Верхний баннер
10:35 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 26 ИЮНЯ 2017

$ 59.66 € 66.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
21:11, 06 декабря 2016

Мы называем это «шоу неизданных книг», когда пять поэтов представляют неизданную книгу, а у одного по решению жюри издателей выходит книжка. Вот это поэтический лифт, потому что поэт с книгой — это уже другой статус», — Борис Эренбург, исп. директор поэтического фестиваля «Компросс»

Анна Букатова: Добрый день, уважаемые слушатели «Эха Перми»! В эфире программа «Красный человечек», меня зовут Анна Букатова. Гости студии сегодня – Борис Эренбург, исполнительный директор поэтического фестиваля «Компрос», и Евгений Гусев, куратор проектов этого фестиваля. Здравствуйте!

Борис Эренбург: Здравствуйте!

Евгений Гусев: Добрый день!

Анна Букатова: Ну вот это поэт, говорит громко и звонко. В эти выходные состоялся третий российский поэтический фестиваль «Компрос». Очень я жалею, что мы не успели об этом поговорить заранее, но уж что делать, давайте расскажем, как это было. Предшествовал ему летний этап, правильно?

Борис Эренбург: Да, конечно.

Анна Букатова: Расскажите поподробнее.

Борис Эренбург: Это был летний отборочный этап. «Компрос» – это единственный фестиваль, который проходит в два этапа, поэтому можно прийти хоть в летней одежде, хоть в зимнем прикиде. Летний этап – это у нас отборочный обычно, это такая лаборатория на корабле, когда любой желающий может прочитать свои стихи и попасть на заключительный этап уже в ноябре. Здесь выступают такие серьезные поэты.

Анна Букатова: Это вот тот большой красивый корабль поэтов?

Борис Эренбург: Корабль, который идет по Каме, да.

Анна Букатова: И тоже, где были не только пермские ребята, там ведь были и из Екатеринбурга, по-моему, да?

Борис Эренбург: Да, там гости из Екатеринбурга, из Челябинска, из городов Урала, журналисты.

Анна Букатова: И победители вот этого события, они были нынче участниками?

Борис Эренбург: Да, да, они читали стихи.

Анна Букатова: Еще можно отметить из летнего этапа интересные какие-то события, это литературный парад, давайте напомним, это было интересно.

Борис Эренбург: Литературный парад, да, да. Это парад в масках, когда по улицам ходят «Гоголи», «Шекспиры», «Петрарки», по улицам Перми ходят поэты, писатели, и горожане встречают их, смеются, радуются. И писатели встречаются между собой, «Пушкин» может встретиться с «Булгаковым». Ну достаточно веселое такое мероприятие, которое повторяют уже за нами другие города.

Анна Букатова: Да, а кто?

Борис Эренбург: Да. Ну проходило, по-моему, в Соликамске, где-то еще, где-то еще, вот такие вот вещи.

Анна Букатова: Ага, понятно.

Борис Эренбург: В Елово, я знаю, был такой литературный парад. И более того, если уж я заговорил о повторении, то в этот раз на «Компросе» я читал такой вроде как мастер-класс. Попросили из Челябинска, Амарсан Улзытуев и Александр Самойлов попросили рассказать, как делается фестиваль «Компрос», потому что они хотят такое же что-то подобное организовать в Челябинске и в Улан-Удэ.

Анна Букатова: Так. То есть не гостями быть у нас, потому что из Челябинска к нам поэты приезжают тоже, да?

Борис Эренбург: Быть и гостями, и в то же время иметь что-то свое, потому что горожанам Челябинска и Улан-Удэ это тоже интересно, и горожанам, и бизнесу, и, может быть власти.

Анна Букатова: Борис, ну вот все-таки, я так думаю, будь я организатором фестиваля, как-то ревностно бы я относилась к этой своей идее, лучше, мол, приезжайте к нам, нет? Как у поэтов с этим?

Борис Эренбург: Нет, нет, больше поэтов – хороших и разных. Чем больше фестивалей, чем больше поэтов, тем больше и обмен такой информацией, тем больше людей ездит на фестивали и дружат. Наш фестиваль, он как бы вообще сдружил поэтов, это расскажет Евгений, лучше, наверное, он знает, он сдружил поэтов Екатеринбурга, Челябинска, других городов. То есть они знакомятся на «Компросе», они общаются, потом звонят друг другу, приезжают друг к другу уже без фестиваля. Евгений расскажет.

Анна Букатова: Ну давайте, Женя, как география фестиваля, насколько она, расширяется ли она вообще, если, например, сравнить прошлый этап с этим? Поэты из каких городов были у нас нынче?

Евгений Гусев: Ну знаете, все время, вот буквально когда все началось, три года назад, летом, летом, три года назад мы пошли, позвали людей, то есть фестиваль «Компрос» позвал людей, я позвал людей, пермских молодых ребят, мы пошли на корабль, на корабле съездили – летний этап, самое начало. И мы знакомимся как раз-таки со всеми новыми для себя лицами. Вот я узнаю Сашу Соловьева, Костю Комарова – поэты из Екатеринбурга, которые, в принципе, сразу же как-то открываются как поэты, личности, и настолько это все весело, и мы объединяемся. Там из Челябинска люди еще были, из Екатеринбурга. Было не так много гостей. Первый этап в основном были местные. Был ажиотаж, потому что первый раз корабль ходил в первую часть «Компроса». И вот такие две части – летом корабль, потом еще зимой. В ноябре тоже этап фестиваля, который состоит из 5-ти, 13-ти, как в этот раз, 14, да, даже было?

