Верхний баннер
10:41 | ЧЕТВЕРГ | 29 ИЮНЯ 2017

$ 59.54 € 67.69

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
18:16, 22 ноября 2016

«Мы сегодня доживаем эпоху старой нормативно-правовой базы, которая должна смениться появлением такого института, как региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами», — Сергей Каштанов, учредитель компании «Экол»

Юлия Хлобыст: Всем доброе утро, это «Утренний разворот» на пермском «Эхе». У микрофона Егор Тверетинов.

Егор Тверетинов: Доброе утро, Юля, доброе утро, Пермь!

Юлия Хлобыст: Юлия Хлобыст. Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Решили мы поговорить опять на тему мусора, тему твердых коммунальных отходов. И буквально на прошлой неделе появилась информация о том, что так называемая мусорная реформа в правительстве переносится на 2019 год. Мы решили позвать в эту студию нашего эксперта, генерального директора компании «Экол», компании, занимающейся обращением твердых коммунальных отходов, Сергея Каштанова. Сергей, доброе утро!

Сергей Каштанов: Доброе утро!

Юлия Хлобыст: Я напоминаю нашим слушателям, что у нас работает мобильный эфирный телефон: 8-963-870-1000 – это «Вайбер», «Вотсап», «Телеграм». И есть номер ICQ: 404-582-017. Вы можете писать нам на любой мессенджер из этих, задавать свои вопросы Сергею Каштанову.

Егор Тверетинов: Ну и звонить в студию с вашими вопросами: 2-066-066.

Юлия Хлобыст: Вот у меня вообще вопрос к Сергею: когда появилась вот эта информация о переносе сроков мусорной реформы, я поймала себя на мысли на самом деле о том, что, несмотря на то, что вы уже не единожды приходили к нам в студию, рассказывали, ну вот у меня теперь в голове вообще полная неразбериха. То есть, с одной стороны, говорилось о том, что вот буквально уже вот-вот – конец 16-го – начало 17-го года – что-то у нас изменится в сфере обращения вот этих твердых коммунальных отходов, переработке мусорных отходов. Теперь отодвигается. И я, вот мы с Егором переговорили вот буквально в перерыве о том, что, с одной стороны, получается, что у нас люди где-то собирают раздельно мусор, а где-то не собирают мусор, где-то у нас проходят митинги, скажем, в Куеде против возведения мусороперерабатывающих каких-то производств. Поэтому, Сергей, мы бы хотели все-таки начать с того, что у нас сейчас есть в этой сфере, то есть вот просто разложить ситуацию по полочкам.

Егор Тверетинов: Что есть и для чего вообще была придумана эта мусорная реформа. Что нам нужно будет потом с этим всем делать?

Сергей Каштанов: Ну, во-первых, мы сегодня доживаем эпоху старой нормативно-правовой базы, которая должна смениться появлением такого института, как региональный оператор. И под этим понятием – «региональный оператор», и вообще под понятием в рамках новой правовой эпохи возникает ряд прав и обязанностей у всех нас вместе с вами – и у физических лиц, и у юридических лиц – по правилам обращения с отходами. Недавно последнее вышло постановление правительства РФ о порядке обращения с отходами, где также опубликовано и приложение к этому постановлению в виде договора между региональным оператором и отходообразователями – то есть это и с магазинами, это и с жилыми объектами – со всеми, и указывается в территориальной схеме, которая также есть в нашем регионе, на определенные задачи регионального оператора по снижению негативного воздействия на окружающую среду и на наше с вами здоровье в виде новой задачи, которая на сегодняшний день была просто как право участников рынка отбирать, сортировать отходы. А теперь это вводится как директивная мера и норма, оцифрованная в том числе в этой же нашей территориальной схеме, обязывающая нас за ближайшие годы снизить до 28% утильных отходов и разницу отправлять уже только на захоронение.

Юлия Хлобыст: Подождите, вот все-таки еще раз. Раньше у нас как было: у нас было много, так скажем, операторов, которые занимались сбором, обработкой, переработкой мусора. Теперь появится один.

Сергей Каштанов: Да, верно.

Юлия Хлобыст: То есть раньше этот рынок был не урегулирован, то есть кто встал на этот рынок, грубо говоря, тот и занимается, скажем, сбором мусорных отходов и везет их на какие-то там полигоны, свалки.

