Верхний баннер
05:11 | ЧЕТВЕРГ | 14 ДЕКАБРЯ 2017

$ 59.14 € 69.47

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

12:49, 01 декабря 2016
Автор: Юлия Хлобыст

«Есть какое-то предубеждение, что люди, особенно те, которые на местах участвуют в выборах, они каким-то образом раскачивают лодку, что это такие оппозиционеры. Но на самом деле на местах надо уже с собаками искать адекватных управленцев», — Людмила Ознобишина, политконсультант

Всем добрый день, это политическое ток-шоу «Кухня», у микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Мария Зуева. Ну а в гостях на нашей политической «Кухне» сегодня политконсультант, директор «Центра избирательных технологий» Людмила Ознобишина. Людмила, добрый день!

– Добрый день!

Прошлая и позапрошлая неделя стали политически насыщенной, прошло заседание пленарное Законодательного собрания, Пермской городской Думы, и практически всех гостей, кто появляется в этой студии в каких-то программах, я мучаю по поводу политических итогов этих двух пленарных заседаний. Так вот, что касается пленарного заседания Законодательного собрания, то, конечно же, один из самых главных законопроектов, который был принят в первом чтении, был проект о выборах глав муниципальных образований, или как его еще называют, отмена прямых выборов. Это действительно так? Сейчас на демократии в Прикамье поставлен крест?

– Ну, Юлия, я хотела бы вас поправить, потому что рассматривали ряд законопроектов не только о порядке избрания глав, а о порядке формирования представительных органов муниципальных образований.

Пять законопроектов было, да.

– Но слово «избрание» здесь, пожалуй, не ключевое и не приоритетное. Я немножко такой совершу исторический экскурс, чтобы вы здесь никого не пугали возвратом демократии.

И не дезинформировали.

– Да, и не дезинформировали. В 2014 году у нас был принят порядок формирования органов власти в местном самоуправлении, который предусматривал процедуру назначения глав и уход от прямых выборов. К этому времени все органы местного самоуправления привели свои уставы в соответствие с краевым законом и с тех пор у нас прямых выборов нет. Но Конституционный суд обязал регионы, которые не предусмотрели вариативность, ее все же вернуть, но не для всех муниципальных образований, не для всех органов власти, а для городских и сельских поселений, которые не являются административными центрами. Сложно все это звучит достаточно.

Там какой-то количественный ценз должен быть, имеется в виду по количеству населения?

– Нет, у нас есть 48 муниципальных образований – это 8 городских округов и 40 муниципальных районов, у каждого есть административный центр, так называемая столица этого района. Ну, давайте на примерах: если это Кишертский муниципальный район – столица Кишерть; Суксунский муниципальный район с центром административным в Суксуне. И так далее. Так во,т еще раз возвращаемся к истории. И Гремячинское городское поселение – мы об этом с вами беседовали в июне – внесли изменение, то есть они выступили такими пионерами, вышли с инициативой как раз эту вариативность предусмотреть. То есть в краевом законе указали, что главы муниципальных образований и городских округов избираются либо на муниципальных выборах, либо назначаются конкурсной комиссией и избираются уже представительным органом. Так у нас появился законопроект Гремячинского городского поселения. А чуть позже с инициативой вышли представители фракции КПРФ – Ксения Айтакова и Владимир Кузьмич Корсун, которые ко всему этому предусмотрели, что глава городского округа и муниципального района избирается на муниципальных выборах. А вот главы городского поселения и сельского поселения как раз избираются на муниципальных – либо представительным органом, опять же, из состава, то есть назначаются. То есть этот законопроект и означал возврат к процедуре выборов. То есть, если Гремячинское городское поселение какую-то вариативность предусматривало, то коммунистическая фракция в этом плане предложила такой жесткий вариант. Потом у нас возникли инициативы, которые не рассматривались на Законодательном собрании – это инициативы фракции ЛДПР и «Справедливой России». Они не рассматривались, потому что из пяти вариантов уже один вариант получил одобрение, соответственно остальные считаются альтернативными, и если один вариант, один законопроект депутаты приняли, соответственно, альтернативные, дальше не рассматриваются.