Борис Эренбург: 14 событий.

Евгений Гусев: 14 мероприятий за три дня. То есть это такой большой, сначала у нас был просто корабль.

Анна Букатова: Насыщенная программа.

Евгений Гусев: Потом еще добавлялись мероприятия постоянно. И мы пытаемся, так сказать, сделать больше и больше мероприятий, поэтому выдумываем что-то, придумываем постоянно, ходим, в течение года ищем, ищем людей, которые готовы проводить мероприятия как кураторы фестиваля поэтического, у которых есть хорошие идеи.  Какие-то Борис Александрович отсекает, какие-то берет, какие-то…

Анна Букатова: Скажите, а вот так ли легко найти участников на такой фестиваль? Потому что я брала интервью у Нины Садур, которая скоро будет тоже в этой программе «Красный человечек», и она сказала, что удивилась уровню поэтов наших. Наверное, это ведь не с начала было, не с первого фестиваля «Компрос»? Уровень поэтов, смысл стихов, вот об этом расскажите, пожалуйста. Так ли легко их искать, этих самых достойных поэтов?

Борис Эренбург: Не так уж и просто. Хотя сейчас, конечно, проще, социальные сети есть, есть у всех блоги. Но, в принципе, сейчас действительно к третьему фестивалю поэты Урала, они все знают друг друга и к ним приезжают гости из других городов. Но Нина Садур была в жюри на баттле. Да, вот там она действительно удивилась уровню. Баттл – это было соревнование городов, то есть баттл городов, когда три команды соревновались – Челябинск, Екатеринбург и Пермь. И Пермь, к нашему удивлению, даже я бы сказал, победила. Почему к удивлению? Потому что два поэта из пермской команды это, знаете, в чистом виде звезды «Компроса», То есть они появились впервые на корабле, их засветили как звезды, на корабле в 14-ом году. И они росли вместе с «Компросом». Они ездили на слэмы, Александра поступила в литинститут, «Компрос» издал ей книгу.

Анна Букатова: А скажите, кто это? Фамилии, имена?

Борис Эренбург: Александра Шиляева и Михаил Куимов.

Анна Букатова: Всего двое, да, были на этом слэме от нас?

Борис Эренбург: Нет, там был капитан, Антон Бахарев, но он и до «Компроса» был известный поэт. А вот двое – это наша молодежь, они выросли вместе с «Компросом», и представьте себе, вот на слэме городов они, скажем так, победили в честной борьбе команды почти профессиональных практически поэтов из других городов – из Челябинска и Екатеринбурга. Никто не ожидал этого. Но нам это вдвойне приятно, потому что это наши звезды.

Анна Букатова: Что значит профессиональный поэт, объясните мне, пожалуйста. То есть что значит профессиональная команда? Из других городов приехала и вот эти наши ребята. То есть на кого они учатся, я не знаю, ну вот сравнить, кто они по жизни?

Борис Эренбург: Ну по жизни как раз Александра – вот это и есть поэт, литератор, она учится в институте. Я бы не сказал, что она мечтает быть поэтом, потому что она уже и так есть серьезный поэт. Михаил, он работает геологом в Соликамске. Но это, в принципе, тоже серьезный поэт. А профессиональный? Я говорил, что поэты, которые уже много лет в этой медиа-среде, литературной среде, и у которых уже вышли книги, и у многих не одна. Вот такие поэты к нам приехали, а наша молодежь выиграла.

Анна Букатова: Выиграла. Давайте поподробнее расскажем, забегаем вперед, я хотела попозже об этом. Главное событие фестиваля. Правда, был вот этот поэтическим слэм трех городов уральских?

Борис Эренбург: Вот у нас был слэм поэтический и баттл городов.

Анна Букатова: Так.

Евгений Гусев: Все вместе.

Борис Эренбург: Это два разных, но их объединяет такой спортивный элемент, хотя поэзия, конечно, не хоккей, но, тем не менее, какой-то элемент спортивный есть. Помните, Француа Вийон выиграл состязание в Блуа, и у нас эта традиция продолжается. О слэме расскажет Евгений, а баттл состоялся впервые.

Анна Букатова: Это российский баттл трех городов, вот так вот, да?

Борис Эренбург: Можно сказать, российский, но трех городов Урала, да, да. То есть волны от этого уже пошли, то есть в Екатеринбурге уже печатают порталы про это, и в Челябинске уже портал напечатал, что «наши проиграли, но все впереди», и так далее. То есть никто не отчаивается, все уже мечтают о баттле-реванше.

Анна Букатова: Это вот на этом баттле Пермь назвали «столицей поэзии Урала»?

Борис Эренбург: Да, да, потому что это и был баттл за звание «столицы Урала». То есть три известных поэта: Бахарев – Пермь, Вавилов – Екатеринбург и Самойлов – Челябинск, им дано было право набрать команды из лучших поэтов, как они считают, и приехать на баттл. Вот это и было сделано. А жюри было не с Урала, как говорят, жюри было Москва, Липецк, Киров, то есть географически не привязано, беспристрастное жюри. Была только Юлия Баталина из Перми, но она человек объективный.

Евгений Гусев: Как Саша Вавилов написал в своем отзыве уже, что «ну пускай Пермь побудет столицей Урала, осталось 16-го года, а 2017-го…»

Анна Букатова: Приедем и отберем, да?

Евгений Гусев: Нет, почему, остался месяц до конца 2016 года «столице Урала».

Борис Эренбург: Ну на самом деле не месяц, а до следующего баттла-2.

