Верхний баннер
07:34 | ЧЕТВЕРГ | 23 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
12:01, 11 октября 2016

«Следующий год будет наиболее сложным для строителей. Из-за снижения спроса объемы строительства снизятся на 60%», — Алексей Востриков, вице-президент крупной девелоперской компании

- Добрый день, дорогие друзья. Как всегда, в прямом эфире по четвергам программа «Районы-кварталы». Меня зовут Артем Жаворонков, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом, и в гостях у нас сегодня Алексей Валерьевич Востриков, вице-президент крупной девелоперской компании, потому что слишком много запросов в последнее время от вас, уважаемые радиослушатели, приходит по части аналитики современной ситуации на рынке строительства. Алексей Валерьевич, здравствуйте.

- Добрый день, Артем.

- Вот давайте с этого словосочетания – крупный федеральный девелопер. Я так полагаю, что вы в курсе событий, происходящих в разных регионах, на разных рынках. Что сегодня творится с девелопментом, со стройкой? Ведь это один из важнейших показателей экономической устойчивости, экономического развития или стагнации.

- Безусловно, один важнейших показателей и, конечно, учитывая то, что наша компания представлена на сегодняшний день в трех, а до конца года будем представлены уже в четырех регионах, в четырех субъектах Российской Федерации, конечно, ситуацию наблюдаем в разных концах нашей родины. И ситуация, к сожалению, - к счастью или к сожалению, - она идентична и в Краснодарском крае, и в Ростовской области, и в Пермском крае. И видим, что ситуация наблюдается похожая и в других всех остальных регионах России. Ситуацию охарактеризовать можно следующим образом: конечно же, в посткризисные годы строительная отрасль имела такую, скажем, вторую молодость, второй подъем, активно развивались застройщики, на рынках появлялись новые имена. Особенно ярко это было представлено в тех регионах, где повышенный спрос на жилье, повышенный спрос на услуги строительных компаний.

- В столице, да, в первую очередь, наверное?

- В столице, ну, например, в Краснодарском крае. Все-таки край, наверное, такой, занимает ключевые позиции по стройке, и занимал, и занимает, продолжает занимать. На сегодняшний день видим, что порядка 30 – 40% девелоперов, застройщиков, как угодно можно их называть, они с рынка уходят, причем уходят не по своей воле, как это очевидно, да. Большинство из них находится сейчас уже в стадии банкротства, либо в части заморозки некоторых проектов. И это, к сожалению, отрицательно сказывается на отрасли в целом, потому что, естественно, все участники рынка чувствуют на себе напряжение, которое растет. Они чувствуют там порой недоверие со стороны потенциальных покупателей-дольщиков, покупателей жилья, и от этого страдают все участники, даже крупные, крупные мастодонты рынков регионального или федерального значения, которые имеют репутацию и бренд и прошли не один кризис уже. Но тем не менее, все это отражается на отрасли.

- Есть такая тенденция, по крайней мере, о ней говорят эксперты, не знаю, насколько близкие к отрасли и знакомые с реальным положением вещей, что сегодня тренд на схлопывание как раз крупных федеральных компаний. Они отказываются от развития, экспансии в регионы, в которых еще не присутствуют. Это соответствует действительности?

- Не могу с вами согласиться и не могу согласиться с этим мнением. Почему? Потому что слежу активно за развитием крупных федеральных компаний. Да, есть некоторые имена действительно компаний с историей, у которых заявлены огромные планы на федеральное развитие, да, они свои планы, конечно же, корректируют, в том числе, например, та же компания «Пик», которая представлена в Перми. Но, тем не менее, мне кажется, сейчас активное развитие получат небольшие федеральные игроки, которые представлены именно в субъектах, которые активно застраивают центры субъектов Российской Федерации. Могу по себе сказать, привести пример по компании нашей, то, что достаточно уверенно себя чувствуем, и это связано с несколькими факторами. Прежде всего, наверное, главный фактор – это уроки прошлого. Мы тяжело переживали первый кризис 8-го – 10-го годов, и поэтому к этому кризису мы были максимально готовы в части экономической ситуации, в части взаимоотношений с финансовыми институтами в России. Поэтому сейчас чувствуем себя достаточно комфортно, уверенно и спокойно смотрим в будущее. Плюс, конечно, большую роль сыграла географическая диверсификация компании. В Краснодарском крае и в Краснодаре, как в центре, на сегодняшний день - да, это, наверное, тенденция общероссийская. Спрос сократился, ну, порядка 50%. Да, федеральные средства массовой информации декларируют, что это порядка 30%, может быть, 40%, но я уверен, что это не менее 50%, а, наверное, по факту, по результатам этого и следующего, а мы считаем, что следующий год будет наиболее сложным для строителей, это снижение спроса, а как следствие, снижение объемов строительства составит порядка 60%.

