Верхний баннер
05:22 | ПЯТНИЦА | 31 МАРТА 2017

$ 56.38 € 60.6

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
21:02, 17 февраля 2017

«Если первое лицо региона имитирует деятельность, говорит одно, а делает другое и так на протяжении многих лет, его команда начинает работать сама по себе и сама на себя, в данном случае, начала подворовывать», — Владимир Прохоров, журналист

15:05 часах, это программа «Особое мнение». Сегодня в гостях нашей студии со своим особым мнением журналист Владимир Прохоров. Владимир Борисович, приветствую Вас.

– И я Вас приветствую.

Ну что же, хотелось обсудить с Вами, наверное, самую важную тему минувшей недели, да и на этой неделе, я уверен, что она будет возглавлять информационную повестку в Пермском крае. Это отставка предыдущего губернатора Виктора Федоровича Басаргина и пришествие нового пока временно исполняющего обязанности губернатора Максима Решетникова. Давайте с Басаргина, может быть, начнем. Назначили его…

– Начнем с конца.

Да, начнем с конца. Назначили его на серьезный, ответственный, важный пост. «Ространснадзор» возглавил господин Басаргин, но Бог с ним, с этим самым транснадзором. Давайте по Пермскому краю. Вот Вы для себя какие итоги правления Виктора Федоровича Басаргина отметили? Целую пятилетку он здесь у нас отработал. Какие итоги вы могли бы отметить?

– Давайте сразу договоримся, что мы не о конкретном живом человеке говорим, да?

Конечно, мы о функции говорим, о губернаторе.

– О функции, о губернаторе, о чиновнике. О некой даже породе, что ли, людей. Ну, вот смотрите, он же сам подвел итоги. В последнем, грубо говоря, слове, которое он произнес перед журналистами. Он: Я с 2000 года в команде президента. Что у нас за профессия такая появилась? «Мы не пашем, не сеем, не строим. Мы гордимся общественным строем», что ли, и начальником? А дальше его назначают на, в общем-то, достаточно серьезную должность. То есть должность, которая подразумевает наличие определенного профессионального уровня. Это же безопасность транспорта. Это дурака можно валять, где угодно, здесь надо же отвечать. А он, я думаю, вряд ли понимает что-нибудь в безопасности и вообще в функционировании транспорта. Во всяком случае, на уровне профессии что ли, да? И можно смело назначать такого человека? Эта, кстати говоря, тенденция мне не очень нравится. Понимаете? Вот сегодня еще один губернатор ушел в отставку. Новгородский или Белгородский, я уже путаю.

Новгородский. Великий Новгород.

– И все они как под копирку рассказывают один и тот же текст, что это заранее продуманное решение, что они вот не идут на выборы. Первым был Басаргин, и когда он уходил некоторые журналисты, в том числе и Ваши коллеги, Андрей, сказали: «У него тряслись руки, нам его так жалко». И когда нам сказали встать, когда он придет, мы встали, потому что нам действительно по-человечески было его жалко. На самом деле, никакое это не продуманное решение. А если и продуманное, то из последних текстов, последних губернаторов, которые ушли в отставку, совершенно четко видно, что это просто написанный текст, и они его просто зачитывают. И уверяю вас, эти тексты писались не в Перми, не в Новгороде, и не во всех этих городах, где все это уходилось в отставку. Вот Вы спросили какие итоги. Слушайте, а нет ведь никаких итогов. Ну, какие итоги? У нас была все эти пять лет имитация кипучей деятельности. У нас что только не делалось. То конкурсы, то тендер. То тендеры, то шмендеры. В общем, короче швондеры одни. Понимаете? То у нас закрывали музеи, то у нас выгоняли каких-то там театральных деятелей, то обещали Курентзису построить сцену, иначе бы он не подписал контракт. То есть делали все, чтобы тянуть время. И даже последняя, так называемая административная реформа. Ну, сами посудите, да? Тысяча человек говорит, что это заранее обдуманное решение. Я имею в виду уйти в отставку. А перед этим он убирает кучу людей, назначает новых людей.

Сам возглавляет правительство.

– Возглавляет сам правительство, короче говоря, рушит ситуацию. Скажите мне, о чем мы говорим? Ведь ничего не случилось по большому счету. Просто поменяли, я не знаю, что уж там скрывать или кого, но была просто имитация. И так все пять лет. Я подумал, а какой итог? Что вообще сделал? И я кроме вот этой вот извилистой дороги от аэропорта до Балатово, просто ничего не могу вспомнить.

