Верхний баннер
10:39 | | 26 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
13:34, 08 ноября 2016

«Есть не только бодрость, есть еще уверенность и понимание этой уверенности, основанное на наличии потенциальных инвесторов. Нам очень интересен вариант именно глубокой переработки отходов, поэтому мы в этом направлении идем», — Сергей Каштанов, учредитель компании «Экол»

Добрый день дамы и господа! Начинает свою работу как обычно, по традиции, в понедельник, программа «Бизнес-ланч», в студии «Эха Перми» 91.2 FM Сергей Штерн. И мой сегодняшний гость Сергей Каштанов, учредитель компании «Экол».  Сергей, я приветствую!

– Здравствуйте!

Извини, что я так фамильярно, потому что мы с Сергеем уже знакомы достаточно давно – это нет смысла скрывать. Он был у нас в эфире месяца три назад, четыре, если мне не изменяет память. И с тех пор мы с ним, честно признаюсь, общаемся по теме мусора, мы звоним ему, спрашиваем его мнение. И теперь он у нас в роли эксперта выступает, потому что очень трудно найти на местном рынке человека, который был бы компетентен в этой теме и с удовольствием бы шел на контакт со средствами массовой информации. Но вот у Сергея, видимо, это получается очень неплохо, и он использует это положение в данном случае достаточно открыто. Сегодня мы хотим поговорить о том, что наше местное краевое правительство не успело разработать схему. Во-первых, та же тематика – не утверждена схема по вывозу отходов. Также у нас не создан региональный оператор, который бы занимался этой темой. Соответственно, не утверждены тарифы. С этого и начнем. Первый мой вопрос: краевым властям осталось 2 месяца на выбор регионального оператора, утверждение схем по обращениям с ТКО. С 1 января 17-го года запускается новая система взимания платы за утилизацию твердых коммунальных отходов с населения в Пермском крае. Регоператор, как я уже сказал, не определён, так как терсхема обращения с отходами в регионе также не утверждена. Сергей, скажи пожалуйста, разве, я просто слышал, что Правительство России вроде бы перенесло решение этого вопроса. Да, нет? Понимать хочу.

– Сейчас в Госдуме решается вопрос о смещении сроков проведения конкурсного отбора на регионального оператора. А то, что касается тарифов по сбору и вывозу отходов для населения – это, естественно, приурочено как раз к выбору регионального оператора, который на конкурсе и объявит об этих тарифах. Поэтому, если нет выбора на регионального оператора, соответственно, нет и тарифов. Если будет смещение конкурсного отбора, соответственно, будет и смещение пересмотра тарифов на отходы для населения.

Когда должна решиться эта тема по переносу сроков?

– В настоящий момент решается.

То есть прямо сейчас в эту минуту?

– Прямо сейчас, да.

Ага, понял тебя. И скажи, пожалуйста, если они перенесут, то на какой срок они могут отсрочить введение вот этих вот конкретных требований?

– В любом случае, максимум до марта месяца будут проведены торги.

Понял, то есть, несмотря ни на что, в марте мы должны получить регионального оператора, который будет отвечать за ТБО и ТКО, да?

– Да.

Понял. Региональные службы по тарифам, еще раз напомню, друзья, не утверждены тарифы на услуги регоператора, которые должны стать едиными для края, долгосрочными с ежегодной индексацией. Строка в квитанции – как собственник жилья хочу понять – строка в квитанции за коммуналку с названием «обращения с твердыми коммунальными отходами» появится с 1 января 2017 года, или все-таки мы сейчас вот в зависимости от того, как решится в Госдуме?

– В зависимости от выбора регионального оператора. Как только появляется региональный оператор – эти процессы законодательно взаимосвязаны, которые объявляют на конкурсе минимальный тариф – он и является победителем, кто заявит минимальный тариф на сбор отходов от населения. К этому минимальному тарифу и будет привязана стоимость услуги его для населения. Как только появляется региональный оператор, сразу появляется новый тариф. И это будет отдельная строка в квитанции.

То есть с 1 января ничего в квитанциях не должно появляться?

– Нет, не будет.

Чтобы предоставить жителям дома такую услугу, что должны будут делать ТСЖ, ЖСК или управляющие компании?

– Все производители отходов, ранее называемые отходообразователи, они будут обязаны заключить договор с региональным оператором, который в свою очередь потом найдет других операторов нижним уровнем, которые будут работать непосредственно.

