Верхний баннер
10:31 | | 26 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
14:17, 02 декабря 2016

«К сожалению, те предложения, которые были нами выработаны на конференции в 2015 году, ни одно из них не было выполнено правительством Пермского края», — Геннадий Сандырев, сопредседатель регионального отделения ОНФ

Юлия Хлобыст Добрый день, мы находимся на политической кухне «Эха», меня зовут Юлия Хлобыст, здесь журналист Влад Павлов, Влад, добрый день!

Влад Павлов Добрый день!

Юлия Хлобыст: И сегодня у нас на нашей политической кухне сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта Геннадий Сандырев. Геннадий Геннадьевич, здравствуйте!

Геннадий Сандырев: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Ну что ж, Аристотель рассматривал политику как форму общения семей и родов ради счастливой и благой жизни. Сегодня термин политика вышел за эти узкие рамки и сегодня политика, наверное, стоит за всеми процессами, происходящими в нашем обществе. Ну и Общероссийский народный фронт, он тоже, в общем-то, занимается многими процессами, многими историями, многими ситуациями. Я хотела бы начать с истории, которую «фронтовики» рассматривали буквально в конце прошлой недели, в прошлую пятницу. Вы собирались на площадке Общероссийского народного фронта, регионального отделения, для того, чтобы понять ситуацию, которая происходит на свинокомплексе «Майский». Там получается следующая ситуация. У всех своя правда – у профсоюза своя, у минсельхоза своя, у краевого правительства своя, а буквально недавняя информация этой недели, что возбуждено против ОАО уголовное дело. Что же на самом деле там происходит, как вы считаете?

Геннадий Сандырев: На самом деле проблема это не новая. Мы все прекрасно с вами знаем, что проблема эта тянется уже, наверное, второе десятилетие. Возникла она еще в ту пору, когда свинокомплекс «Майский» принадлежал Российской Федерации и, к сожалению, после того, как он перешел в собственность Пермского края, это произошло в 2012 году, ситуация не улучшилась. Мы сейчас не будем обсуждать, в чем тут причина. Давайте говорить о той ситуации, которая сложилась на сегодняшний день. На сегодняшний день ситуация такова, что свинокомплекс «Майский» находится в достаточно плачевном состоянии. С учетом того, что большой износ оборудования, старые коммуникации, которые потребляют много электроэнергии, газа и так далее. То есть затраты по содержанию достаточно серьезные. Вместе с тем мы знаем, что в Российской Федерации очень серьезная рыночная ситуация. Как на совещании было нам доложено одной из сторон, на сегодняшний день резко упала цена на свинину – то, что тоже не говорит о хорошей рыночной ситуации. Еще одна из ключевых проблем на самом деле, по которой там, на наш взгляд, не могут найти решения, это то, что стороны не могут договориться. Мало того, я даже хочу сказать, что стороны-то и не пытаются договориться.

Юлия Хлобыст: Мне кажется, они вообще не слышат друг друга.

Геннадий Сандырев: Да, да, да. Вот в этом и ключевая проблема – то, что пока речь идет только о взаимных упреках и претензиях. Но если честно, я считаю, что нам удалось все-таки собрать все заинтересованные стороны данного – ну, давайте назовем эту ситуацию конфликтом – на одной площадке, потому что, кроме перечисленных вами, на нашей площадке присутствовали еще представители основных кредиторов - это представители налоговых органов, пенсионного фонда, фонда социального страхования, газовики, энергетики, присутствовали также представители прокуратуры, и у нас получилось достаточно большое мероприятие, которое длилось два с половиной часа. Первое, что нам удалось сделать, это, по крайней мере, выслушать все стороны на одной площадке. Да, не обошлось без взаимных все-таки претензий и упреков.

Юлия Хлобыст: Эмоциональные были выступления как у представителя арендаторов, так и у представителей профсоюза, очень эмоциональные.