- Ничего себе.

- Да, да, да.

- Цифры-то какие-то колоссальные. Так это всю отрасль пускает под откос в буквальном смысле этого слова. Или это не критично все-таки?

Ну, как на это смотреть. Для некоторых компаний критично. И даже сейчас, оглядываясь за окно, посмотреть на те компании, которые представлены в Перми, очевидно, что проблемы испытывает большинство строителей. Причем вчера общался с нашими производственными службами и сам активно езжу по городу, наблюдаю за развитием строительных площадок. К сожалению, я готов констатировать, что большинство строительных объектов, если не заморожены уже формально, то есть, фактически остановлено строительство, то наблюдаем спад динамики производства. Например, я езжу мимо некоторых строительных площадок и наблюдаю уже несколько месяцев просто отсутствие рабочих на них. О чем это говорит? Это говорит о том, что компания не платежеспособная и не несет расходов на этот объект. О чем это говорит в дальнейшем? О том, что сроки будут задержаны, объект заморожен, у нас опять будут появляться обманутые дольщики и все эти проблемы будут, как снежный ком, копиться. Надеюсь, что все мы это переживем, как пережили в 8-м – 10-м годах, я сейчас имею в виду отрасль в целом, и потом совместно будем разгребать эти проблемы. Но на сегодняшний день, отвечая на ваш вопрос, готов признать, что большинство строительных компаний столкнутся с необратимыми процессами, и с рынка они уйдут. И те компании, которые представлены в одном регионе, пускай фактически Пермь можно признать стабильным регионом. Я знаю по анализу спроса людей в 2008-м – 2010-м годах, он был не таким критичным, как в других регионах, он был достаточно стабилен. Да, он снизился, но, тем не менее, он на определенном уровне сохранялся и поддерживался. Я думаю, что этот кризис будет аналогом прошлых лет, то есть, спрос сократится, как следствие, наименее подготовленные игроки, - вполне возможно, допускаю, что это будут местные компании, - они сократят свои объемы производства, не будут запускать новые проекты. Мы это уже наблюдаем, мы на этой стадии уже находимся. Ведь мы сейчас, фактически 16-й год мы наблюдаем тенденции и, соответственно, не проседаем, не проседаем по сдаче жилой недвижимости только потому, что объекты, которые сдаются в 16-м году, закладывались в 14-м, в 13-м, 14-м, 15-м годах. Строительство – это длинный-длинный бизнес, у нас деньги в самом конце, спустя два – три года жизни проекта. Поэтому 16-й год будет еще относительно спокойным как по сдаче, так, естественно, и по показателям.

- А в 17-м как раз получится такая ситуация, что те проекты, которые должны были быть заложены в 14-м – 15-м, как раз оказались в кризисе.

- Конечно, 17-й – 18-й год для отрасли будет очень тяжелым. Я в этом абсолютно убежден, потому что все очевидно, да, денег в строительство поступает все меньше, банки по-прежнему занимают консервативную, даже скажу больше, узколобую позицию относительно строителей, они формально перестают нас поддерживать и кредитовать, ну, по крайней мере, таких региональных небольших игроков. Конечно, федеральные компании, у них более простой доступ к финансовым ресурсам, в том числе, и федеральным. Поэтому, конечно, маленькие игрочки схлопнутся очень быстро, у них закончатся текущие проекты, а на новые денег нет, вот и все.