Евгений Гусев: Да, ну пока кубок не передадим, то есть в 17-ом году.

Анна Букатова: Каково было условие? То есть они выходили, поэты, с заготовленными стихами, или какая-то тема давалась на ходу и они должны были импровизировать?

Борис Эренбург: Нет, тема не давалась, но я думаю, что капитаны, они готовили программу вместе с поэтами. И они выходили тройками. То есть тройками, и жюри выбирало на каждом туре понравившегося поэта, ну и, естественно, из определенного города он был.                   

Евгений Гусев: Можно добавлю?

Анна Букатова: Да, конечно, говори.

Евгений Гусев: Вот просто Борис Александрович хотел это указать, что вот именно насколько профессиональны были те люди и какие наши команды. Можно сказать, что у нас команда была более молодая сама по себе, более такие вот начинающие только – что Михаил Куимов, что Александра Шиляева, она вообще, ей 20 с небольшим лет, вообще только 20, грубо говоря, она уже учится в институте полтора года, но притом ее уже признают настолько, что она довольно-таки сильной считается по всей России. Она уже выигрывала в других слэмах – в воронежском слэме, в пермском слэме, в крупных слэмах городских. И она такое открытие, может даже не совсем нами, то есть не «Компросом», а что было, она еще раньше была известна.

Борис Эренбург: На корабле никто не знал ее.

Евгений Гусев: На корабле никто не знал, но мы-то ее знали.

Анна Букатова: А, ну в смысле своя тусовка поэтов в Перми.

Евгений Гусев: Да, да, да. Ну и как-то она так, книжку ей «Шанс» издал для «Компроса», то есть не то чтобы издал, она победила в конкурсе, в фестивале «Компрос», и ей издали книгу первую, как участнику.

Анна Букатова: Это в каком году было?

Евгений Гусев: Это было в 14-ом году, зимой.

Анна Букатова: В 14-ом.

Евгений Гусев: Михаил Куимов, он вообще никаких, в 13-ом году только первый раз поучаствовал в поэтическом слэме и мы начали сразу же как-то с ним общаться, и вот на «Компрос» он пришел, его вообще никто не знал. То есть, соответственно, в «Компросе» так мы стали расти. И сейчас кто-то считает, что это лучшие поэты Пермского края, молодые, Куимов. А Бахарев, он был в отличие от Комарова, Вавилова, допустим, да, Комаров Костя, он на протяжении шести лет чуть не каждый год ездит в Липки подмосковные, получает различные литературные премии вместе с Сашей Вавиловым крупные, входит в журналы, и они признанными уже считаются персонами по всей России.

Борис Эренбург: И Самойлов тоже. Самойлов на Красной Площади выступал на турнире поэтов.

Евгений Гусев: С Амарсаном они читали, да, рассказы?

Борис Эренбург: И Амарсана, да, выступал на Красной площади.

Евгений Гусев: Ну на Красной Площади показатель разве выступать, по идее?

Женщина: Ну Женя, мы сейчас договоримся.

Борис Эренбург: Это турнир поэтов, это турнир общероссийский, профессиональный.

Евгений Гусев: Нет, ну у нас есть два серьезных семинара – это в Липках семинар поэтический, ну такой настоящий, где дают крупные литературные журналы премии поэтам молодым, там очень сильная борьба. И в Переделкино, можно сказать, тоже довольно-таки серьезный в России семинар литературный, где вот именно живут, собираются…

Борис Эренбург: Речь-то не о семинарах. Дело в том, что на турнире «Красная Площадь» поэты проходят все отборочные туры и выходят в этот всероссийский турнир на Красной Площади.

Анна Букатова: Нет, ну все равно серьезная история, да.

Борис Эренбург: И у нас был гость Амарсана с этого турнира, Амарсана Улзытуев и Александр Самойлов.

Анна Букатова: А вот еще, вот я как раз хотела о гостях вас спросить. Как вы их выбирали? Вот та же Нина Садур, Амарсана Улзытуев, правильно говорю?

Борис Эренбург: Улзытуев.

Анна Букатова: Вы расскажите, почему вы их пригласили?

Борис Эренбург: Ну Амарсана я услышал там, на Красной Площади, как раз на этом фестивале. Его манера чтения меня поразила, показалась очень интересной, и я через «Фейсбук» с ним связался и пригласил его к нам.

Анна Букатова: Как-то его называют, первооткрывателем чего-то, напомните.

Борис Эренбург: Ну его Евгений Рейн назвал основателем новой системы стихосложения.

Анна Букатова: Вот это что такое, да?

Борис Эренбург: С внутренней передней рифмой. Анафорой это называется по-русски. Ну да, он экспериментально пишет, такие экспериментальные стихи. И создатель манифеста. Со времен футуристов, акмеистов, никто особых манифестов не делал, а вот Амарсана написал манифест, который в свое время публиковали все литературные журналы. Вот такой человек к нам приехал. Но манера чтения его, конечно, уникальна, то есть когда он читает, залы дрожат, стены дрожат, и стекла тоже. То есть он читает, он сам сын поэта и, может быть из древнего какого-то шаманского рода Бурятии, он как-то об этом писал. То есть это шаманская такая техника чтения, которая завораживает, необычная очень. Интересно было всем его слушать.

Анна Букатова: Что сказал о наших ребятах?

Борис Эренбург: А вот это самое интересное. Уезжая, Амарсена сказал московской группе – Нине Садур и Горюновой: «Я был на десятках фестивалей по России, – а его действительно всегда приглашают, – но «Компрос» – лучший».

Анна Букатова: Ого, ого!