Геннадий Сандырев: Да, согласен. Но на самом деле я думаю, что взаимными упреками там ничего не решить, надо садиться и дальше разбирать ситуацию. Причем, на наш взгляд, все проблемы, которые там были озвучены решаемы. Пример. Что озвучивают представители профсоюзов, то есть трудового коллектива? Они говорят, что постоянная задержка идет заработной платы, невыплата заработной платы. Тут же нам на совещании представители правительства Пермского края, представители арендатора и представители прокуратуры тоже, что немаловажно, подчеркнули, что на сегодняшний день задержки заработной платы и задолженности нет. Существуют маленькие проблемы по индексации заработной платы за последние два года. Но мы тут же услышали…

Юлия Хлобыст: А они существуют у всей страны, как мне кажется.

Геннадий Сандырев: Да, на самом деле они существуют у всей страны и поэтому, в том состоянии, в котором находится сейчас именно этот бизнес, может быть надо и подождать маленечко с этой ситуацией. Мы услышали то, что идут массовые увольнения и сокращения. Вместе с тем, нам были тут же представлены цифры о том, что сокращено – и эти цифры, опять же, подтверждены были прокуратурой – сокращено всего 50 человек, фактически. Да, было сокращено большое количество ставок, порядка двухсот, но это ставки, которые на тот день были не заполнены и которые были неэффективны для производства. Вместе с тем, на сегодняшний день работодатель уже выставил на рынок больше 150-ти вакансий, тех, которые на сегодняшний день нужны предприятию для того, чтобы двигаться и развиваться, и это, не считая еще розничной торговли, которую они начали сейчас очень усиленными темпами развивать. О чем это все говорит? Опять же, о том же, что стороны просто друг друга не слышат и не видят, о том, что надо садиться и разговаривать. Что касается задолженности. Там огромные задолженности. Задолженности идут еще с …

Юлия Хлобыст: С момента передачи из федеральной в краевую собственность?

Геннадий Сандырев: Да, с момента передачи из федеральной в краевую собственность. На тот момент это было порядка миллиарда рублей. Задолженность перед кредиторами, которую сейчас выкупила кипрская компания и владеет этим контрольным пакетом кредиторской задолженности. Она, кстати, гасится на сегодняшний момент может быть не теми темпами, которых хотелось бы кредиторам, но, тем не менее, гасится. И гасит ее, кстати, вот этот арендатор, к которому огромное количество претензий. Причина в чем? Ну, не видит никто вот этих вот действий, которые как бы направлены на улучшение ситуации. Ситуация с налогами, ситуация с платежами за газ, за свет, за другие коммунальные платежи, она, конечно, не идеальная, можно даже сказать далека от идеальной. Но, тем не менее, движение есть, гашение есть. Все эти цифры, которые нам были представлены, они говорят о том, что она не копится и не растет постоянно как снежный ком, а она варьируется туда-сюда и гасится. Вместе с тем, мы услышали, что «Газпром газораспределение Пермь», что «ПермьЭнергосбыт» уже заключили соглашение и готовы рассматривать рассрочку этих платежей. То есть они идут навстречу бизнесу, предприятию, соответственно, и населению для того, чтобы все-таки урегулировать ситуацию. У госорганов, у них, конечно, ситуация посложнее, там федеральное законодательство, им необходимо все эти вещи взыскивать. Но, тем не менее, они тоже нам доложили, что ситуация-то абсолютно адекватная, нормальная и она тоже решается. И самое главное, что мы услышали, что у предприятия, которое как раз вы упомянули в своем вступлении – акционерное общество, собственником которого и является Пермский край, на сегодняшний день задолженность-то минимальная, там осталось маленечко задолженности по налогам, а по всем остальным платежам фактически задолженности не существует.

Влад Павлов: Но ведь уголовное дело возбуждено за сокрытие средств, которые должны были пойти на уплату налогов.

Геннадий Сандырев: Да, и получается, что осталась одна-единственная сумма, если мне память не изменяет, порядка 46 миллионов, в отношении которой сейчас налоговые органы подали на банкротство…

Влад Павлов: Уже есть сведения о том, что речь может идти о сумме порядка двухсот миллионов.

