Верхний баннер
18:06 | ЧЕТВЕРГ | 19 ОКТЯБРЯ 2017

$ 57.57 € 67.93

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

12:51, 07 февраля 2017

«Подытоживая, на территории Пермского края лечить онкологическое заболевание мы можем полноценно. Есть нюансы, но встречаются они редко, когда на нашем этапе мы не справляемся», — Марина Другова и Антон Жигулев, главврач центра медпрофилактики и замглавного врача краевого онкодиспансера

Теги: онкология

Евгения Романова: 13:06 на часах. Всем доброго дня. У микрофона Евгения Романова, за звукорежиссерским пультом Мария Зуева. Начинаем программу «Здоровый подход», как всегда по вторникам, в прямом эфире «Эха». И о сегодняшней нашей теме. 4 февраля ежегодно с 2005-го года отмечается Всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями. Цель этого дня – привлечь внимание к этой глобальной проблеме. Онкологические заболевания занимают ведущее место в структуре смертности населения в нашей стране и в Пермском крае. Развитие онкологических заболеваний, к сожалению, не всегда можно предотвратить. На первый план в борьбе с ними выходит ранняя диагностика. Можно ли защититься от рака – так коротко можно анонсировать нашу сегодняшнюю тему. Представлю гостей студии: главный внештатный специалист по медицинской профилактике министерства здравоохранения Пермского края, главный врач центра медпрофилактики Марина Александровна Другова. Здравствуйте.

Марина Другова: Добрый день.

Евгения Романова: И заместитель главного врача краевого онкологического диспансера Антон Николаевич Жигулев. Здравствуйте, Антон Николаевич.

Антон Жигулев: Здравствуйте.

Евгения Романова: Напомню, что у нас телефон прямого эфира работает. Уважаемые слушатели, будут вопросы в течение эфира – не стесняйтесь, звоните: 2-066-066. Работает ICQ, работает Viber: 8-963-870-1000. Почему мы говорим, анонсировали, что 4 февраля – всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями. Сегодня еще 31-е января, но важно проанонсировать событиz, которые будут в Перми. В том числе и центр медпрофилактики активно будет проводить эти мероприятия. С чего начнем, с них или начнем логично про заболевание?

Марина Другова: Давайте начнем с мероприятий. Действительно, как вы уже сказали, этот день отмечается далеко не первый год, и центр медицинской профилактики активно принимает участие в данных мероприятиях. И надо сказать, что основная цель – конечно же, это привлечь внимание, еще раз сказать нашим жителям города Перми, Пермского края о том, что надо обращать внимание на свое здоровье, на свой организм, на здоровье своих близких, и знать точно, что необходимо делать каждый год для того, чтобы оставаться здоровым, прежде всего. Поэтому, конечно же, когда мы говорим о профилактике онкологических заболеваний, на первое место выступает так называемое соблюдение или ведение здорового образа жизни. Немножко уже такая набившая оскомину тема, с одной стороны, хотя с другой стороны, именно нездоровый образ жизни, низкая двигательная активность, курение, пагубное употребление алкоголя, избыточный вес, низкое потребление овощей и фруктов – это те факторы риска, которые, к сожалению, ведут и могут быть причиной тоже, в общем-то, развития онкологических заболеваний. Надо сказать, что это одни и те же факторы риска таких заболеваний, как сердечнососудистые заболевания, сахарный диабет и, как я уже повторюсь, еще и онкологических заболеваний. В основе угла лежит действительно наш нездоровый образ жизни. И чем более внимательно мы относимся к себе, тем риск возникновения онкологического заболевания либо выявления его на ранней стадии у нас значительно выше. А если мы выявляем на более ранней стадии, конечно же, это определенный залог успеха, того, что что-то можно еще успеть сделать, не когда уже четвертая стадия, что-то выросло, что-то обнаружили, что-то болит, а именно на стадии, когда действительно человеку можно еще помочь.

Евгения Романова: Мы подробнее потом вернемся еще, поговорим о мастер-классах, которые будут, о лекциях, которые пройдут в Перми. А теперь вопрос Антону Николаевичу по поводу статистики в Пермском крае по онкологическим заболеваниям, как вы поправили меня, лучше не говорить рак, лучше говорить опухоли, давайте так будем обозначать сегодня в эфире. Какие заболевания диагностируются чаще других, и какая статистика на сегодняшний день в Пермском крае?