Борис Эренбург: И он хорошо очень сейчас пишет в «Фейсбуке» о «Компросе», ну так же, как и другие москвичи.

Анна Букатова: Ну давайте еще о Нине Садур, потому что разные мнения я слышала об этом человеке уже после того, как взяла интервью. Хотела бы услышать ваше. Она была гостем вашего фестиваля, что вы скажете?

Борис Эренбург: Ну Нина Садур – это признанный драматург, тут разных мнений быть не может. И Нине Садур очень понравилась и атмосфера фестиваля, и молодежь наша что читала, и поэты. Она участвовала в баттле, была членом жюри, и она слышала все. Она была в галерее, она смотрела пермских богов впервые. В общем-то, она заинтересовалась звериным стилем.

Анна Букатова: Она купила даже украшения…

Борис Эренбург: Да, да, очень много.

Анна Букатова: И когда мы с ней встречались, она говорит: «Аня, как вам?» Ну, в общем, удивительная женщина, обаятельная. Дорогие наши слушатели, потом интервью с ней я вам представлю. Ну а пока давайте вернемся к программе фестиваля. Начался фестиваль с проекта «Звездная карта». Этот, правильно, фестиваль называют поэтическим лифтом? Почему?

Борис Эренбург: Нет, нет, поэтический лифт – это…

Анна Букатова: Нет? Поэтический лифт – это что-то другое?

Борис Эренбург: Мы называем это шоу неизданных книг, когда пять поэтов представляют неизданную книгу, а одному по решению жюри издателей выходит книжка при помощи фестиваля. Вот это поэтический лифт, потому что поэт с книгой – это уже другой статус поэта.

Анна Букатова: Это уже поэт, это уже да.

Борис Эренбург: Да, это уже поэт.

Анна Букатова: И кому повезло нынче, что надо для этого сделать, как обаять жюри и кто решал, кому? Что за издатели были?

Борис Эренбург: Жюри оценивало и чтение поэта, и графику книги, которую видели на экране неизданную.

Анна Букатова: А, то есть проект должен быть, да?

Борис Эренбург: Да, неизданную книгу показывали, ну и сами стихи, конечно, тексты. Были издатели, пермские издатели, московские издатели. Было издательство «Букинариум», был я и Ирина Горюнова – это московский издатель, литературный агент и критик.

Анна Букатова: Кому повезло?

Борис Эренбург: Повезло Юлии Балабановой, это известный наш поэт, автор песен, а у нее никогда не было книги, она мечтала об этом. И она участвовала, она прошла даже с двух сторон в это реалити-шоу, то есть она участвовала в конкурсе отборочном и, с другой стороны, организаторы пригласили ее сами. То есть дважды прошла она конкурс и победила.

Анна Букатова: Когда ждать книгу? Где она будет издана, опубликована?

Борис Эренбург: В следующем году, в феврале, я думаю, книга выйдет.

Анна Букатова: Можно еще пройтись по событиям фестиваля. Вот поэтические чтения «Биармия», мы о них уже немножечко оговаривались, давайте поподробнее, что это было, кто выступал, кто был, чем удивил?

Борис Эренбург: «Биармия» – это основные поэтические чтения. Тут выступают все гости фестиваля и пермские поэты. Ну удивил всех, естественно, Амарсена своим чтением. Многие наши выступили отлично. Причем, интересно, что некоторые поэты на баттле выступили, может быть не очень так, не набрали много очков, но зато на следующий день на «Биармии» выступили прекрасно, например, Роман Епишин из Челябинска. Ну «Биармия» – это традиционные наши чтения, с этого когда-то начинался фестиваль.

Анна Букатова: Женя, вы ведь мало того, что куратор проекта фестиваля, вы ведь еще и поэт, и вообще мое знакомство с пермскими поэтами началось именно с вас, и с тебя – я могу уже говорить.

Евгений Гусев: Да, да, да.

Анна Букатова: Может быть мы почитаем что-нибудь? Почему нет? У нас есть достаточно времени, давай?

Евгений Гусев: Да без проблем, я просто больше иногда такие стихи пишу, сейчас вот подумал, что асоциальные, и сейчас вот что-то в голову пришло.

Просветление приходит к тому,

Кто осознает все свои грехи,

Как нежность приходит к влюбленному,

Если пока еще никто не умер от твоей руки,

У тебя есть право на то, чтобы быть прощенным.

Заведи себе за правило не брать денег в долг,

Не говорить дурного только лишь из-за злости.

Смирись с тем, что большинство твоих трудов уйдет в стол,

Работай над собой, не жалея души и плоти.

Лень – двигатель прогресса, если думать, как потребитель,

В наше время лежа удобно писать СМС-ки и общаться по скайпу.

Наше время – это f5, и ты интернет-зависим,

Стрессоустойчив, коммуникабелен и адекватен.

 

«Из переписки».

– Привет, как дела?

– Нормально.

Пишите мне только по делу,

Мне не хватает времени

На праздную болтовню,

Мне не хватает времени на нежность и просветление,

Пишите мне только по делу,

Мне нужно кормить семью.

На самом деле такая не очень радостная нота, да, то есть ты такой радостный, радостный – и всё.

Анна Букатова: А что значит радостная? Нет. А вообще, о чем сегодня поэты пишут? Основная тема? Ну все-таки, понимаете, поэт – это поэт, он должен быть голодным, он должен быть рыцарь печального образа, вот это всё. А это сегодня так же, как мы привыкли думать? Расскажите.