Сергей Каштанов: Да, свободный рынок со свободной конкуренцией. И выживали те, которые могли вписаться в эту экономику и выдерживать какие-то свои внутренние стандарты и общие стандарты, которые были. Сейчас все конкретизировано. Сейчас есть требования к региональному оператору, который обязан согласно территориальной схеме расположить места сбора и накопления отходов там, где это предписано, транспортировать эти отходы туда, куда только предписано в территориальной схеме, а не в иное место, выявлять места несанкционированных свалок и обязывать либо установленных лиц, виновных в этих несанкционированных свалках вывозить эти отходы в течение 30-ти дней, либо обращаться в субъект, который является второй стороной по договору, будет являться второй стороной по договору соглашения с региональным оператором, который обязан уже провести соответствующие меры по поиску и воздействию на данное лицо, которое образовало эти отходы. Операторы, которые были, они по сути и останутся на рынке, только единственное – их причешут в соответствии с требованиями нового теперь уже законодательства. То есть в нашем крае после выборов регионального оператора региональный оператор будет обязан провести торги под контролем субъекта по выбору этих операторов. Для этого он должен нарезать всю территорию Пермского края на лоты и разыграть эти лоты в соответствии с теми правилами, которые, опять же, определило наше правительство. То есть будет аукцион.

Юлия Хлобыст: Подождите, все-таки, а вот задачи регионального оператора какие?

Егор Тверетинов: Я так понимаю, это именно, это будет человек, ответственный за организацию всей этой вот истории.

Юлия Хлобыст: Это будет организация, ответственная за людей.

Егор Тверетинов: Ну да, организация, в смысле, да, ответственная за все вот это чтобы… Ну в общем, все это должно быть теперь упорядоченно – правильно? – и более подконтрольно? Меньше хаоса будет, правильно?

Сергей Каштанов: Да, сформулированы задачи и в нормативно-правовой базе, и в производных. То есть, еще раз говорю, территориальная схема принята, которая определяет задачи регионального оператора: первое – где он собирает; второе – как он собирает; третье – куда он транспортирует, где это захоранивается или где это перерабатывается. Вот это задачи регионального оператора.

Юлия Хлобыст: То есть региональный оператор должен установить правила игры, по сути дела, на региональном рынке.

Сергей Каштанов: Да нет, они уже установлены, он обязан их выполнять и организовывать их выполнение уже вторым уровнем операторов, который он выберет.

Юлия Хлобыст: Подождите, то есть мы, по сути дела, приходим к монополисту какому-то?

Сергей Каштанов: Да, 100%.

Юлия Хлобыст: Это разве хорошо? У нас есть уже в разных других сферах монополисты и мы понимаем, что это вообще на самом деле-то не очень хорошо.

Егор Тверетинов: Практика так себе получается.

Юлия Хлобыст: Мягко говоря.

Сергей Каштанов: Ну все последние 70, или сколько, лет этот рынок был свободен и нам предлагали его выровнять свободным рыночным путем. Мы уже потренировались на кошках и поняли, что ничего не получается. Поэтому государство решило зарегулировать так, как это сделано в других цивилизованных странах Европы, либо в других развитых экономически государствах. Там везде на обращение с отходами монополия, а иначе по-другому не получится. Мы не сможем заставить всех отходообразователей выполнять или достигать цели снижения негативного воздействия на окружающую среду в рамках общих правил. Нет, необходимо организовать, необходимо утвердить эти правила, они и утверждены постановлением правительства, и необходимо организовать их реализацию через вот этого игрока, вот этого монополиста, который называется «региональный оператор».

Юлия Хлобыст: Хорошо. На сегодняшний день уже есть некая схема, которая, как вы говорите, поделит Пермский край на лоты и согласно которой будут утверждены места сбора, обработки, и так далее, мусора?