Вы сейчас говорите о законопроекте, подписанном депутатами Сухих, Бойченко и еще там несколько депутатов.

– Да.

И он был поддержан губернатором?

–Да, я хочу сказать, что инициатива и Гремячинского городского поселения, и КПРФ, и эсеров, и ЛДПР, они все получили отрицательное заключение губернатора, а законопроект группы депутатов – это депутаты Сухих, Плюснин, Алистратов…

Бойченко.

– Бойченко, да, и еще кто-то, то есть не такая большая группа депутатов, но статусная, они предложили как раз учесть вот это замечание Конституционного суда и вернуть вариативность, не выборы. То есть вернуть возможность муниципалитетам предусматривать в своих уставах процедуру выборов в тех поселениях, которые не являются административными центрами. То есть это городские поселения и сельские, но не центры, …

Их не много.

– Ну, как не много… Вот, например, городские поселения, не являющиеся административными центрами, это Всеволодо-Вильва, Яйва в Александровском районе, Полазна, Чёрмоз, Оверята, Новоильинское, ну и так далее.

То есть там будут прямые выборы?

– Нет.

Наоборот?

– Муниципалитеты в своих уставах могут предусмотреть для этих поселений возможность прямых выборов, а могут и не предусмотреть. То есть краевой закон, который принят пока в первом чтении, по инициативе вот этой группы депутатов, предусмотрел вариативность для тех поселений городских и сельских, которые не являются административными центрами районов, ну то есть такая маленькая калиточка, маленький такой демократический просвет, а никоим образом не возврат прямых выборов.

А если чуть-чуть забежать вперед, то главы этих муниципалитетов, где эта калиточка приоткрылась, как вы думаете, они, в общем-то, воспользуются этой возможностью – открыть эту калиточку?

– Во многом ситуация зависит от позиции главы района. К сожалению, глав районов, которые у нас сейчас обладают такой вот независимой от краевой власти позицией, политической позицией, потому что все это сопряжено с различными рисками для главы, у нас их практически не осталось. Поэтому, конечно, это такой шаг, мы поставили галочку. Да, решение Конституционного суда есть, в Пермском крае в первом чтении законопроект принят. Еще хочу сказать, что этим законопроектом предусматриваются и некие квалификационные требования для глав, то есть кандидатов, которые претендуют на место глав городских поселений, городских районов административных центров. То есть, с одной стороны, мы какую-то калитку приоткрыли, с другой стороны, мы еще требования установили к стажу, к уровню образования на муниципальной службе. Вот так вот. В этом и заключались изменения, которые были рассмотрены. Ну и как результат, за законопроект гремячинский семь депутатов проголосовало «за», 15 – воздержались, а «против» 28. За законопроект КПРФ, соответственно, «за» – 10, «против» – 28, 14 – воздержались. Ну и 40 человек проголосовали…

Из 52-х.

– Да, ну из тех, кто присутствовал. То есть я не скажу, что у нас произошел возврат к процедуре выборов. Нет, у нас просто-напросто идет приведение нашего законодательства в соответствие с федеральным.

Тут, наверное, речь идет не о возврате к процедуре выборов, а наоборот, как бы отход от этой процедуры, ну такой, пусть даже формальный. То есть, где-то оставлена возможность, как вы только что сказали, не факт, что ею воспользуются на самом деле, но вот в большей части муниципалитетов глав все-таки будет выбирать специальная комиссия…

– Конечно, конечно.

Или, как ее уже некоторые политики назвали - выборщиками, по аналогии с системой Соединенных Штатов. Хотя мы понимаем, конечно, что это разные вещи.

