Верхний баннер
10:02 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.27 € 62.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
17:39, 04 октября 2016

«Не нужно забывать, что губернатор, наш нынешний губернатор — это человек, которого рекомендовал мой любимый президент Путин», — Валерий Трапезников, депутат Госдумы 6-го созыва, депутат ЗС Пермского края

Юлия Хлобыст: Добрый день! Мы находимся на политической кухне «Эха Перми», политобозреватель газеты «Звезда» Евгений Плотников… Женя, добрый день!

Евгений Плотников: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Меня зовут Юлия Хлобыст. И в гостях у нас экс-депутат Государственной думы, ныне депутат законодательного собрания и, как пишут многие СМИ, токарь с 50-летним стажем Валерий Трапезников. Добрый день, Валерий Владимирович!

Валерий Трапезников: Добрый день! Мои полномочия заканчиваются пятого…

Юлия Хлобыст: В Госдуме?

Валерий Трапезников: Да, пятого числа, в 10 часов утра.

Юлия Хлобыст: Эх, ошиблась!

Валерий Трапезников: Так что вы допустили ошибку.

Юлия Хлобыст: Первая ошибка сразу же, да?

Валерий Трапезников: Да, да, да, да.

Евгений Плотников: То есть вы пока еще депутат Госдумы?

Валерий Трапезников: Да.

Юлия Хлобыст: Подождите, то есть вы еще мандат заксобрания не получили?

Валерий Трапезников: Нет еще. Только временное удостоверение, временное, да.

Юлия Хлобыст: Удостоверение. Временное удостоверение депутата.

Валерий Трапезников: Да, потому что у меня кончается срок действия по федеральному закону в 10 часов утра пятого числа, когда выберут спикера, Вячеслава Викторовича Володина. Вот с этого момента у меня прекращается срок действия депутата Государственной думы. Но это в прошлом, давайте, пошли в атаку, вперед!

Юлия Хлобыст: Ну ладно, бог с ним, все равно уже сейчас, пошли в атаку. Вас не обижает то, что вас представляют вот СМИ, такой штамп навесили – «токарь с 50-летним стажем»…

Евгений Плотников: Нет, это его работа.

Юлия Хлобыст: Хотя, в принципе, вы уже в бывшем профсоюзный босс, да?

Валерий Трапезников: Я никогда не был профсоюзным боссом, я не получал деньги от профсоюза, я работал на общественных началах, защищал интересы рабочего класса.

Юлия Хлобыст: Все равно член профсоюза.

Валерий Трапезников: Я и сейчас член профсоюза, и взносы плачу.

Юлия Хлобыст: И последнее время…

Евгений Плотников: То есть вы до последнего момента, избрания в Госдуму, работали на заводе?

Валерий Трапезников: Конечно. Еще первого числа я точил детали. Декабря.

Евгений Плотников: Вот так вот.

Юлия Хлобыст: Первого декабря какого года это получается?

Валерий Трапезников: Одиннадцатого.

Юлия Хлобыст: Одиннадцатого года.

Евгений Плотников: То есть, получается, Юля, вот мы с тобой спорили до эфира, до нашей «Кухни», я говорил, что…

Валерий Трапезников: Пока не получил телеграмму правительственную от Чурова, чтоб рассчитаться срочно. Я моментально рассчитался и полетел в Москву.

Евгений Плотников: Вот я тоже говорил, кстати, мне все говорят, что господин Трапезников больше заседал, протирал штаны на профсоюзных собраниях, чем работал. Я говорю: «Нет, нет, нет, он как раз вот…»

Валерий Трапезников: Профсоюзное собрание после работы, между прочим.

Юлия Хлобыст: Хорошо. Все-таки давайте еще немножечко о профсоюзах. Вот вы говорили, что профсоюзы – это ваше все, это ваша школа, ваши университеты.

Валерий Трапезников: Безусловно, безусловно, да.

Юлия Хлобыст: И, собственно, при этом профсоюзы сегодня, ну это, наверное, никто…

Валерий Трапезников: Не профсоюзы, я сразу…

Юлия Хлобыст: Это не профсоюзы, они сдулись.

Валерий Трапезников: Они изумительные, профсоюзы. Лидеров надо менять многих, а профсоюзы – идеальная организация, еще созданная в Англии, в том веке, в позапрошлом веке.

Юлия Хлобыст: Это понятно. Но… Да бог с ней, с Англией.

Валерий Трапезников: Профсоюзная организация прекрасная. Вот другое дело – умение избрать лидера. Вот давайте, небольшой пример. Я возглавлял профсоюзную организацию сборочного производства и за четыре года членство сразу упало на 12%. При мне членство было как у Кадырова – 101%.

Юлия Хлобыст: То есть вы себя под Кадыровым числите буквально.

Валерий Трапезников:Ну я так, сравнивать, у него 101 и у меня 101.

Юлия Хлобыст: Но, тем не менее, тем не менее, вы не раз в публичной плоскости заявляли о том, что, собственно, вы так вот на баррикады не пойдете, вы стараетесь договариваться, если на демонстрации, то вместе с властью.

Валерий Трапезников: Никогда вместе с властью не ходил. Власть на трибуне, я внизу.

Юлия Хлобыст: Да ладно!

Валерий Трапезников: Да ну.

Юлия Хлобыст: Да ладно!

Валерий Трапезников: Я не на трибуне, конечно, стоял.

Евгений Плотников: Нет, вчера вы сидели.

Валерий Трапезников: Вы не поняли меня. Когда идет первомайская демонстрация, я, будучи депутатом Госдумы, шел вместе с моими коллегами на демонстрации, потом просто поднимался и пожал руку губернатора и председателя профсоюзного нашего, Булдашова, и сказал: «В народ надо идти».