Напомни, пожалуйста, еще раз, кто у нас выступает генератором территориальной схемы обращения с отходами?

– Министерство строительства и ЖКХ.

Как Росприроднадзор, ФАС присутствует в этой теме, как-то обозначают себя сейчас или они заняли выжидательную позицию?

– Они ждут подзаконные акты, которые должны выйти на основе 458-ФЗ. На сегодняшний день там из 4-х десятков этих актов приняли только 10. Около 15-ти, они находится в разработке в виде проектов и еще около 10, там 16, по-моему, подзаконных актов, которые даже не начали разрабатывать. Сегодня в кривую можно провести конкурсные процедуры, отобрать регионального оператора, начать уже работать в этом направлении. И наш регион, он один из первых, он идет опережающими темпами в сравнении с остальными, конечно, территориями, но не на основании нормативной базы, которая должна была, на основании которой должны были провести торги этим летом. На данный момент у нас в регионе МинЖКХ подготовлена территориальная схема, но только, правда, не утверждена, но я лично ее видел в проекте в том виде, в котором она будет утверждаться. Довольно адекватно состоятельный документ и мы, допустим, как предполагаемые потенциальные участники и победители по конкурсу, мне в нём интересно играть. Но и, плюс, допускает различные возможности, связанные с улучшением работы по экологической безопасности населения.

Я всё хочу спросить у тебя, пользуясь случаем всё-таки спрошу: а где у нас силовики в решении этой проблематики? Они следят вообще как-то за темой или они самоустранились, они тоже ждут подзаконных актов?

– Лопаты, наверное, ждут, и грабли. А зачем они здесь?

Понял. Скажи, пожалуйста, кто работал и работает над определением мест размещения объектов по обращению с ТКО на территории Пермского края, что за аналитики и специалисты? Просто хочется понимать персоналии еще раз для себя, я просто вот прямо буквально запишу.

– Это наш политех разрабатывал, они выиграли конкурс – это профессор Каратаев, Слюсарь Наталья, ну и вся команда.

Будущее нашего региона в плане размещение мусора, я так понимаю из контекста твоих слов, всё-таки более ясное, чем темное, сейчас, в данный момент.

– Ну конечно.

То есть схема, которая появилась, она тебя уже устраивает, потому что раньше ты был в нашем эфире и говорил о том, что она тебя категорически не устраивает.

– Но я не видел финального результата. Сейчас я его вижу, я с ней согласен. Там, в принципе, отражена адекватная и текущая ситуация, и перспективная. Меня всё устраивает.

А что случилось-то? Куда ушли твои замечания и предложения, что произошло?

– Просто я должен знать, а я знал в каком состоянии она могла бы быть, сравнивая ее с теми теперь схемами, которые были в соседних регионах, я понимал, что у нас такая же петрушка может быть. Плюс сам по себе конкурс условно ажиотажный был и могли, допустим победить на этом конкурсе иные разработчики, которые близко вообще ни к отрасли, ни к региону, и не к климатическим особенностям, но и так далее, и так далее. Выиграли местные ученые, которые знают предмет глубоко и которые сделали ее адекватной.

Что такое сегодня, расскажи пожалуйста, современный в понимании наших реалий пермских межмуниципальный полигон?

– Во-первых, в практике в Российской Федерации таких штук нет. Предполагается оптимизация по количеству этих полигонов через улучшенную технологическую логистику. Есть в территориальной схеме в нашей, вот о которой мы сейчас говорим, заложенные ряд полигонов, которые подлежат закрытию после использования всех их мощностей производственных. Есть полигоны, которые предполагают остаться и продолжают дальше развиваться через рекультивацию, через расширение своих площадей, через внедрение новых технологий, которые на текущий момент появились в законодательстве. И эти полигоны, оставшиеся, они обязаны будут принимать отходы от тех территорий, с которых возились отходы на закрытые полигоны. Это и является основной функциональной задачей регионального оператора – правильно спланировать, взвесить логистику движения отходов, где нужно просто станции перегрузов устанавливать, где нужно включать сортировочные станции, где нужно тарный, где нужно бестарный метод использования отходов. Вот это всё как раз взвешено, но я думаю, что очень хорошо в этой терсхеме.

Отражено.

– Да.