– Нет, это не выборщики, это у нас сейчас просто свежи воспоминания о недавних о недавних выборах президента США. Плюс здесь, как мне кажется, есть такая уловка. В 2014-ом году была принята вот эта поправка Кузьмицкого, и я думаю, что пока нам надо забыть о прямых выборах в муниципалитетах.

– Смотрите, некоторые политики не видят в такой системе никакой трагедии. Например, первый заместитель Заксобрания Игорь Папков в прошлую пятницу, сидя здесь, в этой студии, на политической кухне «Эха» сказал о том, что такая модель будет более эффективна, что муниципальные районы смогут работать с муниципалитетами, с поселениями, убеждать представительные органы поселений концентрировать ресурс, и через в том числе систему конкурсных комиссий убеждать, что сегодняшний сити-менеджер будет более эффективен, работая в связке с главой муниципального района. Если говорить об эффективности работы модели, то можно ли тут сравнивать эффективность? Кто более эффективен – глава, избранный прямым голосованием, или глава, избранный такой специальной конкурсной комиссией?

– Вы знаете, на мой взгляд, на местном уровне все зависит от личности. То есть, есть главы, или были главы, которые были избраны на прямых выборах и не были эффективными. Вот недавний пример: в 2013 году был переизбран глава Березовского района – Серогодский, и в настоящее время он просто ушел, не доработав полного срока: просто потерял интерес к работе. По идее, глава был избран, и с неплохим рейтингом, 70 с лишним процентов, с хорошей явкой. Ну, и среди назначенцев у нас пока, к сожалению, таких нет -  кто бы пришел и осознанно принял в этой процедуре участие. То есть у нас, как правило, либо происходит переназначение, либо происходит назначение какой-то компромиссной фигуры. Ну дай бог, чтобы она действительно была компромиссная, а не навязанная сверху.

Устраивала всех.

– Устраивала, прежде всего, краевую власть, а уж потом и местные элиты. То есть у нас пока нет какого-то сложившегося института назначения сити-менеджеров, где были бы такие подготовленные управленцы на местах – у нас не сложилась еще такая система, не сложилась такая практика, поэтому мне тут сложно спорить с Игорем Валентиновичем о том, чего нет.

А если посмотреть на эту ситуацию с другой стороны? Сегодня практически все главы муниципальных образований, особенно не крупных - не Перми, не Березников, не Соликамска, а вот все тех, что уже идут меньше по численности, они в голос говорят о недостатке финансирования. И если власть в Пермском крае сегодня продолжает выстраивать такую управленческую вертикаль, то значит ли это, что финансирование муниципалитетов будет на таком же уровне, по остаточному принципу, как это сегодня?

– Да, для небольших муниципалитетов ситуация нехватки финансовых средств…

Не зависит от того, что выбран глава или назначен?

– Да, она не зависит от выборности глав, она не зависит от какого-то текущего момента политического. То есть оно как было, так и есть. То есть, если у тебя сельский район, то каких-то иллюзий испытывать, что из дотационного района ты превратишься в район-донор, не стоит. Другое дело, что у нас на уровне края абсолютно пропали, или намеренно уничтожены механизмы стимулирования территорий, то есть все сейчас происходит в ручном режиме. Если раньше была привязка к подушевому финансированию и территории каким-то образом стимулировали заниматься поиском средств на решение своих проблем, то теперь, конечно, все решается по такой вот сметной системе – и все цифры еще надо доказать в кабинетах. То есть идет такое возвращение к каким-то таким старым временам. Но с другой стороны, ситуация бюджетная настолько тяжелая, что может быть тактически это сейчас и оправдано, немного политику отодвинуть на другой план. Я немножко о другом хотела поговорить. Ну, во-первых, здесь у нас надо рассматривать момент активности политической в связке с политическими институтами и с партиями. То есть у нас крайне неактивно партийные структуры участвуют в выборах.

Это правда, да.

– Вот мы сейчас можем перейти на другие выборы…

И не только в выборах, но и между выборами.