Геннадий Сандырев: Ну, на самом деле я такими цифрами не располагаю, поэтому не буду о них говорить. Я услышал сумму, что порядка шести миллионов они еще могут доначислить в ходе проверок, которые идут. Речь о двухсот миллионах именно с точки зрения налоговых органов на нашем совещании не звучала. Поэтому я такими цифрами не хочу оперировать. Ну, и в конце концов, это дело следствия, а не наше. То есть ситуация движется к завершению. Еще раз повторюсь, все эти претензии, на наш взгляд, потому что стороны просто не слышали друг друга, по-другому я назвать не могу. Я не говорю, что одно наше совещание – наверное, это было бы слишком громкое заявление – решило все вопросы и все-таки поставило жирную точку в решении этой проблемы, но…

Юлия Хлобыст: Но вы все равно как модераторы, наверное, ставите себе какие-то планы по разрешению ситуации?

Геннадий Сандырев: Да, безусловно, мы именно к этому и подвели наше совещание. На сегодняшний день уже готов окончательный формат решения, которое мы сейчас рассылаем в этот момент всем участникам совещания. Смысл этого решения, которое мы предложили на совещании и, собственно, практически все согласились, состоит в том, что, первое – мы предлагаем правительству Пермского края, а, соответственно, и инвестору – не обязательно, что это будет тот же арендатор, то есть это уже право выбора правительства Пермского края…

Юлия Хлобыст: Но ведь у них совершенно законно заключен договор на 49 лет?

Геннадий Сандырев: Согласен. Ну, это юриспруденция и варианты есть всегда. Так вот, мы предложили рассмотреть вопрос государственно-частного партнерства. Что это даст? На наш взгляд, на сегодняшний день институт государственно-частного партнерства – достаточно передовой институт, который позволит сделать: во-первых, он оставит это предприятие в государственной собственности, то есть в собственности Пермского края до того момента, когда не наступит право выкупа у инвестора либо передачи какой-то. Либо может быть он вообще останется в конечном итоге в краевой собственности, но инвестор получит деньги, которые вложит. Соответственно, это даст гарантию того, что предприятие не будет обанкрочено, пущено с торгов и, по сути дела, разорено. Это самое главное, что для нас, как для Общероссийского народного фронта, даст возможность сохранить то количество рабочих мест, которое сейчас есть, и увеличить их. Это даст возможность сохранить заработную плату и может быть ее увеличить. Это даст возможность платить налоги на территории Пермского края, потому что одно из условий, что предприятие-инвестор должно будет зарегистрировано быть на территории Пермского края. Но с другой стороны, это даст гарантию инвестору того, что все его вложенные деньги в конечном итоге будут либо ему возвращены, либо он получит уже готовое, проинвестированное им самим предприятие уже в экономически обоснованном таком виде, которое будет приносить прибыль. То есть формат, который гарантирует всем трем сторонам дальнейшее положительное развитие данных событий.

Юлия Хлобыст: Уже запланирована дата следующего заседания на вашей площадке, когда будут некие промежуточные результаты рассмотрены?

Геннадий Сандырев: Вот смотрите, второе наше предложение – мы предложили создать рабочую группу на площадке Народного фронта, постоянно действующую, с участием всех заинтересованных сторон. И следующее совещание мы наметили на следующей неделе, с пятого по девятое декабря.

Юлия Хлобыст: То есть, не откладывая дело в долгий ящик.

Геннадий Сандырев: Да, не откладывая дело в долгий ящик. Тем более, что мы уже наметили, что на этом совещании будут представлены все стороны и документы, допустим, список уволенных сотрудников, задолженности по налогам, задолженности по всем коммунальным платежам, стратегия. То есть у сегодняшнего арендатора есть все-таки стратегия, как они видят дальнейшее развитие. У правительства есть дорожная карта по развитию этого. Мы хотим все эти вещи объединить, посмотреть и уже совместными усилиями прийти к какому-то консенсусу, ну началу работы в таком позитивном направлении.