Ну, сам аэропорт наконец-то начали строить. Уже блестит новыми стеклами.

– Ну, секундочку. У вашего холдинга там журналисты совершенно четко определили, кто из его, по крайней мере, близкой или далекой родни имеет отношение к подряду на строительство аэропорта. И вот Токранов этим занимался, по-моему, еще чуть ли не в «Местном времени». Когда он это делал, может, и преуспел. Я не берусь сейчас обсуждать законы или не законы. Я не об этом. Но и аэропорт ведь не достроен. Ну, у нас как бы это дальняя история. У нас еще Олег Анатольевич Чиркунов проводил соревнования аэропорта с железнодорожным вокзалом и пообещал, что аэропорт победит. Правда, когда победит, не сказал, но теперь с большей долей вероятности можно сказать, что аэропорт победил железнодорожный вокзал. Ну, хорошо, даже если начали, или там строят этот аэропорт, это что? Итоги пятилетней работы?

Ну, это то, что из очевидных таких фактов приходит в голову.

– Ну, вот я тоже думаю. Конечно, это надо к специалистам.

А вот я еще вспомнил заявление, которое в ответ на критику Басаргина очень часто звучало: «Зато начали строить детские сады. Вот не было детских садов. Не строили».

– У нас и физкультурные комплексы строят теперь. Я вот знаю один город, который совершенно не понимает, что делать с этим комплексом. Его надо же содержать. Его надо зимой обогревать, и так далее и тому подобное. Там нет такого количества людей, и это невозможно окупить. Поэтому это тоже имитация. Вот мы деньги там выдели на то, на се, на пятое десятое. Освоили, но с этим же надо что-то делать. Делать что-то с этим надо. И потом, например, в Краснокамске проблема с этими комплексами. А с детскими садами? У нас есть детский сад, построенный тоже, кстати. По крайней мере, есть документальные свидетельства того… там чуть ли не уголовное дело есть, там тоже не без родственников обходилось. И этот детский сад как бы функционирует, но не поставлен на баланс. Он не принят. Чем закончится это дело для господина Крестьянникова из Краснокамска, я затрудняюсь пока сказать. Поэтому это все вот такое...

А с чем вы связываете вот такие, ну не очень что ли впечатляющие, итоги работы Басаргина. Ведь, когда он к нам приехал, действительно, ему выдали очень большой кредит доверия. В конце концов, это же человек, у которого за плечами был опыт работы федеральным министром. Все-таки не последняя должность в Российском государстве. Этот человек, обладающий, должен быть, по крайней мере...

– Конечно. Я бы даже добавил, министром Министерства регионального развития, которое, по сути дела, просто было закрыто на клюшку. Его просто сократили. Его просто не надо. И что? И чем тогда занималось это министерство? И какой там огромный опыт? Проведения, значит, АТЭСа, где украли значительную сумму денег? За что пострадал его заместитель? Мы что решили там вопросы соседей, которыми занимался господин Басаргин? Да там на протяжении многих лет просто имитация, на мой взгляд. На мой личный взгляд. И я еще раз повторяю, я не имею в виду конкретного живого человека, но это просто постоянная имитация кипучей деятельности. 

Хорошо, в таком случае давайте сравним…

– Кстати говоря, я думаю, что все проблемы правительства или команды Басаргина в этом и заключались. То есть, если они видят, что первое лицо, грубо говоря, имитирует деятельность, может сказать одно, а сделать другое, подумать третье и это постоянно на протяжении многих лет. Масса людей говорит: «Ну,  просто невозможно. Утром нам говорят одно, а вечером он уже меняет решение». Они иногда просто это называли «обман». Естественно, эта команда начинает работать сама по себе и сама на себя. И то огромное количество уголовных дел, которые относятся к руководителям команды Басаргина, не случайно. Ну, если люди видят, что они занимаются просто имитацией, то они как кот, когда ему делать нечего, в данном случае, начали подворовывать.

Вот Вы упомянули такое словосочетание «команда Басаргина». Была ли у Виктора Федоровича вообще своя команда? Я имею в виду, команды, как команды. То есть это люди, сплоченные некой общей идеей.