- Спрашивают слушатели уже по поводу, как раз вследствие кризиса 8-го – 9-го годов огромное количество брошенного жилья, огромного количества брошенных дольщиков. Сейчас вроде бы картина пока спокойная. Это следствие того, что те игроки, которые остались, учли опыт, или объективно государство смогло помочь отрасли реструктуризироваться, защитить каким-то образом дольщиков от подобных последствий?

- Ну наверное, это все-таки какой-то синергетический эффект работы как государства, так и строителей. Вы абсолютно верно назвали обе причины, и они подходят к ответу. Конечно же, умные сделали выводы из того кризиса и все поняли, что деревья не будут расти вечно, они все равно когда-нибудь останавливаются в своем росте, поэтому, наверное, коллеги сделали какие-то выводы. Я могу говорить о нашей компании, мы сделали однозначные выводы, у нас есть некий стабилизационный фонд, у нас предусмотрены страховые отчисления, страхование собственной деятельности, мы максимально готовы к этому всему. Поэтому ни собственник, ни оперативное управление компании не волнуется, мы чувствуем себя достаточно спокойно. Еще раз говорю, у нас проекты максимально географически диверсифицированы: есть на юге, есть в середине России. И поэтому спокойно смотрим в будущее и даже начинаем новые проекты не только внутри регионов, где уже представлены, но и в новых регионах, и нам это интересно, развитие интересно в целом.

- Но ведь резервы не бесконечны, рано или поздно они тоже будут исчерпаны.

- Основной вывод, который мы сделали после 8-го – 10-го годов, это то, что к экономике, к экономике предприятия нужно относиться не то, что скрупулезно и бережно, а нужно ежедневно погружаться во все цифры, понимать ее, чувствовать ее, экономику и финансы. Поэтому у нас определено несколько, скажем так, точек безубыточности, и я абсолютно уверен, что эти пороги фактически недостижимы, компания будет оставаться на плаву независимо от внешних факторов, я в этом абсолютно убежден. Что касается коллег, здесь я не готов комментировать. Отвечая на вторую часть вопроса, да, государство, безусловно, поддерживает строителей, и основная поддержка заключается в субсидировании ипотечной ставки. Ни для кого не секрет, что если ее отменят, то это, конечно, еще в очередной раз колыхнет спрос и потребителей. Но на сегодняшний день даже тот процент ипотеки, под который люди готовы кредитоваться, я все равно считаю, что он завышен и уже сейчас мы ведем работу, не только мы, и ассоциации строителей разных регионов, я знаю, что ведут работу с финансовыми институтами, с банками для того, чтобы ипотечную ставку снижать. Я надеюсь, что уже в следующем году она будет, ну, наверное, на уровне 8%, и я думаю, что это возможно.

- Все говорили о том, что в нынешних условиях ипотечная ставка настолько низка, насколько не была низка вообще никогда в истории существования современного российского рынка ипотечного. Может быть, это хорошо, но с другой стороны, вы отметили, что и, по-вашему, она сегодня завышена. Можем ли мы мечтать о том, что у нас когда-нибудь ипотека будет на уровне развитых европейских государств: 2%, 3% максимум, 1,45, там такие цифры космические просто сегодня для нас, что прям диву даешься, как это мы со своими 15-ю еще и умудрялись все-таки иметь спрос на этом рынке?

- Ну, вы говорите о том, что у нас ипотечная ставка настолько низка, насколько не была низка никогда.  Так у нас сейчас и страна в очень тяжелом положении, в котором давно в настолько тяжелом не была в части и финансов, и экономики, и развития. Ни для кого не секрет, где мы находимся, достаточно на улицу выйти и понять ситуацию, где мы все оказались. Но, тем не менее, конечно, это не повод расстраиваться, это наоборот повод только больше работать. Что касается ипотечной ставки, так здесь все очевидно. Доходность банков, она на сегодняшний день, по моему мнению, она в достаточно комфортной зоне находится, и если одним из участников рынка комфортно, другим почему-то нестерпимо больно, так давайте, наверное, как-то к общему знаменателю приходить. Я абсолютно убежден, что 8% - абсолютно объективная цифра, вокруг которой можно строить какие-то планы на развитие. От этого выигрывают и банки, сократив свои аппетиты в части доходности, и люди. Для этого достаточно ведь, наверное, какие-то новые механизмы предусмотреть в части ипотеки. и такие механизмы есть, они разрабатываются, насколько я знаю, на федеральном уровне. То есть, нужно снизить риски, снизить риски от невыплат, от невыплат граждан. Я думаю, что в ближайшее время эти механизмы будут найдены и ставка будет снижена.