Юлия Хлобыст: И все-таки, когда выступал представитель арендатора, он говорил о том, что это частный бизнес и сегодня они констатируют факт вмешательства в дела частного бизнеса. И, кстати, когда мы говорим о ситуации в Пермском крае, мы очень часто говорим, что нет четких правил игры, поэтому к нам не идут инвесторы, потому что со стороны государства, краевых властей может быть осуществлено такое вмешательство. Вы считаете, в этом есть некая сермяжная правда?

Геннадий Сандырев: Ну, если говорить конкретно по свинокомплексу «Майский», я здесь не могу положительно или отрицательно ответить на этот вопрос, потому что точно в это направление не вникал. Если мы говорим вообще о Пермском крае, то, наверное, тут стоит отметить, что существуют некоторые проблемы у бизнеса для того, чтобы все-таки выбрать в качестве субъекта, в котором бы им хотелось остановиться как бизнесу, Пермский край. Там много на самом деле вопросов, много проблем, этому можно посвятить отдельно целую передачу, но факт остается фактом: у нас есть очень много соседей-регионов, к сожалению для нас, у некоторых из них условия более привлекательные, более мягче, ну, и более просто интересные для бизнеса.

Юлия Хлобыст: Говорили мы о нашей реальности. Хотела бы перенестись в Москву, так как на прошлой неделе там состоялся форум действий и после него появился термин «обновленный политический ландшафт страны». Вообще, когда произошло обновление, когда успели? Что это за термин?

Геннадий Сандырев: Мне бы хотелось все-таки акцентировать момент на то, что Общероссийский народный фронт – это никоим образом не политическое движение и не политическая партия.

Юлия Хлобыст: Но мы же сказали, что все у нас процессы, все ситуации, они так или иначе политизированы.

Геннадий Сандырев: Я вас услышал, да. Но, тем не менее, все равно, мне бы все-таки хотелось на этом акцентировать внимание, чтобы нас не путали с политическими партиями и с какими-то другими организациями, которые каким-то образом пытаются влиять на политическую структуру. Позволю себе маленькое отступление, то есть мы точно не политическая партия, повторяюсь, мы общественная организация и основной задачей этой общественной организации является контроль за исполнением указов и распоряжений руководителя нашей страны и лидера Народного фронта Владимира Владимировича Путина. Да, параллельно нам приходится заниматься многими процессами, я бы даже сказал не столько процессами, сколько проблемами, которые на сегодняшний день по тем или иным причинам остаются нерешенными в территориях. Но, опять же, здесь наша задача стоит никоим образом не упрекнуть чиновников и власть в том, что они не могут решить, а может где-то им даже помочь в решении этих проблем. То есть через общественный контроль, через те инструменты, которыми мы владеем, вынести проблемы, ну скажем, какого-то поселения или муниципалитета на федеральный уровень. Почему? Потому что, порой, а зачастую даже, наверное, не порой, а в большинстве случаев так и получается, что решение проблем-то лежит не на уровне муниципалитета, не на уровне региона, а, скажем, на федеральном уровне.

Юлия Хлобыст: Вы сейчас пытаетесь представить Народный фронт, как некую мирную организацию, которая достаточно мирными способами пытается решить существующие проблемы.

Геннадий Сандырев: Так и есть.

Юлия Хлобыст: Тем не менее, после форума сопредседатель центрального штаба ОНФ Александр Бречалов сказал, что то, что мы увидим в ближайшей перспективе, это война. Цитирую его: «Настоящая война за экологию, за реки, за леса». И он сказал о том, что НФ за год накопил столько информации, что не выдержит ни один форум. Эпизодов с нарушениями тысячи, с очистными сооружениями, с закупками. Бречалов заявил, что знает о проблеме с городским нашим пермским коллектором, который построили и он стоит.

Геннадий Сандырев: Ну не хотелось бы на самом деле…

Юлия Хлобыст: На такую военную риторику переходить?