Антон Жигулев: Ну я бы начал с того, что вообще структура заболеваемости, конечно, отличается у мужчин и у женщин. В первую очередь, причем сразу оговорюсь о том, что Пермские край не отличается по структуре заболеваемости ни от Российской Федерации, ни от мировой статистики.

Евгения Романова: Цифрами не отличается?

Антон Жигулев: Цифры разные. Действительно, территория России настолько большая, что сравнивать даже два рядом лежащих субъекта, которые разные по промышленной инфраструктуре, по возрастному составу, нельзя.

Евгения Романова: Не корректно?

Антон Жигулев: Не корректно, да, и эти цифры, они не сличимы. Поэтому для нас ведь на сегодняшний день принципиального значения не имеет, сколько человеку лет. Возраст не является основанием для отказа в лечении. Поэтому мы не обращаем внимания на возраст, но все-таки мы говорим о том, что основной наш контингент, которым мы занимаемся – это люди старшего возраста. Так вот, возвращаясь к статистике, по частоте встречающихся злокачественных опухолей, у мужчин на первом месте, конечно, это опухоли легких, это опухоли желудочно-кишечного тракта, это опухоли кожи, это опухоли предстательной железы. У женщин это опухоли молочной железы, это опухоли репродуктивной женской системы, точно так же, опухоли кожи. То есть, все эти локализации в целом составляют основу всей заболеваемости. Другие локализаций встречаются много меньше, они довольно редки, но они существенно статистику не делают. Поэтому и все мероприятия, которые проводим и мы, как онкологи, и центр медицинской профилактики, и минздрав, причем как Пермского края, так и России, он как раз направлен на выявление самых часто встречающихся локализаций. Поэтому вот такова основная статистика.

Евгения Романова: Про часто диагностирующиеся заболевания достаточно ясно. А как во время распознать онкологическое заболевание? Давайте здесь подробнее. На что обратить внимание?

Антон Жигулев: Во-первых, в первую очередь, если говорить о диагностике не только онкологического заболевания, нужно обратить на себя внимание. То есть, фактически, когда общаешься с пациентом, многие из пациентов клинической проявление, у которых  жалобы, симптоматика любого заболевания, рассказывают, что это длится не день, не два и даже не неделю и не месяц. Многие пациенты с проявлениями живут годами. В первую очередь, конечно, на что может обратить сам пациент – это на изменение формы самого органа. Женщина может увидеть изменение в молочной железе — ее размер, форма. Можно увидеть на мягких тканях. Никто, кроме самого пациента, не сможет сказать, о росте, допустим, пигментного образования какого-то, как в народе говорят, родинки. То есть, ведь ни один врач при первичном осмотре не знает, какая родинка была два месяца, три месяца тому назад. А сам пациент этот рост видит. Потом, будем говорить так, есть интимная сторона жизни, это все, что связано с той же репродуктивной системой, с желудочно-кишечным трактом, с мочеполовой системой. То есть, вот эти жалобы, которые могут быть, о них не принято говорить в открытую, о них не принято делиться. Поэтому здесь нужна инициатива самого пациента, то есть, он должен отметить, что есть какие-то проблемы. Конечно, в первую очередь, с чем мы сталкиваемся, когда к нам обращается за медицинской помощью пациент по поводу болевого синдрома. К сожалению, могу сказать о том, что болевой синдром чаще всего является поздним признаком, потому что он характеризует уже патологию органа, такую, которая оказывает влияние, то есть, давление, сжатие, то есть, любое влияние на соседние органы или какую-то катастрофу внутри себя, то есть, когда функция органа уже утрачена. Поэтому это создает определенные проблемы. Часто пациенты могут обращаться с проблемами по пищеварению, то есть, это элементы глотания, допустим, вздутие живота после приема пищи, ограничение в объеме приема пищи. Конечно, ни один из врачей не может сказать. Вот человек не может за раз буханку хлеба съесть. Ведь врач не знает, ел он это раньше или нет. А для человека это образ жизни, к которому он привык. И вот когда человек понимает, что в его жизни без каких-либо на то причин происходят изменения, ему нужно понять, что имеется необходимость сторонней помощи, именно помощи врача.

Евгения Романова: Часто мы слышим о том, что опухоль – это не приговор, болезнь поддается лечению. И что в этой области за последние пять лет, к чему пришли врачи, наука насколько развита? Все время спрашивают, когда же найдена будет таблетка от рака? Многие болезни уже побеждены, а рак все никак.

