Верхний баннер
19:22 | ВТОРНИК | 22 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.27 € 89.48

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:23, 08 февраля 2017

«Сейчас на территории края нет даже правил содержания животных, как домашних, так и безнадзорных. И это ужасно. Мы видим людей, которые гуляют с собаками на детских площадках, это тоже злободневная тема», — Галина Море, руководить организации «За защиту зверей», «Человек года» по версии слушателей

Екатерина Шафиева: 10:05 на часах, продолжаем «Утренний разворот» на Пермском Эхе. В гостях у нас Галина Ситникова, или Галина Море, один из руководителей организации защиты прав животных «За защиту зверей». Галина, здравствуйте.

Галина Ситникова: Здравствуйте.

Екатерина Шафиева: И Галина у нас в гостях сегодня как победитель в номинации «Общественная жизнь» «Человека Года-2016». Галина мы Вас поздравляем еще раз.

Галина Ситникова: Спасибо, это очень приятно. На самом деле здорово оказаться здесь, в студии «Эха», потому что это давно уже мое любимое радио, и особенно приятно было получить такое звание именно от этой радиостанции.

Екатерина Шафиева: Да мы вот тоже вручили диплом Галине сегодня, пока она сидела у нас на диванчике, сфотографировали. Так что, вот так вот мы любим своих победителей. Это кстати первая у нас пока победитель в эфире, который пришел. Следующих мы будем звать уже в остальные эфиры. Будем стараться по крайней мере. Ну давайте начнем с начала, как говорится. 

Вячеслав Дегтярников: Да, давайте начнем с Вашей деятельности. Вот я посмотрел по Интернету, насколько я понимаю все не только ограничивается животными. Есть «Фонд Еды» для помощи малоимущим, и есть отдельно, на сколько я вижу, приют, который называется «Матроскин».

Галина Ситникова: Да, на самом деле наша организация «За защиту зверей» существует уже больше десяти лет, но так ярко и так активно мы наверно начали свою работу лет пять назад. И год назад открыли приют для кошек «Матроскин». На самом деле это самый большой приют в Пермском крае для бездомных кошек, и очень часто люди, которые на самом деле никому не помогают, говорят: «Вот лучше бы вы детям помогали, лучше бы вы людям помогали, что это вы тут, какие-то кошечки и собачки». И в какой-то момент мы действительно поняли, что помощью животным не хотим ограничиваться, и также в декабре позапрошлого года основали «Фонд Еды». И он, на самом деле не имеет каких-то аналогов в Перми, потому что в основном бездомным помогают, к сожалению, сейчас религиозные организации, которые там собирают…

Вячеслав Дегтярников: Почему к сожалению?

Галина Ситникова: Потому что нам хотелось быть каким-то нерелигиозным, то есть нам не хочется ничего взамен от своих благополучателей. Мы просто хотим им помочь. Тоже довольно яркие мероприятия проводим. Вот, в частности, 31 декабря уже традиционно делаем такой очень добрый праздник для бездомных; делаем благотворительный ужин 31 января, и, по сути, с бездомными празднуем Новый Год. Готовим оливье, угощаем мандаринками, и это очень такой трогательный праздник на самом деле для нас и для наших благополучателей.

Вячеслав Дегтярников: Значит тут возникает вопрос. Откуда возникают благотворители? Если есть благополучатели, есть и благотворители.

Галина Ситникова: Да, конечно. На самом деле у нашей организации есть довольно много помощников, и люди, которые помогают, так сказать руками – это наши волонтеры. Волонтеры приюта для кошек «Матроскин» приезжают в приют, прибираются у котиков, гладят их, и помогают по хозяйству в приюте. А волонтеры «Фонда Еды» помогают фасовать продукцию, возить ее, переносить, потому что это большие объемы продуктов, ну и…

Вячеслав Дегтярников: Большие, это сколько?