Борис Эренбург: Ну сегодня так же, как всегда, да. Поэтов-миллиардеров я практически не знаю, кроме Демьяна Кудрявцева. Да, поэты пишут о том же, о чем всегда. И, кстати, мы всегда это показываем, мы это показываем на заключительном этапе фестиваля. В органном зале у нас идет музыкально-поэтический спектакль, где в прошлом году, например, стихи уральских поэтов были вместе со стихами Осипа Мандельштама, и вы знаете, не сильно отличались они, потому что поданы актерами, сплетены в единую ткань. А в этом году отрывки из сцен Шекспира и его сонеты перемежались со стихами уральских поэтов. И когда я спросил у поэтов, ощущение было очень интересное. Спросил: «Как это все?» Мне сказали: «Шекспир не подкачал».

Анна Букатова: Правда?

Борис Эренбург: Да, он не хуже, его стихи звучали не хуже. Ну и стихи наших звучали тоже очень органично и вплетены в единую такую ткань спектакля.

Анна Букатова: Я вообще очень жалею, что я не была на вашем фестивале, все потому, что я была… Да, Женя, ты мотаешь головой, совершенно верно, я…

Евгений Гусев: Большое упущение, да.

Анна Букатова: Вы же знаете, как я люблю вас. Я была на фестивале «Радуга Прикамья», я там была в жюри. Мы просто нон-стопом смотрели и всю субботу, и все воскресенье фильмы, я не могла даже вырваться к вам. Так что хорошо, что вы можете ко мне прийти в эфир.

Евгений Гусев: Да, и рады очень видеть вас, Аня.

Анна Букатова: Слушайте, ну вот про поэтов, Женя, вот про вашу вот эту тусовку молодых поэтов.

Евгений Гусев: Да, да, да.

Борис Эренбург: Евгений про слэм может рассказать, это другой поэтический лифт-фестиваль.

Анна Букатова: Конечно, как это все было, расскажи, пожалуйста. О чем вы там шушукаетесь, о чем пишете? Может быть что-то там было создано прямо вот какими-то общими усилиями и вообще, впечатления хочется узнать.

Евгений Гусев: Ну общими усилиями? Я вижу лично непосредственное развитие участников, которые раньше участвовали, только начинали, в слэмах, как по формату, они растут, у них становятся лучше тексты, насколько я могу судить, по их качеству текстов, они открываются.

Анна Букатова: А все-таки участники одни и те же, они возвращаются, приходят?

Евгений Гусев: Ну если, допустим, я сделал 20 слэмов за последние два года, то есть в общем, грубо говоря…

Анна Букатова: Ну это в общем, в Перми, не в фестивале «Компрос».

Евгений Гусев: Да, то есть, и конечно, там не могут участвовать разные люди совершенно.

Анна Букатова: Ну то есть поэтов становится больше в Перми?

Евгений Гусев: Если 15 в каждом участвуют, то есть это мне надо 300 человек чтобы новеньких было поэтов. Представь себе – 300 поэтов найти где-то в Перми.

Анна Букатова: То есть одни и те же в основном.

Евгений Гусев: Нет, не одни и те же, но где-то около ста человек, вот постоянно такой вот, кто пишет, есть пишущих в Перми где-то людей, 100, 200, более-менее пишущих. Их-то на самом деле больше.

Анна Букатова: Это такая поэтическая тусовка? Вы живете своим кругом, встречаетесь?

Евгений Гусев: Ну да. То есть, да, мы встречаемся, кто-то ходит на мероприятия, кто-то не ходит на мероприятия. Серьезнее, конечно, относимся, когда «Компрос» у нас проходит. «Компрос» – это все так соединяет, и нас, и у нас команда в «Компросе» есть большая уже, которая работает над всем остальным, не только поэтов, а просто журналистов. Кто у нас там еще? Ну журналисты, режиссеры, все вместе работают и это настолько слаженно. И силы мои одни, они поменьше, а когда с «Компросом», там в два, в три раза больше.

Анна Букатова: Скажи, пожалуйста, вот этот современный поэт Перми, это кто? Кто у вас там эти ребята, чем они занимаются по жизни, чем увлекаются? Ведь, наверное, одним вот этим своим пусть делом жизни, поэзией, не заработаешь?

Евгений Гусев: Все совершенно по-разному. То есть кто-то начинает заниматься… Шутка такая, что если человек в 30 лет пишет, то есть он уже как бы конченный человек, ну то есть, если он еще пишет стихи, в 19 можно писать, а к тридцати это просто…

Анна Букатова: Вот так. Это шутка или это на самом деле?

Евгений Гусев: Если после тридцати, то уже никуда от этого не уйти. То есть ты уже на эту ступеньку встал.

Анна Букатова: А, вот так.

Евгений Гусев: Ну а вот люди, бывает, все-таки уходят и начинают заниматься работой и семьей и перестают совершенно быть в компании и как-то дистанцируются от этого, и вроде бы они, говорят, не пишут. Кто-то вообще уходит очень глубоко в свои проблемы, закапываясь в депрессию или в какие-то такие глубокие свои миры, которые у них есть, не пишут годами, а потом из-за этого еще страдают. Да, и вот об этом иногда рассказывают, и срывы у них тоже происходят, потому что для человека, для поэта не писать – это значит страдать, соответственно, если он не пишет и уходит, то есть страдает, а я ему еще звоню такой: «Приходи на мероприятие», а он такой: «Да я не писал уже три года ни одной строчки», допустим.

Анна Букатова: Почему, в чем проблема этих людей?