Антон Жигулев: На самом деле я скажу о том, что с чего вы начали. Действительно, правда, потому что, к сожалению, еще лет 20 – 30 назад это был приговор. Тогда лечили, конечно, но тех технологий, тех возможностей, которые есть сейчас, конечно, тогда не было. Поэтому, к сожалению, сейчас у многих пациентов вот это унаследованное отношение к нашей профессии, оно сохранилось. Многие, конечно, боятся, причем боятся иногда даже не столько диагноза, сколько самого вот этого обследования методов лечения. Хотя сегодня люди хорошо понимают о том, что да, пройдя это лечение, на выходе мы будем иметь здорового человека. Поэтому многие идут на эти риски, на эти страхи. Говоря о перспективах, которые есть и чем владеем мы в пермском крае, надо сказать о том, что в Российской Федерации наша помощь, она стандартизована. Приказом минздрава России был разработан порядок оказания медицинской помощи, которым определен не только сам порядок, то есть, кто, куда, когда, определены этим приказом и штатная численность сотрудников, и оборудование, то есть, техническая составляющая нашей профессии. И я могу сказать о том, что в Пермском крае краевой онкологический диспансер соответствует требованиям этого порядка. То есть, мы, подведя итог всего, что я сказал, говорим о том, что на территории Пермского края лечить онкологическое заболевание мы можем полноценно. Есть еще один маленький нюанс, что редко, но встречаются такие заболевания, особо сложные, с особо редкой локализацией, особо сложного строения самой опухоли, когда на нашем этапе мы не справляемся с этим. В этом случае мы можем направить пациентов за пределы Пермского края, в федеральные центры. Для этого у нас тоже есть механизм, он называется высокотехнологичная медицинская помощь. И подводя вчера итоги года 2016-го, я могу сказать о том, что за 2016-й год 1320 человек получили медицинскую помощь за пределами Пермского края в рамках высоких технологий. Это хорошо, это много. Поэтому рак – это не приговор.

Евгения Романова: Марина Александровна, диспансеризация началась так широко несколько лет назад. Продолжается ли она – вопрос. То есть, мы помним, что определенные года были обозначены и люди…

Марина Другова: Да, Евгения, все продолжается, безусловно.

Евгения Романова: Да, и какой эффект, какую пользу вы почувствовали в онкодиспансере от этой диспансеризации?

Марина Другова: Диспансеризацию может пройти любой человек, чей возраст в этом году кратен трем. И в мероприятия по диспансеризации, конечно же, входят обследования, которые могут выявить онкологические заболевания на ранней стадии.

Евгения Романова: Какие?

Марина Другова: Ну, надо, во-первых, сказать о том, что вообще в целом зачастую люди иногда боятся: «Я боюсь рака». Может быть, какая-то действительно существует настороженность, не знают, что делать, куда пойти, то есть: «Просто сижу и боюсь». Надо сказать о том, что в рамках обязательного медицинского страхования у каждого человека есть возможность получить хотя бы минимум, комплекс исследований, который может позволить ему, так скажем…

Евгения Романова: Дальше продолжить.

Марина Другова: Дальше продолжить, но, по крайней мере, провести некий скрининг, срез уровня своего здоровья и диспансеризация помогает в этом по определенным возрастам. Допустим, маммографию женщинам рекомендуется делать с 29-ти лет, и раз в три года маммографию можно сделать в рамках диспансеризации. Также, допустим, для раннего выявления рака кишечника ежегодно необходимо сдавать кал на скрытую кровь или пальцевое исследование прямой кишки хотя бы раз в два года. Опять же, повторюсь, что в рамках диспансеризации это тоже мероприятие входит.

Евгения Романова: То есть, наши слушатели, заинтересовавшись, пойдут в поликлинику. К кому обращаться, к терапевту, прежде всего?

Марина Другова: К терапевту, к своему участковому терапевту, прежде всего, конечно.

Евгения Романова: А дальше он назначит, куда и что?

Марина Другова: Да-да, и он уже назначит в зависимости от понимания возраста, жалоб каких-то уже будет рекомендовано то или иное дальнейшее обследование. Для раннего выявления рака шейки матки мазок на онкоцитологию женщине необходимо сдавать хотя бы раз в два года. Опять же, повторюсь, что в рамках диспансеризации онкоцитология входит в обязательный перечень исследований. Ну и для раннего выявления легкого рака и, конечно же, скрининга на туберкулез, это флюорография раз в год. Это, в общем, как Отче наш уже нужно знать и понимать.