Галина Ситникова: Ну, допустим, представьте себе 150 продуктовых наборов на неделю. То есть это довольно большие объемы, и, конечно, есть благотворители, но мне кажется они возникают, наверно, за счет того, что у нас довольно яркие фандрайзинговые мероприятия. Могу немного рассказать про то, что мы делаем с приютом «Матроскин». Например, самое наверно яркое это то, что наши котики подключены к камерам, и можно онлайн смотреть за животными, и в режиме онлайн их кормить, играть с ними, и все остальное. Это очень привлекает людей из других городов. В частности, у нас есть благотворители даже из других стран. Это тоже очень приятно. Также мы постоянно делаем различные интересные мероприятия, такое как «Котофест». Мы сделали первую в этом году выставку бездомных животных, и это был очень интересный опыт, потому что я много…

Вячеслав Дегтярников: А где она прошла?

Галина Ситникова: Она прошла в автоцентре. Причем, такое помещение огромное и не в самом центре города, на Уральской, но люди туда пришли, и была очередь просто за животными. Это просто поразило. Причем люди все адекватные, мы держим с ними связь. Самое главное наверно – это собака-«обнимака», когда люди приходят и фотографируются с породистыми собачками, и помогают бездомным животным. Если говорить про «Фонд Еды», то наверно самое яркое в прошлом мероприятии было – это Яблочный День, когда люди готовили шарлотки, блюда из яблок, ну и помогали тоже бездомным людям. Поэтому, мне кажется, за счет таких ярких фандрайзинговых мероприятий получается привлечь людей, которые готовы помочь.

Вячеслав Дегтярников: Просто вы говорите «помогали бездомным людям». Всегда очень сложно помогать бездомным людям, там существует куча проблем. Во-первых, где вы этих людей находите, держите ли вы с ними контакт? Каким образом вы держите с ними контакт? Эти люди не всегда хотят, чтобы им помогали.

Галина Ситникова: Да, на самом деле найти людей, которые действительно нуждаются в помощи, довольно сложно, потому что…

Вячеслав Дегтярников: Вот вы сказали 150 продуктовых наборов в неделю.

Галина Ситникова: То есть да, когда мы начали себя активно позиционировать, нам постоянно названивали люди со статусом «малоимущих», которые по факту малоимущими не являются, и очень сложно было сделать отбор, потому что на самом деле желающих получить, так сказать, бесплатный продуктовый набор на неделю вперед довольно много. И мы начали сотрудничать с государственным учреждением, это центр социальной адаптации, там живут люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, и, к сожалению, государство не может их полностью обеспечивать едой, и вот такую функцию мы взяли на себя. И также люди, которые просто живут на улице, тоже стараемся их захватить, но тоже с ними проблемы, потому что им больше нужно именно горячее питание, а не сухие продукты. Пока мы тоже решаем эту проблему. 

Вячеслав Дегтярников: Вот вы как-то не очень ответили на мой вопрос. То есть, во-первых, ну я понял, что есть отдельные люди, которые зафиксированы государством. Вы сказали: «Вот мы работаем с теми, кто живет на улицах». Вы как с ними контакты поддерживаете? Там ведь никаких мобильных телефонов нет.

Галина Ситникова: Ну, они знают. Есть объявления, то есть кто-то из них все равно умеет читать. Пишешь объявления на месте выдачи, и люди подтягиваются.

Вячеслав Дегтярников: А где место выдачи?

Галина Ситникова: Например, на Перми-II у нас еще есть пункт обогрева. Не знаю насколько это вообще государственная история. Они за рынком находятся, и собственно туда тоже можно привозить продукты. Там порядка двадцати человек ежедневно, так сказать, живет. Поэтому, бездомных на самом деле больше, но, то есть у нас таких мощностей нет, помогать большему количеству. Поэтому мы сами их особо и не ищем, то есть люди сами нас находят, которым нужна помощь.

Екатерина Шафиева: Вопрос в том, насколько здесь участие, так скажем, муниципалитета. Есть оно или нет? В помощи бездомным людям как минимум.

Галина Ситникова: Ну, когда мы сделали первую акцию публичную по сбору продуктовой помощи, нас пригласили в администрацию, и сказали: «Ребята, вы вообще занимаетесь ерундой, им не нужна никакая помощь, пусть сами зарабатывают». Поэтому особой поддержки у нас в плане бездомных людей особо нет. Это очень огорчает, но может, когда-нибудь, мы придем к такому диалогу. Пока вот, к сожалению, таких вот результатов положительных нет в общении с властью.