Сергей Каштанов: То, что касается лотов, это отдано на откуп региональному оператору, вот как им бог на душу положит, вот так он и поделит край на лоты. То, куда везти на захоронение, то, где будут располагаться полигоны действующие и будущие, это определено в территориальной схеме, то есть, есть ряд полигонов, которые подлежат после выработки их производственных мощностей к закрытию. Они опубликованы, эти полигоны, этот список полигонов в этой территориальной схеме. Ближайшее время, буквально на днях ее примут, потому что второй том этой территориальной схемы сейчас находится в Роспотребе в Москве на согласовании, и как только Роспотреб нам согласовывает, нам – это субъекту, субъект сразу отдает приказом территориальную схему. Но она известна. И далее региональный оператор будет обязан провести конкурс по выбору…

Юлия Хлобыст: Как бы с субподрядчиками.

Сергей Каштанов: Субподрядчиков, либо самостоятельно выполнять эти функции, это тоже есть у него такое право.

Юлия Хлобыст: А региональный оператор – это будет некая государственная структура? То есть создается новая некая структура, или она создается на базе некой коммерческой организации?

Сергей Каштанов: Это свободный конкурс, туда может прийти любой желающий, который может себе позволить выполнить входные условия.

Егор Тверетинов: А в чем заключаются входные условия?

Сергей Каштанов: Вот предположительно, то есть сегодня, на сегодняшний день конкурсной документации еще нет и предположительно билет на участие в конкурсе, как задаток, будет стоить сто миллионов рублей минимум.

Юлия Хлобыст: Ого!

Сергей Каштанов: Да, и после победы на конкурсе региональный оператор будет обязан предоставить банковскую гарантию годовую и перезаключать каждый раз в течение срока действия данного мандата десятилетнего на новый год тоже банковскую гарантию не менее, чем на 300 миллионов рублей. Вообще условия по конкурсу, что банковская гарантия должна быть не менее 5% оборотов регионального оператора, предполагаемых в его зоне обслуживания.

Юлия Хлобыст: То есть, представляете, да, какая емкость у этого рынка?

Егор Тверетинов: Действительно, любой может.

Юлия Хлобыст: Ну любой, наверное, не может. А у нас, кстати – вот по поводу любого – а у нас есть такие компании, которые могут прийти вот именно и выполнить вот именно такие условия – 100 миллионов рублей, 300 миллионов рублей, это ведь не сто рублей и не 300 рублей.

Егор Тверетинов: Я думаю, что таких компаний в Перми раз, два и обчелся.

Юлия Хлобыст: Или это будут заходить из других регионов компании?

Сергей Каштанов: У нас есть и в Перми желающие поучаствовать на этом конкурсе, и будут заходить из других регионов. На сегодняшний день активных потенциальных участников четверо, нас в том числе – двое из них местных, двое из них варяги. Но вы правильно заметили, что задача эта не из легких, поэтому и входной билет на конкурс должен быть такой же. Ну представьте, если снизить требования и придут все. Задача действительно ответственная, она концентрируется на одном лице и все риски – регион понимает, что будет нести это лицо, а также и сам субъект. Поэтому это очень важная задача по выбору именно компетентного специалиста – компании, кроме того, что он будет владеть необходимыми ресурсами финансовыми для того, чтобы он зашел на этот конкурс и победил, он должен еще и реализовать все эти задачи, которые там стоят. Я бы, например, удельные веса по этим двум задачам сместил бы в большую сторону как раз к реализации этих задач, потому что они действительно очень сложные, они очень рискованные для регионального оператора, и с учетом того, что все-таки как бы мы ни смотрели, как бы мы ни относились к функционалу регионального оператора, который, по большому счету, отвечает только за транспортировку, в любом случае это инвестиционный проект, который имеет свой период окупаемости, в течение которого у любого проекта есть риски нереализованности. Вот по данным правилам, которые сегодня утверждены для регионального оператора, он может лишиться статуса регионального оператора на основании двух нарушений в течение года. Что такое два нарушения? Это, представьте, количество заключаемых договоров, у нас, допустим, 5000 только в Перми отходообразователей, и если даже два из них выстрелит в минус региональному оператору как замечания и будут зафиксированы и установлены порядком, то есть он может лишиться этого статуса. Это очень-очень сложная, очень такая рискованная задача вот в этом инвестиционном проекте, тем более, что у нас практики на сегодняшний день отношений в этой среде, в новых правилах она еще не сформировалась, и у любого игрока, который зайдет и победит, у него будет такой риск неправильной трактовки этих норм и у него есть риск не реализации этого проекта.