Юлия Хлобыст: Ну все равно, вы понимаете, вот у профсоюзов, у них подоплека такая, вот как бы немножко бунтарская.

Валерий Трапезников: Нет.

Юлия Хлобыст: А вы говорили… Ну как нет? Вот всегда они бунтовали против каких-то, каких-то, я не знаю, ну как это…

Евгений Плотников: Ну буржуйских фильмов насмотрелись, там все время профсоюзы воюют с работодателями. А у нас как-то нет.

Валерий Трапезников: Да, да.

Юлия Хлобыст: А вы говорили, например, а вы говорили, что, например, если митинги, то все должно быть согласованно.

Валерий Трапезников: Безусловно, в рамках законодательного поля России.

Юлия Хлобыст: Все в рамках закона.

Валерий Трапезников: Конечно.

Юлия Хлобыст: А как вы будете защищать? Вот как профсоюзы сегодня будут защищать интересы трудового класса, рабочего класса?

Евгений Плотников: Вас отправят в Камскую долину на митинг и митингуйте там.

Валерий Трапезников: Нет. Видите, в чем дело, профсоюзы… Вы, конечно, далеки, тем более, вы не члены профсоюза.

Юлия Хлобыст: У нас вообще нет профсоюза, я вам хочу сказать.

Валерий Трапезников: Это ваша трагедия. Между прочим, профсоюзы очень сильны в Англии и во Франции, профсоюзы журналистов, и они не дают себя в обиду. Ведь профсоюзная организация в настоящее время во всем мире – это стол переговоров. На митинги надо, конечно, выходить, для этого есть международный день, первого мая. С Чикаго началось и все люди выходят. А с другой стороны, то, что вы будете кричать – это, конечно, хорошо, но умело переговорить, итальянская забастовка существует, такой термин есть, работать по правилам, под угрозой выполнение плана до тех пор, пока работодатель не поймет, что ему выгоднее: повысить заработную плату на процент инфляции или сорвать поставки. То есть это есть умение работать с работодателем. Но еще раз подчеркиваю – я вырос в семье юриста, закон прежде всего. Нельзя нарушать закон, «плохой закон, но таков закон», – еще говорили древние греки.

Юлия Хлобыст: Хорошо. Давайте все-таки больше к законодательной деятельности.

Валерий Трапезников: Безусловно, да, да.

Юлия Хлобыст: Смотрите, несмотря на то, что вы проиграли праймериз…

Евгений Плотников: Нет, давайте про праймериз скажем, да.

Валерий Трапезников: Я не проиграл праймериз. Вы понимаете, в чем дело, я не занял первое место. Я же в списке и сейчас в Госдуму.

Юлия Хлобыст: Но не заняли первое место…

Валерий Трапезников: Да, не занял первое место.

Евгений Плотников: Нет, смотрите, тут вопрос-то такой. Мне вот всё интересно, вы, значит, шли на праймериз, понятно, что все друг друга там уважают. А вы как относитесь к Сазонову? Я вот вообще не понимаю, честно говоря, как бы человек там имеет… Ну сейчас же, когда он баллотировался в Госдуму…

Юлия Хлобыст: Декларирует.

Евгений Плотников: Декларирует доходы. Сто тысяч в год. Он живет на минималку. Это лидер ОНФ, вы все время фронт хвалили.

Валерий Трапезников: Он не лидер ОНФ, он один из сопредседателей.

Евгений Плотников: Ну один из сопредседателей. Нет, ну вот, тем не менее…

Валерий Трапезников: Случайно, но я хочу сказать, в какой-то степени, к сожалению, к сожалению. Я к нему отношусь равнодушно.

Евгений Плотников: Тем не менее, нет, как он занял первое место-то, если у него, в принципе, доходы – минимальная заработная плата, вот понимаете, минималка. Ездит на «крузаке», вот «Единая Россия».

Валерий Трапезников: Вы знаете, я хочу сказать. Во-первых, я не следственные органы, я вообще никого не обсуждаю и не осуждаю. Во-первых, праймериз – это изумительная вещь, но видите в чем дело: когда я работал в думе, я прилетал и на дебаты, я шесть дебатов провел, все нормально, хорошо. Но я не мог встречаться с трудовыми коллективами моего округа, 60-го, потому что я работал в думе, у меня совесть есть, я получал зарплату и я не мог во время пленарного заседания выезжать в Березники. Плигин, между прочим, знаете, председатель комитета, изумительный оратор, юрист, он тоже не мог выезжать в Питер, потому что у него законопроекты шли. 171 раз я выступил в думе по решению комитета, по заданию комитета. И, естественно, я не мог срываться с рабочего места, как некоторые депутаты шестого созыва, которых я почти не видел, потому что они все неизвестно чем были заняты. Я знаю, что я прихожу на работу, я с работы не могу уйти, потому что у меня есть совесть. Почему? Народ нам платит заработную плату хорошую и, естественно, я должен ее отрабатывать в полной мере. Я вносил предложение праймериз проводить по-другому, понимаете, в летние каникулы, тогда, когда депутаты, которые желают идти баллотироваться…

Евгений плотников: Посвободнее.

Валерий Трапезников: Да, они свободны. Тогда бы я, извините, как вот я, 24-й округ. Я сел сам за руль, загрузил…

Юлия Хлобыст: И объехали.