Евгений Гусев: Ну потому что, я думаю, что писательский процесс, именно написания стихов, он связан с каким-то переосмыслением действительности, так сказать, себя, своей внутренней, окружающей действительности, того, что человек видит с качественно новым состоянием, которое человек испытывает. А испытывать качественно новое состояние себя самого. Это очень сложно, сложно переходить постоянно, это ведет как раз-таки к депрессиям и кто-то говорит: «Все, я больше не занимаюсь стихами, я ухожу от этого». Ну вот просто так вот, вдруг получится, не получится… Можешь не писать – не пиши, если ты можешь не писать, не пиши, вот такая вот штука.

Анна Букатова: Но чревато. Но чревато, да?

Евгений Гусев: Да. Ну и они развиваются, мы создаем не то чтобы, так сказать, какую-то… типа «Компросам», и всем остальным. Мы создаем не то чтобы какую-то… У нас литературная студия есть, куда мы раз в неделю собираемся, допустим, на политехе. У нас есть какие-то такие-то вещи, где постоянно это происходит, вплоть до того, что чуть ли там не постоянное место, где мы собираемся. И мы создаем атмосферу, и мы не стремимся к критике, чтобы затыкать людей, чтобы они меньше писали. Мое мнение, что надо хвалить, надо просто отмечать хорошие моменты и идти к тому, чтобы человек, и если я могу заметить, то я замечаю и указываю на что-то, и если он понимает, то понимает. То есть ну так вот. И все время хвалить за хорошие вещи, за хорошие моменты именно только похвалить, и вот дальше иди. Мы создаем просто атмосферу и как бы круг какой-то общения, и там люди могут что угодно делать, может кто-то из него выходить, ссориться, могут из него обратно возвращаться.

Анна Букатова:

Знаете, не так часто ко мне приходят поэты. Женя, я попрошу вас еще почитать.

Евгений Гусев:

Про себя и про других поэтов, в частности, про Александра Вавилова.

Настоящий поэт Вавилов встретился с ненастоящим, допустим, со мною.

Посмотрели в глаза друг другу, вроде бы сговорились.

Он был объективен как бог, до сих пор таким и остался.

А я сотни раз разочаровывался в человеке, но никогда – в искусстве.

Учитесь прощать, и может быть когда-нибудь и вы станете настоящими.

Вот, зарисовочка. Саша Вавилов – победитель всероссийского слэма в Красноярске, в этом году пятого ноября который проходил. И он в этом году у нас был на фестивале как почетный гость, он просился участвовать в нашем пермском слэме. Но по новым правилам Андрея Родионова и Кати Троепольской, которая мастер, мастер Андрей Родионов с российского слэма, нам нельзя, чтобы участники были из других городов. То есть, возможно, чтобы был участник, допустим, но чтобы не возникало путаницы, что участвуют в одном городе иногородние, как это было летом и в прошлом году, то есть шесть местных, допустим, шесть пермяков и шесть иногородних. Если побеждает, допустим, человек из Кирова, как это было с Соловьевым, или человек то ли сейчас в Москве живущий, непонятно, то он едет представлять Пермь, по идее, раз он победил в Перми на фестивале.

Анна Букатова: Так. А на самом-то деле он из другого города?

Евгений Гусев: Да, сложная формула. И у кого есть свои, просто от Перми едет пермяк, это тоже мое решение на самом деле, более объективное. И вот в этом слэме участвовали только пермяки, исключая Сашу Шиляеву, которая живет в Москве, но она готова, она помнится всем как пермячка, она тут выросла, росла, полтора года живет в Москве, и Сергея Белозерова, который тоже в Петербурге сейчас живет, специально сюда приехал книжку попробовать издать, в данном шансе поучаствовать. И, то есть, мы ему... То есть как расширение происходит фестиваля «Компрос»…

Анна Букатова: Начинали ведь, как совсем пермский-пермский, а теперь это уже давно российский уровень.

Евгений Гусев: Они когда-то уезжают от нас, а потом обратно возвращаются. И многие мне из Петербурга звонят и говорят: «Столько всего у вас там происходит, в том числе и «Компрос», и я очень жалею, что я уехал жить в Петербург, потому что тут скучно, я просто работаю, а у вас там такая движуха».

Анна Букатова: Ой, как замечательно!

Евгений Гусев: И все меня в смысле…

Анна Букатова: Можно я прерву пока? Вот совсем недавно мы в эфире обсуждали такую историю, что Пермь – это провинциальный город и вообще символ провинциальности. Друзья, вот я акцентирую ваше внимание на то, что поэты, которые живут сейчас в Петербурге, звонят нашим поэтам и говорят: «Я приеду к вам выступать, потому что у вас в Перми происходит это событие».

Евгений Гусев: Ну да, это естественно, потому что…

Анна Букатова: Это я специально для наших слушателей, потому что у нас как-то вот эта тема провинциальности нашего города, она уже такой ниточкой идет, соединяет несколько последних эфиров.

Евгений Гусев: Ну понятно, понятно.

Анна Букатова: И вот я говорю, друзья, имейте в виду и вот… Прости, перебила, давай дальше, слэмы.

Евгений Гусев: И вот я приехал в Москву в этом году в Переделкино на фестиваль, второй год езжу в Переделкино, смотрю, как там дела. Там получила премию Елена Исаева в прошлом году, в этом году там тоже получил третью премию. Но это все мелочи.

Анна Букатова: Ты?

Евгений Гусев: Да, это все мелочи, как поэт.

Анна Букатова: Это не мелочи.

