Верхний баннер
19:05 | ВТОРНИК | 22 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 76.27 € 89.48

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

11:18, 09 февраля 2017

«Я всегда говорю, что у нас принцип семьи. А в семье все может быть: и поругаемся, и помиримся. Но есть доверительные отношения, которые ценят и игроки, и врачебный состав. И в этом плане мы можем помочь им психологически», – Андрей Буторин, врач БК «ПАРМА, «Человек года» по версии слушателей

Вячеслав Дегтярников: Продолжается «Утренний разворот» на пермском «Эхе». Сергей Слободин за режиссерским пультом.

Екатерина Шафиева: В гостях у нас победитель «Человека года-2016», в номинации «Человек П+» Андрей Буторин. Андрей Евгеньевич, здравствуйте.

Андрей Буторин: Доброе утро.

Екатерина Шафиева: Я напомню, что Андрей Евгеньевич является врачом баскетбольного клуба «ПАРМА». И вот он будет сейчас рассказывать, как он докатился до жизни такой, что стал «Человеком П+».

Андрей Буторин: Что я стал «Человеком П+» абсолютно для меня неожиданное известие, поэтому ничего в жизни не изменилось.

Екатерина Шафиева: Все так же рутинная работа.

Андрей Буторин: Но это опять же номинация — потенциал действий в будущем.

Екатерина Шафиева: Вас номинировали получается во-первых, спасение людей в самолетах, то есть, это было трижды уже на вашей практике, да? По крайней мере за последние полтора года, наверно.

Андрей Буторин: Два года будем считать.

Екатерина Шафиева: И в том числе за работу с командой, которая все играет и вроде травмы получает, но восстанавливается достаточно быстро. Вообще о работе спортивного врача мы у вас уже достаточно часто спрашивали, вы у нас в эфирах бывали. А что-то меняется в работе спортивного врача при переходе на новый уровень спортивной команды? То есть вы раньше занимались ребятами, которые играли в Супер-лиге и сейчас единая лига ВТБ. Есть какие-то...

Андрей Буторин: Новые правила, новые требования.

Екатерина Шафиева: Новые правила, разница...

Андрей Буторин: Ну, требования те же самые. Вы знаете, что сейчас проблема с допингом у нас, да?

Екатерина Шафиева: Да.

Андрей Буторин: Вот. Единственное, что уровень ответственности выше стал. Игроки дороже, качество игры повышается и, естественно, качество работы медицинского персонала тоже должно увеличиваться и усиливаться. Ну, у нас есть некоторый потенциал у медицинского штаба команды «ПАРМА»...В этом штабе уже 3 доктора и массажист. Поэтому...

Вячеслав Дегтярников: То есть, штат растет?

Андрей Буторин: Штат растет. Потолка еще не достигли! Есть куда расти.

Екатерина Шафиева: То есть можно еще прибавлять в штат врачей?

Андрей Буторин: Прибавлять не в штате, а прибавлять в мастерстве и качестве обслуживания.

Екатерина Шафиева: Вообще спортивной команде требуется, к примеру, психолог? Потому что я видела частенько, что профессиональные спортивные команды, в основном это касается зарубежных команд, нанимают еще штатного психолога, чтобы он работал с игроками если вдруг им нужна такая помощь.

Андрей Буторин: Я думаю, что, по идее, штатный психолог должен быть. Другое дело  отношение к этому человеку внутри коллектива. У нас как-то в России сложилось не только в баскетболе. Я поработал немножко в хоккее и в футболе. Каста спортсменов достаточно закрытая. Чужих очень плохо пускают к себе. Это во-первых. А во-вторых очень плохо пускают в свою душу. То есть, человек должен заслужить доверие. Вот. Слово «психолог» ‒ уже напряжение идет в этом слове. Поэтому не каждый игрок может открыться.  Я вспоминаю психолога в «Волге», у нас он проработал больше 2-х лет. Не все у него получалось, потому что не все игроки шли с ним на контакт. Хотя, он с ними проводил игры, опросы, то есть опосредованно пытался повлиять на них, выяснить их черты характера. Очень много закрытых игроков. Сложно.

Вячеслав Дегтярников:  Ну ведь он в принципе-то видит проблемы?

Андрей Буторин: Он видит. Но не всегда может исправить то, что он видит. Не получается по ситуации, не дает сам игрок. Часто бывает такое. То есть, игрок должен очень сильно доверять этому человеку, тогда у них связка получится. Как мы говорим: пациент – врач ‒ болезнь. Если пациент — болезнь, врач никогда не победит. Если пациент — врач — болезнь, конечно всегда будет победа. Так здесь такая же ситуация. Поэтому, в данной ситуации, скорее всего больше работу психолога мне приходиться выполнять. Потому что, у нас достаточно хорошие взаимоотношения с игроками. Вот. Я всегда говорю, что у нас принцип семьи. В семье все может быть: и поругаемся, и поцелуемся, и помиримся. Но есть доверительные отношения, которые мы все ценим, и игроки, и врачебный состав. Стараемся их черту не переходить. И вот в этом плане мы можем конечно в какой-то степени помочь им психологически.