Такие частные вопросы сейчас пойдут. Когда на твой взгляд у нас будет раздельный сбор мусора и налажена его утилизация? Просто я про это слышу очень давно и, честно говоря, устал от этой темы.

– Но эта проблема, она постоянно является проблемой, пока не выберут регионального оператора. При этом…

А все изменится, да, как выберут регоператора? Вдруг коренным образом всё поменяется?

– Но, мы же говорили в предыдущих эфирах, да, что все зависит от того, кто придет. Если придет местный региональный оператор, то наши родители здесь, наши дети здесь, наша экология здесь, мы здесь живем, и соседи тоже. В подъезде можно по морде получить, да, если что-то не так пойдет. А если придет региональный оператор из Москвы, федеральные какие-то игроки, то там понятно, там денежные цели, экономические цели, и меньше перспективных целей. У нас в компании «Экол» и той группы объединенных бизнесменов, представляющих интересы операторов Пермского края...

Это ты сейчас уже говоришь о раскладе сил на сегодняшний день, да?

– Да, да, да.

Перед регоператором.

– У нас стоят более глубокие, такие может быть с одной стороны звучащие амбициозно или пафосно, кто-то скажет, задачи, но мы бы хотели, конечно, довести до логического конца движение отходов. Это и генерация тепла, это и производство биогаза из компоста. В терсхеме конечно заложена такая возможность, но не ставится целью. Мы себе такую цель ставим. И терсхема, опять же, та же самая, да, эта вот нормативная такая документация базовая, на основании которой мы будем действовать, она нам позволяет это делать.

Чем ты сейчас лично занимаешься в текущий момент в этой теме? О группе специалистов местных ты заявил. О приходе возможном московского оператора тоже. А ты сейчас чем занимаешься?

– Конкретно я занимаюсь стратегией нашей компании, в которую вошли – нашей компании, имеется в виду объединенная компания – мы прошли видение, мы прошли формирование, мы прошли подготовку стратегических альтернатив, мы выбрали оптимальную, и сейчас по ней двигаемся. Единственное, сейчас момент уточнения идет, потому что постоянно всё равно информация поступает, принимаются определенные подзаконные акты, которые обязывают нас уточняться в нашей стратегии. Но мы готовы действовать в ней по нескольким вариантам в зависимости от расклада сил на конкурсе.

А чем вы отличаетесь от других-то потенциальных участников конкурсного отбора регоператора? Просто хочется понимания – почему вы лучше или хуже? Ты-то считаешь, что лучше, понятно.

– Но наша миссия вот в этой всей затее с региональным оператором, она сводится к минимизации воздействия на экологию, минимизацию захоронения, то, что, собственно, тоже определено в терсхеме, где указывается максимальный допустимый предел – до 28% утильной фракции должно отбираться. Мы считаем, что это должно быть не менее 40. А вообще у нас есть свой амбициозный план внутренний, где это указано до 50-ти, включая пищевые отходы. Естественно, это будет проходить через дуальный сбор, это в любом случае будет сортировка и это будет изменение и самой инфраструктуры, связанной со сбором отходов, в том числе и касаемо населения.

Звучит очень амбициозно, вам не кажется, Сергей? Похоже очень на предвыборную кампанию политика, а в итоге всё получается так, что мы всё равно не зависим с вами от ваших желаний, мы зависим больше от краевых чиновников, которые принимают решение или не принимают его.

– Вот мы об этом и говорим: если нам удастся выиграть на конкурсе, а у нас для этого все есть ресурсы необходимые, в том числе и инвесторы, о которых мы как-то по телефону, да, разговаривали в эфире, то мы всё-таки достигнем своих целей. И здесь ничего личного нет, здесь никаких нет пафосных целей, здесь только бизнес. То есть в любом случае в этих задачах заложена экономика. Чем меньше мы произведем захоронений отходов, тем, соответственно, больше мы произведем отбор утильных, то есть подлежащих дальнейшему использованию фракций отходов, тем больше мы заработаем и на этом. Сегодня, ну представьте, сегодня 100% все валится в землю.

Да.

– А мы хотим сделать, чтобы минимум 50.

Мне всё-таки интересно, кто входит в пул вот этих вот инвесторов, которые есть на сегодняшний день. И я также хочу у вас узнать о потенциальных инвесторах, но об этом мы поговорим чуть позже. Сейчас мы прервемся на рекламу, через полторы минутки вернемся и продолжим.