– Да, да, да. На самые интересные выборы, которые у нас предстоят в ближайшее время, в 2017-ом году…

Выборы губернатора.

– Выборы губернатора. Но я бы «интересные» закавычила.

Нет, ну если брать этот выборный цикл, то…

– Я понимаю, что обсуждения начались. В социальной сети «Фейсбук» у нас Константин Николаевич…

Уже кандидатов выдвигает?

– Уже отошел, видимо, от выборной кампании и повторно стал выдвигать. Раньше он выдвигал кандидатов-пермяков, сейчас он выдвигает адекватных кандидатов, то есть такой достаточно качественный анализ проводит, анализ жизненного пути тех или иных кандидатов, которые рассматриваются.

Для тех, кто не в соцсети «Фейсбук», скажу – Константин Николаевич Окунев.

– Да, конечно, Константин Николаевич Окунев. Ну, хочу сказать, что можно рассматривать какие угодно кандидатуры, но правила проведения выборов глав регионов определены и они достаточно жестко зарегламентированы. Хотя вчера состоялось большое мероприятие в ЦИКе, где председатель Центральной избирательной комиссии обнародовала следующие намерения – весной будет выпущен проект избирательного кодекса, где будет переработано все избирательное законодательство.

Нас ждут какие-то глобальные изменения в нем?

– Еще неизвестно. То есть явно есть ряд процедур, которые нужно будет пересматривать. Возможно, надо будет посмотреть, насколько сбор подписей влияет на открытость процедуры голосования. Ведь прошедший выборный цикл поставил такой знак вопроса над рядом процедур. И вчера об этом заявили. Пока еще непонятно, то ли это просто соберут, структурируют все выборное законодательство под красивым названием – и у нас будет сейчас избирательный кодекс, то ли действительно новые изменения ждут все выборное правовое поле. Посмотрим. Я думаю, что на 2017-й год пока эти изменения распространяться не будут, поэтому мы пока попробуем проинформировать слушателей о том, что из себя представляют выборы губернаторов. Тем более, что в 2016-ом году глав регионов также избирали в других регионах. То есть уже несколько лет, с 2012-го года эта практика действует, когда у нас процедура выдвижения выглядит следующим образом: выдвигать могут только избирательные объединения, у нас самовыдвижение губернаторов не допускается. Но есть регионы, по-моему, Тульская область, которые предусмотрели процедуру самовыдвижения. В нашем законе такого нет.

В законе Пермского края?

– В законе Пермского края о выборах губернатора. Соответственно, после проведения процедур выдвижения, то есть конференций партийных, кандидатам необходимо будет собрать подписи муниципальных депутатов, как раз о чем мы говорили, тех муниципальных депутатов и глав муниципальных образований для того, чтобы подтвердить…

На всех территориях, которые находятся в Пермском крае?

– Нет. В нашем краевом законе 6% нужно будет собрать. Точное количество краевая комиссия утверждает накануне. То есть сначала принимается решение о дате выборов, потом точное количество.

Я правильно понимаю, какая-нибудь партия выдвигает свою кандидатуру…

– Да.

И этот кандидат должен собрать, не важно, в каком районе Пермского края, 6% подписей от общего количества?

– Объясню: первое требование – это 6% подписей депутатов и глав, второе требование – эти подписи должны быть собраны не менее, чем в 3-4-х, то есть в 75-ти процентах территорий, то есть равномерно.

– Получается, что нельзя взять несколько рядом стоящих территорий?

– Да, и собрать «урожай». Порядок цифр – это около 200 подписей. То есть у нас количество депутатов и количество глав достаточно большое, поэтому порядок такой – 200 подписей этих депутатов надо собрать, но депутаты и главы имеют право подписывать, отдавать свою подпись только за одного кандидата. Были прецеденты, когда проблемы возникали, по-моему, в Омской области, когда маленькие депутаты – в кавычках, подписывались и за того, и за другого кандидата в губернаторы. Но так нельзя - нужно собрать эти подписи, нотариально заверить и представить в комиссию.