– Конечно. Весь вопрос в том, что это за идея была. Я скажу вам откровенно, организованное преступное сообщество – тоже команда, по большому счету. Команда? Команда. И так сказать, как это все назовется у господина Басаргина. Еще ведь не вечер. И должность руководителя «Ространснадзора» – не индульгенция. Посмотрим. Дела уголовные идут во всю. Еще не вечер.

А что из перечисленного, по Вашему мнению, стало ключевыми критериями, ключевыми причинами отставки Виктора Федоровича?

– А именно это и стало. Ну, вы представляете, пять лет раз губернатор занимается имитацией, значит и край занимается. То есть люди работают, конечно, но куда, зачем? Ну, вот смотрите. Я не могу, скажем, апеллировать цифрами, поскольку это специальная работа специально обученных людей. Но вот смотрите. Вот бюджет города Перми. На протяжении нескольких лет он вообще не меняется, не увеличивается. Ну, где-то порядка 22 миллиарда рублей. Но это о чем говорит? Это говорит о том, что нет развития. То есть все что-то делают, все тратят деньги, осваивают, пятое десятое. Я не знаю, какие они там программы еще принимают. А бюджет то не увеличивается. Инвестиции то во что идут? И что это за инвестиции? То есть мы заработали, это потратили, ну и, слава Богу, что ли? Вот это результат. И поэтому люди, которые почувствовали это и политики, это и журналисты, это и депутаты, это и Законодательное собрание. Это многие многие люди. Это же ощущается. Народ ведь не обманешь. Хоть как надувай щеки, видно, что ты, как это сказать то, не очень компетентен. И поэтому люди начали высказывать недовольство. Сначала как бы так, в сетях. Потом уже открыто. А потом это уже было видно на уровне депутатском, а затем видно на уровне выборов. Людям ведь, на самом деле, нужно одно. Им нужно, чтобы они понимали, что деньги, налоги, которые они платят, используются не для того, чтобы, как говорила моя знакомая бухгалтер, «харю веселить». Они ведь требуются для того, чтобы их вложить, получить результат и улучшить жизнь людей. Но ведь то, что, скажем, в городе не меняется бюджет. А город ведь, понятно, живет от каких поступлений. Это значит, что у нас не повались доходы людей. Понимаете? И вот это людей, конечно, обеспокоило больше всего. А не повышаются доходы людей – уменьшается товарооборот. Это совершенно четко видно по статистике даже уже. И это начиналось сначала тихо, а потом совершенно явная стагнация. Край не развивался. И это на фоне других, причем даже соседних, я бы сказал, регионов, где вполне себе все развивается. Это было видно вам, как журналисту…

И куда утекают мозги?

– И куда утекают мозги. То есть это должно на самом деле приносить огромный доход, в том числе, и в налоговом смысле. Потому что, раз мозги есть и здесь, они зарабатывают, они здесь резиденты налоговые, они платят налоги. Но это совершенно другие деньги. И это все вот в одну кучу складывалось. В результате этой имитационной деятельности, грубо говоря, все это приходило к одному знаменателю. Но как это сказать то, мы ужасались. И вот чтобы, как бы это в прямом эфире помягче сказать, до конца не опустились, и началась работа. Потому что нам надо было, грубо говоря, чтобы президент наконец услышал правду. Именно не в выборном лозунге, а совершенно серьезно. Я вас уверяю. Я думаю, что, по крайней мере, те люди, которые отслеживают ситуации на местах, совершенно четко этот анализ сделали.

Мы прервемся очень коротко на рекламу. Оставайтесь на Эхе, вернемся скоро. 15:23 на часах. У микрофона Андрей Денисенко. Сегодня в программе «Особое мнение» со своим особым мнением Владимир Прохоров. Прошу прощения. Владимир Прохоров – журналист. Владимир Борисович, подвели мы итоги правления Виктора Федоровича Басаргина, которых правда особо не нашли, но тем не менее подвели. Ваша оценка, какое наследство досталось новому главе региона? Если вот сравнивать с наследством, которое Басаргину досталось пять лет назад. Кому будет проще? Потому что Басаргину тоже говорили, что вот не просто Виктору Федоровичу сейчас будет с наследством Олега Анатольевича Чиркунова работать. Потому что Законодательное собрание, сформированное Чиркуновым, все вот эти тренды, последние заданные, культурные революции, фестивали, и так далее, и так далее. Это все надо либо финансировать, либо закрывать. И тогда, и там, и там – риски. Тоже такое, своеобразное, наследство. Максиму Решетникову какое наследство досталось?