Евгения Романова: Что касается диспансеризации, насколько она повлияла на выявление опухолей?

Антон Жигулев: Я скажу, очень она повлиял. И у нас даже сейчас есть такой интегральный показатель, по которому мы оцениваем эффективность это как активно выявленные пациенты. Так вот, на сегодняшний день этот процент составляет более 30. А по итогам года  36%. То есть, мы можем сказать, что каждый третий онкологический пациент выявлен в ходе профилактического мероприятия. То есть, тогда, когда пациент приходит за медицинской помощью, вернее, надо сказать не так: он приходит не за медицинской помощью.

Евгения Романова: У него все в порядке, считает он.

Антон Жигулев: Да, это профилактически.

Евгения Романова: Он приходит на всякий случай?

Антон Жигулев: Он приходит либо на всякий случай, то есть, это инициатива самого пациента, потому что диспансеризация подразумевает обследование всей категории, а профилактические мероприятия подразумевают обследование здоровых.

Евгения Романова: У нас есть звонок, давайте послушаем. Надевайте наушники. Как вас зовут и ваш вопрос?

Слушатель: Здравствуйте.

Евгения Романова: Здравствуйте.

Слушатель: Борис меня зовут. У меня два вопроса. Первый вопрос: к сожалению, еще в прошлом году, я не знаю, как сегодня, но в нашем онкологическом центре всегда были огромные очереди. Приходишь даже по направлению, в нужный час, там бывает, что в коридоре присесть негде. И то же самое даже в платном отделении. Когда все-таки в организационном плане, чтобы не было таких очередей. Это первый вопрос. И второй вопрос: тот же рак толстой кишки, везде нам из Москвы Малышева показывает, как надо правильно делать колоноскопию с усыплением. Но у нас в рамках ОМС до сих пор эта процедура, почему-то делается без усыпления, без необходимой анестезии.

Евгения Романова: Понятно, спасибо.

Антон Жигулев: Поясню: на самом деле наш слушатель затрагивает очень такой болезненный для нас вопрос, это именно мощность, скажем, нашей консультативной поликлиники. Из года в год мы сталкиваемся с тем, что потребности в онкологической помощи у наших пациентов увеличиваются, а здание, к сожалению, не увеличивается.

Евгения Романова: Хоть и построено новое, но все равно.

Антон Жигулёв: Нет, новое здание стационара.

Евгения Романова: Так.

Антон Жигулев: В нем проблем нет. А поликлиника – это старое, приспособленное здание, пятиэтажка.

Евгения Романова: Все поняла.

Антон Жигулев: Поэтому там, конечно, есть дефицит площадей. Эту проблему знают все. Мы выискиваем сейчас, мы провели организационное мероприятие, у нас часть пациентов из поликлиники переезжает в другой корпус, там будет дневной стационар.

Евгения Романова: То есть, минздрав в курсе, вы говорите ему: «Нам нужно новое здание». Они говорят: «Да, да, попозже».

Антон Жигулев: Это не полномочия минздрава, это полномочия правительства все-таки.

Евгения Романова: То есть, об этой проблеме они знают?

Антон Жигулев: Да.

Евгения Романова: Вы говорите, что нужно новое здание?

Антон Жигулев: Да. Естественно, все об этом знают, но это, вы сами понимаете, построить медицинское здание, к сожалению, это…

Евгения Романова: Не быстрое дело.

Антон Жигулев: Это намного сложнее, потому что там определенные требования к ним есть. Поэтому, действительно, слушатель сказал о том, что мы принимаем организационные мероприятия, то есть, у нас есть разделение потоков пациентов, то есть, мы стараемся из тех ситуаций максимально создать условия для пациентов. Да, проблемы и сложности в этом деле есть, но мы их знаем, и мы их решаем. И в прошлом году, в 15-м… Да, я еще как бы в 16-м живу немножко. В 15-м году для того, чтобы облегчить прием наших специалистов мы приняли трех дополнительных докторов, мы организовали дополнительные приемы, и поэтому сейчас у нас нет проблем именно с доступностью.

Евгения Романова: Так, второй вопрос там еще был.