Юлия Хлобыст: Но, тем не менее, ваша компания собирается участвовать в этом конкурсе?

Сергей Каштанов: Да.

Юлия Хлобыст: Когда он будет, уже известно?

Сергей Каштанов: Предполагается, предварительно, все же условно, все предварительно. Предполагается, в конце года может быть объявлен конкурс, либо в начале следующего, в январе, например.

Юлия Хлобыст: Ну вот смотрите, вот все-таки, вот, значит, проходит конкурс, на него, как вы сказали, уже сегодня есть четыре участника – это два местных участника и два иногородних, варяги, как мы их любим называть. Значит, предположим, побеждает некая фирма, она становится региональным оператором. Дальше что, действия какие? То есть я все пытаюсь понять, что изменится, как вот мы, опять же, с Егором сегодня говорили, а что изменится-то для нас, для…

Егор Тверетинов: Для граждан. Вот я выхожу из дома, да.

Юлия Хлобыст: Начальных производителей вот этого самого мусора.

Егор Тверетинов: Я выхожу из дома и что мне теперь с моим мусором делать, так же его выбрасывать или теперь у меня лично будет какая-то ответственность за то, что я пластиковую бутылку положил в контейнер для стекла, условно?

Сергей Каштанов: Давайте от обратного начнем, от конечной цели.

Юлия Хлобыст: Давайте.

Сергей Каштанов: Что мы хотим достигнуть теми задачами и процессами, которые закладываются в функционал новой схемы обращения? Первое, самое главное – мы должны снизить негативное воздействие на окружающую среду. Мы с вами сегодня не отдаем отчета в том, что те свалки – ну их по-другому никак не назовешь, которые нас окружают – и официальные, и неофициальные, весь фильтрат, все отходы идут либо вниз, в грунт, либо в виде парниковых испарений уходят в атмосферу. И мы с вами находимся вот в такой критической экологической обстановке. И для того, чтобы снизить негативное воздействие, становится задачей в новой системе правил по созданию правильных полигонов, у которых фильтрат не будет уходить вниз, а будет собираться в специальных котлованах, емкостях, купироваться, ну и так далее и так далее, обрабатываться и нейтрализоваться, обезвреживаться.

Юлия Хлобыст: А у нас есть такие полигоны уже?

Сергей Каштанов: Они должны стать, в соответствии с новыми правилами.

Юлия Хлобыст: Но пока нет.

Егор Тверетинов: А за их производство тоже должен быть ответствен…

Сергей Каштанов: Региональный оператор?

Егор Тверетинов: Да.

Сергей Каштанов: Нет, это будет уже другая история, это будет уже конкурсно-концессионное соглашение. Но это, несмотря на то, что это две разных инвестиционных задачи, они в любом случае переплетены очень плотно между собой, и у концессионера, например, будет задача строительства только полигонов, либо заводов по переработке отходов, у регионального оператора будет задача правильно собрать эти отходы, правильно их довести к нему же, например, на полигоны, к этому концессионеру в товарной форме для того, чтобы тот уже с максимальной эффективностью мог использовать ресурсный потенциал этих отходов. То есть, в любом случае, они взаимосвязаны между собой.

Юлия Хлобыст: Продолжается «Утренний разворот» на пермском «Эхе», здесь Егор Тверетинов, Юлия Хлобыст, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. И напоминаю, что сегодня наш утренний эксперт – генеральный директор компании «Экол» Сергей Каштанов. Говорим мы о мусорной реформе, которая почему-то на федеральном уровне переносится на 2019-й год. Так вот, Сергей в первой части нашего разговора сказал о том, что, в принципе, на уровне региона схема готова, территориальная схема планирования, места по сбору и утилизации отходов, то есть они все определены. И начали мы как раз с конца, Сергей начал рассказывать о том, что изменится для нас, как для…

Егор Тверетинов: Для простых смертных, не для конечных, наоборот.

Юлия Хлобыст: Для тех, кто генерирует, кстати, вот эти мусорные отходы.

Егор Тверетинов: Мусоропроизводителей.

Юлия Хлобыст: И, Сергей, давайте продолжим вот эту тему, у нас до федеральных новостей буквально две минуты и мы должны уложиться, чтобы эту цепочку показать.