Екатерина Шафиева: Может, по этой причине у нас и нет пунктов, так скажем, для содержания бездомных людей. Есть же в некоторых странах, когда без крыши над голой люди, оказавшиеся на улице, могут туда прийти, там жить, что-то делать и даже найти работу.

Галина Ситникова: Такую функцию на себя берет центр социальной адаптации, но понятно, что мощности у него недостаточно.

Екатерина Шафиева: Он один.

Галина Ситникова: Да, он один, и в этом наверно самая основная сложность. По сути все общественные организации берут на себя, в той или иной степени, функции государства, поэтому в этом случае мы на себя, в случае с бездомными животными, взяли заботу о бездомных кошках. А тут, в случае с бездомными людьми, хотя бы как-то частично помочь с едой, хотя, наверно, это одна из самых основных проблем для бездомных.

Екатерина Шафиева: Ну и, в том числе, обогреться где-то, помимо всего прочего. Буквально накануне Вячеслав рассказывал, что недалеко от его дома умер человек на теплотрассе, замерз на смерть, потому что холодно на улице, а он без определенного места жительства.

Галина Ситникова: Да, конечно, у нас далеко идущие планы, и в плане «Фонда Еды», потому что не хочется ограничиваться только едой. Мы сами понимаем, что людям нужна не только еда, но и какая-то психологическая помощь, юридические консультации, потому что они очень часто опускают руки, не знают, что делать, куда идти. Много у кого нет паспортов, нужно просто помочь человеку, и где-то, собственно в этот период, когда человек в таком подвешенном состоянии находится, ему нужно где-то жить, и конечно, в будущем, мы мечтаем и надеемся, что у нас получится что-то подобное организовать, где люди смогли бы жить. Но пока сложности с этим. И конечно далеко идущие планы приюта «Матроскин»; мы все равно планируем расширение. Сейчас у нас порядка шестидесяти кошек, ну на самом деле этого недостаточно, потому что в день нам звонит от десяти до двадцати людей, которые либо нашли бездомную кошку, либо хотят от нее отказаться, ну и масштабы проблемы огромные, и мы всячески пытаемся ее. Вот, в частности, разработали законопроект о гуманном обращении с животными. Его поддержали довольно много известных публичных людей. И надеемся он будет принят.  

Вячеслав Дегтярников: Может быть перечислите? Так кто поддержал?

Галина Ситникова: Законопроект поддержали некоторые депутаты Пермского края, поэтому, может быть, мы надеемся, что…

Вячеслав Дегтярников: Законопроект….?

Галина Ситникова: О гуманном обращении с животными.

Вячеслав Дегтярников: Я понимаю. Его на уровне Пермского края или на уровне городской Думы?

Галина Ситникова: На уровне Пермского края.

Вячеслав Дегтярников: То есть Законодательное собрание?

Галина Ситникова: Да, конечно. Мы хотим его пустить в Законодательное собрание, чтобы он прошел все чтения.

Вячеслав Дегтярников: Сейчас он где-то публично опубликован? Где можно ознакомиться с разработанным вами законопроектом?

Галина Ситникова: Он у нас должен быть на сайте, но сайт сам у нас пока в стадии разработки.  То есть мы его публично опубликовали, по-моему, где-то он должен быть. По крайней мере, в нашей группе Вконтакте мы его не раз публиковали.

Вячеслав Дегтярников: А в чем заключается ваш законопроект?

Галина Ситникова: Сам законопроект подразумевает комплексное решение проблем, то есть мы считаем, что одним изъятием животных с улицы невозможно обойтись, потому что в первую очередь мы считаем, что человек, который взял на себе ответственность за животное, он должен нести ее до конца. Поэтому мы предполагаем обязательную регистрацию животных, это в части как нужно обращаться с домашними животными, стерилизацию тоже беспородных собак. Если владелец завел беспородную собачку, кошечку, он должен ее стерилизовать, и наверно, я думаю, что это правильно. Понятно, что должен любить, кормить и все остальное. В части с безнадзорными животными мы все-таки предполагаем отлов, помещение их в муниципальный приют, хотя, конечно, он переполнен. И сам муниципальный приют требует огромной реорганизации, потому что, то, как сейчас настроена его работа, то ужасное состояние, в котором он находится, требует изменений.