- Ну а вам как видится, хотя бы несколько примеров, каким мог бы быть этот механизм?

- Знаете, когда я работал в администрации Краснодарского края, несколько лет мы работали совместно со Сбербанком, мы работали над запуском регионального эксперимента, - он запускался только в Краснодарском крае, - по формированию накопительной ипотеки. Это такой институт, который несколько отличается от классической ипотеки в классическом виде, которая сейчас представлена в России. Если мы сейчас живем, ну скажем так, по американской модели ипотечной сделки, то вся Европа поствоенная, восточная Европа развивалась по своей стратегии, то есть, люди сначала накапливали собственные средства в течение какого-то периода, накапливали на счете банка и потом частично эти средства…

- Банк пользовался этими деньгами, они работали, они не лежали мертвым грузом?

- Банк пользовался деньгами, да, да, да, да. И, соответственно, банк за это время, за год, два, три года убеждался в платежеспособности своего клиента, как следствие, риски снижаются и как следствие, снижается процентная ставка. И вот по этой программе жители Краснодарского края, - потом этот эксперимент был транслирован на ряд других регионов, - люди кредитуются по льготной ставке от пяти до семи процентов. Очень интересный механизм, очень интересная история, я думаю, что это один из тех путей, по которому можно пойти в части снижения ипотечной сделки.

- Начали набрасывать вопросы, но я переадресую их нашему сегодняшнему гостю, напомню, у нас в гостях вице-президент крупной федеральной девелоперской компании Алексей Востриков. По поводу механизмов мы с вами говорили, и пришел вопрос от нашего слушателя, не подписавшегося, - друзья, подписывайтесь, пожалуйста, - по поводу механизмов стимулирования продаж. Тут как бы несколько вопросов в одном. Ну, постараюсь их разбить. Со стороны самих застройщиков, я понимаю, что банк и ипотека – это один из механизмов, но сами девелоперы, застройщики вынуждены сегодня придумывать что-то свое. Один из механизмов – это рассрочка, причем рассрочка сегодня является ну не самым, что ли, удобным и цивилизованным в наших условиях фактором приобретения жилья. Это при условии, что у нас сегодня рынок покупателя. Но это вторая часть вопроса.

- Хороший вопрос, хороший. Недавно отвечал на него в краснодарском эфире на другой радиостанции. Ну, сложно все, сложно, и, к сожалению, порой застройщики, скажем так, - разделю ответ на негативное и позитивное, - порой застройщики идут на нечистоплотные методы привлечения покупателей. Зачастую то, что мы видим в различных строительных компаниях, цены откровенно демпингуются. Но ведь коллеги, мы все с вами разумные люди, чудес в экономике не бывает. Если вы начинаете продавать квадратные метры ниже их себестоимости, ни к чему хорошему эта дорога не приведет. И именно по такому пути некоторые строительные компании пошли и, к сожалению, мы уже пожинаем плоды, результаты всего этого. Да, можно сейчас, сейчас, вот в данном моменте, в моменте привлечь деньги по какой-то заниженной стоимости. Но ведь проект у тебя длинный, он живет два года.

- Минимум.

- Минимум. И рассчитывать на то, что сейчас привлечь деньги по сниженной, ниже себестоимости привлекать и продавать, а потом повышать цену и как бы отыгрывать стоимость объекта – это путь в неизвестность, вот заведомо это путь в неизвестность. Этим жить не нужно. Я призываю всех радиослушателей, будьте, пожалуйста, бдительны в части того, если вас пытаются заманить какими-то небывалыми рассрочками, акциями и тому подобное. Это значит, что человек живет, уже живет очень коротким периодом. Человек, который живет очень коротким периодом, он чаще всего…

- Под человеком вы понимаете собственника строительной компании, акционеров?