То есть, получается, что, если будет выдвинуто много кандидатов, то на всех может и не хватить?

– Может не хватить.

Количества подписантов.

– Будет проблематично собрать эти подписи. Мы же понимаем, что у нас, если у кандидата от «Единой России» есть возможность собрать эти подписи, может, даже в двойном объеме…

Если не в тройном.

– Если не в тройном - там очередь возникнет, то от кандидата для другой партии… Вот давайте представим, у нас вторая по численности фракция в Законодательном собрании и по числу депутатов в органах местного самоуправления, второе избирательное объединение - это КПРФ. Вот порядок цифр: надо собрать 200 подписей, а вот в 2015-ом году коммунисты озвучивали, что у них 60 депутатов в территориях.

По краю?

– По краю. В 2016-ом году были выборы в 13-ти муниципальных образованиях, поэтому, не думаю, что после них произошли какие-то кардинальные изменения у коммунистов. Есть практика, например, в Москве,  когда кандидат Собянин делился подписями муниципальных кандидатов с кандидатом Навальным, чтобы обеспечить как раз конкурентность процедуры. Я думаю, что у нас все пойдет по тому же принципу – либо иные партии – КПРФ, ЛДПР, эсеры, не смогут собрать эти подписи и с ними будут щедрой рукой делиться муниципальными подписями, либо возникнет какой-то технический кандидат от лояльных избирательных объединений и, соответственно, будет другой список для обеспечения такой конкурентности процедуры.

Напомню, на политической кухне «Эха Перми» политконсультант, директор «Центра избирательных технологий» Людмила Ознобишина, которая начала рассказывать только о выборной…

– Процедуре.

Да, процедуре выборов губернатора, которые нам предстоят в 2017 году. Давайте продолжим об этом. Людмила назвала уже несколько этапов и отсекающих моментов. Они будут для тех, кто выдвинет свои кандидатуры от политпартий и объединений, также необходимо будет собрать подписи глав муниципалитетов.

– Да, так называемый муниципальный фильтр.

Вам ничего не остается делать, как назвать уже тех, о ком говорится в качестве потенциальных кандидатов.

– Здесь опять же надо «плясать от печки», то есть от процедурного момента. То есть мы понимаем, что у нас будет кандидат от партии «Единая Россия» …

Сами знаем, кто.

– Да, пока, конечно, таким фаворитом во всех аналитических обзорах, какие есть, фигурирует действующий губернатор, хотя ряд экспертов не исключают какие-то перемены. Но хочу сказать, что, основываясь на тех выборах, на информации о том, как проходили выборы в других регионах, крайне мало у нас кандидатов на слуху. Здесь, пожалуй, выделяется только Иркутская область, где эти выборы были конкурентными и были конкурентными достаточно серьезно. Там же победил кандидат от КПРФ. Но хочу сказать, для того, чтобы он там победил, мало одного желания, мало наличия кандидатов, все-таки там есть сильное региональное отделение…

КПРФ?

– Да, КПРФ, и серьезная работа по партстроительству. Поэтому, когда у нас состоятся выборы губернатора, то выборную процедуру напоминать они будут крайне мало. То есть это, по большому счету, будет такое референдумное голосование за кандидата, то есть некое голосование, демонстрирующее доверие тому или иному кандидату от «Единой России».

То есть вы хотите сказать, что будет представлен кандидат от «Единой России», который и будет, в принципе, реальный кандидат?

– Да, реальный кандидат на пост губернатора.

Остальные, можно сказать, технические?

– Конечно.

Вот как у нас было на пост главы города.