Продолжается программа «Бизнес-ланч». Друзья мои, если у вас есть вопросы к моему сегодняшнему гостю – вы можете звонить нам сюда в студию. Номер вы знаете, но я напомню на всякий случай еще раз вам, если вы его не выучили – 206-60-66. Также можете воспользоваться нашими мобильным эфирным телефоном – 8-963-870-1000. Сюда шлите СМС, пишите в Viber, WhatsApp и в Telegram. Остановились мы на том, что хотелось бы препарировать тему с инвесторами, которые сегодня существуют с вашей стороны, не со стороны Пермского края, а именно с вашей. То, что вы предлагаете себя как альтернативу и ваших соинвесторов, хочу понять список инвесторов, готовых вкладывать деньги, кто сейчас входит в этот пул – первое. И второе – ведёте ли вы поиск очередных инвесторов, готовых участвовать в этой теме?

– Начну с последнего. Он самый короткий просто ответ. Да, мы продолжаем поиск инвесторов, он у нас открыт. Мы сами открыты к диалогу и было бы интересно посмотреть иные альтернативные предложения. Кто из сегодня заявившихся к нам инвесторов в нашем утвержденном списке – я пока сказать не могу, потому что сейчас, но, по-русски говоря, попросту идут торги с одним и со вторым инвестором. Их двое. Один готов…

Это потенциальные или которые уже готовы вложиться?

– Потенциальные и готовые вложиться.

Так.

– То есть нам нужно сейчас определиться, с кем мы играем. Но также мы готовы к дальнейшему диалогу с иными. Один из них – федерального уровня инвестор, который готов просто зайти на рынок, возможно составить лобби определённое в рамках закона, естественно, и который готов выполнить все финансовые обязательства, которые необходимо выполнить участнику конкурса. И действовать в рамках только территориальной схемы без дальнейших амбициозных схем. У другого инвестора, так скажем, капитализация выше. Ему интересно завод по переработке отходов, ему интересно завод по изготовлению готовой продукции. Есть определенные виды продукции из утильного сырья, ему интересна генерация теплоэнергии, электроэнергии, ему интересна генерация биогаза. Но всё зависит от того, как мы проведем, с какими тарифами, на каких условиях конкурс, и дальше будем действовать. Нам интересен второй, но у второго инвестора условия потяжелее для нас. И вот мы сейчас определяемся. Второй инвестор – это иностранный инвестор. Это британский инвестор, который имеет соответствующий опыт, поэтому он нам тоже интересен.

Расскажешь потом, кто это?

– Потом, да.

Чтобы я погуглить мог хотя бы ради интереса, кто это такой.

– На нашем сайте мы обязательно выложим презентацию этой компании, когда мы определимся с инвесторами. Там будет очень подробная необходимая информация.

То есть местных игроков, желающих вложиться в эту тему вот так вот широко, как ты описал, мало, нет их практически?

– Ну давайте начнем с того, что сама по себе тема в любом случае остается рискованной для инвесторов, потому что первое – это новое в законодательстве, это не имеющая практики и прецедентов конкурсная история, в которую очень сложно входить инвестору со своими деньгами и рисковать. Нам-то терять нечего и поэтому мы делаем все для того, чтобы пройти и победить на этом конкурсе. И есть заинтересованные инвесторы, видимо со стороны, которые готовы прийти не сами лично играть, а играть через нас, потому что они понимают, что всё-таки движок, который представляется в виде платформ местных операторов с имеющимися и портфелем, и клиентской базой, и уже с наработанной практикой в соответствии и с сезонами, и с морфологией, и так далее, и так далее, и по территориям. Это очень важная информация, которая необходима любому региональному оператору для эффективного низкого старта после получения такого статуса для того, чтобы не слететь с этих позиций. А слететь очень легко. Там есть определенные требования и правила, которые нужно выполнять, при невыполнении которых можно потерять этот статус.

Не страшно браться за, на мой взгляд, столь ответственное и рискованное, а, главное, капиталоемкое дело? Инвестиции-то ведь серьезные. Еще раз можно напомнить цифры.

– 4 миллиарда оборот в год, от даже 4-х.

От 4-х миллиардов?

– Да, и выше. Прокачать можно до 6, то есть, есть такой потенциал. Да нет, не страшно, даже можно сказать, что слово это не применимо в данном случае.