- Собственника строительной компании и компанию в целом. Если человек живет коротким горизонтом, то значит, долго он не живет зачастую, вот и все, значит, дальше он не смотрит и не видит. Если сейчас кинуться в «аховую» ситуацию и начать продавать квартиры, снижать цены, вводить акции, вводить какие-то дополнительные стимулирующие вещи, то, еще раз говорю, зачастую век этой компании недолог. Строительная экономика – сложная вещь, в нее нужно погружаться годами, ее нужно чувствовать и понимать. Хорошо, что у нас двадцатилетний опыт, и мы прошли не один кризис и спокойны за себя. Поэтому давайте понимать, чудес не бывает, строители не имеют права продавать ниже себестоимости. Что касается стимулирующих инструментов в части рассрочки, в части каких-то предоставлений, может быть, более отлагательного платежа, ну, наверное, они имеют место быть. Наверное, имеют место быть, но чаще всего это говорит о том, что у застройщика либо какая-то хорошая финансовая служба, либо выстроены отношения, как я уже раньше говорил, с финансовыми институтами, и у него есть какое-то финансовое плечо, за счет которого он может объект довести и достроить. Я очень надеюсь, очень надеюсь, правда, что все строители Перми все свои объекты доведут, доведут вовремя, сдадут, и все будет хорошо.

- Ну, в данном случае все равно не может идти речь о том, чтобы строители или консорциум строителей заменял банки в данном случае. Несмотря на то, что есть серьезная финансовая подушка для стабильной работы компании в любых экономических условиях, кредитовать не через финансовые институты, а применять механизмы рассрочки за счет средств, которые накоплены самой компанией, не представляется возможным?

- Не то, что не представляется возможным, но вы правильно до этого заметили, что это ведь не безграничные средства, мы ведь не государство, и у нас нет золотовалютного фонда, у нас есть некий финансовый инструмент, благодаря которому мы можем проекты доводить.  Вот все проекты, которые у компании находятся сейчас в стройке, мы можем довести за счет собственных средств. И поэтому мы как бы нормально себя чувствуем. Достроить, потом продать, ждать, пока спрос вернется на должный уровень. Но вот здесь, знаете, как в старом анекдоте: «Банк не торгует семечками, а я не даю в долг». Поэтому каждый должен заниматься своим делом. Я строитель, я создаю проекты, я беру территории, осваиваю их и создаю новые проекты. Финансовые институты – это несколько другой бизнес, и я к нему ничего…

- Но сверхприбыли сегодня в банковском секторе, об этом, кстати, тоже много говорили, само понятие сверхприбыли часто проецируют и на девелоперов, на застройщиков, говоря о том, что в жирные годы при высоком спросе привыкли они к определенному уровню доходности и понижать эту планку совершенно не собираются. Но сегодня, как раз это слово прозвучало от нашего слушателя, сегодня рынок покупателя, и сегодня конкурентная среда крайне насыщена, так ведь?

- Совершенно верно, и наш слушатель абсолютно прав, прав в том, что рынок покупателя пришел…

- Ваш тезка, кстати, подписался сейчас.

- Прекрасно. Рынок покупателя пришел давно, и он пришел навсегда, рынка продавца больше не будет в России в части строительной отрасли однозначно.

- Вы, кстати, первый эксперт, от кого я это слышу вот так откровенно.

- Я надеюсь, что… Удивлен этому. Я надеюсь, что это должны все как можно быстрее понять: рынка продавца больше не будет, всё, рынок изменен. Если раньше, - я несколько раз приводил этот пример, - если раньше был один большой пирог и его ело определенное количество строителей, то сейчас количество строителей осталось то же, а пирог уменьшился, как я уже сказал, процентов на 50, а то и 60 и естественно, все начинают ощущать некий дискомфорт.

- Толкаться.