Сергей Каштанов: Да, мы начали от того, что мы должны снизить негативное воздействие на ту среду, в которой мы с вами проживаем, и для этого нужно правильно подготовить эти отходы. Для этого уже назначается региональный оператор, который будет обязан приучить отходообразователей – мы с вами все вместе, жители края обязаны будем привыкнуть в прямом смысле этого слова, это процесс длительный – к правильному сбору этих отходов. То есть у нас на кухне, как минимум, должно быть теперь два пакета, это называется по-научному дуальный сбор, то есть в один пакет идет все утильное – то, что подлежит дальнейшей переработке, в другой идет все, что не подлежит дальнейшей переработке, условно, грязные отходы.

Юлия Хлобыст: Слушайте, я могу поставить хоть три пакета, хоть четыре пакета на своей кухне.

Егор Тверетинов: Выделить комнату для мусора.

Юлия Хлобыст: Самое главное, чтобы мне было куда эти пакеты потом нести, потому что пока, на сегодняшний момент у меня есть один мусоропровод, куда сбрасывается все. И даже если говорить о мусорных баках, которые стоят неподалеку от дома, то там нет такого, нет разделения.

Сергей Каштанов: Правильно говорите. Вот это и заложено также в новых правилах. Двигаемся дальше. На кухне собрали, поделили на две части, дальше выходим во двор, во дворе стоят контейнеры либо промаркированные, либо разными цветами обозначенные – где, куда, что складывается. Если мы идем первый этап времени по дуальному сбору, соответственно, будет основных два цвета контейнеров или две маркировки – в один также мы складываем отсортированные отходы, во второй мы складываем несортированные отходы. Дальше приезжает к этому месту два мусоровоза в разное время, один забирает один вид отходов, другой – другой. Вот на сегодняшний день практика в нашем городе опытов и практика экспериментов, которые до сих пор начали и продолжаются, выглядит таким образом: некоторые территории, дома отдельные, либо кварталы, вошли в рамки вот этих экспериментов и жителей обязывают складывать эти отходы в разные контейнеры. Но все заканчивается на том, что к этим двум контейнерам разным подходит один мусоровоз и все складывает, вся история сортировки на этом заканчивается. Так вот такого не должно быть.

Юлия Хлобыст: Так вот, с Сергеем мы пошли буквально по полочкам раскладывать эту ситуацию, в общем-то дошли до того, что все-таки вот если будут у нас раздельные контейнеры существовать при домах, которыми управляют УК, или ТСЖ – не важно. Ну, предположим, жители, спустя какое-то время, научатся разделять все-таки мусор и будут носить его раздельно в некие контейнеры. При этом, я насколько понимаю, мусоропроводы будут заварены и исчезнут как класс?

Сергей Каштанов: Да, все верно. А иначе не разделить отходы. Мусоропровод – это смешение отходов.

Юлия Хлобыст: Ну понятно, должно пройти какое-то время, жители будут возмущаться, но, тем не менее, то есть вы думаете, то есть это достаточно жестко будет вводиться, вот это новшество? То есть мусоропроводы всё, уйдут из нашей жизни?

Сергей Каштанов: Конечно, жестко, потому что определены этапы прохождения новых правил до уровня 28% отбираемых полезных фракций в регионе. И поэтому ни у кого не останется шанса для того, чтобы увеличить этот срок или отказаться вообще от сортировки. Другое дело, что те управляющие компании, которые будут сдавать на транспортировку отходы смешанные, они будут платить повышенный тариф за эти отходы. И вот эта дельта, которая будет образовываться между тарифом на сбор отсортированных фракций и смешанных, она будет направляться на то, чтобы сам оператор либо концессионер, в зависимости на том этапе, где будет стоять такая задача, произвел сортировку дальнейшую своими руками.

Егор Тверетинов: Выполнил работу, которую должны были выполнить, в принципе, жители.

Юлия Хлобыст: Да, но при этом надо сказать, что не то чтобы управляющие компании из своего какого-то бюджета будут платить, они, конечно, будут платить из наших с вами денег, то есть те, которые сдают собственники.

Сергей Каштанов: Конечно, мы говорим про коммунальные платежи.