Вячеслав Дегтярников: Смотрите, вот мы оказались, на взгляд, опять-таки заложниками защитного движения в какой-то период, в 90-ые, наверно. Мы сейчас занимаемся совершенно, на мой взгляд, непонятным расходованием средств. Вот не одно цивилизованное государство в мире этим не занимается. То есть мы вылавливаем животных, которые находятся у нас на улицах, совершенно спокойно питаются, затем за счет бюджета мы их продолжаем кормить в течение шести месяцев, а затем усыпляем. У нас других проблем не существует, как просто кормить животных, которые совершенно спокойно питались на улице?

Галина Ситникова: На самом деле, проблема в том, что люди ругают отлов, стерилизацию, возврат, потому что на самом деле она не работает, потому что там очень большая коррупционная составляющая, нет какого-то надзора, и вот мы тоже хотим какой-то. Вот есть ОНК в тюрьмах.  Может какой-то общественный наблюдательный совет сделать при муниципальном приюте, потому что, в частности, там тоже большие проблемы, и нет какого-то надзорного органа.

Вячеслав Дегтярников: Смотрите, вот еще раз. Допустим, в Соединенных Штатах мой пудель потерялся, его поймают, поместят в приют, выпишут мне штраф за то, что я не уследил за своим пуделем. Тогда я понимаю зачем существует этот приют. Зачем существует приют в Перми я не очень понимаю. Совершенно дикая стая животных, которая носится по городу. Их отлавливают, помещают в приют, еще раз говорю, за счет бюджета кормят. Я посмотрел один сюжет на одном из пермских телеканалов, посмотрел на кресло директора этого приюта. У руководителя «Газпрома» оно несколько дешевле.

Галина Ситникова: Мы тоже понимаем, что конечно нужно отлавливать животных, и кинолог должен быть, который смотрит на животное, общается с ним, потому что должно быть тестирование. То есть, мы в идеале как это себе представляем – животное содержится три месяца, допустим, в приюте, за это время кинолог за ним следит, смотрит за его состоянием, и, понятно, что государство не может его пожизненно кормить. Но у нас же большая сеть частных приютов для собак, и к этим животным должны нормально, усыплять их мы считаем это негуманно. И если частные приюты для собак готовы взять на себя ответственность за это животное, то животные поступает в частные приюты. Собственно, такая практика везде в мире существует. На самом деле говорят, что животное в США усыпляется. Нет, оно переходит в частные приюты. Частные приюты уже сами распределяют этих животных между собой. Ну, если животное агрессивное, тут понятно, даже речи быть не может, конечно, это эвтаназия. Поэтому очень важен этот законопроект, именно по полочкам все разложил, как нужно делать, и что будет после…

 Вячеслав Дегтярников: Но тут потребуется изменение федерального законодательства, потому что на сегодняшний день животные воспринимаются как имущество. Отсюда хранение в течение шести месяцев.

Галина Ситникова: Да, тоже это вещное право, к сожалению. Да-да, то есть может быть можно установить будет правила. У нас даже сейчас….

Вячеслав Дегтярников: Вот видите, как различить домашнее животное, которое оказалось на улице, пусть даже выброшенное, либо потерянное, с животным, которое вообще никогда не обитало рядом с человеком. Кроме того, что оно обитало рядом с человеком на соседней помойке.

Галина Ситникова: Ну понятно, что это долгий процесс. То есть, если животное будет зарегистрировано, будет чипировано, то….

Вячеслав Дегтярников: Тогда мы отличаем домашнее животное.

Галина Ситникова: Мы отличаем домашнее от безнадзорного, потому что безнадзорные попадают в одну базу, домашние в другую. В частности, мы в приюте тоже начали чипировать наших подопечных.

Вячеслав Дегтярников: В данном случае, это кошки?