- Толкаться, начинают отбирать друг у друга приборы для того, чтобы продолжать на этом рынке оставаться и этот пирог есть. И здесь уже, конечно же, все зависит от того, насколько гибкий строитель, насколько он быстро адаптируется к данной ситуации, насколько быстро он поймет, что на сегодняшний день для того, чтобы остаться в рынке, ты должен соответствовать нескольким самым главным критериям. Прежде всего, у тебя должна быть хорошая репутация, ты должен быть честен с партнерами, ты не должен подвергать сомнению то, что ты вдруг можешь оказаться не- надежным, не рассчитаться, не выполнить свои обязательства. Следующий этап – это, безусловно, взаимоотношения с потребителем. Я также несколько раз замечал, что рынок покупателя – это великолепно, это великолепно почему? Потому что это даст новый толчок к развитию строительной отрасли, мы все начнем становиться лучше.

- Завершающая часть программы «Районы-кварталы», мы в прямом эфире. В гостях у «Эха Перми» сегодня Алексей Валерьевич Востриков, вице-президент крупной федеральной девелоперской компании. Мы говорили о рынке потребителя, о рынке покупателя. В этой же связи вопрос по поводу огромного количества вторичного жилья. Ведь еще недавно новостройки через год – два превращаются во вторичку, и сегодня ее цена серьезно снизилась. Причем это объективно, многие эксперты рынка говорили, что у нас завышена цена на вторичное жилье, когда однокомнатная квартира в хрущевке, но и в центре Перми сопоставима была с несопоставимой по площади однокомнатной квартирой на окраине, но в новостройке. И вот сегодня огромное количество этого вторичного жилья, которое может в условиях невысокого покупательского спроса стать компромиссом, будет оказывать давление на застройщиков, занимающихся новоделами. Как быть здесь? Как вам представляется эта ситуация?

- Да, ситуация непростая, готов ее озвучить и согласиться с ней. На сегодняшний день она развитие строительного рынка тормозит, безусловно, тормозит. Почему? Да это элементарно. Посмотреть, что человек приходит за покупкой новой квартиры, разные причины его приводят к застройщику, например, увеличение площади, рождение ребенка. Хотелось бы, чтобы это всегда были позитивные поводы. Но зачастую он упирается в то, что ему нужно продать вторичку. Конечно, большинство строительных компаний готово пойти на какие-то уступки, бронировать квартиру, ждать, пока он продаст вторичку, кто-то пускается в компромиссные варианты в части выкупа вторичного жилья. Но ситуация непростая, да, потому что продавать вторичку становится все сложнее и сложнее, вот и всё.

- Но ведь у нас очень многое вторичное жилье, - вот опять из ряда фантастики, от слушателя, переадресую это его рассуждение, скорее, не вопрос, - когда начнутся сносы? Есть ли вообще сегодня в реальности хотя бы рассматриваемые предложения по поводу… Ведь строители нуждаются в задельных площадях, по крайней мере, в центре, выгодных, рядом с инфраструктурой готовой, с коммуникациями. но мешает какая-нибудь гнилая хрущоба, которую проще расселить, снести и на ее месте построить двадцатиэтажку, которая, вполне возможно, в перспективе окупила бы этот самый снос. Но этого, по крайней мере, в регионах не происходит.

- Знаете, вы еще в комфортных условиях живете, дорогие мои пермяки, потому что у вас эта программа работает.

- Расселение ветхого и аварийного?