Но бодрость присутствует в теле?

– Обязательно. Есть не только бодрость, есть еще уверенность и есть еще понимание этой уверенности, основанное на наличии потенциальных инвесторов. Нам очень интересен вариант именно глубокой переработки отходов, поэтому мы в этом направлении идем. А то, что касается – страшно, не страшно – все проекты, за которые я брался за всю свою практическую историю самостоятельно, в самостоятельной жизни, они имеют положительный отличный результат, начиная с военной академии тыла и транспорта, которую закончил на отлично и хотел стать генералом, но разочаровался в свое время Министерстве обороны и пришлось уволиться. Далее, те проекты, за которые я брался, работая в Москве, я дошел в крупной компании до управляющего директора и мои проекты были лидирующими не только среди прочих аналогов в самой этой компании, но и в отрасли, в принципе. То есть были отраслевые рекордные показатели. Я думаю, что и здесь мы легко справимся.

Такой вопрос сейчас только что родился: как-то сказывается на работе неопределенность с главой города? Пока на данный момент у нас в конкурс пройдет до 21 ноября, 22-го он уже будет понятен. Вообще идет какая-то расторговка здесь? Что-то предлагают, намекают, может быть даже угрожают? Нет?

– Нет, потому что у главы города таких полномочий нет. То есть эта тема, она имеет уровень субъекта.

То есть у муниципалов всё забирают под регионалов?

– Правительство Пермского края обязано провести этот конкурс, а субъекты и, соответственно, их главы, они имеют здесь косвенную роль, именно связанную в межмуниципальном взаимодействии, может быть в вопросах административной практики по привлечению к административной ответственности, и так далее, и так далее, в помощь региональному оператору, чтобы ускорить процесс заключения и договоров, и переходов, допустим, уже на новые технологии, а это является как раз сюрпризом для наших жителей. Все равно мы будем на них переходить, как бы мы не привыкли по старинке работать, придется скрипеть, но переходить на другие рельсы.

То есть, в конечном итоге, если вам удастся выиграть тему по регоператору, вы встанете над муниципальной надстройкой такой, которая не будет учитывать, в принципе, подпрыгивание местных чинуш?

– Нет, муниципалитет… Да, ответ правильный. Муниципалитет никоим образом не может влиять на поведение и качество продукта регионального оператора.

Мы продолжим наш разговор. Хочется все-таки поговорить, понятно, сейчас об инвестициях, мы очень так серьезно копнули и цифры такие приличные прозвучали. Я хочу остановиться на населении: какие сюрпризы будут ждать людей простых от введения новых норм по регоператору? И интересно будет ваше мнение узнать по поводу того, как разложится карта, если есть такое представление, если придут москвичи и если придете вы? Что можете обещать вы и как вы видите ситуацию по развитию предложений со стороны москвичей? Вот интересно понять вот этот взгляд, хорошо? Сейчас мы послушаем федеральные новости, вернемся и продолжим.

Программа «Бизнес-ланч», и в гостях у нас Сергей Каштанов, учредитель компании «Экол». У микрофона в студии, помимо господина Каштанова, Сергей Штерн, и за звукорежиссерским пультом Мария Зуева. Мы рады приветствовать вас всех еще раз, дамы и господа, все, кто подключились к «Эху Москвы в Перми». 91.2 FM наша частота, кто еще не выучил. Мы остановились на том, что хотелось сосредоточить мнение ваше, Сергей, и внимание наших слушателей на том, какие сюрпризы ждут простых людей от введения новых норм по регоператору – это раз. А во-вторых, хочется всё-таки понять отличие между потенциальным приходим сюда московского регоператора, который будут предлагать так или иначе местные чиновники, перед которыми стоит такая задача, и ваш вот пул, о котором вы рассказали. Какие перспективы, на ваш взгляд, в первом варианте, когда они заводят сюда регоператора и что вы обещаете, какая будет картина развития с вашей стороны?