Валерий Трапезников: И объехали. Сам – ни водителя, никого. Один помощник у меня, и то не помощник, а друг – всё. И мы танцевали со старушками, со слепыми, со всеми, я всё. Хотя я хочу сказать, что не все гладко было в том смысле, в этом округе, 24-ом, площадки-то не были расчищены для моих встреч. Я сам договаривался, я все сам договаривался, у меня не было избирательного штаба, вообще ничего не было, я и мой товарищ.

Юлия Хлобыст: Но все-таки, вот возвращаясь к праймериз. Хорошо, вы считаете, что не проиграли, тем не менее, когда прошли праймериз, то некоторые политологи говорили о том, что вас хотят пристроить.

Валерий Трапезников: Как и Пушкова пристраивали.

Юлия Хлобыст: Да, ну пристроить как бы на место, то есть, ну понятно, что заканчивается срок действия депутата Государственной думы и надо куда-то, в общем-то, вас пристроить. С одной стороны, вроде бы как…

Валерий Трапезников: Пристроить можно на кладбище, на хорошее место.

Юлия Хлобыст: Подождите, подождите, подождите, нет, нет, нет, нет, нет. Вроде как нормально, потому что соблюдается принцип классовости, потому что вы – человек из народа, ну вот такой вот у вас статус, да, с одной стороны. С другой стороны, вы, в общем-то, удобный, наверное, для власти человек, потому что ну вы сейчас сами сказали, что вы будете делать только в рамках законности и никаких митингов, забастовок и так далее.

Валерий Трапезников: Безусловно, есть уголовный кодекс.

Юлия Хлобыст: А как вы собираетесь отстаивать интересы избирателей, скажем, в рамках того же законодательного собрания, когда иногда нужно возмутиться, пойти наперекор, наверное, какому-то большому количеству голосов.

Евгений Плотников: Да. А губернатор скажет: «Валерий Владимирович, ну че ты, не бузи».

Валерий Трапезников: А я… Вообще-то губернатор не депутат, в заксобрании он не будет присутствовать, так что я…

Евгений Плотников: Ну представитель его будет.

Юлия Хлобыст: Но вы же понимаете, что… Но вы же…

Валерий Трапезников: Какие представители? Голосуют только депутаты, да.

Евгений Плотников: Да, это да.

Валерий Трапезников: Так причем здесь губернатор? У него своя работа, у меня своя работа, поэтому я не вижу… Но не нужно забывать, что губернатор, наш нынешний губернатор – это человек, которого рекомендовал мой любимый президент Путин. В 17-м году будут выборы, это будет другое дело. В данном случае президент сказал: «Виктор Федорович, надо». Заксобрание, между прочим, проголосовало. Значит это человек, которого я уважаю, потому что он умеет работать. Не всё получается, но его рекомендовал мой президент Владимир Путин, значит, извините, ждите 17-го года.

Юлия Хлобыст: Я напоминаю, что в гостях на политической кухне «Эха» находится еще депутат Государственной думы Российской Федерации, еще три дня.

Валерий Трапезников: Три дня, да.

Юлия Хлобыст: А ныне депутат Законодательного собрания Пермского края и, в общем-то, более известный, как – так уж СМИ окрестили – токарь с пятидесятилетним стажем Валерий Владимирович Трапезников.

Евгений Плотников: Токарь из Перми, ткачиха из Иваново, ну вот как бы такие бренды.

Валерий Трапезников: Давайте так, вы знаете, бренд – это хорошо.

Евгений Плотников: Да.

Валерий Трапезников: Я горжусь своей профессией так же, как Жорес Алферов, академик, а уже потом говорят, депутат. Так что я считаю, что в нашем демократическом государстве – и в социалистическом, и в любом – профессия – это главное для человека, и я всегда уважаю и техничку, и дворника, и журналиста, и президента. То есть кто-то с иронией, но, извините…

Юлия Хлобыст: Нет, Валерий Владимирович, вы меня неправильно понимаете.

Валерий Трапезников: Я горжусь своей профессией, горжусь, что я был на заводе.

Юлия Хлобыст: У нас нет ни капли иронии.

Валерий Трапезников: Понятно, конечно, да.

Юлия Хлобыст: Просто здесь есть такие штампы. Ну и потом, согласитесь, что в законодательных органах власти у нас не так много людей, которые…

Евгений Плотников: С рабочей косточкой, скажем так.

Юлия Хлобыст: С рабочей косточкой, да, действительно.

Валерий Трапезников: К сожалению, это трагедия.

Евгений Плотников: Вы, по-моему, один ведь, да? А остальные все…

Валерий Трапезников: Нет, нет, нет, нет.

Евгений Плотников: Как нет? В ЗСе-то? А кто там еще у нас?

Валерий Трапезников: А, в ЗСе, конечно. А в Государственной думе, как ни парадоксально, у коммунистов ноль рабочих, у ЛДПР ноль рабочих, «Справедливая Россия» – ноль рабочих. А вот в нашей любимой партии «Единая Россия» – 5 рабочих. Другое дело, что они неизвестны.      

Евгений Плотников: Маловато.

Валерий Трапезников: Но это, другое дело, не каждому дано. Они как-то там пробились, а я рвал рубаху и попал в Государственную думу.

Юлия Хлобыст: Я напоминаю, что у нас работают мобильные средства связи: 8-963-870-1000, это СМС, Viber, WhatsApp и Telegram. Мы сейчас прервемся на рекламную паузу, после чего вернемся на политическую кухню «Эха» и продолжим разговор с Валерием Трапезниковым.