Вячеслав Дегтярников: Вы говорили про допинговые скандалы, которые сейчас присутствуют достаточно серьезно. И вот, есть такое мнение, что спорт уже превратился не в соревнование спортсменов, а в соревнование фармацевтов и химиков.

Андрей Буторин: Я с вами полностью согласен, Вячеслав. Скажем, смотрите сейчас идет мощный поток негативной информации против российского спорта. Хорошо. Расширим рамки. Оказывается, только в 16-м году больше 200 допусков иностранных спортсменов, в частности американских. Так называемые терапевтические допуски. Они были допущены на чемпионаты мира, на Олимпийские игры, они выигрывали медали, в том числе и золотые. Но если мы копнем глубже проблемы, они не имели права участвовать в этих соревнованиях. Они фактически считаются глубоко больными людьми. То есть, получается нашим нельзя, он должен быть чистым, а им все можно. Вот здесь, пожалуй, несоответствие.

Вячеслав Дегтярников: Получается, мы проигрываем информационную войну побольшей части.

Андрей Буторин: Информационную и фармакологическую мы давно проигрываем. У нас фармакология сильной была в 50-60 годах, с 70-х годов у нас начало буксование. Сейчас мы вообще резко отстаем. То есть, мы подбираем то, что разрабатывает Запад. Естественно они идут дальше. У них есть новые методики восстановления, которые не берутся современными средствами противодопинга, а нам достаются крохи, которые уже изучены. И мы на этой мели постоянно ловимся, постоянно попадаемся и попадаем в ямы. Яма за ямой, яма за ямой и вылезти не можем. Вот.

Екатерина Шафиева: А вообще насколько часто происходят допинговые скандалы так связанные с легкоатлетами, а еще?

Андрей Буторин: Биатлон сейчас, скелетон.

Екатерина Шафиева: Биатлон, скелетон, зимние виды спорта. Но я заметила, что...

Андрей Буторин: Тяжелая атлетика.

Екатерина Шафиева: Наш тяжелоатлет тоже же попал.

Андрей Буторин: Так у нас вся сборная не приехала на Олимпиаду.

Екатерина Шафиева: Да, а вот к командным видам спорта я пока не видела, чтобы это относилось. Их не проверяют или что?

Андрей Буторин: Нет, их проверяют. Дело в том, что вы правильно сказали Кать «командный вид спорта», то есть там от одного человека мало что зависит, а зависит от команды. Пусть ты будешь суператлет, но с каждым в баскетболе играет пятерка. Один «супер», остальные «не супер». Ничего не получится. Ведь есть игрок-звезда, а есть команда-звезда. Класс бьет, порядок бьет класс. Здесь такая же ситуация. Все должны быть одного примерно уровня, тогда все получится.

Екатерина Шафиева: То есть либо принимать, либо не принимать всем?

Андрей Буторин: Ну, чаще всего не принимать. Ведь есть же препараты восстанавливающие, не являющиеся допингом.

Екатерина Шафиева: Да.

Андрей Буторин: Та же самая наша русская баня. Никуда она не ушла.

Вячеслав Дегтярников: Поживем увидим, может быть и баню включат в список.

Андрей Буторин: Ну. А криосауна, криобаня сейчас пошли широко.

Екатерина Шафиева: Крио это же..

Андрей Буторин: Это идет жидкий азот.

Екатерина Шафиева: Жидкий азот? Это холод..

Андрей Буторин: Очень кратковременное воздействие холодом низких температур. Получается для организма ‒ мощнейший стресс с последующим выбросом огромного количества собственных гормонов, которые нормализуют деятельность обменных веществ организме.

Вячеслав Дегтярников: Тот же допинг.

Андрей Буторин: Ну, это не допинг. Он действует типа допинга. Но это не допинг.

Екатерина Шафиева: Вот видишь, как хитро.

Андрей Буторин: Мы же принимаем гормоны не из вне, а мобилизация собственных сил...

Екатерина Шафиева: Собственных гормонов..

Андрей Буторин: ...организма.

Екатерина Шафиева: Ну это смотря кто как будет оценивать, ведь? Вопрос ведь не в том, что является допингом, вопрос в том, кто как оценивает.

Андрей Буторин: Возможно, в будущем, и к этому уже прицепятся, и скажут, это тоже допинг. Ребята то на Западе не дремлют, работают. Деньги платятся им хорошие.