– Первый вопрос по сюрпризам. Ну, во-первых, жители нашего города и края, они должны подготовиться к тому, что будут изменения в технологии сбора отходов. Это неизбежная мера, это не зависит от того, мы придем на регионального оператора или нет – это территориальная схема, которая есть. Это раз. Второе: территориальная схема – это не панацея, это просто данность, это факт эпохи, когда нужно понимать, что в землю сырую надо прекратить бросать отходы. Когда мы, допустим, с иностранными потенциальными инвесторами разговариваем о привлечениях в наш регион, у них у всех первый вопрос: какой объем отходов у вас перерабатывается, то есть уходит на утилизацию? Когда я говорю 100% – у них глаза округляются. Понятно, что они наслышаны, что в России, что всё валится в землю и это не жалко, но когда говоришь с человеком глаза в глаза и они предполагает сюда заходить, они понимают, что, с одной стороны, это страшно, а с другой стороны, это потенциал для эффекта низкой базы, то есть их показателей и по тому проекту, в который они предполагают зайти, он будет очень такой довольно успешный, потому что очень много можно сразу извлекать сходу и особо не напрягаясь. Другое дело, если бы мы там…

В дикие рынки, короче, третья страна.

– Да, да, да. Если бы мы здесь обрабатывали, к примеру, процентов 20, то пришлось бы попотеть, то есть, во-первых, провести реинжиниринг действующей системы, да, а во-вторых там найти ещё эти остальные 20 или 30 сверху процентов. То, что касается жителей, то первое – нужно приготовиться к тому, что все мусоропроводы будут закрыты, это обязательно и это неизбежность.

Что появятся контейнеры по раздельному сбору.

– Обязательно появятся контейнеры по раздельному сбору. На первом этапе у нас, согласно терсхемы, до 18-го года мы должны перейти в Ленинском, Свердловском районе на дуальный сбор. Остальные районы там поэтапно, к 19-му году, ну и в дальнейшем, но мы, по крайней мере, если будем региональным оператором, то мы будем педалить эти строки и раньше. То есть мы должны пройти опережающими темпами. Конечно, это сложно, это и зависит от информированности населения, от социальной ориентированности населения, от, в первую очередь, мотивации этого населения. То есть нужно понять, как заставить человека в трусах и тапочках зимой выйти на улицу, положить, разложить по контейнерам, да, даже если дуальный сбор, то есть двойной – в один контейнер будут идти утильные фракции, те, которые подлежат переработке: пластик, бумага, металл, стекло.

Хотел вопрос задать сразу же в пику запомненной мысли, на которой остановился: как государство должно стимулировать людей, чтобы они как раз воспользовались вот этим вот вариантом раздельного сбора мусора?

– Государство здесь бессильно, здесь нужны системные меры…

Но вычеты может по квартплате, может капремонт отменить?

– Да. Нет, здесь все проще, мы же имеем машину времени, мы, я имею в виду игроки этой отрасли. Мы периодически летаем в разные страны и видим, как это происходит. Недавно я был в Корее на велопробеге и удивлялся, что даже в тех местах, где, казалось бы, просто должен валяться бычок на остановке там, в поле, много велотуристов в Корее курит, и то, урны все чисты, не переполнены, везде туалеты. То есть уровень. В странах с холодным климатом, также мы смотрели, как это организовано применительно к нашему климату, одинаково. И везде этот вопрос решен, и везде есть ответы на все вопросы. То есть, условно, такая есть машина времени. Поэтому ответ на этот вопрос – как замотивировать население, он уже решен давно тарифами. То есть если ты не хочешь сортировать – без проблем, можешь кидать в этот бачок всё и будешь платить в 2 или в 3 раза больше. Если тебе не трудно на кухне сделать два пакета и рассортировать отходы – пищевку или грязные замазанные отходы в один пакет, а все сухое в другое…

А как отслеживать это дело?

– Водители-операторы, которые занимаются сбором этих отходов, они имеют, будут иметь всё необходимое оборудование для этого. Но, в первую очередь, фотофиксация. Если он подъезжает и видит, что отходы смешаны, соответственно, претензия выставляется не жителю, а ТСЖ, соответственно, все ТСЖ или управляющая компания будет платить по повышенному тарифу, а там пусть даже сами внутри разбираются.

Разбираются, да. Хорошее решение.

– Не нами придумано, то есть велосипед не надо изобретать. Поэтому мы и все-таки стремимся завести сюда такого инвестора, который располагает не только деньгами, но и компетенциями наработанными, потому что одно дело – это наши знания, умения, и вот мы такие все опытные в экономике, в отрасли в своей, владеем статистическими данными, морфологией и прочими, прочими параметрами, всеми, необходимыми для расчёта правильного проекта, но одно дело рассчитать правильно проект, другое дело его реализовать. Поэтому, страхуя эти риски, мы привлекаем сюда в первую очередь и смотрим на тех инвесторов, которые располагают подобного рода компетенциями.