Мы уже в эфире. Я напоминаю, что в гостях на политической кухне «Эха Перми» Валерий Трапезников, здесь же политобозреватель газеты «Звезда» Евгений Плотников, а меня зовут Юлия Хлобыст. Мы вот в перерыве очень бурно дискутировали, вернее, так…

Евгений Плотников: Про законопроекты дискутировали.

Юлия Хлобыст: Валерий Владимирович рассказывал на о законопроектах, которые он продвигал в Государственной думе. Вы знаете, вот это, наверное, был основной мой интерес, перед программой…

Евгений Плотников: Нет, ну есть же тоже устоявшийся штамп…

Юлия Хлобыст: Конечно.

Евгений Плотников: Что господин Трапезников в думе только занимался тем, что козлов с Болотной парафинил, да, грубо говоря, а больше ничего не делал.

Юлия Хлобыст: Ну и комментировал различные инициативы. Ну вот я посмотрела, да, скажем, даже вот по, скажем, одному из думских сайтов. Ну, например, ну вот что вот у вас было, значит… Ну, во-первых, в 12-м году вы там просили – ну это я к слову о комментариях – просили Абрамовича, собственника лондонского футбольного клуба «Челси», поддержать финансово пермский «Амкар». Ну это так и осталось без, так скажем…

Валерий Трапезников: Он не ответил мне, к сожалению.

Юлия Хлобыст: Не ответил, да. Значит, дальше, что еще было: «Организаторы должны нести ответственность за нарушения на митингах». Это тоже 12-й год, как раз вот Болотная площадь. Дальше: «Наличие имущества за рубежом не должно влиять на принимаемые властью решения». Был такой, в общем-то, круглый стол – «Национализация элит», в Госдуме, вы, видимо, принимали в нем участие, тоже высказывали свое мнение. Дальше…

Валерий Трапезников: Да, да, да, да. В результате депутат Госдумы от Пермского края господин Ломакин срочно написал заявление, у него были активы в Швейцарии, он мне пожал руку, я ему.

Юлия Хлобыст: Кстати, да.

Евгений Плотников: Он ушел из Госдумы, да?

Валерий Трапезников: Ушел. Ну или миллиарды в Швейцарии, или работать на Пермский край.

Юлия Хлобыст: Вот. Но следующее, да: «Депутат Трапезников предложил распустить высшую аттестационную комиссию – ВАК». Я это сейчас к чему перечисляю, что вот были ваши инициативы, то есть, и какие из них, в общем-то, никуда никак не реализовались. Дальше: законопроект…

Валерий Трапезников: Нет, имущество, то есть счета за рубежом, капитально прошло.

Евгений Плотников: Везде.

Валерий Трапезников: Везде, да, да.

Юлия Хлобыст: Хорошо, подождите, счета за рубежом. Дальше… Значит, законопроект, ужесточающий наказание за нападение на журналистов, он был внесен в Госдуму…

Валерий Трапезников: Да.

Юлия Хлобыст: Но получил ли он какой-то ход?

Валерий Трапезников: К сожалению, не поддержали.

Юлия Хлобыст: Нет, по-моему.

Евгений Плотников: Не любят журналистов у нас.

Юлия Хлобыст: Не любят у нас журналистов.

Валерий Трапезников: Я их хотел защитить, между прочим.

Евгений Плотников: Да, да, да.

Валерий Трапезников: Знаю, как их бьют иногда, Кашин, вспомните, да?

Юлия Хлобыст: Да. За неуважение к обществу отправлять на общественные работы. Это о ситуации где-то в Казани или в Чебоксарах. В Казани, по-моему, в Чебоксарах, когда там девушки танцевали, стриптизерши, прикрывшись российским флагом, да.

Валерий Трапезников: Да, да, да, да, да. Да, подмести улицы – и нет проблем, да.

Юлия Хлобыст: Золотые парашюты для глав госкомпаний ограничили.

Валерий Трапезников: Приняли.

Юлия Хлобыст: Это да, приняли.

Валерий Трапезников: Год, год, между прочим, президент поручил правительству и в течение года я работал, и наконец-то первого апреля, в день смеха, приняли.

Евгений Плотников: Слушайте, ну все равно же все они там, все эти наши главы всяких «Газпромов» там, они все равно как миллиарды в сутки получали, так и получают.

Валерий Трапезников: Нет, нет, нет, вы не поняли.

Юлия Хлобыст: Золотые парашюты.

Валерий Трапезников: Да, да, да…

Евгений Плотников: Нет, золотые парашюты – это я знаю, но дело ведь не только…

Валерий Трапезников: Когда человека сокращают, да, да.

Евгений Плотников: Нет, так одно дело – золотой парашют, это, конечно, понятно. Но с другой стороны, учитывая, что у них там у всех миллиардные зарплаты – есть парашют, нет, какая разница, собственно?

Валерий Трапезников: Видите, в чем дело, вот давайте так: когда президент в 14-м году сам уменьшил себе заработную плату, естественно, премьер-министр, лидер нашей партии, тоже. Мы все, депутаты, написали заявления на…

Евгений Плотников: Это я помню, кстати, вы один из первых были, да.

Валерий Трапезников: Помните? Да, самые первые, многие чиновники. Но вы понимаете, ни Миллер…

Евгений Плотников: Да.

Валерий Трапезников: Да, никто. На завод приезжаю и спрашиваю: «Президент понизил заработную, а вы?» «А мы – акционерное общество». Какая разница? Президент нашей страны уменьшил, так что, вам трудно, что ли?

Евгений Плотников: А они, наверное, только рабочим уменьшили, как обычно, да?

Валерий Трапезников: Ну не рабочим, не уменьшил, но все равно, да.

