по собственной воле, там в Киеве не сложилась ситуация, гонения на него начались, но это в условиях борьбы с космополитизмом. Но здесь его приняли. Правда, тут тоже был эпизод, когда его увольняли, но ненадолго.

Артем Жаворонков: Он был деканом исторического факультета.

Игорь Кирьянов: Нет, Кертман не был деканом, он был заведующим.

Артем Жаворонков: Кафедрой.

Игорь Кирьянов: Кафедрой, да. Вот то, что всеобщей истории, ну один из таких, одна из ключевых фигур в советской историографии, в англоведении, знаменитый учебник «История культуры и география Англии» и много чего другого. Это действительно, наверное, одна из икон факультета.

Артем Жаворонков: Еще пофамильно, если из тех, кто доработал. Ну я Анну Захаровну Нюркаеву, например, вспоминаю с большой теплотой, царство ей небесное.

Игорь Кирьянов: Да.

Артем Жаворонков: Она ведь того поколения педагог, если это справедливо.

Игорь Кирьянов: Ну да, там вспомним, что в определенное время существовало так же, как и сейчас, разделение на то, что были два истфака: один в педе, в пединституте, другой – в государственном университете. Ну а затем, в середине 50-х годов, был переведен истфак пединститута и вот как раз там Анна Захаровна Нюркаева пришла, Михаил Иванович Черныш и многие-многие другие.

Артем Жаворонков: Я так думаю, что не все выпускники-то истфака знают эти фамилии, к сожалению.

Игорь Кирьянов: Ну, наверное, молодые уже в меньшей степени.

Юлия Желнина: Но у вас есть музей некий?

Игорь Кирьянов: Да, музей есть. Ну и, кстати говоря, в этом году было мероприятие, связанное с «Бессмертным полком». И когда на территории университета мы ежегодно, естественно, проводим такое мероприятие, университет, а где-то еще и отдельно встречу с ветеранами. Вот здесь мы тоже несли фотографии, студенты нынешние несли фотографии тех преподавателей, которые прошли через войну. Ну действительно, они подчас даже и не знали, чьи фотографии несут. Ну и вот в ходе, вот пока мы шли в колонне, я о каждом рассказал, и некоторые эпизоды были для них весьма и весьма интересны. Как один из преподавателей, профессор, ну тогда еще не профессор, Сиротенко, спас того человека, который стал Папой Римским.

Юлия Желнина: Ого!

Артем Жаворонков: Ну того самого Иоанна Павла II.

Игорь Кирьянов: Да, Иоанна Павла II.

Юлия Желнина: Я поняла, я поняла. А как, может покажется глупым, как вот вы, как менялось, обновлялось знание? То есть, ведь все-таки за этот период очень много всяких исторических моментов случалось. Как вы можете преподавать историю, когда столько происходит исторических событий?

Артем Жаворонков: Вопрос не историка. Как можно изучать историю прошлого года?

Игорь Кирьянов: Очень сложный вопрос. Действительно, изменилось очень-очень многое и это все началось с рубежа 80-90-х годов, ну, во-первых, сменилась парадигма, когда единственное верное марксистско-ленинское учение и объяснение всего, исходя из него оказалось не столь бессмертным. И когда… С одной стороны, историю можно как изучать? По принципу «было – стало». Может быть это и было бы полезно, но как бы это долго было бы, да, вот так рассказывать, да.

Юлия Желнина: Необъективно или…

Игорь Кирьянов: Нет, ну вот «было – стало». Всегда, когда преподаешь историю, нужен какой-то объяснительный принцип, подход, какая-то теория. Ну да, схематизация происходит в преподавании. Ну без этого не обойтись. И вот тогда-то ситуация очень-очень сложная оказалась, но сейчас, сейчас, в принципе, наши преподаватели, не могу сказать, что все на одних методологических позициях, есть, кстати говоря, и марксисты. То есть разные подходы, но может быть это тоже интересно.

Артем Жаворонков: Это всегдашний спор студентов на экзаменах, где-то курса второго или третьего, что определяет историю: факты, даты и понятия, или все-таки причинно-следственные связи, для которых факты, даты и понятия являются лишь инструментом.

Юлия Желнина: И за что большинство?