Антон Жигулев: И второй вопрос, касательно, значит, про колоноскопию. Методика на самом деле сложная и, к сожалению, пока не везде, но во многих клиниках города она выполняется, в том числе и под внутривенным наркозом.

Евгения Романова: Многие не доверяют бесплатной помощи и говорят, лучше сделать диагностику платно. Можно ли сказать, что по ОМС можно действительно качественную получить диагностику, анализы, сделать УЗИ, рентген меняют ли где-то в поликлиниках, есть ли он где-то новый?

Антон Жигулев: Нет, ну я вообще могу сказать о том, что система обязательного медицинского страхования обеспечивает полноценный адекватный диагностический комплекс весь, от начала до конца. И, конечно, большинство наших учреждений уже имеет современную технику и если где-то, в каком-то районе, я не говорю про город Пермь, отсутствует возможность проведения, то оно обычно есть где-то в соседней территории и это можно дело провести. Но у нас нет необходимости абсолютно проводить пациентам диагностику за личный счет. Причем даже могу сказать о том, что иногда мы сталкиваемся с тем, что пациенты выполняют исследование в частной клинике, а оно не соответствует требованиям.

Евгения Романова: Есть такое, действительно?

Антон Жигулев: К сожалению, это встречается, да. Поэтому даже нам приходится переделывать эти исследования.

Евгения Романова: Поняла. Сейчас у нас реклама, потом федеральные новости и мы про исследования будем говорить, про маркеры. В лабораториях предлагается большое количество исследований на онкомаркеры. Стоит ли их делать, кому стоит их делать. Многие самостоятельно идут и делают без терапевта. Нужно ли это – это все через несколько минут, оставайтесь с нами. Продолжаем наш эфир. Мы говорим, можно ли защититься от рака, от злокачественных заболеваний. В гостях у нас главный внештатный специалист по медицинской профилактике минздрава Марина Александровна Другова и заместитель главного врача краевого онкодиспансера Антон Николаевич Жигулев. Задавайте свои вопросы, уважаемые слушатели. У нас осталось немного времени. 2-066-066, уже идут звонки. Давайте послушаем. Как вас зовут? Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Зинаида. Вопрос к вашему гостю. Он сказал, что у них все доступно. Тогда вопрос такой: по госгарантиям мы можем попасть через две недели, тогда можно говорить о доступности. Через две недели попасть совершенно не реально и ваш гость это прекрасно знает. Это полтора месяца. Поэтому вопрос, как соблюдаются госгарантии?

Антон Жигулев: Ну, я могу на это дело ответить. За исполнением сроков ожидания следим не только мы, как администрация, следят страховые медицинские компании, следит фонд обязательного медицинского обязательного страхования и минздрав Пермского края. Конечно, ситуации бывают разные. Я не могу сказать о том, что это всегда бывает. Бывает период отпусков, больничных и так далее и так далее. Поэтому, к сожалению, накладки бывают. Но, я еще раз говорю о том, что администрация диспансера предпринимает все возможные меры, для того, чтобы обеспечить доступность.

Евгения Романова: Давайте про онкомаркеры. Насколько они нужны, может ли человек, который боится опухоли, бежать и сдавать онкомаркеры на все органы самостоятельно или нужно направление специалиста? В лабораториях предлагается большое количество исследований, стоит ли всёеэто делать? Насколько вы им доверяете?

Антон Жигулев: Сказать о том, что сдав онкомаркеры, вы получите диагноз – нет, этого нельзя сказать. Дело в том, что если вы онкомаркер сдаете в комплексе с обследованием, то тогда имеется целесообразность. К сожалению, онкомаркер сам по себе не специфичен, то есть, он, как повышается, так и не повышается в разных ситуациях. Зачастую онкомаркеры повышаются при других, не онкологических заболеваниях — при воспалительных заболеваниях, при инфекционных заболеваниях, при травмах, то есть, такое все, это может быть. Поэтому человек просто в рамках скрининга самого такого придумал он себе, что диагностика в рамках онкомаркера и идет сдавать. Он получает повышенный онкомаркер, что его сразу, естественно, настораживает, пугает и начинается такая паника, в которой начинаем искать, откуда же. К сожалению, специфичных онкомаркеров, которые бы отвечали за отдельный определенный орган, только не за него и не за что другое, очень мало. В основном это онкомаркеры, которые показывают общую картину, и поэтому когда повышается один онкомаркер, ты не знаешь, с чего начать искать, это иголка в стоге сена.