Юлия Хлобыст: Дальше, дальше, поехали по инициативам. Значит, раскритиковали вы решение минобрнауки о сокращении списка специальностей профобразования.

Валерий Трапезников: Да, да, да, да.

Юлия Хлобыст: Да, но, собственно говоря, как…

Валерий Трапезников: Почему? Нет, нет, мы сделали список, внесли изменения, вернули рабочие профессии, те, которые они не понимали, они сказали, что нет такой профессии «инженер-электрик», «лифтовое хозяйство в метро», и так далее. Ну то есть мы сильно переработали.

Евгений Плотников: Редкие какие-то специальности.

Валерий Трапезников: Ага, да, но они нужны, и мы вернули сейчас список, который более-менее соответствует реалиям нашего дня.

Юлия Хлобыст: Дальше: предложили увеличить возраст выхода на пенсию для депутатов и чиновников, но насколько я…

Валерий Трапезников: Как? Он всё, с первого января 17-го года пошел в работу, каждые полгода…

Юлия Хлобыст: Точно?

Валерий Трапезников: Ну что вы, конечно.

Евгений Плотников: И что будет-то?

Валерий Трапезников: То есть, как бы сказать… Чиновники сейчас будут выходить на пенсию – женщины не в 55 лет, а мужчины в 60. Постепенно до 30-го года будет повышаться каждый год на полгода.

Евгений Плотников: И до какого периода? Женщина до 60-ти, что ли, а мужчина до 65-ти?

Валерий Трапезников: Конечно, да.

Евгений Плотников: Это чиновники?

Валерий Трапезников: Да. А депутатам-то как мы, ООО… Сейчас как: депутат отработал срок, да, и добавка к пенсии.

Евгений Плотников: Ну вам.

Валерий Трапезников: Да. А сейчас нужно два срока, 10 лет отработать, чтобы получить надбавку. Вот это, конечно, удар ниже…

Евгений Плотников: То есть вы сами себя, собственно, это…

Валерий Трапезников: Ну а с другой стороны, а как иначе, чтоб не трогали простых граждан России.

Юлия Хлобыст: Ну, в общем, есть еще некоторые тут у вас были инициативы, да.

Валерий Трапезников: Ну самое-то главное, вы бы зашли на сайт комитета.

Юлия Хлобыст: Так.

Валерий Трапезников: Работа депутата – это не только писать законы, это по поручению комитета проводить законопроекты от первого до третьего чтения, выступать трижды на пленарке – вот это главное, почему-то об этом не говорят. А ведь законопроектов, считайте, по 30, 40, по 50 законопроектов выходит на пленарку.

Юлия Хлобыст: Но вы считаете, вы в Госдуме эффективно сработали? Вот, вот…

Валерий Трапезников: Я – один из лучших.

Юлия Хлобыст: Нет, ну так, знаете, так и мы про себя можем сказать.

Валерий Трапезников: Не надо.

Евгений Плотников: Нет, подождите, у нас есть рейтинги, понимаете, вот в законодательном собрании рейтинги есть.

Валерий Трапезников: Вот давайте так: можете посмотреть любого депутата шестой думы из 450-ти, сколько он выступил. У меня 171 раз. Есть депутаты 0, 2, 3.

Юлия Хлобыст: Слушайте, выступать можно сколько угодно, Валерий Владимирович.

Валерий Трапезников: А вы не знаете регламент, вы дилетантка. В думе не выступают, мадам.

Юлия Хлобыст: Слава богу, я не депутат.

Валерий Трапезников: В думе…

Евгений Плотников: Дилетантка.

Валерий Трапезников: Да, дилетантка. В думе дают слово по повестке дня, по законопроекту, а тот депутат, которому поручено, он выступает. В думе нельзя выступать.

Юлия Хлобыст: Значит, смотрите, слушатели нам что пишут, 8-963-870-1000, кстати, у вас есть, уважаемые наши слушатели, возможность задать свои вопросы. Ну, во-первых, по поводу – «не выступают», и по поводу, чего вы обозвали меня дилетанткой. «Не выступают? – пишет нам слушатель, – да в думе просто цирк с конями и клоунами». Так что вот как народ-то, вот как избиратели оценивают, собственно говоря, деятельность депутатов. А еще один слушатель спрашивает: «Спросите, сколько вы детей-сирот, инвалидов усыновили? Вы ведь голосовали за закон подлецов». Имеется в виду закон Димы Яковлева.

Валерий Трапезников: Молодец, парень! Только он пусть посмотрит, сколько мне лет. Кто мне разрешит усыновить ребенка под 70 лет?

Юлия Хлобыст: Ну хорошо, а если бы вы были моложе, например.

Валерий Трапезников: Безусловно, но у меня есть…

Евгений Плотников: Свои есть.

Валерий Трапезников: Дочка, и внучки есть, и внук есть. Так что, в принципе, я готов, но сейчас мне просто даже кровь сдавать нельзя, потому что после 60-ти лет кровь не берут, также усыновлять нельзя.

Юлия Хлобыст: Нет, а почему, почему вы голосовали за этот закон?

Валерий Трапезников: Ну видите в чем дело, вопрос очень избитый, я отвечал…

Юлия Хлобыст: Он избитый, да.

Валерий Трапезников: Да, но с другой стороны, нужно понять. Меня, конечно, возмутил – вы помните – случай. Что такое Дима Яковлев, как-то забыли.

Юлия Хлобыст: Да, да.