Галина Ситникова: Да. Наши кошки. То есть, теперь они все чипированные. Сейчас они принадлежат нам, нашей организации. После того как хозяин забирает, он вносит изменения в базу, и они становятся его собственностью, так сказать. Хотя, конечно, миссии нашей организации – это все-таки права у животных. Мы не хотим, чтобы животные были вещью. То есть, это тоже, нам кажется, не совсем правильным.

Вячеслав Дегтярников: В смысле? Вот здесь поясняйте. Права у животных.

Галина Ситникова: Нам кажется, что возможно животных можно наделить особым статусом, так сказать. Есть дети, больные люди, то есть те, кто обладает правами, но не обладают обязанностями, в силу своей недееспособности.

Вячеслав Дегтярников: Вы хотите прировнять животное к детям и больным людям?

Галина Ситникова: Наделить их особым статусом. Не приравнять к детям и больным людям, но наделить особым статусом, который позволял бы им быть защищенными от такого вопиющего, жестокого обращения. В случае, как с хабаровскими живодерками. Наверно все знают, что там было.

Вячеслав Дегтярников: Закон и так предусматривает наказание за жестокое обращение.

Галина Ситникова: Сейчас как такового закона нет. То есть он есть, но он не работает. Это абсолютно нерабочая статья уголовного кодекса, к сожалению.

Вячеслав Дегтярников: Давайте мы прервемся сейчас на рекламу, зачем вернемся, и продолжим нашу дискуссию.

Екатерина Шафиева:

10:25, продолжаем «Утренний разворот». У микрофона Вячеслав Дегтярников. Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом. А в гостях также к нас Галина Ситникова, или Галина Море. Один из руководителей организации защиты прав животных «За защиту зверей», и приют «Матроскин», и еще и «Фонд Еды». Она еще и победитель номинации «Общественная жизнь» «Человек Года-2016» по версии радиослушателей «Эха Перми». Мы продолжаем говорить о заботе, как о людях, так и о кошках.

Вячеслав Дегтярников: Я думаю, что надо все-таки более подробно остановиться на вашем законопроекте.

Екатерина Шафиева: Да.

Галина Ситникова: То есть животные потом распределяются по приютам.

Вячеслав Дегтярников: И вот мы остановились на том моменте, когда вы сказали, что животные вы хотите наделить теми же правами.

Галина Ситникова: Этот законопроект не предусматривает наделение животных правами.

Вячеслав Дегтярников: Нет?

Галина Ситникова: Нет. Это, конечно,  миссия глобальная, в дальнейшем защитить животных таким образом. То есть, понятно, что это будет не завтра, не послезавтра, и не через год, и не через два.

Вячеслав Дегтярников: Каким образом здесь я не очень понимаю. Что значит наделить животных правами?

Галина Ситникова: Ну, я говорила, что наделить животных особых статусом. Но на самом деле, сейчас у нас юрист организации, он как раз пишет об этом научную работу, и, может быть, из нее что-то получится. Этот вопрос требует длительного и кропотливого изучения, но мы уверены, что животных можно наделить таким статусом. Потому что мы оборачиваемся назад, и видим ту же Европу, где есть страны, которые как-то определились уже с животными, и наделили их какими не какими, но правами. Поэтому, мне кажется, в России это тоже когда-нибудь будет возможно, но наш законопроект он не предусматривает. Это такой, можно сказать, даже рамочный законопроект, который просто как-то обозначит, как вообще людям обращаться с животными. Потому что сейчас на территории Пермского края нет даже правил содержания животных, как домашних, так и безнадзорных. И это ужасно. Мы видим людей, которые гуляют с собаками на детских площадках, тоже довольно злободневная тема, так сказать. То есть, люди содержат как попало, обращаются с ними не надлежащими образом, и, конечно, это проблема. И наверно, законопроект должен тоже эту сферу регулировать, и сферу обращения с домашними животными, и с безнадзорными тоже, потому что сейчас эта проблема, к сожалению, никак не решается.

Вячеслав Дегтярников: Ну, то есть, я правильно вас понял, вы предлагаете, во-первых, разделить эти два понятия: домашние и безнадзорные. Второе, этот всех животных зарегистрировать, которые домашние.

Галина Ситникова: Да, и безнадзорных тоже отловить и чипировать. В любом случае, это тоже важно, чтобы у нас было разделение: домашние и безнадзорные.