Екатерина Шафиева: Вот нам уже задают вопросы в Viber. Наш номер 8963870000. «Много скандалов вокруг игроков, которые расслабляются, их видят в кальянных, с алкоголем. Расскажите, насколько кальян и алкоголь влияют на спортивный режим, показатели. Может быть это все ерунда?»

Андрей Буторин: Значит, что касается кальяна. В кальян ведь различные продукты заряжают. Все зависит от того, что там есть в этом кальяне. Это одно. Второе ‒ алкоголь. Какой алкоголь и ..

Екатерина Шафиева: И сколько.

Андрей Буторин: И в каком количестве, и в какой ситуации. То есть здесь все можно. Я ребятам, скажем, вот сейчас во всеуслышание радиоэфира всей страны заявляю, что пиво в количестве 0,5, безвредно для спортсменов. Я даже рекомендую. Потому что после тяжелых игр и тренировок нужно как-то расслабить нервную систему. Вегетативную нервную систему. Для того чтобы спокойно вечером уснуть в 11-12 часов ночи, а не в 2-3 часа утра, когда им в 10 уже утра следующая тренировка. Пожалуйста, но опять же какое пиво? Сейчас пиво, которое у нас на заводах производится, это искусственное пиво. Должно быть пиво естественное, созданное на солоде, выдержанного все сроки по времени его производства. Тогда пиво замечательное. Почему 0,5? Опять же мы говорим, что пиво садится на связки. Связки отекают, с последующей травматизацией этих связок. 0.5 ‒ замечательно. Или вот, скажем, я всегда вспоминаю Андрея Канчельскиса —  наш знаменитый футболист, который играл в Манчестер Юнайтед. Он говорит, они после игр ходили в паб. Кто-то пил пиво, кто-то пил вино, причем бокал вина за 2-3 часа разговора. То есть там был не алкоголь, там был разговор и общение на фоне алкоголя. И все замечательно. Ходили с ними тренера, и все было хорошо. Это нормально, когда все проводится в меру и адекватно. Конечно, если, опять же говорю, мое любимое, Дмитрий Иванович Менделеев: «50 грамм водки, охлажденные до +10 градусов  —  это лекарство, а уже 100 грамм водки, охлажденные до +10 —  это уже «фифти-фифти», а 200 грамм —  это уже пьянство».

Катерина Шафиева: То есть все в меру должно быть даже у спортсменов?

Андрей Буторин: Конечно, совершенно верно.

Вячеслав Дегтярников: И даже представление о том, что спортсмен —  это идеальный человек, это тоже должно быть в меру.

Андрей Буторин: Все должно быть в меру.

Вячеслав Дегтярников: То есть общество иногда выдвигает спортсменам какие-то требования, притом само общество эти требования не соблюдает, но спортсмен должен быть идеален.

Андрей Буторин: Вот то, что вы говорите про Кокорина, был там еще и Смолов, значит, это просто люди общественно отбиты. Они на виду. Их заметили и, естественно, скандал раскрутили. Появился бы какой-нибудь там дядя Ваня из деревни «Неплюево» в этом Монако, на него бы никто не обратил бы внимания. То есть, опять хочу сказать, спортсмены —  люди общественные, у них есть мозг, они должны понимать, где, что и когда делать.

Катерина Шафиева: Ну, они всегда лицом, так скажем, светят и узнаваемы, поэтому приходится им, на самом деле, себя контролировать.

Андрей Буторин: Ну, вот Кокорин на уровне России светится, скажем, а игроки «ПАРМЫ» светятся на уровне Перми. Их в Перми все знают, поэтому, естественно, они должны себя вести подобающим образом в Пермском крае, чтобы не было шлейфа, чтобы у нас имидж клуба имел не отрицательную, а положительную динамику. Это очень важно.

Катерина Шафиева: А это тоже, так скажем, давит на игроков? Что они не могут себе позволить вести себя ну как там обычный человек, да, любой другой?

Андрей Буторин: Нет, они обычные люди. Просто не нужно переходить черту, где есть культура и где есть бескультурье. Вот эту черту, я думаю, наши игроки, они хорошо знают. Хочу, опять же, подчеркнуть, из всех игровых видов спорта волейбол и баскетбол, наверное, самые интеллектуальные виды спорта. Там нужно очень много быстро думать за кратчайший промежуток времени, поэтому потенциал, IQ выше, чем у футболистов и хоккеистов. Они более адекватные люди, чем ребята, вот, ну не в обиду будет ни футболистам, ни хоккеистам. Есть очень хорошие, умные ребята. Даже вот скажу, Андрей Карякин сейчас с помощью главного тренера «Амкара»…

Катерина Шафиева: Да, знаем такого.