Геннадий Сандырев: Да, тем более, я считаю, что Александр Владимирович имел в виду войну не с чиновниками, а имел в виду войну с той ситуацией, которая на сегодняшний день сложилась. Действительно, я только могу подтвердить его слова: материалов, информации накоплено огромное количество, во всех отраслях. Это и упомянутый вами коллектор, это и какие-то детские сады и школы недостроенные, проблема с медициной. Ну то есть я могу перечислять практически все отрасли, в которых мы так или иначе побывали.

Юлия Хлобыст: Насобирали информацию.

Геннадий Сандырев: Насобирали информацию, да, если так можно сказать. И в том числе, кстати, экология и лес. Речь ведь идет в первую очередь о работе, ну, повторюсь, не нравится мне все-таки слово «война», речь идет о работе с той сложившейся системой, которая приводит вот к этим негативным последствиям. Ну, давайте далеко ходить не будем, возьмем за пример тот же коллектор, который наш коллега, член штаба, сейчас депутат Госдумы Дмитрий Валерьевич Сазонов поднял. Смысл какой: вложили в коллектор полтора миллиарда рублей. И на сегодняшний момент он просто лежит как памятник архитектуры, если его таковым, опять же, можно назвать. Не используется он. Вопросы в задачнике: зачем вложено полтора миллиарда рублей?

Юлия Хлобыст: Я бы его по-другому поставила: куда вложены полтора миллиарда рублей?

Влад Павлов: А что - под землю.

Геннадий Сандырев: Да, и куда, и зачем, да. Мы слышим ответ: для того, чтобы его эксплуатировать, нужно еще энное количество денег, причем цифры называются достаточно серьезные. Мы задаем вопрос: зачем тогда его строили? Что, неужто никто не знал, что, когда его построят за полтора миллиарда – опять же, повторюсь, это огромная цифра – что надо будет на содержание 100, 200 и так далее миллионов? Конечно, знали. Поэтому, на наш взгляд, сейчас, опять же, надо решать эту проблему конструктивно, смотреть, как его можно использовать, может быть увеличив его таким образом, чтобы он, возможно, за счет увеличения объема себестоимость обслуживания уменьшалась, или еще что-то. Ну, не секрет же, что в городе Перми и в Пермском крае, наверное, все системы коммуникаций достаточно старые и новые коллекторы нам нужны, это никто не отрицает. Но вопрос в том, что… Ну, знаете, есть такой у нас обиходный термин в Народном фронте – «никто же не думает, когда делает». Сначала сделают, потом начинают думать. То есть мы хотим на самом деле сейчас заставить чиновников…

Юлия Хлобыст: Повернуть ситуацию? Сначала думать, потом делать?

Геннадий Сандырев: Повернуть ситуацию, сначала думать, потом делать, да. Потому что, согласитесь, это ведь их функционал: прежде чем что-то строить, надо думать, как это будет использоваться. То же самое касается и проблем с лесом, проблем с экологией. Мы знаем прекрасно, что у нас на северах с лесами не все хорошо. Я имею в виду и незаконная вырубка, и восстановление лесов, и так далее. На форуме была поднята проблема Иркутска, правда, но я думаю, что и у нас она существует, проблема городских лесов, восстановление городских лесов, содержание, чистота городских лесов, и так далее и тому подобное.

Юлия Хлобыст: Ну что же, вы назвали уже некоторые моменты, которыми вы занимаетесь в Пермском крае. Я так понимаю, что по городскому коллектору у вас тоже будет собрана площадка, на которую вы созовете всех причастных к этой проблеме людей и будет разбор полетов и, наверное, попытаетесь ответить на вопрос: почему же стоит городской коллектор и что же нужно, чтобы он все-таки заработал? Это в планах?

Геннадий Сандырев: Это в планах, безусловно. Не знаю, стоит ли это называть разбором полетов или нет, но…

Юлия Хлобыст: Как журналист, я могу сказать, что ни одно заседание, которое проходит на вашей площадке, для журналистов обладает определенной ценностью: ты можешь подойти к любому чиновнику, взять за лацкан пиджака и задать тот вопрос, который считаешь нужным.