Артем Жаворонков: Вот недооценивали мы, историки, в свое время методологию и осознание того, что это такое, оно приходит лишь под конец, я думаю.

Игорь Кирьянов: Ну тут с датами и фактами всегда достаточно сложно, если чем глубже мы заглянем в историю, там встречается один источник, который сообщает о каком-то факте. Всё, ему только и верить. А вот та проблема, о которой сейчас модно стало почему-то говорить, в том числе на высоком уровне, о фальсификации истории. Ну так скажем, фальсифицировали источники…

Артем Жаворонков: Во все времена.

Игорь Кирьянов: И ранее, начиная с египетских фараонов, когда они полностью там все надписи про предыдущих…

Юлия Желнина: Стерли.

Игорь Кирьянов: Сбивали, стирали, и всё, история переписывалась. Ну и в истории России то же самое было. И Нестор писал «Повесть временных лет» по заказу, и Иван IV заказал «Лицевой свод», где он переписал очень многое и где появились события, о которых вроде бы больше никто не писал. То есть вот тут действительно все оказывается подчас очень-очень сложно. И подчас, да, действительно, история как наука и историки как исследователи уязвимы. Вот зададут вопрос: а на основе чего вы это делаете? Поэтому, действительно, вот изучение причинно-следственных связей в том числе…

Артем Жаворонков: Очень важны. Столетие пермского классического образования, уж куда более классическое, чем историко-филологический факультет, который одним из первых появился в нашем университете, и декан историко-политологического факультета, который продолжает работать, жить и здравствовать – я, Игорь Константинович, не вас имею в виду, а сам факультет, но и вам тоже долгих лет.

Игорь Кирьянов: Ну я тоже пока здравствую.

Артем Жаворонков: Игорь Константинович Кирьянов, декан историко-политологического факультета в гостях у нас.

Юлия Желнина: А вы сколько вообще деканом-то? О таком не говорят?

Игорь Кирьянов: Если честно, я как-то это… 27-й год.

Артем Жаворонков: Ух ты!

Юлия Желнина: Ого!

Игорь Кирьянов: Не будем о грустном.

Юлия Желнина: Да почему это?

Артем Жаворонков: 16 лет назад я поступил в университет и вот все 16 лет под грозным оком Игоря Константиновича, сдавал ему экзамен на пятерку автоматом, кстати.

Игорь Кирьянов: А вы говорите – грозно.

Артем Жаворонков: Ну многие. А мне повезло, потому что вы у нас семинары не вели, наверное, может быть, надо было вести.

Юлия Желнина: Да ты просто заболтал, наверно, опять.

Артем Жаворонков: Нет. Я думаю, что многие из наших слушателей, кстати, люди с историческим образованием, знают вас лично. В пятницу крупное мероприятие, еще раз напомним тем, кто только что к нам подключился, столетие, и будет целая масса событий, которые на самом деле призваны объединить выпускников, нынешних преподавателей, бывших преподавателей университета. Но очень много таких вот условностей всегда было у историков, очень много было таких своих традиций особенных, которые с наступлением определенного этапа развития нашего государства ушли в прошлое по объективным причинам. Ну там, не знаю, курить не везде можно, не знаю, рюмочку не везде опрокинуть. Я не знаю, вот…             

Игорь Кирьянов: Вообще нельзя.

Артем Жаворонков: Вообще везде… Без этого обойдемся. В пятницу. За пределами университета – да.

Игорь Кирьянов: Да, пожалуйста. За пределами университета и, насколько я понимаю, выпуски некоторые собираются проводить такого рода встречи. Ну вот сетования по поводу того, что поздно начинаем, в полвосьмого, что меньше времени останется…

Артем Жаворонков: На неформальное общение.

Игорь Кирьянов: На неформальное общение уже за пределами университета. Но тут тоже надо иметь в виду, что мы специально выбирали пятницу, ну чтобы не суббота, не воскресение все же. Но пятница – рабочий день, в том числе и в университете, то есть раньше тоже начинать как? Не все могли бы освободиться, если бы начали бы раньше. Ну вот такой компромисс.

Артем Жаворонков: Я знаю, что не было специальных приглашений, не рассылались они, был брошен клич и историки должны были сами каким-то образом сейчас организоваться.