– Да, как была процедура голосования на пост главы города Перми. Только другое дело, что там голосовали депутаты городской Думы, а здесь будет голосовать население. Но сама процедура выборов губернатора настолько отсекает любую конкуренцию, тем более в нашем Пермском крае. И прошедшие выборы 2016 года еще раз это подтвердили.  Поэтому чем дальше, тем больше у меня складывается мнение, что наш регион представляет из себя такую политическую аномалию, потому что, несмотря на наслоение выборов, несмотря на непростой ход выборной кампании, и все отмечают, что конкуренция была, по крайней мере, на партийном уровне. Хотя на уровне личностей она была достаточно слабенькая. Но при этом крайне была и низкая явка, мы входим в пятерку регионов по низкой явке. А в 2011 году мы были на предпоследнем месте по явке. Тенденция не меняется - люди у нас не ходят на выборы. И мы входим в пятерку регионов, по-моему, второе место занимаем, по испорченным бюллетеням. У нас очень высокая доля, то есть это же тоже протест.

– Может быть, это как раз и связано с той низкой ролью партий, которые не работают между выборами?

– Я думаю, что здесь комплекс причин. Это и низкий уровень доверия к структурам и личностям, которые появляются от выборов до выборов. Это и какое-то неверие в принципы, в институты власти. В результате это сказывается на том, что люди не ходят на выборы голосовать, то есть большая часть. Вы посмотрите, 35% явка была в городе Перми. Дальше – скрытый протест. То есть таким образом люди голосуют ногами, они просто не приходят на выборы.

Но ведь явка была низкая и по другим регионам России?

– Ну как, явка была 48%, то есть произошло снижение явки на 12%. В прошлый выборный период она была 60, сейчас 48. Но мы не можем, к сожалению, по Российской Федерации делать выводы о показателях явки, потому что у нас есть 10-12 регионов с аномальной явкой, где мы понимаем, что она не может быть 99, 96%.

Как в Чечне.

– Да, как в Чечне, при том, что там было совмещение. В Грозном были совмещены четыре уровня выборов, четыре! Можете представить? Такого наслоения не было даже у нас, как и 96%-ной явки. То есть мы понимаем, что есть 10 регионов, которые… Вот мы, когда беседовали с федеральными аналитиками, с тем же Александром Кыневым, он говорит: «Что вы переживаете?». Он считает, что у нас все есть так, как есть, и наша низкая явка – это честная явка, белая, без различных приписок. Но с другой стороны, поймите, у нас были конкурентные выборы и на них был высокий процент испорченных бюллетеней, высокий процент бюллетеней по открепительным. То есть люди взяли открепительные и из них 75% только пришли. В результате мы понимаем, чтобы взять открепительный, это же задействован административный ресурс. То есть даже те люди, которые взяли открепительные в 2011-ом году и сейчас, кого, можно сказать, заставили это сделать, даже они сейчас ходят в меньшей степени на выборы. Поэтому здесь я не вижу такой картины, что Пермский край – это зеркало России. У нас ситуация в этом плане достаточно тревожная. И поэтому, когда задают вопросы: а почему никто не заявился на выборы мэра Перми, не было альтернативных кандидатов? – ну это все звенья одной цепи. То есть нет интереса у таких политических акторов к процессу выборов…

Потому что все решается кулуарно.

– Все решается кулуарно. Но с другой стороны, у нас рядышком есть Свердловская область, соседи, где несколько другая ситуация.

А там, кстати, на муниципальном уровне, так же душат демократию? Я имею в виду прямые выборы.

– Конечно. Эти процессы идут и в Свердловской области, притом, что в 2013-ом году там председателя думы Евгения Ройзмана, главу города избрали прямым голосованием. Но сейчас все это уже, что называется, поправили. Поэтому, на мой взгляд, эта ситуация тревожная, и власти края надо задуматься, потому что следующие выборы – выборы губернатора, которые остоятся в сентябре, их будут мониторить федеральные структуры. И, наверное, это будет выглядеть – ну, вот такое слово неподходящее – некрасиво, если у нас и на эти выборы, губернаторские, краевые, региональные, основные выборы, когда выбирают главное должностное лицо, придет голосовать процентов 20-25. Понятно, что они безальтернативные, но…

Вы же сами сказали, что у нас политически аномальный регион, поэтому удивляться тут не стоит. Ну, дотянут до какого-то уровня административным ресурсом ту же явку, и слава богу.