Вячеслав Дегтярников: Тут мы сразу в коррупционную составляющую уходим. Потому что сколько их там чипировано неизвестно, а чипирование стоит денег. Может быть проще тогда было, чтобы если домашние животные, за его чип платит так-то хозяин, а за чип безнадзорного животного будет платить город.

Галина Ситникова: Ну я еще раз хочу повторить.

Вячеслав Дегтярников: Как только возникает город, так сразу возникает налог, то есть налогоплательщик, который за это платит, и которого можно легко обкрутить вокруг пальца

Галина Ситникова: Да, на самом деле сейчас выделяется довольно крупная сумма. В этом году порядка 20 млн выделено на содержание безнадзорных животных, на решение этой проблемы.

Вячеслав Дегтярников: Вы не представляете, там на одно животное денег уходит больше чем денег, которое государство платит на грудных детей.

Галина Ситникова: Да, и это на самом деле проблема, потому что..

Вячеслав Дегтярников: В смысле? Это не проблема, это ужасно.

Галина Ситникова: Проблема, что никак это не отслеживается, никто не следит за тем, куда эти деньги деваются, и как они распределяются.

Вячеслав Дегтярников: Смотрите, давайте мы прервемся сейчас на федеральные новости, затем продолжим. Мне кажется это интересная тема.

Екатерина Шафиева: Продолжаем «Утренний разворот» на пермском «Эхе». У микрофона все так же Вячеслав Дегтярников. Сергей Слободин за звукорежиссерским пультом.

Екатерина Шафиева: В гостях у нас все также Галина Ситникова, Галина Море. Победитель в номинации «Общественная жизнь» конкурса Человек Года-2016 по версии радиослушателей. Общественный активист получается, да? И защитник животных и людей, в том числе. Говорим мы о законопроекте уже, да? Перешли к законопроекту, который должны внести организации.

 Вячеслав Дегтярников: По содержанию домашних животных, в данном случае говорим о животных конкретно, которых сопровождает человек, не козы, не бараны, не коровы.

Галина Ситникова: Да, это не предусматривает сельскохозяйственных животных, наш законопроект.

Вячеслав Дегтярников: Собаки, кошки. Обезьяны и так далее.

Галина Ситникова: Животные-компаньоны.

Екатерина Шафиева: А черепашка?

Галина Ситникова: Ну, черепашка.

Вячеслав Дегтярников: Давайте мы вопрос зададим нашим слушателям. Нужен ли такой законопроект, который определит содержание животных, то есть именно домашних животных. И таким образом разделит домашних животных и безнадзорных животных, то есть диких. Если да, то 207-05-15, если нет – 207-05-25. Начинается наше голосование. И вот я до перерыва говорил, что на содержание одной безнадзорной собаки в муниципальном, так называемом, приюте, уходит гораздо больше денег, чем на содержание, вернее субсидии, которое выплачивает государство грудничкам. То есть там, на сколько я помню, на собаку уходит пять тысяч в месяц, на грудничка, если не ошибаюсь, три. Ну это же полный бред. Вы меня простите.

Галина Ситникова: Хочется еще раз тоже напомнить, что сейчас в законодательстве нет понятия приюта, как такового, и в нашем законопроекте мы хотим тоже внести это понятие. Потому что по факту сейчас наш приют «Матроскин» ‒ это просто общественная организация. Но мы хотим, чтобы нас наделили статусом приюта, потому что мы хотим нести ответственность. То есть будет приют, и будут какие-то регламенты о содержании животных. В частности, мы разработали стандарты содержания животных в приютах, и стараемся этому стандарту соответствовать, и подтягивать другие приюты и общественные организации.

Вячеслав Дегтярников: Это очень важно, на самом деле, потому что я знаю случаи, когда в тот же, так называемый, муниципальный приют ‒ хотя я бы его не называл приютом, ну так уж у нас принято ‒ обращались некоторые зоозащитники, и там после шести месяцев содержания животных в этом приюте. Они говорили: «Мы их всех заберем». Ну там забирали их, и возвращали обратно в дикую среду, затем их снова отлавливали. Получается такой круговорот животных в природе. В начале они жили спокойно себе в городе, попитались за счет того, что у нас открытые баки, и совершенно не отрегулирована эта ситуация, а затем мы их за счет бюджета покормили, и потом снова туда же.