Геннадий Сандырев: Ну, вот за это спасибо. На самом деле мы и хотим добиться того, чтобы Общероссийский народный фронт и в Пермском крае, и за его пределами стал как раз той площадкой, где можно было бы обсудить любую проблему с участием всех заинтересованных сторон. На самом деле я бы выделил это как одну из основных проблем, с которой нам пришлось столкнуться в своей работе – отсутствие взаимодействия и взаимопонимания между сторонами. Причем, речь сейчас даже идет не о разных сторонах, как, допустим, в приведенном выше примере со свинокомплексом «Майский», где трудовой коллектив, арендатор и правительство, не слышат друг друга, а речь идет о том, что даже две структуры одной ветви власти не могут между собой договориться. Почему? Просто не слышат друг друга или даже просто сидят в разных зданиях и все.

Юлия Хлобыст: И у каждого свои регламенты, свои порядки.

Геннадий Сандырев: Да, да, да. Я только хотел сказать, что принцип этот – «моя хата с краю, я ничего не знаю» или «это Васино, а не мое», он очень многое портит в нашей с вами жизни, и я не знаю, почему, но мне нравится это ощущение, когда на нашей площадке начинают люди слышать друг друга и понимать, что проще дойти до соседнего кабинета, эту ситуацию обсудить и принять нормальное решение.

Влад Павлов: То есть вы начинаете выступать не только модератором, но и медиатором фактически.

Геннадий Сандырев: Ну, наверное, да. На самом деле у нас и стоит задача в том, чтобы помочь решить те или иные проблемы, помочь разобраться в них.

Юлия Хлобыст: Хорошо, я поняла, что мы будем ждать от регионального отделения Общероссийского народного фронта каких-то новых тем, вы будете пытаться разобраться в тех старых темах, которые существуют сегодня уже. Но, тем не менее, активисты регионального отделения Общероссийского народного фронта в Пермском крае приняли участие – читаю по вашему сайту – во всероссийской акции «ОНФ за качество», и общественники выборочно проверили качество капитального ремонта в многоквартирных домах Перми, обследовали городские дороги после ремонта и оценили отремонтированный перекресток. Это дело, безусловно, хорошее. Но это такие точечные моменты, которые, на мой взгляд, не приносят общего, глобального результата, потому что ведь проблемы-то в самой системе. Если мы говорим о капитальном ремонте в многоквартирных домах, то это программа капремонта, это система капремонта, которая у нас, ну, так скажем, не откорректирована, мягко говоря. Если мы говорим о дорогах, которые каждую весну у нас появляются с выбоинами, то это система заказчиков, подрядчиков, организации этой работы. А как Общероссийский народный фронт может системно решить проблему?

Геннадий Сандырев: Очень хороший вопрос, однако, я не соглашусь с вами в том, что это все не существенно. На самом деле у нас даже есть целая стратегия, так называемая стратегия малых дел. И вот тех примеров, которые вы сейчас привели – про перекресток, про ямочный ремонт, про отдельные и конкретные дома по капремонту, я могу привести огромное количество, когда мы помогли решить реально конкретную взятую ситуацию. Может быть, в целом для Пермского края или для Российской Федерации она не очень существенна, но для конкретного жителя населенного пункта она достаточно серьезная и глобальная.