Андрей Буторин: Очень хороший парень Женя Алдонин, друг, товарищ. Я с ними работал. Великолепные люди, отличный мозг, есть, о чем побеседовать с ними, приятно поговорить.

Катерина Шафиева: Ну и сам Гаджи Гаджиев. Не зря профессором его прозвали.

Андрей Буторин: Это профессор, совершенно верно.

Вячеслав Дегтярников: Давайте мы сейчас прервемся на рекламу, затем вернемся в эту студию и продолжим.

Катерина Шафиева: И в гостях у нас Андрей Буторин, врач баскетбольного клуба «ПАРМА» и победитель «Человека Года» в номинации «Человек П+» по версии радиослушателей «Эха Перми». А вот мне интересно, начали вы в этом году играть в «Молоте». Честно, там холодно, очень холодно. И вот как игроки, они же в спорткомплексе им. Сухарева очень долго обитали, где нормальная температура, которая не меняется притом, пока он бегает и пока сидит. А здесь, ну, откровенно говоря, было тепло только когда играла сборная России со сборной Боснии и Герцеговины. Как сейчас они справляются, и вы как справляетесь с этим? Потому что я понимаю, что простудных заболеваний... могло увеличиться их количество.

Андрей Буторин: Пользуясь случаем, призываю пермяков чаще посещать домашние игры команды «ПАРМА». Это реклама.

Вячеслав Дегтярников: Чтобы теплее было.

Андрей Буторин: Теплее было —  это раз. Во-вторых, приходя на игры, естественно, одевайтесь теплее для того, чтобы не заболеть. Это два. А в-третьих, значит, ну в Сухарева было достаточно жарко и влажно, потому что зал небольшой, +27, пот. А здесь, ну пусть +10, зато эта температура... она стимулирует, спать не дает бойцам на площадке, поэтому такие игры последние с овертаймами с «Униксом» и с тем же самым «Автодором».

Катерина Шафиева: Ну, вот он бегает. Я вижу, стою просто очень близко сейчас, они все сырые бегают, но и садится он мокрый.

Андрей Буторин: Но Вы, Кать, заметили, что мы с массажистом приносим большой мешок. В нем находятся теплые одеяла. И когда игрок только садится на скамейку, мы тут же ему укрываем ноги, потом даем ему накидку и сверху накидку — еще одно одеяло. То есть он допревает уже под одеялами. То есть, как знаете, как лошадь под попоной: она прошла зимой, ее вытерли насухо и накрыли попоной, она отпотела, потом ее опять вытерли и увели в стойло. Точно так же он прибежал весь мокрый, сырой, еще в игре, мы его укутали, вот, он отпотел под этой попоной, а потом тихонечко мы его «скрыли», он уже может сидеть, и мы знаем, что в последующем он не заболеет.

Катерина Шафиева: То есть не мерзнут они там сильно?

Андрей Буторин: А внизу, на полу, у нас же там еще подкладка лежит очень плотная.

Катерина Шафиева: Это где у вас команда сидит, да?

Андрей Буторин: Да, именно там, где мы сидим. Поэтому от льда тоже особого холода нет.

Катерина Шафиева: То есть ноги не мерзнут? Потому что когда я сажусь в пресс-сектор, получается, я же тоже ногами стою на этом покрытии, но под ним-то лед.

Андрей Буторин: Подмораживает.

Катерина Шафиева: Ну, естественно, подмораживает, поэтому я частенько встаю и смотрю стоя.

Андрей Буторин: В тоненьких колготках. А если, скажем, термоноски, то нормально.

Катерина Шафиева: Ну я две пары носков надеваю специально. Я надеваю обувь на толстой подошве и надеваю две пары носков.

Вячеслав Дегтярников: А вообще, роль врача в работе команды, если вот в процентном отношении говорить, сколько вот в победу команды вносит врач?

Андрей Буторин: Ну, я не думаю, что это главенствующее. Конечно, это «контактика» и мысль, это готовность самих игроков, их мозг. Не постесняюсь сказать, но не больше 30%, однозначно.

Вячеслав Дегтярников: 30% — это много.

Андрей Буторин: Это много, да, но не больше 30. Это больше там…  где-то 20, где-то 10, сложно сказать. Вот сейчас, на сегодняшний период времени, когда пошло ОРВИ, вирусные инфекции, наша самая главная задача — постараться, чтоб команда в эпидемию не ушла. Из 12 игроков, если скажем, четверо-пятеро болеют, то это уже эпидемия, да. Вот с одной стороны — профилактировать их, а с другой стороны — чтоб они в этот момент еще не потеряли физическую форму. То есть вот задача такая. Постоянно надо идти верным курсом, чтоб ни туда, ни сюда не попасть.