Евгений Гусев: Ну как-то признают меня немножечко, но я хотя сам себя не признаю, то есть мне это неважно. Но я заметил тусовку, тех людей, которых я привожу из Москвы и из Петербурга сюда, коммерческих поэтов, Антон Володин, Костя Потапов, и меня почему-то поэтому начинают запоминать, потому что я их сюда привожу, потому что они мне пишут, я сам ничего не делаю, они мне пишут, но я никого не ищу, они сами говорят: «Вот давайте». Мы к ним приехали. И когда я туда приезжаю, там Леша Федяев, «Бабушки Пушкина» тоже победитель. И когда они приезжают к нам сюда, в Пермь, и они, у них здесь проходят мероприятия, они, мне Антон Володин говорит: «В Минске было отличное мероприятие у меня в Белоруссии». В Москве мы с ним общаемся, он меня там встретил, поводил по городу и говорит, что «я сейчас рассказываю, по гастролям по всей России поехал, рассказываю, что в Перми у вас очень отлично меня встретили, было хорошо, большое количество народа пришло на мое мероприятие». И в Минске, вот два города. И многие поэты, все говорят: «Женя, все это происходило, и мы готовы развиваться, готовы ездить, потому что здесь у вас есть эта жизнь». Они ее чувствуют. Тот же самый Амарсана, когда приехал, он увидел это просто на Перми-второй, молодого поэта Андрея Лапицкого провожали, мы провожаем обычно человек по 20, 25, то есть и орут стихи поэта. В дорогу дали сборник, который за свои деньги выпустили, который в «Шансе» участвовал, они победили в прошлом году, сборник чуть подешевле, но выпустили. И девочки визжат, то есть он просто читает стихи.

Анна Букатова: Ну это, да, такая своя атмосфера.

Евгений Гусев: И Амарсана был очень удивлен.

Борис Эренбург: Я добавлю, что Амарсана на своем литературном вечере об этом говорил. Он процитировал Блока: «Там жили поэты и каждый встречал другого надменной улыбкой». Говорит: «Но в Перми-то все наоборот, я первый такой город вижу, когда я попал на проводы молодого поэта, когда ему дарили подарок и как толпы народа его провожали, это удивительно».

Евгений Гусев: Но самое-самое, в последнее время что мы сейчас делаем, вот где-то около, наверное, года, может, с весны – мы начали именно декламировать стихи и кричать их, то есть читать на улицах просто вот с этими молодыми поэтами, потому что они есть и у них настолько много энергии, я сам такой энергии никогда, то есть сам уже, мне не хватает энергии, мне нужно от них получать.

Анна Букатова: Я видела, была на слэмах на ваших. Там они так кричат, что это заряжает.

Евгений Гусев: Нет, именно, знаете, просто на улицах пробовали.

Анна Букатова: На улицах я не видела. Ну позови как-нибудь.

Евгений Гусев: Допустим, опыт того, что в Москве люди на Арбате, читая стихи, зарабатывают пять-десять тысяч за два часа, просто стоя. Я общался с таким человеком, который в Переделкино был. И мы с ним на одной сцене потом выступали на ЛитПоне юбилейном. ЛитПон – это такое мероприятие, Пегас проводит в Москве, организатор тоже. И чтобы туда попасть, люди очень долго пытаются, соответственно. Ну в Москве, я понимаю, там есть тусовки какие-то крупные, ну и наша тусовка. Я понял, что поэты, допустим, у нас на Урале ни капли не хуже, чем в Москве или в Петербурге.

Анна Букатова: Слушайте, а вот, кстати, про наши…

Борис Эренбург: Евгений, про слэм хоть расскажите свой, про главное мероприятие.

Евгений Гусев: Значит про слэм. Слэм, ну как обычно, для меня это очередной слэм.

Анна Букатова: Участники откуда?

Евгений Гусев: Участники – пермяки.

Анна Букатова: Ага, да, да, да.

Евгений Гусев: Просто как я уже говорил, чтобы не было этих ошибок различных с пониманием, и чтобы не из другого города, участники отобраны были еще 17 ноября на слэм частично, я еще отбирал для себя лично, делал слэм этот, отбирал участников, трех, пятерых мы вроде бы взяли с отборочного слэма, ну и так, кто обычно тоже выступает. Отборочный, то есть там новенькие, да, которые пришли, отобрались. И был у меня такой период слэмов, штук 10, наверное, 12 прошло, то есть новичковый слэм, где могут участвовать только те, кто еще не участвовал или те, кто не побеждал, потому что их все время больше и больше становилось. И я систему Андрея Родионова, всероссийского слэма, полностью сейчас принимаю, но хочу опять заняться своей системой слэмов, которая тоже другим организаторам таких фестивалей интересна, когда я рассказываю, они говорят: «Это очень хорошо». Тогда плюс к жюри зрителей по общероссийской системе слэмов, их пять-семь человек, четное количество. В каждом туре меняются оценки, выставляются за текст и за исполнение оценки».

Анна Букатова: Ну я была однажды на слэме, и когда попали в жюри…

Евгений Гусев: И вы были как раз-таки.

Анна Букатова: И когда попали в жюри люди, которые приехали поддержать определенного поэта, они откровенно ставили за отличный стих, например, двойку. Так что здесь тоже палка о двух концах, когда ты раздаешь простым зрителям возможность судить, это можно напороться, да?

Евгений Гусев: Да, это стандартные правила слэма, они такие должны быть. И поэтому людей нужно прямо, как я вчера понял, прямо чувствовать всех, и ругать их за то, что они поднимают не объективно, ну так и говорить им: «Поднимайте объективно, ну что такое». И правильно, что люди, бывает, их ругают, что они ставят.