– Слушайте, но мне кажется, что Басаргину досталось, в общем, хорошее наследство, прежде всего в виде бюджета. В принципе это был кризисный, сейчас я вам скажу, 2013 год. Ну, в общем, никакого кризиса не было. Что касается фестивалей, ну я помню, как сам Басаргин, с трибуны, что-то, кстати, спел при этом под гитару, что-то такого кухонного. Он сказал, что «надо оставлять эти «Белые ночи» – это так здорово», пятое десятое. Ну как обычно. Хотел понравиться. Ну, вот у человека было желание понравиться. Чтобы искренность в голосе была. И он действительно это сделал, у него была огромная поддержка. Во всяком случае, кредит доверия, я бы так сказал. А вообще почему? Потому что люди немножечко устали от постоянных фестивалей. От постоянного фестиваля, я бы даже сказал. Потому что это все-таки не отвечает менталитету.

Ну, всем хотелось крепкого хозяйственника, который занимается промышленностью. 

– Дело даже не в этом. То есть мы можем погулять, но надо в понедельник на работу. А здесь же все думали, как успеть туда, туда, туда-сюда. Все очень интересно, по тридцать площадок в день работает. У меня даже журналисты не успевали на все. Но это все было для кого? Это все было для каких-то людей, которые занимались креативом, творчество и прочее. А для тех, кто, короче кто, скажем так, расходовали бюджет, для тех, кто его наполнял, ну невозможно фестивалить месяцами кряду.

Ну, вот сейчас всего этого уже нет. На сухом остатке Решетникову досталось то, что осталось.

– И это тоже не соответствует менталитету местных жителей, потому что они, как бы, должны и отдыхать, и работать, и наслаждаться, и гордиться своим городом. Кстати говоря, надо сказать, что оперный театр отвечает этим требованиям. По сути дела, он вообще остался единственной точкой, которая связывает нас, ну, по крайней мере, по линии искусства с остальным миром.

– Сейчас Театр-Театр обидится очень сильно, мне кажется. 

– Ну, это их дело, пусть друг на друга с Гладневым обижаются. Вот, это их проблемы. Кстати, Театр-Театр, я тут не хотел, как бы, они достаточно много сил тоже приложили к «фестивальничинью», скажем так. Не без них это дело обошлось. Если бы, будучи в должностях чиновных, они здраво рассуждали. Не умом, не рассудком, а просто здраво бы рассуждали в соответствии со здравым смыслом, то некоторые амбиции были бы немножко другие. И губернатору, я имею в виду, Олегу Анатольевичу Чиркунову, было бы полегче в этом смысле общаться с обществом. И общество устало от постоянных фестивалей, и поэтому встретило приветливо господина Босаргина, и привечало его до тех пор, пока не начало убеждаться в том, что, по сути дела, он занимается, хотел сказать слово «тоже имитацией», но «тоже» здесь не ключевое слово, а именно имитацией. Отсюда сложнейшая ситуация сейчас у Решетникова. Люди, понимаете, обжегшись на молоке, всегда дуют на воду, и теперь все эти слухи рождаются. Вот его там эти хотят под себя подмять, там чиркуновские, или вообще это плод сговора Босаргина с кем-то там, не знаю уж с кем. Слушайте, парень работает неделю, дайте ему нормально поработать. Значит, я лично в Максима верю. Почему? Потому что все думают: «Ой, это пермяк». На самом деле это пермяк, вернувшийся из Москвы. Это он в Москву уехал пермяком, а теперь он вернулся. Он сюда приехал из Москвы. Этот парень занимался бюджетом в триллион рублей с лишним несколько лет. То есть Вы понимаете, какими объемами ведал этот парень, ну, парень потому, что он молодой и человек, который за 10 лет в Москве сделал такую головокружительную карьеру. Он был вице-мэром Москвы и командовал этим бюджетом. Ну, я могу только поаплодировать.