- Расселение ветхого и аварийного жилья. И здесь очень активную позицию занимает именно администрация, администрация города Перми. У вас эта программа реально работает. Я приведу пример другого региона, где подобная же программа была принята еще в 2006-м году, и до сих пор не расселено ни одного квартала – это Краснодар. Нет механизмов. У вас механизм этот есть и даже более того, мы вот сейчас начали диалог с краснодарской администрацией для того, чтобы ваш опыт, опыт Пермского края, города Перми транслировать на город Краснодар. Почему? Потому что все-таки у вас это пускай медленно, пускай не теми темпами, которыми хотелось бы, но расселение все равно идет. Ко мне периодически обращаются коллеги, ведь мы ни от кого не скрываем наши планы, мы планируем развиваться в Перми и развиваться более динамично, чем это было несколько лет назад. Почему? Потому что рынок освобождается. И как следствие, мы ищем новые проекты, новые земельные участки для создания новых интересных проектов и естественно, в том числе и в центре. И ко мне все больше обращается коллег, партнеров именно с предложением о том, чтобы расселить, либо частично дорасселить, либо как-то в этой программе поучаствовать. И порой возникают интересные предложения. Поверьте мне, это развитие будет. Еще раз говорю, все находимся в непростых экономических условиях и, конечно, деньги все более дефицитны, и это понятно, и у строителей, и у банков все более дефицитны. Но, тем не менее, программа живет, программа есть, и я думаю, как следствие, нужно, наверное, еще, может быть, пять – десять лет для того, чтобы центр Перми и ветхое аварийное жилье окончательно с улиц ушло.

- А если говорить не о совсем ветхом, а вот именно о хрущевках, о брежневках, которые не являются памятниками архитектуры, но тем не менее, занимают огромное количество центральных районов, но фактически расселению будут подлежать лет через дцать. Подобных фантастических проектов нет еще, не выгодно это? 

- Взять застройщику на себя подобные затраты, а это порой даже не десятки миллионов рублей, это сотни миллионов рублей, достаточно накладно. Почему? Потому что затраты нужно понести в данном моменте времени, а окупаемость этих затрат, она, как я уже говорил, несколько лет. И порой это непросто, особенно в сегодняшней ситуации. Поэтому здесь, конечно же, важна позиция, еще раз говорю, исполнительной власти, которая должна каким-то образом содействовать, механизмы предлагать и здесь какое-то взаимодействие нужно найти, правильное взаимодействие, которое будет выгодно для всех.

- Стать медиатором. Валентина Ивановна пишет: «Я и все мои соседи готовы уехать из нашей хрущевки. Предложите бесплатное альтернативное жилье, сносите наш дом и делайте на его месте, что хотите».

- Валентина Ивановна, спасибо большое, я постараюсь что-нибудь свежее вам предложить.

- Ну, вот именно такого механизма, я так понимаю, и не хватает сегодня, очевидно.

- На сегодня не хватает, на сегодня не хватает, потому что этот механизм, прежде всего, связан с длинными деньгами, с большими и длинными деньгами, и их на сегодняшний день в нашей стране не много.

- Что касается вообще задельных площадей, очень часто ведь застройщики получают территории на окраинах города, а это коммуникации. В части подключения коммуникаций, я знаю, у застройщиков всегда были проблемы. Ситуация изменилась, ну, скажем, с нашей последней встречи полтора года назад, или когда мы были с вами здесь, в этой студии?

- Ну, что касается нашего проекта, ситуация, конечно, изменилась, мы вопросы все решили, все сняли, и здесь все нормально у нас. Достаточно спокойно об этом рассуждаем и говорим. Что касается развития новых площадок, да, по-прежнему, коммуникации, инженерные службы, они находятся, наверное, не на той стадии развития, не соответствуют развитию строительной отрасли. И, конечно, здесь нужно тоже какие-то совместные программы принимать и работать над ними, и я думаю, что это должно каким-то образом найти отражение на федеральном уровне, на федеральном уровне взаимодействия этих компаний и, наверное, финансовых институтов в том числе. Но насколько я знаю, эта работа ведется, и я знаком со всеми руководителями инженерных компаний-монополистов, они работу эту ведут, и я думаю, что здесь компромиссы будут найдены в ближайшее время.

- Но ведь это является существенным фактором стоимости площадки и, в последующем, стоимости квадратного метра.

- Конечно, конечно, это определяющий фактор в выборе площадки зачастую для строителей, потому что это существенная часть себестоимости строительства и, как следствие, стоимости квадратного метра для потребителя. Поэтому, конечно, это один из главных факторов.

- Еще один вопрос от слушателей: «Чей сегодня рынок: компаний строительных с полным циклом, или все-таки тех, кто специализируется на управлении деньгами в строительной отрасли?».

- Хороший вопрос. Получается, что наша компания в разных регионах представлена в разном виде.