Юлия Хлобыст: Да, и не исключено, что, скажем, управляющая компания, которая должна будет заплатить сверху рубль, она не потребует с собственников три рубля, например, вместо этого рубля.

Сергей Каштанов: Так и будет. Так и будет. Если хочешь сортировать, или, точнее, наоборот, если хочешь платить меньше за отходы, значит платишь рубль. Если ты игнорируешь эти новые правила, пожалуйста, у тебя есть все на это – и конституция, и все остальные условия, пожалуйста, не сортируй, но будешь платить три рубля.

Юлия Хлобыст: Хорошо. Дальше. Ну вот смотрите, вы говорите, что, ну, предположим, собственники научатся, опять же, разделять, управляющие компании или товарищества собственников жилья каким-то образом все-таки вынудят…

Егор Тверетинов: Донесут до каждого жителя.

Юлия Хлобыст: Да, вынудят, в общем-то…

Сергей Каштанов: Отследят.

Юлия Хлобыст: Отследят, да, значит, будут где-то наказывать рублем, где-то как-то. Тем не менее, вот те мусороперерабатывающие заводы, о которых вы говорите, что придет инвестор, концессионер, построит – это ведь дело не одного, не двух лет, мне кажется и даже не трех, чтобы построить, с одной стороны, полигоны вот такие умные, на которых, как вы до этого говорили, мусор должен перерабатываться, не просто уходить в почву или в воздух, в атмосферу, но каким-то образом там должны стоять какие-то, я не знаю, какие-то высокотехнологичные производства по переработке. То есть это не год, не два, не три. То есть, хорошо. Вот жители научатся, предположим, разделять все-таки. Куда это будет вывозиться? Пока нет таких заводов.

Егор Тверетинов: Если вдруг, да, мы начнем разделять уже…

Юлия Хлобыст: Завтра.

Егор Тверетинов: Да, завтра, все нас послушали и как давай разделять. И куда повезем тогда, получается?

Сергей Каштанов: Во-первых, будет период привыкания к новым условиям, к сортировке, это будет не менее двух лет, точно. Если Европа шла до этого 20-25 лет, в зависимости от удаленности от России, к западным берегам, к западным границам, там это быстрее произошло. Восточная Европа медленнее достигла таких показателей, но все равно достигла, то у нас будет условный монтаж и мы уже, используя европейский опыт, мы пройдем это намного быстрее и короче – это первое. Второе – для того, чтобы заработали первые этапы концессионного соглашения, при оптимистическом сценарии нужно будет пройти три года. То есть это и выбор земельных участков, это и проектные процедуры длительные, в том числе по согласованию, это и строительство и ввод в эксплуатацию первых очередей. Так вот, к этому моменту как раз региональный оператор уже технически будет готов для того, чтобы завозить на эти мощности отобранные отходы отсортированные.

Юлия Хлобыст: Вот слушатель подсказывает нам вопрос: в Перми и крае есть сортировочные и перерабатывающие заводы уже сегодня?

Сергей Каштанов: Нет. Были попытки создать такие заводы, начиная через системный сбор и сортировку смешанных этих отходов, но они неудачны. На сегодняшний день все эти проекты, которые были и есть, они либо завершают свой жизненный цикл, либо уже закрыты. Сегодня нету в Пермском крае опыта, который можно брать и легко тиражировать. То есть этот опыт зарубежный.

Юлия Хлобыст: То есть, смотрите, сегодня в Пермском крае, я так понимаю, мы перерабатываем как-то по старинке мусор, то есть просто закапывая его в землю.

Егор Тверетинов: Хороним.

Юлия Хлобыст: Хороним.

Сергей Каштанов: Да. Но мы не перерабатываем при этом, мы просто его закапываем.

Юлия Хлобыст: Мы просто закапываем – и все.

Сергей Каштанов: Да.

Юлия Хлобыст: Либо, как вы говорите, какие-то испарения в атмосферу происходят.

Сергей Каштанов: Обязательно, в том числе идет испарение вот этих полигонных газов в атмосферу, которые в цивилизованных странах учитываются и выдаются квоты на эти испарения, превышение которых влечет за собой определенные санкции и штрафы. Мы не ратифицировали, Россия, данные соглашения, Киотское соглашение, оно было заключено в Японии всеми цивилизованными странами, мы его проигнорировали, и мы не считаем, сколько у нас вот этих газов полигонных уходит в атмосферу, нам наплевать на это.