Вячеслав Дегтярников: Ну, скажем вот, если холодает для российских спортсменов, то они как бы понятно, ну особенно для тех, кто живет на Урале. А тех, кто приезжает, собственно говоря, с других регионов?

Андрей Буторин: Конечно это интересно, хотя мы с ним спрашивали: «Как там у тебя в Белграде?». Он говорит: «Тоже -15». Я говорю: «Видишь, как шикарно, ты им звонишь, что здесь -30».

Вячеслав Дегтярников: Не тяжело переносит?

Андрей Буторин: Адекватно переносит. Не знаю, как его супруга. У него супруга в очередной раз к нему в гости приехала. А он ведет себя адекватно.

Вячеслав Дегтярников: Даже -30 перенес спокойно?

Андрей Буторин: Конечно. У него есть клубный автомобиль. Он садится, причем этот автомобиль заводится сразу.

Катерина Шафиева: Да ладно? Обалдеть! Вот смотрите, пишут нам в ICQ: «А можете совет дать, что должно быть в составе спортивной аптечки для спортсменов?».

Андрей Буторин: Обязательно разогревающая мазь для спортсмена. Лучше бы конечно разогревающая и охлаждающая. Два вида мази. Скажем, массажист у меня, он их вместе смешивает, и ребятам те же самые колени обрабатывает этим составом. Потом противоспалительный препарат, обязательно. Ну и какие-то виды тейпов: или эластичный, или хлопковый, или кенезил-тейп. То есть какая-то микротравма, что-то есть, надо сразу же себе наложить тейп.

Катерина Шафиева: Ну тейп это имеете ввиду пластыри такие, цветные, которые еще иногда растягиваются по мышце.

Андрей Буторин: А есть те, которые не растягиваются. Вот, условно говоря, хлопковый тейп, он тейпирует голеностопы игрокам. Не всем, а кто тейпируется, там укрепляя связки голеностопного сустава. Для того чтобы если будет какая-то травма, чтобы уменьшить ее воздействие, либо предотвратить. Вот вы наверно в последней игре увидели, как один из игроков ногу подвернул.

Катерина Шафиева: Да, заметила.

Андрей Буторин: Если бы он не был бы тейпирован, мы бы на сегодняшний момент имели воспаленный отечный голеностоп. На данный момент такого нет. Там небольшая гематома получилась.

Катерина Шафиева: Ну я на спинах вот видела иногда, в районе поясницы.

Андрей Буторин: Это кинезиотейпирование. Сейчас оно имеет очень широкую основу. Тейпируются не только спортсмены. Сейчас много в гражданских клиниках кинезиотейписты появились. Действие ведь какое ведь какое кинезиотейпа? Он приподнимает кожу…

Екатерина Шафиева:  Так.

 Андрей Буторин:  …увеличивается аэрация в этом месте и приток кожи через рецепторы. Тем самым лимфоотток улучшается, лимфозастоя нет, венозная кровь уходит. То есть, здесь нет интоксикации, быстрее гематомы рассасываются. Но эффект профилактики кожи всегда — свежая кровь, кислород, кровь снабжается, мышцы меньше страдают, связки меньше страдают. Таков эффект.

Екатерина Шафиева: Ага…

Вячеслав Дегтярников: А что еще вот из, так скажем, спортивной медицины ушло, как вы сказали, в гражданскую медицину?

Екатерина Шафиева: Да, кстати.

Андрей Буторин: Все вот эти вот мази, гели — это тоже отсюда. Потом сейчас вот терапия холодом, да у нас?

Екатерина Шафиева: Да. Криосауны, — как вы сказали.

Андрей Буторин: Криосауны… нет, а еще вот до криосаун у нас есть большая бочка. Как говорят в фильме «А зори здесь тихие»: «В общем, мам, говорит, по пояс будет». Помните? Старшина-то сказал. Мы туда наливаем холодную воду и из ледогенератора насыпаем лед. Получается очень холодная вода, которая… вот сейчас скоро у нас крещение… ребят закаляет, значит. И они туда встают. Кто на пол минуты, кто на минуту, кто на две минуты. Потом они делают контрастный душ. Поставили в холодный, в горячий душ, потом обратно. Раза два-три. Получается, что? Резкий спазм. Потом он выходит оттуда — сосуды расширяются; те токсины, которые были в мышцах, они вылетают из мышц и тканей, а в ткани попадает мощный поток кислорода. То есть получается резкий, мощный обмен. Если он такое сделает два-три раза, то выходит как будто новорожденным, и может дальше бежать работать. Вот это эффект такой привнесенный из спорта в обычную медицину.