Евгения Романова: То есть, сдавать нужно, обследоваться нужно раз в году, но не предавать этому огромное такое значение, все в комплексе.

Антон Жигулев: Я бы онкомаркеры раз в год вообще не назначал.

Евгения Романова: Не нужно?

Антон Жигулев: То есть, они являются дополнительным методом диагностики, когда мы либо в чем-то сомневаемся. Чаще всего мы онкомаркеры используем, как контроль лечения.

Евгения Романова: Поняла. Марина Александровна, 4 февраля, как мы уже заявили, отмечается всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями. Давайте скажем нашим слушателям, где конкретно мастер-классы, лекции, чтобы куда-то они пошли. Бесплатно это, как я понимаю?

Марина Другова: Надо сказать о том, что мероприятия будут проходить практически в каждой медицинской организации в течение этой и следующей недели. Что предусмотрено? Созданы такие структуры для проведения мероприятий по диспансеризации, как кабинет или отделение медицинской профилактики, с чего начинается первый этап мероприятий по диспансеризации или профилактического осмотра. Именно эта структура занимается анкетированием, проведением предварительных каких-то осмотров, именно туда и стоит обратиться. Центр медицинской профилактики уже разослал во все медицинские организации макеты информационных материалов, которые можно использовать с этой целью. Также специализированные онкотесты. Это такие краткие анкеты, которые позволят достаточно быстро, достаточно на примитивном уровне, но, тем не менее, уже заподозрить, есть или нет проблемы в том или ином органе. В рамках этой и следующей недели центр медицинской профилактики, Пушкина, 85. Мы приглашаем, в общем, то всех желающих, кто запишется к нам на прием, мы будем проводить всем как раз вот эти онкотесты, о которых я сказала. Еще раз повторюсь, что это не онкомаркеры и не сдача на онкомаркеры, а онкотест, это является более углубленное анкетирование человека. А на следующей неделе, девятого февраля в рамках нашего проекта дом санитарного просвещения, который у нас идет по четвергам, у нас будет в 12 часов открытый лекторий на тему «Онконастороженность не помешает» и мы приглашаем туда всех желающих, которые могут посетить.

Евгения Романова: А кто проведет лекцию?

Марина Другова: Лекцию будет проводить как раз Антон Николаевич Жигулев, в доступной форме, с презентационными слайдами.

Евгения Романова: Времени будет больше, чем в эфире, поэтому и вопросы можно задавать.

Марина Другова: Значительно будет больше и будет возможность задать вопросы, даже в индивидуальном порядке. Я думаю, что по опыту проведения предыдущих такого рода мероприятий действительно видим высокую заинтересованность населения нашего в этом.

Евгения Романова: Раз уж мы так заявили, можно ли защититься от рака и раннюю диагностику, вы сказали, какую нужно проводить диагностику и мужчинам, и женщинам. Что касается профилактики рака, давайте здесь еще сделаем акцент. О чем идет речь и почему, например, правильный, здоровый образ жизни настолько связан. Это не пустые слова? Потому что здоровый образ жизни связан со всеми заболеваниями, когда только говорят о профилактике – здоровый образ жизни, бросьте курить и пить. А на прямую, может быть, Антон Николаевич тоже проведет параллели, как это на прямую связано – курение и рак легкого?

Антон Жигулев: На прямую связано.

Евгения Романова: Многие курильщики говорят: «Мы курим всю жизнь и ничего». А другие — болеют.

Антон Жигулев: Нет, надо сразу сказать о том, что любой фактор риска, он так и называется — это фактор риска. Нет прямой корреляции, но частота возникновения при наличии фактора риска много выше, чем при его отсутствии. То есть, мы, опять же, должны понимать долю эту риска и поэтому тот, кто готов рискнуть, ну продолжает курить.

Евгения Романова: Понятно, что касается питания, я вижу: пять – девять свежих овощей и фруктов каждый день, это профилактика. Употребление продуктов из цельного зерна и бобовых, ограничение потребления красного мяса. Тут у нас недавно был эфир, вегетарианец, что бросил есть мясо и победил все болезни. Мясо красное как на прямую связано с тем же раком кишечника?

Антон Жигулев: Есть такая вероятность, тоже как фактор риска, это связано именно с пищеварением, именно с переработкой мясных волокон. То есть, выделяется определенный фермент, который приводит к этому.