– И принятие вот таких законов, которые, с одной стороны, для ряда территорий такую выборную калитку приоткрывают, а для других, наоборот, закручивают гайки, позже аукается на больших выборах, когда у людей просто-напросто рефлекс голосования отмирает и они не видят в нем никакого смысла.

А почему, кстати, власти не хотят не то, чтобы эту калитку приоткрыть, а вообще широко распахнуть двери перед прямыми выборами? Чего боятся?

– Боятся неуправляемости ситуацией, потому что такая политическая активность, гражданская активность – это все равно часть личной активности. И есть какое-то предубеждение, что люди, которые особенно на местах участвуют в выборах, они каким-то образом раскачивают лодку, что это такие оппозиционеры. Но на самом деле на местах надо уже с собаками искать адекватных управленцев…

Активных.

– Активных людей, грамотных, которые бы согласились пойти и стали бы руководителями территорий, уже дошло до этого. Ведь кадровая проблема очень-очень серьезная. Потому что есть определенные страхи и есть определенные риски. Не хотят власти различные местные конфликты разруливать. То есть, если раньше все это происходило естественным путем, через выборы, через конкуренцию, то сейчас, легче все зарегламентировать и просто-напросто закрыть.

Закрыть, запретить.

– Да, запретить, и все это делать максимально кулуарно.

Ну, а результатом, как вы сказали, станет то, что мы просто разучимся голосовать, просто разучимся ходить на выборы?

– Голосовать, интересоваться процессом голосования, брать ответственность за свою жизнь, потому что, рассказываю такой пример, который не раз приводила. Сначала мы отучили людей ходить на выборы, а потом удивляемся - почему же у нас нет таких грамотных председателей ТСЖ, а почему у нас нет таких общественников, которые бы от искали, решали бы вопросы своих подопечных каким-то образом? Почему некоммерческий сектор у нас так слабо развивается, почему у нас так слабо развивается малое и среднее предпринимательство? Это же все взаимосвязано! То есть, если мы людей не активизируем, не учим брать ответственность за свою жизнь, голосовать, разбираться в этих вопросах, то к чему мы придем?

Эта ситуация, на ваш взгляд, может измениться? Когда? Когда власти поймут то, о чем сейчас вы говорите?

– На самом деле ситуация меняется, просто очень медленно. Она меняется на федеральном уровне. Но в Пермском крае пока идет вразрез с федеральными трендами, в другом русле. Поэтому будем надеяться, что у нас…

Будем надеяться, что когда-нибудь мы зайдем все-таки в это русло?

– Конечно, будем надеяться, что все-таки у нас федеральные руководители мониторят ситуацию и они видят как раз вот эти тревожные показатели низкой явки, скрытой протестной активности, испорченные бюллетени. Все-таки надеюсь, что какое-то внимание тому, что происходит в регионе, будет уделено, потому что, ну, уповаем на царя-батюшку, что еще остается. Ну и, конечно, нам надо призывать партии участвовать в выборах, потому что это не всегда процесс такой финансовоемкий, ресурсоемкий. Оргресурс – это основное, потому что получается так: партии у нас не участвуют в выборных кампаниях муниципальных, а потом, когда дело доходит до выборов губернаторов или до выборов, как было у нас 18 сентября – нет доверия у людей, потому что нельзя выскакивать как черт из табакерки, это все-таки требует системной работы.

Это была политконсультант, директор «Центра избирательных технологий» Людмила Ознобишина. Людмила, спасибо, что пришли, что все рассказали, пояснили. Теперь, я думаю, остается только смотреть за развитием ситуации.

– Спасибо!

_______________________

Программа вышла в эфир 25 ноября 2016 г.

Обсуждение
2874
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.