Екатерина Шафиева: То есть можно дома нырять в ванну со льдом?

Андрей Буторин:  Да… нырнули в ванну. А у нас был, помните, в «Урал-грейте» Эндрю Вишневски?

Екатерина Шафиева: Да.

Андрей Буторин: У него мышцы были жесткие очень. И он накануне игры, буквально за час-полтора, приходил к нам. Мы ему насыпали в ванну лед, немного воды. Он садился туда. По пояс, чтобы ноги были закрыты. Сидел минут пятнадцать-двадцать. Потом выскакивал, обтирался полотенцем, ноги становились красными и он убегал. Мышцы расслаблялись, становились мягкими. И он на этих мягких мышцах играл. А потом опять становились жесткими.

Екатерина Шафиева: Ну, это… ну я думаю, это такая врожденная история.

Андрей Буторин: Ну, это его особенность, соглашусь, да. Опять я знал спортсмена, у него были очень мягкие мышцы, эластичные, можно было их промять на всю глубину. Но он часто получал травмы. То есть вот все-таки…

Екатерина Шафиева: Каркас есть, каркас…

Андрей Буторин: Да.

Екатерина Шафиева: У нас сейчас федеральные новости.

Продолжаем «Утренний разворот» на пермском «Эхе». Андрей Буторин у нас в гостях, врач баскетбольного клуба «ПАРМА», победитель «Человека года-2016» в номинации «Человек П+» по версии радиослушателей «Эхо Перми». Спрашивают в Viber у нас: «Самые распространенные травмы в баскетболе — это, какие?».

Андрей Буторин: Это чаще…

Катерина Шафиева: Вот как раз за эфиром только что обсуждали травмы…

Андрей Буторин: Это чаще всего у нас — передняя поверхность бедра, приводящая мышца бедра и мышца голени. Имеется в виду икроножная мышца.

Екатерина Шафиева:  Это все ноги?

Андрей Буторин: Да. И спина, поясничный отдел позвоночника. Он несет очень высокую нагрузку. А что касается, скажем, связочного аппарата, это конечно колени, в первую очередь. Колени.

Екатерина Шафиева: Странно, вроде ребята не футболисты, они же руками там играют… а руки нет, не страдают? Плечи, плечевой пояс?

Андрей Буторин: Руки в меньшей степени. Я бы сказал, это последнее место, что страдает.

Екатерина Шафиева: То есть здесь они как-то… безопасно…

Андрей Буторин: Хотя, вот у нас уже через «ПАРМУ» прошло два баскетболиста, у которых был вывих плеча, и пришлось их оперировать.

Екатерина Шафиева: Насколько я помню, один из них, это был Антон Катаев.

Андрей Буторин: Да.

Екатерина Шафиева: У него после травмы очень было долгое восстановление. По-моему, правое плечо.

Андрей Буторин:  Причем это была у него повторная операция. Еще в «Урал-грейте».

Екатерина Шафиева: А-а, это еще в «Урал грейте», так давно.

Андрей Буторин: Это врожденная слабость связочного аппарата у человека.

Екатерина Шафиева:  А, ну, то есть, здесь это скорее исключение, чем правило такое.

Андрей Буторин: Ага.

Екатерина Шафиева: Понятно. Как вообще выясняются врожденные проблемы? Спортсмены могут ему помешать в дальнейшем? Вот он пришел парнем играть молодым…

Андрей Буторин:  После спортивной жизни нет. А в спорте уже постепенно, тихонько с ними контактируем, изучаем их мышечную структуру, уже знаем, что примерно у каждого из них может быть, во что выльется. Вот, есть же баскетболисты вообще беспроблемные, то есть, так сказать, мышцы и связки настолько хороши для данного человека, что он (тьфу-тьфу-тьфу), вообще никогда не получает травм.

Екатерина Шафиева: Ну, тут же не только я говорю о мышцах и связках. Я помню случай, по-моему, это было года полтора назад, в одной из молодежных баскетбольных команд парень 17 лет на тренировке стоял, играл, потом встал, резко стало плохо, упал и умер.

Андрей Буторин: Может быть.

Екатерина Шафиева: У него инфаркт, по-моему, случился.

Андрей Буторин: Вы затронули очень-очень тяжелую тему для всех видов спорта.

Екатерина Шафиева: А тоже говорили, что все нормально, здоровый.

Андрей Буторин: Для всех видов спорта.

Екатерина Шафиева: Молодой.

Андрей Буторин: Да.

Екатерина Шафиева: Как?