Евгения Романова: Ну вы, как доктор, может сказать так, после 30-ти или после сорока мясо действительно лучше не есть?

Антон Жигулев: Нет, я никогда такого не скажу: «Да, мясо есть».

Евгения Романова: Все индивидуально.

Антон Жигулев: Проблема в другом. Проблемы в пищеварении и могу сказать о том, что, к сожалению, вегетарианцы тоже болеют колоректальным раком.

Евгения Романова: Что касается кроме питания. Что еще про профилактику можно, Марина Александровна?

Марина Другова: Вообще, наверное, стоит, и мы вначале уже говорили об этом, внимательнее отнестись к себе. Если вы заметили, что у вас изменился вес и вы не знаете, с чем особо это связано, то есть, какое-то изменение веса за последние недели, месяцы произошло, стоит обратить на это внимание. Если у вас достаточно длительный кашель, на это тоже стоит обратить внимание. Также если вы заметили, что есть определенные изменения с актом дефекации, на это тоже стоит обратить внимание и не стоит ждать недели и месяцы, надо обратиться к врачу. Ну вот какие-то такие моменты.

Антон Жигулев: Еще бы я сказал про патологические примеси, мы их так называем.

Евгения Романова: Что это?

Антон Жигулёв: То есть, это наличие крови там, где ее не должно быть, то есть, это в кале, в моче. Это тоже довольно актуально.

Евгения Романова: У нас есть звонок. Здравствуйте, Владимир.

Слушатель: Здравствуйте. Да, Владимир. У меня такой вопрос к доктору. Я в 2013-м году и в 2016-м году сдавал биопсию и ничего не выявлено. То есть, это раз в три года, или через год или через два надо делать? Из-за того, что ПСА было высокое, а сейчас ПСА снизилось, но индекс в ПСА еще не восстановился, в норму не вошел. А само ПСА снизилось.

Антон Жигулев: Понятно. Так, ну в любом случае я бы не говорил о точных периодах для повторной ПСА, потому что все-таки это процедура инвазивная, а есть не инвазивные методы диагностики – это ультразвуковые методы, это тот же скрининг ПСА, то есть, проводить за ним наблюдение. И вот если не инвазивные методы покажут о том, что есть отрицательная динамика в вашем наблюдении, вот тогда бы я повторно поставил вопрос о повторной биопсии предстательной железы.

Евгения Романова: Ну что ж, наше время заканчивается в программе. Напомню, что у нас был главный врач центра медпрофилактики Марина Александровна Другова и замглавного врача краевого онкодиспансера Антон Николаевич Жигулев. Как вы уже сказали, что вопросы гостю и послушать полную лекцию можно, давайте еще раз проанонсируем время и место.

Марина Другова: 9 февраля, четверг, в 12 часов, улица Пушкина, 85 — это центр медицинской профилактики, пересечение улиц Пушкина и Попова, двухэтажное здание, к девятиэтажному пристроено. Пожалуйста, приходите.

Евгения Романова: Все, ажиотаж на лекции вам обеспечен.

Антон Жигулев: Спасибо.

Евгения Романова: Спасибо большое. Напомню, что ранняя диагностика, своевременное начало лечения приводит к полному выздоровлению. Не запускайте свою болезнь. И еще раз, рак – диагноз не приговор. У нас сегодня в эфире об этом заявил доктор, болезнь поддается лечению, главное – во время прийти. Спасибо, до свидания.

Программа вышла в эфир 31 января 2017 г.

Читайте также:
«К нам в клинику обращаются наши соотечественники, уже побывавшие в зарубежных центрах. Потому что ресурс, для ведения системной терапии, которая вызывает большие побочные эффекты, в этих странах ограничен», — Надежда Гаряева, главный врач клиники онкологии «Лимфатек»
«Катетеры и порт-система имеют минимальный риск инфицирования, могут использоваться месяцами и годами соответственно. То есть столько, сколько необходимо пациенту для лечения его заболевания», — Александр Сидоров, руководитель центра лечения боли «Лимфатек»
«Я призываю пациентов относиться более тщательно к своему здоровью, проходить осмотры и не запускать ситуацию до третьей и четвертой стадий, потому что онкология лечится, но нужно только во время обратиться к врачу», — Александр Сидоров, руководитель центра лечения боли клиники «Лимфатек»
Обсуждение
4652
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.