Валерий Трапезников: Это страшная трагедия, которая произошла в Америке. И, естественно, когда стали смотреть, Астахов нам рассказывал, у них просто ребенка усыновили и в ряде штатов не допускают – а он еще и является гражданином России – посмотреть, как он живет. У них закон это запрещает. Вот это и сейчас количество сирот резко уменьшилось. Да, еще и с инвалидами, как говорится, детьми, это большое количество, но здесь, с другой стороны, нужно воспитывать наших граждан о том, что если у вас нет детей или есть возможность – берите.

Юлия Хлобыст: Я готова с вами поспорить по поводу того, как там в штатах, вы говорите, не допускают. На самом деле, такого нет. Ну, например, у меня подруга живет в Канаде и рассказывала об этих вещах.

Валерий Трапезников: А причем здесь Канада и США? Это разные государства.

Юлия Хлобыст: Это разные страны, но, тем не менее.

Валерий Трапезников: Не надо. Дальше: вы опять не знаете конституцию Соединенных Штатов Америки. У них есть законы федеральные и есть законы, как говорится, государственные. И в одном штате…

Юлия Хлобыст: Есть законы штатов, а есть законы государства.

Валерий Трапезников: Да. В одном штате смертная казнь через укол, в другом штате смертной казни нет. То есть у них в этом отношении очень разнообразные законы, которые иногда даже противоречат в какой-то степени федеральным законам.

Юлия Хлобыст: Хорошо, что было, то было.

Валерий Трапезников: Да.

Юлия Хлобыст: Этот закон останется на вашей совести и на совести тех, кто голосовал «за».

Валерий Трапезников: У меня совесть чиста, не надо.

Юлия Хлобыст: Замечательно, хорошо! Смотрите, давайте все-таки к вашей законотворческой деятельности, эффективности, эффективности.

Евгений Плотников: Нет, так может быть сейчас все-таки, все-таки, может быть вернемся к законодательному собранию все-таки?

Юлия Хлобыст: Вот я и говорю, эффективность депутата.

Валерий Трапезников: Да, да.

Евгений Плотников: Хотелось бы выдать, с чем пришли, то есть что сейчас у вас? Понятно, что у Госдумы полномочий больше, законотворческих возможностей больше. В ЗСе все равно, в законодательном собрании поле не такое широкое. Что вы можете сделать для рабочих, для крестьян, для своих избирателей из Верещагино?

Юлия Хлобыст: Для ваших избирателей.

Валерий Трапезников: Давайте так: во-первых, нужно понять, что такое законодательная власть. К сожалению, думают, что законодательная власть – это отремонтировать трубу…

Юлия Хлобыст: Да нет, ну никто так не думает.

Евгений Плотников: Да.

Валерий Трапезников: Нет, нет, ну очень много таких вопросов, я уже столько поездил.

Евгений Плотников: Ну это простые избиратели так думают, да.

Валерий Трапезников: Да, да. Вот давайте так: есть разные уровни законодательной власти. Я пришел, сегодня написал заявление, я прихожу очень рано, написал заявление: «Прошу оформить меня на работу в социальный комитет», потому что я в думе возглавлял два подкомитета – по занятости и по трудовым взаимоотношениям. Для меня трудовой кодекс, я его так же хорошо знаю, как для уголовников уголовный кодекс. И, естественно, я хочу работать в этом комитете, посмотреть, вначале посмотреть, что мы можем улучшить для пенсионеров в первую очередь.

Евгений Плотников: Будете претендовать на председательство в комитете?

Валерий Трапезников: Ну вы знаете, в принципе-то, я готов, я готов, и вообще на любой работе у меня опыт огромный. Самое главное – жизненный опыт, плюс пять лет в Государственной думе, это серьезный фундамент, я говорю, для такой, и объем знаний полученных. Но я написал заявление, а там – как депутаты, я ведь не могу сам себя назначить, так ведь?

Евгений Плотников: Ну вы можете себя выдвинуть и сказать, что «я хочу».

Валерий Трапезников: Понятно. Но прежде чем выдвинуть, как у нас Шестакова выдвинула, но она, видимо, плохо с арифметикой.

Юлия Хлобыст: Тоже дилетант?

Валерий Трапезников: Она начинающая, но молодец, смелая, нормальная, красивая женщина.

Евгений Плотников: Ну смелая, не испугалась.

Валерий Трапезников: Так бояться-то нечего, ее никто же выдвигать не…

Евгений Плотников: Нет, но ей же пригрозил Сухих, что «вас во фракцию «Единой России» не возьмут».

Валерий Трапезников: Да, но я не знаю таких тонкостей, хотя я член президиума генерального совета партии. Во-первых, мы свободны. С другой стороны, она еще во фракцию не вступила, но это и хорошо, что была борьба за пост спикера. Я считаю, что это прекрасно.

Евгений Плотников: Что монополии нет, да?

Валерий Трапезников: Да. Мы исправились, всех включили и прошло голосование, но я сразу сказал – за Орлова ноль, за Илью ноль. Вы понимаете, ну зачем выдвигать, когда даже один голос…

Юлия Хлобыст: Хорошо. Ну давайте все-таки к вашим.

Валерий Трапезников: Да.

Юлия Хлобыст: Ну вот с чем вы, что вы хотите, какие законодательные инициативы внедрять?

Валерий Трапезников: Ну во-первых, прежде нужно посмотреть, как будет формироваться бюджет. Надо же, и все это формируется, можно дописать.

Юлия Хлобыст: Так. А уже проект бюджет подписан.

Валерий Трапезников: Да, можно написать закон, но если он не подкрепится, так что толку-то, понимаете? Надо посмотреть.

Юлия Хлобыст: А проект бюджета подписан и он социально ориентирован, в общем-то это уже все…

Евгений Плотников: Так он только поступил, я думаю, что депутаты его еще не приняли.