Галина Ситникова: И муниципальный приют – это служба регулирования численностью безнадзорных животных. Регулировать численность безнадзорных животных можно двумя способами: это стерилизацией и эвтаназией. В муниципальном приюте сейчас очень сложная ситуация. Там по сути животные и не стерилизуются, и как таковой эвтаназии нет, поэтому проблема и не решается, потому что нету никаких ни нормативов, ни правил содержания животных. Самое главное нет контроля над этим, то есть никто это не контролирует, эта сфера не урегулирована, и нужно этим заняться. Про кормовые базы хочется отдельно сказать, понятно, что в своем законопроекте о гуманном обращении с животными мы не можем этого сделать, но в дальнейшем мы тоже хотим работать с какими-то коммунальными службами.

Вячеслав Дегтярников: На самом то деле ведь есть постановления Пермской гордумы, которые до сих пор никак не исполнены. Например, что все мусорные, так называемые, баки, вот они все должны быть закрыты.

Галина Ситникова: Да, это важно, закрытие кормовых баз. Конечно животные едят и плодятся, у них хорошие условия.

Вячеслав Дегтярников: Великолепные условия.

Галина Ситникова: Да, именно поэтому нам это не нужно. Нам нужно, чтобы город все-таки был свободен от таких вот прям огромных стай бездомных животных. Ну и в этом законопроекте, мы это тоже предусматриваем, но понятно, что он не может запретить открытые мусорные баки. Но работать в этом направлении тоже хотим.

Вячеслав Дегтярников: Сколько депутатов на Законодательном собрании сегодня поддерживают ваш законопроект?  По численности, так скажем.

Галина Ситникова: Не все, лишь многие. Но есть люди, которые готовы, так сказать, лоббировать этот законопроект. Поэтому надеемся, что все-таки получат поддержку.

Вячеслав Дегтярников: Ну сколько человек?

Екатерина Шафиева: Хорошо, скажем даже не сколько, партийные или непартийные?

Вячеслав Дегтярников: Может это партия какая-то? Может какие-то отдельно взятые беспартийные депутаты?

Галина Ситникова: То есть сам этот законопроект был разработан при поддержке Общероссийского народного фонда.

Вячеслав Дегтярников: Вот это уже о чем-то говорит.

Галина Ситникова: И конечно, я надеюсь, что при их поддержке получится законопроект как-то пропустить в Законодательное собрание.

Вячеслав Дегтярников: У вас какая-то презентация в Законодательном собрании этого законопроекта была?

Галина Ситникова: Она предусматривается в январе.

Екатерина Шафиева: То есть будет?

Вячеслав Дегтярников: Вы январе вы будете презентовать?

Галина Ситникова: Да-да, поэтому надеемся, что все пройдет удачно, потому что законопроект этот очень нужен, чтобы хоть как-то урегулировать эту сферу.

Вячеслав Дегтярников: Ну и заодно убрать всю коррупционную составляющую.

Галина Ситникова: Это самое главное.

Екатерина Шафиева: Нет, просто я помню у нас, наверно года два назад, помнишь была такая активная компания «Городская правда», по как раз отлову безнадзорных домашних животных, их чипированию. Мы, помню, новости писали. Где вот это все? Где это вот все, непонятно.

Вячеслав Дегтярников: Давайте напомню, что у нас продолжается голосование: 207-05-15, если такой закон нужен, и 207-05-25, если такой закон не нужен. То есть, вот как раз Галина говорит, что необходимо принять закон, который разделил бы домашних животных.

Галина Ситникова: Чипировал, подразумевал регистрацию.

Вячеслав Дегтярников: Это было бы сразу понятно, что вот это домашние животные.

Екатерина Шафиева: Поставили чип, и показали, что вы хозяин.