По варианту развития сценария с заходом сюда московского оператора как ты видишь ситуацию?

– Ну грозы не случится в Пермском крае, если придет иной оператор не с наших земель, просто другое дело, что мы ближе к теме, мы ближе к информации, мы ближе к источникам денег, мы ближе к практике получения и истребования этих денег и к иным вопросам…

Но как бы вы на полшага впереди, а потому у вас начнут гореть, да и все, и вас вытеснят с рынка. Как вариант.

– Москвичи начнут нас жечь?

Да запросто, почему нет. Нормальная, жесткая такая временная, как ты говоришь перемещение временное на машине времени в 90-е. У нас же всё повторяется.

– Но всегда есть лабиринт для любой хитрой, поэтому если придет иной оператор выиграет не пермский, то скорее всего будет максимальное страхование риска в рамках, максимум, тех задач, которые предписанные территориальной схемой и не более, а то и меньше, с обоснованием причин, почему так или иначе нельзя выполнить или достигнуть те или иные показатели. Вот в этом принципиальная разница. Если мы – а нам неинтересна терсхема, потому что она предусматривает пессимистический сценарий развития нашей отрасли – а мы хотим по оптимистическому сценарию идти. Внешний инвестор, он скорее всего будет консервативен и не будет он тут сильно рубаху на груди рвать для того, чтобы что-то кому-то показать, заработать. То есть вот есть какая-то минимальная маржа, да, которая страхует его инвестиции, вот он с ней и будет работать.

Пока можно будет закапывать, они будут максимально закапывать, я правильно понимаю, да?

– Примерно так.

Вот такой Сергей вопрос тебе… Субъект, я имею в виду регион, зная, что он не справляется с задачей по созданию регоператора, введения схем по ТБО и ТКО, может заложить муниципалам в городской тариф на содержание и ремонт жилья на предстоящий год стоимость обслуживания контейнерных площадок, которые должны быть по идее, согласно новому законодательству, да. И все, и тема исчерпана. И все остается по-прежнему. То есть появились новые контейнеры, новые площадки для них, просто добавляем муниципальный тариф в стоимость за вывоз этого мусора, работает все так же, по тем же схемам, и ничего не меняется, никакого регоператора нет, сроки продлены, а мы как жили, так и живем. Возможен такой вариант?

– Согласен, все возможно, но навряд ли, потому что я знаю, вот исходя из инсайда, который ты говорил, достаточно информацией владеем. Идет мощное давление изнутри о том, что регионы поддавливаются, их там журят за то, что они не проходят определенные процедуры, которые необходимо было внутри регионов пройти для проведения конкурсного отбора. Я думаю, что именно в нашем регионе конкурсный отбор пройдет одним из первых. У нас довольно адекватная команда в министерстве занимается этим вопросом. Они сами на это нацелены, но то есть их цели соответствуют и нашим интересам, хотя у нас тесного контакта непосредственного нет, мы просто периодически общаемся. Я понимаю, что люди тоже заинтересованы в том, чтобы быстрее этот конкурс провести и уже начать созидательные вещи.

Быстрее или адекватно?

– Это априори.

То есть и то, и то в главных целях?

– Адекватные люди должны, адекватные менеджеры должны работу свою выполнить и быстро, и качественно.

Я просто тут почему про адекватность спросил? Вот в Челябинской области, например, разработали электронную картографическую модель, отражающую все источники образования отходов, места накопления, существующие и планируемые объекты в сфере обращения с ТБО. Это из разряда – как бы нам еще потратить деньги, да, я так понимаю? Это очередной виточек работы и в Пермском крае?

– Нет, эта задача выполняется министерством, по моему, она даже выполнена и есть такой документ.

То есть тоже существует такой?

– Да, конечно, это обязанность каждого региона – подготовить электронную модель.

Отлично. То есть у нас есть такая модель?

– Да.

Очень хорошо. По цифрам хочу пройтись еще раз. Стоимость захоронения ежегодного объема размещаемых на свалках отходов в Перми и может быть в крае знаешь?

– Сегодня порядка 440 рублей, по-моему, без НДС за тонну на нашем полигоне городском, Софроны.