Анна Букатова: В общем, интересно у вас там…

Борис Эренбург: А кто победил-то?

Евгений Гусев: Я сделал на тот момент просто, что… вот помните, вы, Аня, у нас были тоже в жюри, я пригласил вас, вы любезно согласились…

Анна Букатова: Да, спасибо большое тебе за это.

Евгений Гусев: Там было четыре человека в жюри, вот такой формат я хочу ввести. Общее количество 70 получается, что может набрать человек в одном туре. Но если добавить жюри, то жюри добавляет еще 20 оценок, у каждого по пятерке.

Анна Букатова: Ну да, и оно уравновешивает своей объективностью.

Евгений Гусев: Да, и это медийный тоже такой момент и, соответственно, ну получается намного лучше. Я вот в жюри, подарки дополнительные дарят. То есть человек приходит на слэм, он получает не первое место только, а еще получает первое, второе, третье и еще приз от жюри, это очень нравится.

Анна Букатова: Слушайте, у нас, к сожалению, не так много времени остается. Борис, я хотела бы вас…

Евгений Гусев: Победил Антон Бахарев.

Анна Букатова: Вот, Антон Бахарев. Хотела спросить про фильм-поэму «Двенадцать», премьера которого прошла на этом фестивале «Компрос». Расскажите о нем, потому что фильм о поэтах о наших.

Борис Эренбург: Да, никогда не снимали в Перми фильмы о поэтах, хотя есть много студий. Ну вот мы решили исправить это упущение, и своими силами уже сняли, «Компрос» снял фильм, вполне профессиональный, премьера которого прошла. Не только фильм, мы выпустили еще в этом году антологию. Видите, фестиваля-то три дня, еще три дня и все исчезло, и все забыто, ну кроме того, что поэты помнят. А от этого фестиваля осталась и антология бумажная, и теперь останется фильм. Фильм о двенадцати поэтах, двенадцати поэтах Перми, которые ходили по городу, читали стихи, в том числе Евгений Гусев в этом фильме.

Анна Букатова: Женя, что вы закрылись так? Это скромность, видимо, да?

Борис Эренбург: Да. Они немножко рассказывали о городе, о памятных местах.

Анна Букатова: В стихах?

Борис Эренбург: Нет, они говорили в прозе, в прозе. Но тут же читали стихи и все это сливалось органично с музыкой, со стихами и с видом города, ну живущего города о своей жизни. Это были такие люди, как бы в фильме представлены, которые просто вот живут в городе, ходят по улицам, но люди необычные – поэты.

Анна Букатова: Кто режиссер? Сколько по продолжительности? Где смотреть?

Борис Эренбург: 30 минут фильм продолжается. Режиссировал Максим Воробей, он тоже один из кураторов нашего фестиваля.

Анна Букатова: Поэт, да?

Борис Эренбург: Да, поэт, поэт. И после премьеры мы на днях выложим фильм в сеть, то есть можно будет, он называется «Поэма «Двенадцать»», и можно будет набрать в любом поисковике и посмотреть этот тридцатиминутный фильм. Ну я думаю, что те, кто посмотрит и те, кто интересуется поэзией, не пожалеют.

Анна Букатова: Ну что, друзья, у нас минутка буквально остается, я думаю, можно назвать, где вас искать в сети.

Борис Эренбург: Да, есть сайт фестиваля – комфест.ру. Там всегда можно увидеть и координаты фестиваля, программу. Ну и, конечно, в сетях тоже, в блогах. У Евгения Гусева свои блоги и паблики есть.

Евгений Гусев: Как быстро время пролетело.

Анна Букатова: Действительно.

Евгений Гусев: Я не успел сказать, что победитель всероссийского слэма едет в Париж и получает 20000 рублей на всероссийском слэме, куда Антон поедет от Перми.

Анна Букатова: Вот этот победитель вот этого нашего слэма едет в Париж?

Борис Эренбург: Нет, нет.

Евгений Гусев: Нет, всероссийского. Он поедет на всероссийский, это два этапа отбора, а там, в Париже, переводятся его стихи на французский и он будет читать. Ну то есть читать он будет с субтитрами. И это настолько интересно, там со всей Европы съезжаются.

Борис Эренбург: Сейчас туда едет Вавилов Александр.

Евгений Гусев: Сейчас едет Вавилов. Вот про что хочу сказать, и вот весной у него есть возможность съездить в Париж.

Анна Букатова: Слушайте, где вас искать? И не в том смысле, что соцсети, а если сейчас слушает наш эфир мальчик или девочка, которые пишут стихи и мечтают об этом, куда идти? Ну те же соцсети, да, Евгений Гусев, Борис Эренбург?

Евгений Гусев: Да.

Борис Эренбург: В соцсети к Евгению Гусеву.

Евгений Гусев: Пускай напрямую пишут администраторам в группе «ВКонтакте» «Компроса», там я есть, в администраторах находят меня и всем отвечают, все смотрю, как все.

Анна Букатова: Друзья, пишите стихи. Здесь, в Перми есть, кому их послушать и где рассказать. Это была программа «Красный человечек». Гости студии сегодня – Борис Эренбург, исполнительный директор поэтического фестиваля «Компрос», и Евгений Гусев, куратор фестиваля. Мне нравится говорить – поэт. Спасибо вам, что пришли!

Евгений Гусев: Спасибо вам, Анна, что позвали!

Борис Эренбург: Спасибо вам!

Евгений Гусев: Счастья!

_______________________

Программа вышла в эфир 29 ноября 2016 г.

Обсуждение
3681
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.