- Поэтому и вопрос.

- В родном регионе, в Краснодарском крае, компания действительно полного цикла, у нас есть там все, от добывающих мощностей и инертных материалов, заканчивая своими генподрядными структурами и компаниями управления недвижимостью. А в Перми я руковожу компанией, филиалом компании, которая представлена исключительно как…

- Девелопер.

- Девелопер, девелопер, застройщик, управление финансами, управление землей, управление активами. Ну вот сейчас мы расширили нашу функцию до технического заказчика. Но это такие технические уже моменты. По моему мнению, более гибким и более, скажем так, приспособленческим к ситуации, к рынку является именно небольшая компания, которая может подстраиваться под те или иные рыночные ситуации, которые возникают на рынке, вообще макроситуации в стране и, соответственно, очень быстро маневрировать в части и корректировки проектов, в части изменения темпов строительства, увеличение, быстрая реакция на меняющиеся какие-то рыночные вещи. Поэтому я считаю, что небольшие компании будут оставаться более гибкими, это завтрашний день. Еще раз говорю, каждый должен заниматься своим делом. Если я хорошо управляю деньгами, если я хороший финансист, то мне не проблема найти хорошего проектировщика, сделать конкурс проектов и потом…

- Хорошего поставщика стройматериалов.

- Хорошего поставщика стройматериалов, хорошего строителя, это уже рыночные отношения. Каждый должен заниматься своим делом.

- Ну, то есть, крупные компании, имеющие полный цикл, сегодня серьезно рискуют в какой-то момент времени и могут оказаться без покупателя своей продукции.

- Они максимально рискуют. Почему? Потому что большие строительные компании – это зачастую люди, а люди – это чаще всего сложности. И если у тебя раньше был один производственный цикл, то есть, условно, ты строил сто тысяч метров квадратных в год, а сегодняшний рынок твои сто тысяч метров квадратных в год не покупает, и они ему не нужны…

- Но зарплату работникам цеха кирпичей надо платить.

- А зарплату работникам надо платить, конечно, это сложности, увольнения, сокращения, это всегда сложности, и компания, конечно, начинает вибрировать, начинает чувствовать себя некомфортно, и порой от этого начинаются все сложности.

- Ну, строительный рынок, он очень емкий, здесь огромное количество производств и огромное количество завязанных на этом компаний, являющихся источником дохода для огромного количества людей. Как Генри Форд в свое время сказал, что автомобиль спасет Америку от депрессии, так оно в итоге и вышло, потому что огромное количество сопутствующих производств в этом сложном производстве в целом, то же самое и со стройкой. Ведь кризис и закрытие компаний в конечном итоге, - ну это, конечно, такое пограничное слово, - обогащает рынок безработных. И куда эту массу людей?

- Хороший вопрос, очень хочется с большим энтузиазмом на него отвечать и своим ответом привлечь внимание федеральных чиновников, потому что строительство – фактически единственный реальный сектор экономики, который у нас нашу страну вытягивал. Он вытягивал в 90-е ее, вытягивал после 8-го года, после 2000-го, после 2008-го и, надеюсь, сейчас страну будет вытягивать. Давно известна статистика, наверное, я не первый, кто ее озвучит в этой студии: один строитель дает рабочие места 12-ти сопутствующим…

- Производствам.

- Строительству производствам. Поэтому, конечно же, сокращение строительного рынка и, как следствие, сокращение строительных объемов и сокращение реальных строителей ведет за собой очень плачевную ситуацию не только для участников именно строительного рынка, а для всех людей, которые занимаются активной работой.

- Ждем дна 2016-го года и будем надеяться, что пройдем его с минимальными потерями. Алексей Валерьевич Востриков, вице-президент крупной федеральной девелоперской компании был гостем и экспертом программы «Районы-кварталы» на этой неделе, провел ее для вас Артем Жаворонков. Спасибо, Алексей Валерьевич.

- Спасибо большое, спасибо, всего доброго.

- До новых встреч, до свидания.

__________________

Программа вышла в эфир 6 октября 2016 г.

Обсуждение
4001
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.