Прервемся на федеральные новости, очень коротко, оставайтесь на Эхе. 15:33 на часах. У микрофона Андрей Денисенко, это программа «Особое мнение». Сегодня со своим особым мнением журналист Владимир Прохоров. Владимир Борисович, давайте уж, наверное, закончим препарировать итоги правления Виктора Федоровича Босоргина и постараемся в будущее заглянуть. Как Вы считаете, новый исполняющий обязанности губернатор Пермского края Максим Ришетников по каким критериям продолжит формировать свою команду? Правильнее сказать, наверное, так, поскольку он уже начал эту команду формировать. Ну, и каким фигурам точно на выход укажут из правительства?

– Хочу сразу по этому поводу…                                                                                

Я понимаю, не благодарная тема такие прогнозы задавать.

– Дело даже не в этом. Понимаете, какая ситуация, возникла, да? Перед тем, как он пришел, было расформировано правительство, и пришли новые люди. Я представляю себе губернатора и врио губернатора, который вызывает вновь назначенного министра и говорит: «Ответь мне на этот вопрос, ну на любой». А тот говорит: «А передо мной такая задача не стояла, я вообще еще не разобрался».

Я сам тут 2 недели.

– Я сам тут 2 недели. Понимаете, вот к чему приводит имитация. То есть человек хотел, возможно, как лучше, или показать, что он намного лучше, чем есть на самом деле. А теперь все это приводит к некоторой потере управляемости. Другое дело и в этом цейтноте, временном и кадровом, я бы сказал, приходится работать, и я допускаю совершенно определенно, что, возможно, будут какие-то временные конструкции, возможно, какие-то ошибки будут, в том числе и кадровые, вполне. Поэтому надо человеку дать кредит доверия, и всячески ему помогать, не распуская там слухи сплетни, что Абрамович прилетает на самолете на своем, то еще что-нибудь, и пятое, десятое. В интернете полно, что вот он с этим встречался, с этим, а вот там Трутнев обсуждал с ним вопросы. Вы представляете уровень Трутнего и уровень губернатора?

Да, такой прилетел Юрий Петрович с Камчатки.

– Вот сейчас все соберутся, все бросят и будут обсуждать, не важно в данном случае, фамилию. Я думаю надо успокоиться, дать человеку спокойно подобрать людей, наладить управляемость, и дальше будет видно. А дальше нужно работать по отклонениям. То есть если отклонение идет, надо его поправить. Вот такая управленческая рутина, деятельность, я бы сказал. Конечно, все это осложняется, скажем, выборным процессом, то есть в сентябре у нас выборы, и совершенно понятно, кто на выборы не пойдет, и ясно, кто пойдет, но по крайней мере вот с этого уровня. Это тоже будет, я думаю, не простая задача, и это тоже некий цейтнот и некое, так сказать, напряжение. Поэтому я бы не нервировал исполняющего обязанности губернатора, там рецептами кухонными и прочей ерундой. Он прекрасно знает многих людей. Он, я думаю, проинформирован о ситуации. Он понимает прекрасно опасности, что никакие крайности, скажем, предыдущего или пред- предыдущего периода совершенно не нужны. Это только будет работать на уменьшение кредита доверия. Разберется.

Раз речь зашла про выборы, ну давайте немного пофантазируем, если бы вы были на месте, ну может быть, не самого Максима Решетникова, но на месте людей, которые будут его консультировать по поводу избирательной компании. Вот Вы бы какой сценарий избирательной кампании на его месте построили? С какими лозунгами пошли? На какие направления сейчас надо сделать акцент, чтобы к сентябрю уже можно было предъявить результаты населению Пермского края?

– Работать надо. Надо работать, надо слушать людей, надо с ними видеться, надо с ними разговаривать, надо понимать, что их волнует, беспокоит, и все. С кем бы я не говорил, это люди разных совершенно и возрастных и разных, так сказать, уровней. У них как-то вопросов нет. Мы поможем. Вот только скажут, и мы поможем. То есть люди прекрасно помогают тем, кто везет.

Ну, потому что они в конечном итоге ведь себе помогают?