Андрей Буторин: Значит подводящий системы сердца, нарушение ритма и проводимости. Часто мы об этом не думаем, забываем, вот, и игрок, скажем, не знает, хотя вроде бы все проходят каждый год диспансеризацию. Вроде бы все нормально, но бывает, такие критические нарушения ритма проводимости, что сердце останавливается внезапно, так называемая внезапная остановка сердца на футбольном поле, на баскетбольной площадке.

Екатерина Шафиева: Да, кстати, с футболистами тоже знаю такое случалось.

Андрей Буторин: Это очень большая проблема. Мы, конечно, о ней думаем, боимся, но, стараемся ее подальше отводить.

Екатерина Шафиева: Но здесь получается не угадать и не узнать, да? Произойдет  это или не произойдет?

Андрей Буторин: Угадать и узнать, он сегодня прошел диспансеризацию, а завтра у него может наступить остановка сердца. Даже вот, скажем, человек считался здоровым, перенес вирусную инфекцию, вот пожалуйста, есть тоже осложнения для сердечной мышцы. Вчера он был здоров, а завтра у него уже меркандит совершенный, с последующими медфактами и так далее.

Екатерина Шафиева: То есть здесь уже, как и у всех получается.

Андрей Буторин: Да.

Екатерина Шафиева: От случая к случаю.

Андрей Буторин: От случая к случаю, повезло или не повезло, вот.

Екатерина Шафиева: А задают еще в Vider короткий вопрос, ну точнее даже не вопрос, а мнение болельщиков. Им кажется, что команда не готова физически, мышцами, выносливостью на овертаймы, ну вот которые последние два прошли матча, оба с овертаймами.

Андрей Буторин: Ну на сегодняшний момент, не могу согласиться в этом плане. Да, в конце ноября мы выиграли физически неважнецки, декабрь поработали, январь. Я думаю, физическая форма у нас сейчас хорошая. Другое дело, что мы психологически не готовы к овертайму, вот это да, а физически команда бежит. Мы вот благодаря этой физике сломали команду «Урал» на Кубке.

Екатерина Шафиева:  Да.

Андрей Буторин: Молодая, энергичная, бегущая. У них адреналин капал из ушей, как я говорю. Они с большим желанием хотели выиграть эту игру, но мы за счет вот нашей организации и именно физической готовности к концу игры вели счет (плюс 30), потому что Вячеслав Вадимович выпустил пятерку всех молодых игроков со скамейки.

Екатерина Шафиева: Вообще всех, так было интересно наблюдать.

Андрей Буторин: Нет, там так один дядя был Черномор — Саша Винник, а все остальное было молодежь.

Екатерина Шафиева: Да, да, да, потому что среди молодежи нет центрового. Нужен был кто-то, какой-то центр, и Александр Винник был, и остальные все там, кто сидит обычно.

Андрей Буторин: То есть, я хочу сказать, Катя и Вячеслав, что это проблема не физической, а психологической подготовки, может быть здесь вот и психолог как раз бы и нужен...

Екатерина Шафиева: Вот, вот, я почему тогда и спрашивала.

Андрей Буторин: Да-да.

Екатерина Шафиева: Что очень часто Вячеслав, тренер главный, говорит о том, что мы не готовы психологически. Александр Башминов тоже говорит в разных интервью, что команда старается, но психологически не может где-то через себя, через какие-то вещи переступить. И почему я про психолога начала спрашивать, потому что люди очень расстроены, что пока побед никаких нет, все как-то выглядит слишком грустно, ну я имею в виду единую лигу в ВТБ.

Андрей Буторин: Уважаемые болельщики тоже очень сильно расстраиваются от того что эти две последние игры, которые у нас уже лежали на ладони победой, мы их упустили, команда сильно расстроена.

Екатерина Шафиева: Ну, это заметно.

Вячеслав Дегтярников: Может быть, просто не хватает, скажем, такого «перчика», который бы продвигал команду, допустим в «Урал-грейт» в свое время Кущенко делал.

Андрей Буторин: Вообще, второго человека, как Сергей Валентинович достаточно сложно найти.

Вячеслав Дегтярников: Это конечно.

Андрей Буторин: С его энергией, с его идеями. Не знаю, как такого найти.

Вячеслав Дегтярников: С его креативностью.

Андрей Буторин: Креативностью, да. Сложно сказать, мне даже в голову сейчас ничего не приходит.

Екатерина Шафиева: Вы же успели еще с «Урал-грейтом» поработать, я так понимаю..

Андрей Буторин: Да, поработал, захватил «Урал-грейт».

Екатерина Шафиева: У нас тут переживающие болельщики все интересуются. Совет тем, кто на трибунах: «Как избежать нервного срыва с такими концовками?». Посоветуйте, как пережить нервное волнение?