Вячеслав Дегтярников: Тот же приют любой увидел, что да, домашние животные. Потерялось, либо хозяин его выкинул, тогда дальше уже можно каким-то образом работать с хозяином, потому что хозяин будет понятен. А предусматривает ли ваш законопроект какие-то налоги на содержание животных? То есть, все-таки, обычно вот эти приюты существуют за счет того, что есть налог на содержание животных, и, соответственно, я его собственно плачу за то, что, если мое животное потеряется, оно будет найдено и возвращено.

Галина Ситникова: Нужно менять налоговый кодекс, и это сложно.

Вячеслав Дегтярников: Тут же можно выйти. Законодательное собрание Пермского края может выйти с законодательной инициативой в Государственную думу. Такие права есть?

Галина Ситникова: Конечно, мы надеемся на такое, но пока мы, то есть идеально бы было, если ты там взял, оплатил налог за свое животное, конечно, подразумевает уже ответственность какую-то. Но пока у нас, насколько я помню, там только административная ответственность за ненадлежащее содержание животных. Это предусматривается только пока административная ответственность, понятно об уголовной мы уже не говорим.

Вячеслав Дегтярников: Как долго вы разрабатывали свой законопроект?

Галина Ситникова: Практически год был в разработке. Мы встречались чуть ли не каждую неделю, были очень жаркие споры. Причем тоже, у нас такая хорошая команда людей, которые помогают животным. Ну вообще очень долго мы искали на чьей базе, где, как это все делать.

Вячеслав Дегтярников: А через какие-то экспертные группы он проходил?

Галина Ситникова: В экспертную группу разработчиков законопроекта входили и защитники животных и, так сказать, администрация, те люди, которые сейчас занимаются урегулированием численности безнадзорных животных. Ходили в ветеринарную, я сама тоже ветеринар. То есть люди из разных областей. Юристы, естественно. Как-то все обменивались мнением, опытом, и включили туда в законопроект самое лучшее, что смогли.  

Вячеслав Дегтярников: Напоминаю, что у нас идет голосование. 207-05-15, в случае, если вы считаете, что такой законопроект он необходим на территории Пермского края, и 207-05-25, если вы считаете, что необходимости в этом законопроекте нет и так уже все хорошо отрегулировано.

Екатерина Шафиева: Галина, скажите, а где-то аналоги подобных законопроектов существуют? В России я имею ввиду, не в зарубежных странах.

Галина Ситникова: Да, есть регионы в России, которые достаточно хорошо приняли. То есть Москва, понятно, впереди планеты всей. Они уже приняли, и у них есть и правила содержания животных, и какой-то свой собственный законопроект. Потому что мы в какой-то момент поняли, что федеральный закон, наверно, вряд ли будет принят, и нужно уже действовать хотя бы..

Вячеслав Дегтярников: На уровне региона.

Галина Ситникова: Да, на уровне регионов. И в Москве у них довольно удачно, не так много безнадзорных животных. Мы шли конечно от федерального законопроекта. Он уже у нас есть, проходит чтение вечно, бесконечно. Понятно, что мы не велосипед изобретали, а базировались от федерального законопроекта, но учитывали какие-то там особенности.

Вячеслав Дегтярников: К сожалению, наше время в эфире истекает. Давайте завершать голосование. 75% наших слушателей считает, что это важный законопроект, и его действительно надо принимать, а 25% —  не уверены.

Екатерина Шафиева: Не уверены, что необходим.

Вячеслав Дегтярников: Меня вы совершенно убедили. Действительно, это очень важно. На мой взгляд, действительно таким образом, мне кажется, если мы разделим домашних и безнадзорных животных, это не будет смешано в одну кучу, мы уйдем от этой бесконечной коррупционной составляющей в 20 млн каждый год. По крайней мере из бюджета Перми.

Екатерина Шафиева: В никуда.

Галина Ситникова: В никуда, да.

Вячеслав Дегтярников: И может быть уже кресло руководителя этого муниципального приюта будет скромнее, не такое кожаное, и как-то все это может быть будет уже отрегулировано. А возможно просто уже прекратит свое существование за бессмысленностью.

Галина Ситникова: За ненадобностью, да.

Вячеслав Дегтярников: Спасибо огромное.

Екатерина Шафиева: В гостях у нас была Галина Ситникова.

Галина Ситникова: Спасибо вам. 


Обсуждение
3206
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.