Валерий Трапезников: Да нет, мы еще… Да, мы…

Юлия Хлобыст: Майские указы туда включены, дорожные сборы включены, все включено.

Валерий Трапезников: Нет, мы еще… Давайте, бюджет ни федеральный, ни региональный еще на рассмотрение не поступил.

Юлия Хлобыст: Конечно, публичные слушания только 24-го октября.

Валерий Трапезников: Мы только начнем смотреть и, естественно, я буду смотреть, что можно где-то урезать, перебросить, понимаете, то есть.

Евгений Плотников: Потому что больше, если…

Юлия Хлобыст: В пользу кого, подождите, урезать, перебросить?

Евгений Плотников: Да.

Валерий Трапезников: Урезать в пользу тех людей, которые нуждаются, понимаете? Вот видите, беда-то у нас в чем: ведь пенсия у нас маленькая, но почему она маленькая – об этом почему-то никто не говорит. Я говорю, у нас 17 миллионов тунеядцев, то есть те люди, которые не платят во внебюджетные фонды, включая НДФЛ. Лукашенко ввел…

Юлия Хлобыст: А, слышали мы, да, слышали мы эту инициативу.

Валерий Трапезников: Да, Лукашенко ввел статью на тунеядцев. Конечно, я понимаю, иногда в некоторых регионах нет работы. Но с другой стороны, на каком основании он не платит налоги?

Евгений Плотников: Вот, вот, это я к Сазонову, который сейчас депутат Госдумы, который на минималке сидел, не платил налоги, вот тоже интересно, ну а что, нормально же.

Валерий Трапезников: Вот я хочу сказать, и вот горит дом, и он вызывает МЧС за счет нас с вами, потому что мы платим налоги.

Евгений Плотников: Да, и в больницы ходит за счет нас.

Валерий Трапезников: А я говорю: «Не платишь налоги – отказывайся, тебя насилуют на улице – радуйся, ты же не платишь налоги на содержание полиции. Дом горит – радуйся». Ну я, конечно, утрирую. Но с другой стороны, все, вы знаете, в Америке наказание за неуплату налогов на уровне убийства. Аль Капоне, помните, да?

Евгений Плотников: Да, большой срок.

Валерий Трапезников: Гангстер. Его осудили не за убийство 16-ти человек, а за неуплату пяти тысяч долларов, которые он должен был внести в казну.

Юлия Хлобыст: Все-таки, Валерий Владимирович, у меня, знаете, какой вопрос очень сильно волнует? Вот вы сейчас про Америку, да, там ссылались, да, что-то, потом вообще о патриотизме. Вы, кстати, Познера обвиняли в непатриотизме, помните, да?

Евгений Плотников: Я, кстати, тут солидарен с Валерием Владимировичем, Познер – это…

Валерий Трапезников: Нет, Познер – выдающийся журналист.

Евгений Плотников: Ну журналист, но не… Про патриотизм.

Юлия Хлобыст: Нет, мы не про журналистику, мы про патриотизм.

Валерий Трапезников: Да, патриотизм, да, конечно, да.

Юлия Хлобыст: А вот что такое для депутата, для депутата, но и в том числе краевого парламента, патриотизм? Вот как это охарактеризовать? Что это? Ты – депутат, должен быть от этой территории, например?

Евгений Плотников: Это который, например, воевал за интересы России?

Юлия Хлобыст: Или, например, Пушков, который живет и работает в Москве, а почему-то…

Евгений Плотников: Но регулярно избирается от Пермского края.

Юлия Хлобыст: Да. Или, например, вы, который избирались в верещагинском, по верещагинскому кусту, живете в Перми, и, например, мне кажется, ну вы не сильно знаете, и не знаете их проблем.

Евгений Плотников: Не жили в Верещагино и не жили в Карагае.

Валерий Трапезников: Ну давайте так: откройте паспорт, мадам, там написано, родился в городе Нытве.

Юлия Хлобыст: Пермский. Так.

Валерий Трапезников: А Нытва…

Юлия Хлобыст: Это я в курсе, да.

Валерий Трапезников: Как раз входит в мой избирательный округ. И Нытва-то проголосовала за меня, посмотрите, 51%...

Юлия Хлобыст: Хорошо, хорошо, подождите…

Валерий Трапезников: Ну «Единая Россия», но я там первый был.

Юлия Хлобыст: Хорошо.

Валерий Трапезников: Дальше. Вы понимаете, я собирался в Государственную думу, ну то есть я уже не мог выбирать округ так, где, ну уже предположим, Свердловский район, там уже все занято. Ну зачем обижать своих там…

Евгений Плотников: То есть, получается, вы уже на такую, распределенную поляну пришли, да?

Валерий Трапезников: Почти на распределенную, почти. И, естественно, потом я подумал, жизнь…

Евгений Плотников: Куда встану, да?

Юлия Хлобыст: Хорошо, хорошо, к вам вопросов…

Валерий Трапезников: Да, естественно, я выбрал то, что я, где родился я, там в пруду купался, я там жил и я помню это детство, понимаете?

Юлия Хлобыст: Хорошо, к вам вопрос снимаю. Но вот, например, Алексей Пушков, адмирал Комоедов, которые не живут в Перми, но представляют, тем не менее…

Евгений Плотников: Да вообще, наверное, тот же Комоедов первый раз вообще в Пермь приехал.

Валерий Трапезников: Нет, нет, он приезжал на «Пермские моторы», и так далее, приемная. Но я хочу сказать, моя точка зрения: я к Алексею Пушкову отношусь с большим уважением. Настоящий мидовец, в этом смысле, что он…

Евгений Плотников: И под санкциями ходит.