Юлия Хлобыст: А зачем, страна большая, собственно говоря, да.

Егор Тверетинов: И атмосферы много.

Юлия Хлобыст: Атмосферы много, да.

Егор Тверетинов: А может мы спросим у наших слушателей – вообще, вот они готовы заниматься разделением мусора, или им всем настолько фиолетово на всю атмосферу и что они вообще не хотят.

Юлия Хлобыст: Четыре минутки осталось у нас до новостей, но, тем не менее…

Егор Тверетинов: Успеем ведь еще проголосовать.

Юлия Хлобыст: Давайте, запускаем голосование. 207-05-15 – ваш телефон для того, и вы за то, чтобы разделять мусорные отходы. 207-05-25 – нет, я не готов вообще ни под каким соусом, не буду разделять, вот просто не буду и всё. 207-05-15 – да, я буду разделять мусорные отходы, чтобы потом, в общем-то, их грамотно переработать. 207-05-25 – не буду. Все-таки, Сергей, смотрите, значит, ну предположим, в конце этого – в начале следующего года будет объявлен конкурс по выбору регионального оператора. Предположим, в начале следующего года он даже пройдет. То есть, получается, что сама реформа будет запущена уже в следующем году для Пермского края?

Сергей Каштанов: В нашем крае – да.

Юлия Хлобыст: В нашем крае. То есть, есть другие регионы, которые не готовы – ну и бог с ними.

Сергей Каштанов: У которых есть право до 19-го года раскачаться, да.

Юлия Хлобыст: Значит, хорошо. В следующем году появляется региональный оператор. Я все пытаюсь хронологически выстроить ситуацию. Значит, дальше появляются инвесторы или появляются концессионеры по строительству мусороперерабатывающих производств. То есть на это сколько еще нужно? Три-пять лет?

Сергей Каштанов: На производство межмуниципальной коммунальной инфраструктуры?

Юлия Хлобыст: Да.                 

Сергей Каштанов: На первые этапы, на первые очереди, да, не менее трех лет.

Юлия Хлобыст: Не менее трех лет. То есть 17-й, 20-й год.

Сергей Каштанов?: Совершенно верно.

Юлия Хлобыст: Строительство мусороперерабатывающих производств – это следующий этап, после 20-го года?

Сергей Каштанов: Нет, это в том числе.

Юлия Хлобыст: Это в том числе.

Сергей Каштанов: Конечно.

Юлия Хлобыст: То есть у нас получается, что где-то примерно к 20-му году появится нормальная такая коммунальная инфраструктура по обращению с отходами?

Сергей Каштанов: При оптимистическом сценарии – да. Должны появиться и правильные полигоны, и должны появиться перерабатывающие мощности. Все это должно появиться одновременно, потому что утильные фракции должны поехать по одному направлению на переработку, а неутильные фракции, которые не подлежат дальнейшей переработке, должны пойти уже на захоронение. И это, эти два объекта, два класса объектов, они должны быть построены и начать эксплуатироваться, естественно, одновременно.

Егор Тверетинов: То есть в теории получается, что за три года наше отношение вообще к мусору, наших жителей и государства вообще должно, в принципе, кардинально поменяться.

Сергей Каштанов: Да, такая сложная задача, представляете, да?

Юлия Хлобыст: Ну пока сложно себе представить, но, тем не менее, это хорошо. Меня другой еще вопрос волнует: вот будут высокотехнологичные производства, на них уйдут деньги, соответственно, те предприятия и люди, которые этим занимаются, они захотят отбить это все. У нас зачастую отбивается это все через кого? Через обычных собственников жилья.

Сергей Каштанов: Тарифы.

Юлия Хлобыст: Да, тарифы. Насколько, по вашим прогнозам, могут вырасти тарифы? То есть сколько они сейчас за вывоз твердых бытовых или коммунальных отходов, как они сейчас называются, и могут ли они вырасти? Если да, то насколько?