Что касается стратегии, то мы, безусловно, работаем здесь и мы пытаемся подходить к проблеме с двух сторон, как раз с точки зрения и глобального, стратегического, системной проблемы, и с точки зрения решения ситуации в сегодняшний момент. Вот если говорить про тот же капитальный ремонт, наверное, сейчас только ленивый про это не говорит. Одна из ключевых проблем, которая была, когда мы начали заниматься этой темой года два назад, выяснилось, что на сегодняшний момент у нас жители, на тот момент, жители, граждане просто не понимают, что такое капитальный ремонт, за что они должны платить деньги, кому они должны платить деньги. То есть ключевая проблема заключалась в чем? Отсутствие информированности населения, причем полное. Если в 2015 году собираемость денег за капитальный ремонт была всего 12%, то сейчас эта собираемость уже 60%, в пять раз увеличилась собираемость денег за капитальный ремонт. Мы не хотим сказать, что это только наша победа. Безусловно, здесь удалось ее решить совместными усилиями. И очень здесь, кстати, радостно, что фонд капитального ремонта все-таки нас услышал, хотя это произошло не сразу. Изначально было резкое отторжение нашей организации, и они все воспринимали нас как критиков: «Что вы на нас наезжаете, мешаете работать?». Но постепенно общением, совещаниями, мероприятиями нам все-таки удалось добиться того, что мы, ребята, друзья, мы не хотим вас наказывать. Мы их убедили, что надо общаться с населением, надо проводить мероприятия, семинары. И на сегодняшний день, я вам хочу сказать, что в десятки раз выросло просто количество мероприятий, которое они проводят с населением для того, чтобы рассказать, что же все-таки за капремонт, с чем его едят, что это такое.

Юлия Хлобыст: Рассказать – это одно, а вот то, чтобы изменить программу…

Геннадий Сандырев: Нет, и показать.

Юлия Хлобыст: И сделать, внести в нее корректные данные – это ведь совсем другое.

Геннадий Сандырев: Это другое. Это, можно даже сказать, другое направление работы, она ведется параллельно, там еще очень много нам предстоит сделать, в том числе и поменять, кстати, отношение к подрядчикам, которые выполняют работы по капитальному ремонту. Ну, мы сейчас сделали уже первый шаг – в фонде капитального ремонта создана рабочая группа, которая занимается отбором подрядчиков, и эксперты Народного фронта вошли в эту группу. Мы, по сути дела, сейчас уже на первоначальном этапе, вместе, кстати, с жителями, с теми, для кого будет осуществляться этот капитальный ремонт, участвуем в отборе добросовестных подрядчиков, чтобы не получалось, что полкрыши отремонтировали, полкрыши не отремонтировали, деньги получили, но даже акт не подписали, убежали, бросили. Можно привести и такой пример: в этом году к нам обратились жители поселка Шахты, это Кизиловский угольный бассейн. Мы, когда приехали на место, ужаснулись той ситуации, которая там была.

Юлия Хлобыст: Причем не один год она уже там. Вообще Кизиловский угольный бассейн загнивает, и все.

Геннадий Сандырев: Да, она не один год, и, если честно, было ощущение Сталинграда. У жителей там даже есть «дом Павлова», представляете? В поселке не существует ни школы, ни больницы, ни аптеки, есть, конечно, какие-то магазины коммерческие, автобус ходит два раза…

Юлия Хлобыст: А ведь у нас даже министерство по делам Кизиловского угольного бассейна было в свое время…

Геннадий Сандырев: Было. Но сегодня ходит автобус два раза в день всего, воду дают два раза в день по два часа, утром и ночью. Начали разбираться в этой ситуации, собрали всех за одним столом, начиная с заместителя председателя правительства, заканчивая теми жителями этого поселка. И разбили проблему на два вопроса: первое – это все-таки решение этих частных вопросов, то есть аптека, транспорт, вода и так далее; переселение может быть из совсем уже ветхого, там все, кстати, жилье ветхое и аварийное.

Влад Павлов: Так может вообще стоит расселить весь поселок в таком случае?

Геннадий Сандырев: Ну да, эту задачу мы тоже, кстати, озвучивали. Одна из идей была такая. А вторая проблема, она более глобальная и относится не только к поселку Шахты, она относится ко всему Кизиловскому угольному бассейну, потому что в ходе нашей работы мы выяснили, что та программа, которая была начата в 1996-1998 годах, была выполнена не до конца и не до конца была профинансирована. А там смысл был какой: получение сертификатов, денежных средств  на переселение жителей из Кизиловского угольного бассейна в другие регионы. Мы поставили перед правительством задачу выйти в правительство Российской Федерации уже с новой программой получения финансирования. Результат есть, на сегодняшний момент выделено…

Юлия Хлобыст: То есть правительство выделяет деньги на расселение?