Валерий Трапезников: А?

Евгений Плотников: Под санкциями ходит.

Валерий Трапезников: Да, но он молодец, я хочу сказать. Дальше: но закон не нарушен. Хотя я…

Юлия Хлобыст: Нет, закон не нарушен, но вы же за справедливость.

Валерий Трапезников: Да, но…

Евгений Плотников: Оседлость-то должна быть или нет?

Валерий Трапезников: Оседлость есть, но, к сожалению…

Юлия Хлобыст: Не в Пермском крае.

Валерий Трапезников: Мы в Государственной думе приняли закон, который на чрезвычайных послов мидовских, дальше, для депутатов, и так далее, и так далее, то есть, есть небольшое такое…

Юлия Хлобыст: Подождите, ну это не послы, здесь заксобрание края, региона.

Валерий Трапезников: Нет, нет, но он же депутат Государственной думы, он представлял интересы…

Юлия Хлобыст: То есть он был депутат Государственной думы…

Валерий Трапезников: Да, да.

Юлия Хлобыст: Сейчас он депутат законодательного собрания края.

Валерий Трапезников: Но вы понимаете, любой гражданин…

Юлия Хлобыст: Он говорит о том, что «я знаю Елово и знаю Орду».

Валерий Трапезников: Ну давайте я его обсуждать не буду, хотя я хочу сказать…

Юлия Хлобыст: Да мы тоже не хотим его обсуждать.

Валерий Трапезников: Дайте мне закончить. Лично я считаю, что депутат любого уровня должен избираться так: если ты депутат Государственной думы от Пермского края, ты должен родиться там, жить там…

Евгений Плотников: Работать.

Валерий Трапезников: Жениться только на пермячке, такой красивой, как вы.

Юлия Хлобыст: Спасибо!

Валерий Трапезников: И чтобы место на кладбище тоже было в Пермском крае.

Евгений Плотников: Зарезервировано.

Валерий Трапезников: Вот это, да. Дальше – депутат заксобрания. Я всегда говорил: «Ребята, вот у вас есть район, предположим, так вы выдвигайте своего товарища, чтобы не было так, что кто-то из Перми приехал туда». Но с другой стороны, если он там 15 лет в Губахе отработал, предположим, это его родина, он там…Ну да, это нормальные люди, это естественно. И потом, нужны депутаты те, которые что-то делают или через промышленников, в смысле вот Сергей Попов, уникальный человек, я считаю, что это будущий министр промышленности нашей Российской Федерации. Умнейший. Таких директоров пока мало. Это директор будущего. Посмотрите, какой он памятник поставил, будучи не пермяком. Почему-то бывшие директора не могли поставить истребитель МИГ-31. То есть он уже настоящий…

Евгений Плотников: Он больший пермяк, чем те, которые были до него.

Валерий Трапезников: Он больший пермяк, да, да, да, вот вы молодцы.

Юлия Хлобыст: Ну что ж, время нашей…

Евгений Плотников: Нет, нет, нет, я бы хотел сказать, что – вот буквально пару фраз – я считаю, что вообще Валерий Владимирович уникальный в том, что он вот живой пример. Да, когда говорят – «токарь из Перми», это, может, и хорошо в части популяризации рабочих профессий. У нас же говорят, рабочие – это никто. В принципе, человек может работать на заводе, да, избраться депутатом в Госдуму и стать политиком. Я думаю, что это очень хороший пример профориентации вообще.

Валерий Трапезников: Я хочу сказать, да, Ливанов даже был доволен: «Наконец-то появился…» И хочу сказать, что ведь не по профессии надо избирать.

Евгений Плотников: Ну мы вообще про рабочих говорим.

Валерий Трапезников: Давайте так, об этом… Не все журналисты… Да, не все журналисты… В думу я избрался с третьего раза, в заксобрание – с третьего раза. Почему-то биография…

Евгений Плотников: Ну и работать, получается, долго надо. Иные, понимаете, в 25 лет уже депутаты Госдумы; А вот рабочему человеку – 50 лет отработал…

Валерий Трапезников: Да, да, к сожалению, да. Вот из четырех депутатов одномандатных, конечно, для меня самый авторитетный – это Шубин, профессионал высочайшего класса. Но и Скриванов – тоже уникальный человек, дай бог, в одномандатных округах. Дальше, Бурнашов…

Юлия Хлобыст: Теперь я понимаю, Валерий Владимирович, почему, в общем-то, вас любят.              

Валерий Трапезников: И Бурнашов, я его очень уважаю. То есть те депутаты, которые поработали здесь.

Евгений Плотников: Территория.

Валерий Трапезников: Да, это главное. Про 60-й округ говорить не будем.

Евгений Плотников: Хорошо.

Юлия Хлобыст: Спасибо! Валерий Трапезников, депутат Государственной думы, ну можно сказать, экс-депутат, хотя он, да, экс-депутат.

Валерий Трапезников: Экс, да. Нет, называют так: депутат Государственной думы шестого созыва. Так и останется.

Юлия Хлобыст: Хорошо. Депутат Государственной думы шестого созыва, депутат Заксобрания Пермского края третьего созыва…

Евгений Плотников: Третьего созыва, да.

Валерий Трапезников: Да, да.

Юлия Хлобыст: Токарь с 50-летним стажем…

Валерий Трапезников: Стажем, да, да.

Юлия Хлобыст: Из Перми. Спасибо вам!

_________________________

Программа вышла в эфир 30 сентября 2016 г.

Обсуждение
3810
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.