Сергей Каштанов: Все зависит от того, когда будет проведен конкурс на регионального оператора, с появлением которого автоматически возникает коммунальный тариф на транспортировку отходов, который мы с вами начнем платить. Это появится отдельная строка в нашей квитанции. Если сегодня эта услуга входит в состав содержания общего имущества дома, то с выбором регионального оператора автоматически это становится отдельная коммунальная услуга и отдельная строка в квитанции. Это первое. Далее, есть определенные задачи, которые стоят перед региональным оператором – на протяжении определенного времени выполнить определенные этапы. Если мы смещаем конкурс на регионального оператора в сторону 19-го года, тогда мы должны потом будем форсировать все эти задачи моментально и мы должны будем включить туда и уровень тарифов тот, который поможет нам форсировать эти задачи, то есть будет колоссальный рост, скачок этих тарифов. Если мы это начнем делать сегодня, то это будет постепенно, плавно и менее болезненно, но болезненно. Далее, у нас с первого января 16-го года налог на негативное воздействие на окружающую среду утвержден как 663 рубля на тонну. Сегодня по определенным причинам этот налог не включен в тариф, который мы с вами все вместе платим. Так вот, с 17-го года он уже появляется. Ну так, чтобы было понятно, это где-то, наверное, тариф наш с вами, который мы платим сегодня в управляющих компаниях или в ТСЖ за захоронение отходов, за сбор, транспортировку и захоронение отходов, он должен вырасти раза в два или в три уже сегодня. И это тоже нужно учитывать. Вот сегодня это является головной болью правительства РФ, которое не знает, что делать вот с этим вот налогом на негативное воздействие, потому что, по идее, нам его должны сейчас досчитать с первого января. Но поскольку физлица освобождены от этого налога до появления регионального оператора и это должны делать только юридические лица, то в любом случае мы не убегаем от этого налога уже с того момента, когда будет выбран и принят региональный оператор. Мы тоже начинаем его автоматически платить и нам он будет включаться уже в тариф. И вот даже вот эта вот составляющая, как негативное воздействие на окружающую среду, она очень резко повышает тариф, независимо уже от того, что должен еще сверху положить региональный оператор на выполнение своих задач. Вот. И в этой плоскости лежит такая емкая, очень сложная и ответственная задача у регионального оператора – как правильно спланировать свою экономику, как правильно спланировать весь этот проект свой для того, чтобы рост этих тарифов, первое – уменьшить, и второе – растянуть его по времени как можно дальше, потому что мы понимаем, во что это потом упрется, и будут приняты какие-то непопулярные меры для того, чтобы его сдерживать.

Юлия Хлобыст: Ваша компания, как компания, претендующая на участие в конкурсе на регионального оператора, уже имеет такой план?

Сергей Каштанов: Конечно.

Юлия Хлобыст: То есть вы знаете, как уменьшить тарифы для населения?

Сергей Каштанов: Мы знаем не то, как их уменьшить, а у нас есть расчет инвестиционного проекта, с которым мы пойдем на эту роль, на конкурс. Мы его внутри уже рассчитали, согласовали с потенциальными инвесторами. И мы понимаем, что рост тарифов, он будет, я не могу сейчас его озвучить, потому что это конфиденциальная информация, но он будет не такой, какой может быть, если просто с дури заходить, выигрывать конкурс и выполнять те обязанности, которые обязан выполнить региональный оператор.

Юлия Хлобыст: Ну что ж, я озвучу результаты голосования. Они, кстати, очень обнадеживающие на самом деле, потому что 70% наших слушателей готовы раздельно собирать мусор, то есть пластик отдельно, а другие какие-то отходы – отдельно. И это на самом деле радует. Это говорит о том, что реформа, она назревает в том числе и снизу, не просто волевым решением, Федерация какую-то реформу опять нам навязывает. Но на самом деле люди понимают, что это нужно делать, потому что экология…

Егор Тверетинов: Пора исправлять ситуацию, да, с тем, что творится.

Юлия Хлобыст: Да. И пора исправлять ситуацию. Ну что ж, спасибо! Я напомню, что сегодня в качестве эксперта у нас был Сергей Каштанов, генеральный директор компании «Экол», спасибо вам огромное за подробный рассказ, за то, что прояснили ситуацию.

Сергей Каштанов: Спасибо, до свидания!

_____________________

Программа вышла в эфир 21 ноября 2016 г.

Обсуждение
2526
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.