Так.

– Он единственный.

А сколько ежегодно на свалки ТБО поступает вторичного сырья в тоннах: макулатура, стекло, резина?

– По долям не скажу точно, но самый больший удельный вес занимает макулатура с пластиком, потом дерево, потом металл, что-то вроде такого. Данные есть, просто сейчас не готов изложить.

А вот я как раз хотел тебя использовать как источник здесь. Работа с промотходами тоже интересует, в том числе высокого класса опасности: ртуть, нефтешламы, биоотходы, медицинские. Сколько компаний в регионе сейчас этим занимается?

– Во-первых, это ниша не наша, мы в ней не работаем. Нет таких данных.

Чья?

– Есть лицензированные организации. Их объемы выручки незначительные, несущественные, и это действительно является большой проблемой. То есть на системный поток вопрос сбора, утилизации или обезвреживания дальнейшего размещения опасных отходов ртути и прочих химикатов и так далее, он системно в Пермском крае не решен, он тоже должен решаться.

Звонок примем.

– Да.

Да, пожалуйста, ваш вопрос.

Здравствуйте, меня зовут Пётр.

Да, вопрос, Петр.

– Здравствуйте!

Вот проблема есть сбора мусора в контейнерные площадки, стоящие у дома, мы занимались порядка там пяти лет, что кончилось тем, что мы были вынуждены ее огородить, причем так капитально, сделать ограниченный доступ через домофон, чтобы ходили только наши люди, да. Но в течение пяти лет мы людей не могли даже приучить, чтобы они кидали отдельно тару в свои специальные контейнеры. Кидают все в общую кучу. Не представляю, как в городе и в регионе в целом удастся решить эту проблему. Вот сортировка у нас до сих пор не получается, можете себе представить?

Да, Пётр, вопрос?

А тут в масштабе города и региона надо решить. Мне ясно, что тупо включат высокие тарифы.

Так.

Монополизируют всю эту отрасль, появится, у нас есть тепловодяной Вексельберг, будет какой-нибудь Вексельберг мусорный, но по сути вот проблему, как бы ее надо решить, как она решена в других странах.

Да.

Мне кажется, нам ее не одолеть.

Все ясно, Петр. Это скорей скепсис был, чем вопрос, но ты сам все слышал. Несколько личных вопросов, есть еще буквально две минуты, хочу забраться на это время и задать тебе их. Нужно ли получать лицензию УК, ТСН и ТСЖ, если они сами решат собирать свой мусор? Или нет?

– По закону, собственник отходов, производитель отходов имеет право самостоятельно удалять свои отходы. В этом случае лицензия не нужна. Если они собираются еще при этом обслуживать, допустим, к примеру, входящие субъекты, которые в их же доме находятся на первых этажах, вот в этом случае появляется необходимость получения лицензии. Они не имеет права из магазина на первом этаже брать отходы.

Местами, да.

– Хотя они никаких исключить не могут из общего потока, правильно?

Местами твои слова звучат как заявления политика, поэтому я решил тебя спросить вот как: если бы ты был Путиным, что ты сделал для того, чтобы система стала более управляемой в этом направлении, а мусора стала меньше в стране? А лучше бы вообще не было, и он цивилизованно уходил в определенном русле, в отходном.

– Интересный вопрос.

Знаешь, вот просто людей, которые говорят, что надо, я могу и я сделаю много, а когда задаешь конкретный вопрос – вот тебе рычаги, пожалуйста, действуй – все начинают подвисать.

– Но я бы сделал на его месте то же самое, что уже сделано, то есть та нормативная база, в которой мы сейчас готовимся к выбору регионального оператора – это правильно, это жизненно необходимо. Другое дело, чтобы эти торги, эти конкурсные процедуры, они прошли рыночным путем, честным, тогда люди, инвесторы, которые пойдут на этот конкурс и победят, они будут достигать именно тех честных, правильных целей. Если туда придут рвачи, то, естественно, никакого результата технически, экономически и экологически мы не увидим.

Спасибо тебе большое, что пришел! Спасибо, что держишь в курсе. На самом деле тема интересная и будем следить за этим в новостях, будем тебе звонить как эксперту.

– Спасибо за приглашение!

Удачи!

_________________

Программа вышла в эфир 7 ноября 2016 г.

Обсуждение
3306
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.