Игорь Кирьянов: Ну не только, помнить, что не только историки, но еще и политологи, а еще и международники, и еще и управленцы.

Юлия Желнина: Ваш факультет еще.

Игорь Кирьянов: Наш факультет все-таки не только сводится… Потерпел много изменений.

Артем Жаворонков: Да, вот сейчас это все отделения. А куда, уже есть, выпустились у нас уже и международники первые?

Игорь Кирьянов: Да, и управленцы, и международники, уже выпуски были.

Юлия Желнина: Я их знаю лично, нормальные.

Игорь Кирьянов: Ну у международников в прошлом году был первый выпуск.

Юлия Желнина: Да, да, мои знакомые.

Игорь Кирьянов: Так что здесь, в этом отношении мы состоялись.

Юлия Желнина: Ну вот, кстати, вот портрет студента исторического факультета тогда и сейчас, есть ли разительные изменения? Вот смотрю я на…

Артем Жаворонков: А вот когда, тогда, до 41-го, скажем так, взять, до революции?

Юлия Желнина: Ну, скорее, как вы заступили, да, наверное, мы сейчас будем говорить.

Игорь Кирьянов: Безусловно, все изменилось, страна стала другой.

Юлия Желнина: Какой сейчас студент исторического факультета?

Игорь Кирьянов: Все очень стало… интернет повлиял. Да, хороший студент…

Юлия Желнина: Нормальный?

Игорь Кирьянов: Нормальный студент.

Юлия Желнина: С таким же пытливым умом, болтливый, как Артем?

Игорь Кирьянов: Есть, есть. Ну я бы не сказал бы – болтливый. Рассуждающий, умеющий говорить, чему мы всегда тоже уделяли внимание и учили говорить, рассуждать.         

Артем Жаворонков: Определяющая заслуга университета.

Юлия Желнина: Так вот, естественно.

Игорь Кирьянов: Это действительно очень важно было. Но сейчас сложнее. ЕГЭ повлияло, различного рода тестовые системы, интернет, общение по…

Юлия Желнина: В соцсетях.

Игорь Кирьянов: В соцсетях. Меньше стало живого, меньше стало практик общения глаза в глаза. Это тоже ведь серьезно сказывается. Ну другие люди, другие навыки, умения к тому времени, когда поступают в университет. После первого курса у историков археологическая практика обычно, а это значит в поле, это сами о себе заботимся, в том числе готовим пищу. Ну вот несколько лет тому назад впервые столкнулись с ситуацией, когда группа поехала в экспедицию, ни один из юношей костер в жизни не разводил…

Юлия Желнина: Ого!

Игорь Кирьянов: И не умеет. И ни одна из девушек не варила…

Артем Жаворонков: Кашу на костре.

Игорь Кирьянов: Кашу на костре в котелке до этого.

Юлия Желнина: Чем же они питались?

Игорь Кирьянов: Ну ускоренный курс молодого бойца в экстремальных условиях, когда хочешь выжить.         

Юлия Желнина: Потрясающе!

Игорь Кирьянов: Да. То есть действительно другие. При этом, наверное, более раннее время, ну вот я вспоминаю и годы своей учебы, у нас было модно учиться. Я не могу сказать достаточно, что сейчас тоже модно учиться, ну, по крайней мере, в широких кругах студенчества. Безусловно, есть те, кто увлечен, те, кто учится, занимается наукой и еще что-то успевает делать. Но хотелось бы возвращения моды на учебу.

Артем Жаворонков: А интерес к… Ну с этой реформой – бакалавриат, магистратура – интерес к научной деятельности пробуждается уже в процессе обучения или все-таки приходят уже нацеленные? Мы с первого курса знали, кто у нас пойдет на кандидата, кто пойдет в аспирантуру, кто собирается заниматься наукой.

Игорь Кирьянов: Ну я думаю, что и сейчас есть те, кто об этом думает. Но другое дело, что бакалавриат в первую очередь-то не направлен на глубокую исследовательскую работу и здесь объем научной деятельности студентов, когда был специалитет, был большим. Магистратура – да. Магистратура – да. Но не могу я сказать, что вот эта нынешняя система при определенных ее плюсах, есть и минусы, но, в том числе, и не с первого курса пробуждается интерес.