– Конечно же. Конечно. Люди ведь не дураки. Они понимают, что, если опять, упаси Господь, придет тот, кто будет имитировать работу, то еще там пять или шесть, или восемь лет псу под хвост. Это же, в конце концов, наша Родина. Ну так же нельзя с ней обращаться, чтобы что-то имитировать постоянно, ничего не делая. Нет, конечно, люди помогут. Поэтому вот и весь сценарий, на самом деле. Ничего другого то не надо, Не сравнивая, нельзя понять. Имитация ведь и в пиары выходила. И постоянно этот обман: «Вот у нас губернатор едет в Москву, все элиты вокруг него сплотились, поддержка населения 50%, и он едет в Москву обсуждать итоги правительства, которое он только что вообще разогнал». Но видно, что это глупость. Видно, что это придумка абсолютно тупой, я даже другого слова не могу сказать, пресс-службы, да? Ну, неважно. Пресс-служба, как бы, играет все равно на короля. Все же прекрасно понимали. Все социологи видели, что там больше 25%, которые всегда поддерживают власть, что не было поддержки. И вот сейчас эту поддержку народную надо просто приобретать конкретными делами. А как иначе то?

Говоря о критериях отбора новой команды Максима Решетникова, Вам кого бы хотелось видеть там в первую очередь: пермяков или москвичей? Или не принципиально это?

– Слушайте, вот понимаете, кое-кто все сделал, чтобы были варяги такие. На самом деле, Пермь как Нью-Йорк, как штат. Мы все здесь приехавшие, и, кстати, Москва тоже. И вообще, дело не в том, чтобы не было варягов, а дело в том, чтобы не было ворюг. И масса людей приехала в Пермь, в том числе, во время войны, эвакуации, которые сейчас, грубо говоря, плоть от плоти и кровь от крови – наш город. Дело не в том, кто приехал: москвичи или пермяки, которые уехали в Москву, там сделали карьеру, набрались опыта, знаний и так далее, вернулись. Так ты их здесь примени. Да, слава Богу, если будет так. Поэтому нет у меня здесь такой идеи, что вот этот пермский, значит, будет хорошим. Да нет. Он может быть плохим, может быть необразованным и так далее. А москвич может быть наоборот. Не такого критерия – пермский, не пермский. Нужны компетенции, нужно образование, кругозор, порядочность, конечно же. Вот где задача-то. Вот принципы кадрового отбора. Уж точно они не географические. Я здесь вот спокоен в этом плане. 

– А у нас за спиной остался не самый простой избирательный цикл. Многие политические элиты региональные вступили между собой в определенные противостояния, в конфликты, в том числе, с краевыми властями. И между просто разными группами элит достаточно яркие противоречия. Мы наблюдали. Как Вам кажется, вот приход Максима Решетникова, смена ключевой фигуры региона, сможет ли эти конфликты каким-то образом нивелировать, и готовы ли региональные элиты, ну как Вы сами сказали, помогать? 

– Конечно. А это вопрос платформы. На какой платформе объединятся или разъединятся. Совершенно очевидно, в чем была причина разъединения элит, потому что люди хотели нормального развития края, видели, что кто-то просто разворовывает его. Это не могло не породить конфликты, потому что это разные интересы. И если сейчас будет платформа, которая на основе какого-то здравого смысла, здравого взгляда на экономику, на развитие, на перспективы, на кадровые вопросы, то объединит людей. Конечно, какие-то конфликты интересов будут, и так далее и тому подобное. Но их и надо будет решать на принципиальной основе. Если какая-то из элит вдруг что-то захватила во время правления, скажем, предыдущего губернатора и командовала в этом вопросе, неважно, что это, эта этажность в Перми или там земля в Перми, неважно, я сейчас не об этом, но если губернатор, обладая доверием, во-первых, президента, и доверием людей, и большинства, если скажет, что так делать нельзя и это надо вернуть, то кто ему откажет. Что они будут там подкопы что ли рыть под Куйбышева, 14. Вместе с подкопами и уйдут. Кстати говоря, я думаю, что цепочка уголовных дел по прежним делам не кончилась. На сколько мне известно, еще там какое-то уголовное дело появилось, тоже связано с бюджетными деньгами там, какие-то городки. Но вот эта вот вся ерунда, которая имитировала деятельность, же всплывет.

Причем уголовное дело не имитационное – реальное.                                                                  

– Да, уголовное дело реальное.

Вот в чем главное разочарование. Ну что ж, мы вынуждены закончить, к сожалению, время программы подошло к концу. Провел ее Андрей Денисенко, в гостях программы «Особое мнение» был журналист Владимир Прохоров. Оставайтесь на «Эхе», впереди много интересного. А сейчас местные новости. 

Программа вышла в эфир 13 февраля 2017 г.

 

Обсуждение
858
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.