Андрей Буторин: Эмоционально, весь тот адреналин, который у нас копится, вы же, дорогие болельщики, выплескиваете во время игры, то есть нервного срыва не будет. Опять же, после можно зайти в паб, 300 грамм пива…

Екатерина Шафиева: Вот.

Вячеслав Дегтярников: Но не больше.

Андрей Буторин: Или 100 грамм. И не больше, да, Вячеслав, подсказал правильно.

 Екатерина Шафиева: И все.

Андрей Буторин: Успокоить вегетативно-нервную систему. А сейчас еще препарат у нас появился растительного происхождения. Он успокаивает как раз вегетативно-нервную систему, тревоги, стрессы. Можно таблеточку-другую рассосать на ночь, и утречком со свежей головой проснетесь. Все у вас тревоги уйдут.

Екатерина Шафиева: Вот так вот болельщики. Я надеюсь вам этот совет поможет.

Вячеслав Дегтярников: Вот о спортивной жизни. Спортсмены, уйдя уже из большого спорта, они уходят инвалидами?

Андрей Буторин: Ну как сказать. Естественно у них уровень здоровья пониже, чем у обычных граждан. Пониже, естественно, потому что износ тех же связок мышц в разы больше, чем у обычного человека. Ну я бы не сказал, что инвалиды.

Вячеслав Дегтярников: Ну вот, скажем, балерины. У них уход на пенсию совершенно в раннем возрасте.

Андрей Буторин: Да, у них начинаются артрозы голеностопного сустава, потом межфаланговый сустав стоп, я имею в виду. Это профессиональное. У игроков в последующем, скорее всего, проблема поясничного отдела позвоночника. Там поясничный отдел испытывает ударные нагрузки.

Екатерина Шафиева: А колени?

Андрей Буторин: Ну опять, с другой стороны, если он в последующем не наберет чрезмерно избыточный вес, если он будет хотя умеренно заниматься физкультурой, все это нормализуется. Организм ведь это, хочу подчеркнуть, саморегулирующая система. Он знает что, чего, когда ему надо. Ему не надо мешать, надо к нему прислушиваться. И что он хочет, то и выполнять. 

Екатерина Шафиева: А колени? Я вот часто встречала, что многие игроки уходят из спорта.

Андрей Буторин: Изношенность хрящейных суставов очень большая, но ведь сейчас уже научились подсаживать. В израильских клиниках достаточно неплохие результаты. У нас в девятой медсанчасти ребята оперируют и ставят искусственные суставы. То есть это не проблема. Это проблема денег.

Екатерина Шафиева: То есть, это можно починить.

Андрей Буторин: Да, естественно. Убирается одно, ставится другое, и как новый. Алексей Романов выступает даже на шоу с искусственным тазобедренным суставом. И ничего, все хорошо.

Екатерина Шафиева: Так у нас Маресьев вон как маршировал. Хотя обе ноги у него отсутствуют. Так что и ничего.

Андрей Буторин: Да, Маресьев был..

Екатерина Шафиева: Хотя обе ноги у него отсутствуют. Так что и ничего.

Андрей Буторин: Это мы уже с вами сильно далеко ушли.

Екатерина Шафиева: Я вообще имею ввиду, что даже в принципе такие вещи..

Андрей Буторин: О замене частей тела.

Вячеслав Дегтярников: У нас последний вопрос. Сейчас для родителей совет от врача. Родители начинают выбирать детям секции. Как ребенку определить куда он должен идти?

Андрей Буторин: Я думаю, скорее всего, моя точка зрения, не навязаю никому – начинать надо с плавания.

Екатерина Шафиева: Почему?

Андрей Буторин: Плаванье – это настолько гармоничный вид спорта, который развивает все системы: сердечно-сосудистую, дыхательную, мышечную. Укрепляет позвоночник, укрепляет брюшной пресс. Скажем, 2-3 года плавания, и потом ребенка можно отдавать в любой вид спорта. Смотреть на что он способен. Если он игрок, то индивидуальный вид спорта выбирать. Но плавание – это закладка фундамента физического для любого ребенка. Если раньше мы жили в своих домах, носили воду, кололи дрова. Сейчас этого нет. У нас комфорт. А ребенок не может без физической работы, активности. Он вырастет дрыщом, как мы. Смеемся с вами. Поэтому плаванье. Цена качества на первом месте.

Вячеслав Дегтярников: На этом уже завершаем.

Екатерина Шафиева: Спасибо. Заканчиваем мы «Утренний разворот». В гостях у нас был Андрей Буторин.

Андрей Буторин: Спасибо большое всем слушателям.

Екатерина Шафиева: Врач баскетбольной команды «ПАРМА». Давайте там готовьте ребят, в воскресенье уже игра с «Зенитом», по-моему.

 

Фото: Владимир Бикмаев


Обсуждение
2913
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.