Геннадий Сандырев: Российская Федерация, да, выделила Пермскому краю отдельно на нужды Кизиловского угольного бассейна 400 миллионов рублей. Это не та цифра, которую бы хотелось видеть, но это уже первый шаг, который сделан, и который мы, во-первых, будем жестко очень контролировать – каждый рубль, каждую копеечку из этих 400 миллионов. А во-вторых, все-таки дальше будем продолжать работу и может быть даже где-то помогать правительству Пермского края просить у Российской Федерации еще денег для того, чтобы все-таки системно решить вопрос Кизиловского угольного бассейна.

Юлия Хлобыст: Возвращаясь к свинокомплексу «Майский», вы ведь тоже хотели выйти с инициативой к правительству Российской Федерации чтобы частично, может быть благодаря каким-то федеральным программам покрыть те долги, которые были на момент передачи свинокомплекса из федеральной в краевую собственность. Думаете, получится?

Геннадий Сандырев: Я считаю, что нерешаемых задач не существует вообще. Точно будем на это работать, тем более, что мы, как представители Народного фронта, эту идею поддержали, ее высказал член нашего штаба Владимир Юшков. Присутствующий на совещании министр сельского хозяйства Иван Петрович Огородов ее тоже поддержал, и я думаю, что мы точно поможем правительству Пермского края, по своим каналам напишем аналогичное обращение для того, чтобы правительство Российской Федерации увеличило дотации Пермскому краю на сельское хозяйство, и может быть, если получится, отдельной строкой конкретно на решение проблем со свинокомплексом «Майский».

Юлия Хлобыст: Остается совсем немного времени у нас до завершения программы и не могу не задать еще один вопрос: перед вашей ежегодной конференцией в этом году у вас вышло сообщение, что правительство Пермского края не отреагировало на ваши предложения и пожелания, которые вы ежегодно по итогам годовой деятельности направляете чиновникам краевого правительства. Так вот все же - что не было сделано?

Геннадий Сандырев: Да, на самом деле здесь дела обстоят не очень хорошо. У нас это называется «общественные предложения». Мы по итогам ежегодной работы на нашей ежегодной конференции каждый год в адрес правительства Пермского края, так как мы региональное отделение Пермского края, направляем предложения по ключевым, по нашему мнению, проблемным точкам с каким-то уже предполагаемым решением, допустим, разработать государственную программу, сделать конкретные работы по ремонту либо строительству какой-то школы, детского садика, в адрес правительства Пермского края. К сожалению, те предложения, которые были нами выработаны на конференции в 2015 году, ни одно из них не было выполнено правительством Пермского края. Там частично были выполнены кое-какие работы, кое-какие вещи, но на самом деле, мы, когда проанализировали, они даже больше были выполнены со стороны общественности, нежели со стороны чиновников. Это, конечно, не есть хорошо. К чему это привело? Мы точно не сняли все эти вопросы со своего контроля, мы дальше будем контролировать и продолжать спрашивать с правительства Пермского края, несмотря на то, что в этом году мы сейчас подготовили, приводим уже в такой удобоваримый вид предложения по итогам работы 2016 года. Ну что, раз правительство не поработало в 2015, в 2016 году, значит им сейчас, в 2017 году, придется работать в два раза больше, вот и все.

Юлия Хлобыст: Спасибо! Сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта Геннадий Сандырев был сегодня на политической кухне «Эха Перми». Здесь работал журналист Влад Павлов. Меня зовут Юлия Хлобыст. Мы с вами прощаемся, всего хорошего, до свидания!

Геннадий Сандырев: До свидания!

_______________________

Программа вышла в эфир 2 декабря 2016 г.

Обсуждение
1679
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.