Артем Жаворонков: Сколько сегодня бюджетных мест на историко-политологическом факультете?

Юлия Желнина: Началось.

Игорь Кирьянов: Ну что вы о грустном, что вы о грустном.

Артем Жаворонков: Ну а как.

Игорь Кирьянов: Ну вот, например, историков мы, нам выделялось министерством, 19 мест в этом году мы приняли на бюджет. На следующий год будет 10.

Артем Жаворонков: Специальность – «история»?

Игорь Кирьянов: Направление «история», бакалавриат.

Артем Жаворонков: Направление «история».

Игорь Кирьянов: Вот в этом году было 19, на следующий год 10 бюджетных мест.

Артем Жаворонков: А сколько сегодня обучается на историко-политологическом факультете студентов? Студентов сколько?

Игорь Кирьянов: Вместе с заочным там ну где-то около 800.

Юлия Желнина: Ничего себе!

Артем Жаворонков: А прежде было? Ну, скажем, 10 лет назад.

Юлия Желнина: Ну ты спросил.

Игорь Кирьянов: 10 лет…

Юлия Желнина: Ну в два раза меньше.

Игорь Кирьянов: Ну нет, не когда бакалавриат, там курсы могли быть побольше. Там историков набирали по 50 на дневное отделение, а в отдельные годы 75 был прием на дневное отделение. Но поменьше студентов, поменьше. Здесь же не только ведь историки – политологи, международники, управленцы.

Артем Жаворонков: Все вместе, да.

Игорь Кирьянов: Историков меньше, конечно, стало.

Артем Жаворонков: Потребность в историках, политологах, управленцах стала меньше. Ведь, говорят, не только по отношению к классическому университету, вообще к гуманитарному образованию в России, что сегодня востребованность специалистов по этим направлениям невысока.

Игорь Кирьянов: Тут, мне кажется, что-то из области казуистики получается, когда говорят о востребованности. Нет, наши выпускники работают.

Артем Жаворонков: И слава богу.

Юлия Желнина: Ну вот выпускник исторического факультета…

Игорь кирьянов: Другое дело, что сейчас, наверное, с точки зрения решения государственных задач более важными представляются инженерные, технические. Поэтому количество мест там увеличивается, а, значит, если где-то прибавилось…

Артем Жаворонков: Где-то убавилось.

Игорь Кирьянов: Да, бюджет-то не резиновый. Кстати говоря, это было и в советское время, бывали периоды. А потом начинались программы, реализация программ гуманитаризации, и так далее и тому подобное, когда уж совсем забывали о бедных гуманитариях. Ну я думаю, что и здесь что-то произойдет. Ну другое дело, надо иметь в виду, что мы же сейчас говорили о местах на ступени бакалавриата, первые четыре года обучения. Но есть еще и магистерские. Вот места, с местами бюджетными для магистров лучше, они увеличиваются.

Артем Жаворонков: Да уж слава богу.

Юлия Желнина: Ну идут вообще на магистратуру?

Игорь Кирьянов: Да, да, да, да. И даже конкурсно получается.

Юлия Желнина: То есть, получается…

Игорь Кирьянов: Ну я не могу сказать, что так уж широко, но конкурсно. И из других мест, кстати говоря, больше, из других вузов, не только наш.

Юлия Желнина: С других факультетов?

Игорь Кирьянов: Да и из других вузов, других вообще направлений.

Юлия Желнина: Ну да, направлений.

Игорь Кирьянов: В том числе из технических. Ну не на историю, но…

Артем Жаворонков: На «государственное муниципальное управление», мне кажется, одно из самых популярных сегодня направлений.

Юлия Желнина: Ну да, ну да.

Игорь Кирьянов: На политологию тоже, на государственное муниципальное управление, да. Учитывая, что введены в действие профессиональные стандарты, да, они там сейчас называются? Стандарты профессии, где есть определенные требования и где уже, например, по государственной муниципальной службе очень многие должности не занять, не имея степени магистра.

Артем Жаворонков: 3 минутки у нас остается буквально. Истфак всегда был очень творческим факультетом, победы в «студвеснах» – малых, больших, КВНы. И тут несколько лет назад я заходил в университет, ну не берусь сказать, несколько или чуть больше, и мы что-то как-то не впереди были. Тут смотрю – вроде снова возвращаемся.

Игорь Кирьянов: Да, волнами, волнами. Да, когда-то давно это было все время стабильно, а сейчас, наверное, и уровень конкуренции…

Артем Жаворонков: Подрос.

Игорь Кирьянов: Подрос все же.

Артем Жаворонков: Так технические специальности никогда не блистали, а тут…

Игорь Кирьянов: Ну и сейчас начинают тоже.

Юлия Желнина: Блистать.

Артем Жаворонков: Экономисты, юристы, филологи, и мы.

Игорь Кирьянов: Да, тоже блистают. Но мы достаточно регулярно побеждаем в мероприятии, которое называется «Суперпервокурсник», То есть первый курс очень-очень хороший приходит.

Артем Жаворонков: То есть раньше был КВН первокурсников и «весна» первокурсников.

Игорь Кирьянов: Ну здесь это тоже совмещается все, но в том числе в самом начале еще придумана такая серия мероприятий. И студенческий актив, он серьезно работает, различного рода мероприятия, то есть тут нормально.

Юлия Желнина: То есть они заинтересованы в общественной деятельности?

Игорь Кирьянов: Нет, внеучебная деятельность – это как раз развивается.

Юлия Желнина: Они ради этого и приходят.

Игорь Кирьянов: Я как раз про это-то и говорил, чтобы еще было бы модно бы учиться. А то постоянно уважительные причины, что надо отпустить туда, надо отпустить туда. Да, побеждают там, там, там, там. Но это тоже приобретение определенных навыков, прежде всего, компетенции, которые пригождаются.

Артем Жаворонков: Наш выпускник, ваш выпускник в том числе, спрашивает: «А посвящение в историки-то сохранилось?» Масштабное мероприятие, по-прежнему туда мечтают проникнуть? Я, когда…

Юлия Желнина: Это как клуб?

Артем Жаворонков: Когда меня посвящали в историки, со мной вместе посвящались и биологи, и химики, потому что это было настолько ярко, интересно и никто не мог больше этим похвастаться.

Игорь Кирьянов: Что касается посвящения в историки… Да, проводится… Не в историки, в студенты, ИПФ там, естественно, все первокурсники, а не только, опять-таки, надо помнить об историках.

Артем Жаворонков: Политологах.

Юлия Желнина: А политологах, международниках.

Игорь Кирьянов: Безусловно. Да, это проводится. Ну да, это масштабно, конечно, без той подчас неформальной обстановки, которая бывала раньше. Ну и в этом году, как раз 30-го сентября, в рамках юбилейного мероприятия будет проведено посвящение в первокурсники. Это тоже определенный квест и целая череда…

Юлия Желнина: Которого ждут первокурсники.

Игорь Кирьянов: Да, мероприятий, подготовка к нему уже тоже идет, заканчивается.

Артем Жаворонков: Повезло нынешним первокурсникам.

Игорь Кирьянов: И еще один такой любопытный момент. Первое посвящение в студенты факультета, ну тогда в историки, было в 1966-м году. Давайте посчитаем. 50 лет…

Артем Жаворонков: Лет назад.

Игорь Кирьянов: Еще один юбилей.

Юлия Желнина: Да, еще один юбилей. Много юбилеев. С нами был декан факультета историко…

Артем Жаворонков: Игорь Константинович Кирьянов…

Юлия Желнина: Да.

Артем Жаворонков: Декан историко-политологического факультета Пермского классического университета. В ближайшую пятницу всех историков, выпускников классического университета ждем в 18:30 в кампусе Пермского государственного национального исследовательского университета.

Юлия Желнина: Ты-то пойдешь?

Артем Жаворонков: Я очень надеюсь, если не уеду в Уфу, пойду.

Юлия Желнина: Вот-вот. Начинай. Спасибо вам большое! До свидания!

Артем Жаворонков: Спасибо большое, Игорь Константинович!

Игорь Кирьянов: Спасибо вам!

Артем Жаворонков: Давайте, до встречи! Всего доброго!

Игорь Кирьянов: До свидания!

_______________________

Программа вышла в эфир 28 сентября 2016 г.


Обсуждение
2511
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.