Верхний баннер
01:24 | | 20 АВГУСТА 2017

$ 59.36 € 69.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
18:45, 21 февраля 2017
Автор: Андрей Денисенко

«Лично я провожаю Виктора Басаргина без сожалений. Культурная и молодежная политика, на которую наш регион долгое время делал ставку, полностью была развалена», — Илья Лисняк, депутат Пермской городской Думы

15:06 на часах. У микрофона Андрей Денисенко. Это программа «Особое мнение». Сегодня в нашей студии со своим особым мнением депутат Пермской городской Думы Илья Лисняк. Илья, приветствую.

Добрый день!

Я напомню контакты для связи, для вопросов нашему эксперту. Можете их отправлять SMS, Viber, WhatsApp, Telegram +7 963 870 10 00 и эфирное ICQ 404-582-017. Все вопросы обязательно озвучу. Мне хотелось бы знаешь, о чем поговорить? Продолжить тему смены краевой власти в Пермском крае, но в таком контексте. Начать, по крайней мере, с контекста деятельности, которой ты занимался до избрания в Пермскую городскую Думу. Ты же был активным участником и заместителем председателя, если мне память не изменяет, Пермского молодежного совета при Пермской Городской Думе? А после выхода из этой организации создал Пермский молодежный центр и в рамках этого движения активно занимался дорожными вопросами и еще рядом инициатив. В общем, можно тебя называть молодежным активистом.

В прошлом - да. В настоящем – просто общественным активистом и депутатом.

–Тем не менее, учитывая твой молодежно-активный бэкграунд, хотелось именно начать с темы молодежной политики. Как ты оцениваешь, как была построена молодежная политика при прошлом губернаторе, при Викторе Федоровиче Басаргине?

На самом деле, тема передачи мне не очень понятна. Как можно обсуждать то, чего нет? Факт остается фактом: за последние 5 лет молодежной политики в Пермском крае, как таковой, не было. Вся деятельность отдела по молодежной политике, который был при министерстве культуры, долгое время заключался в одном: раз в год отправить молодежь на молодежный форум. На Селигер, на Волгу, еще куда-нибудь. На этом деятельность и полномочия, по сути, заканчивались. О какой молодежной политике можно говорить, если практически весь срок Басаргина за молодежь у нас отвечал министр Гладнев? Ну, разве что соревнованиями, в «Веселом коровяке» у нас молодежь могла состязаться. И больше никаких значимых событий в молодежной политике не происходило.

– Хорошо. Тогда такой вопрос. Чего вообще хотелось бы? Ты занимался этой темой достаточно много лет. Чего тебе не хватало от краевых властей? И должна ли тут быть у краевых властей особая роль? Ты же сам по себе занимался, безо всякой там помощи со стороны краевой администрации.

Что касается нашего объединения молодежных организаций, которое имеет общий бренд «Пермский молодежный центр», мы работали скорее вопреки усилиям тогда еще министерства культуры и молодежной политики, чем благодаря ему. Я помню времена Чиркунова. Тогда основной упор делался на сферу культуры и молодежной политики. Тратились огромные средства, и, по сути, министерство культуры и молодежной политики было чуть ли не ключевым ведомством в стратегическом развитии Пермского края. Я тогда помню, очень ругался, что очень много денег на эту сферу тратится, и вообще, как же так. Но после этого, когда пришел Басаргин, что называется, все познается в сравнении. Деньги на культуру и молодежь, действительно, в таком объеме тратиться перестали. Но они стали оседать в карманах различных министров, замминистров и так далее. Те же деньги начали уходить в другие источники. Ни дорог, ни медицины у нас, в общем-то, не появилось. Если раньше ставка делалась на молодежь, то в последние 5 лет она делается на каких-то клептоманов. Хотелось бы, конечно, чтобы снова у молодежи, во-первых, появилось желание развиваться в этом городе и в этом регионе. Мы помним, насколько все заряжались этой энергией, которая была раньше в Пермском крае, которая за последние 5 лет этой геронтократии исчезла. Когда у молодежи исчезли перспективы занимать места в различных органах власти и представлять интересы молодежи. Когда все ключевые посты были заняты людьми, сильно близкими возрастом к Виктору Федоровичу. Конечно, очень многие за это время уехали. Причем уехали и состоялись. Стали редакторами крупных федеральных СМИ, стали кураторами крупных культурных проектов, заняли места в правительстве, допустим, Москвы. И очень хорошо, что новый губернатор достаточно молод. Это дает шанс, что такие же молодые и активные станут формировать и информационную, и экономическую, и все остальные подвязки нашего региона.

– Все-таки, если к конкретным шагам перейти. Чего хотелось бы от краевой власти. Неважно, кто стоит во главе этой самой власти. В чем ее роль должна заключаться? Ты же сам говоришь: «Мы сами организовались, не благодаря, а вопреки действовали». Значит, можно организовываться и действовать без поддержки краевых властей. В чем она должна выражаться?

Мы, скорее, исключение. Потому что реализация значимых молодежных инициатив, которые охватывают тысячи молодых людей и которые дают возможность реализовываться – это все требует больших ресурсов: и административных, и финансовых, и волонтерских, и информационных. Мы каким-то чудом умудрялись все это аккумулировать, в том числе, задействуя собственные денежные средства. Но у очень многих активистов таких возможностей сейчас нет. И задача краевых властей – предоставить возможность реализоваться молодым и инициативным пермякам на этой территории. Поэтому, во-первых, краю необходима поддержка молодежных инициатив. В городе я как депутат уже такую вещь запустил на площадке Дворца молодежи. Но, будем говорить откровенно, краевая молодежь намного больше нуждается в такой поддержке. Потому что на местах воплощать инициативы без ресурсов практически невозможно.

– Слушай, а нет ли здесь такого риска? Я присутствовал на форуме общественных организаций, среди которых было очень много общественных молодежных организаций. И у меня сложилось мнение, что некоторая их часть, скажем так, обтекаемо создается под освоение всевозможных финансовых потоков, которые в эти организации вливаются. То есть, идет некая имитация деятельности, которая при этом финансируется. Иногда неплохо финансируется: гранты, государственные деньги, субсидии.

Именно поэтому нужно поддерживать не такие НКО, которые, действительно, созданы для выкачки грантов, а поддерживать молодежные инициативные группы, поддерживать проекты, которые уже на слуху и которым, может быть, необходим определенный толчок. Допустим, что касается города, у нас поддержка идет именно таким инициативным группам. Деньги вслепую туда не раздаются, не уходят. Скорее, люди приходят с идеями, а мы уже предоставляем готовые ресурсы для реализации этого проекта.

–Давай тогда в сравнении края и города. Как выглядела молодежная политика раньше? Как сейчас она выглядит? Какими инструментами оценивать эти самые НКО. Не НКО, а молодежные всевозможные организации. Вот есть некая группа молодых людей, которая хочет чего-нибудь большого, чистого и светлого для своего любимого города создать. Чем вы можете им помочь?

На площадке Дворца молодежи я учредил конкурс «Вижу, могу, делаю». Вернее, выступил инициатором создания такого конкурса. Любая группа молодых людей, любой один активный молодой лидер…

–Как раз хотел сказать. Группа от скольки человек начинается?

Не регламентировано нисколько. Хоть два, хоть три, хоть пять приходит на площадку Дворца молодежи со своим социально значимым проектом. Причем, если проекта как такового нет, но есть комплекс идей, мы поможем его доработать и воплотить в оболочку социально значимого проекта. Ребята защищают этот проект перед конкурсной комиссией. Если им удалось убедить в значимости и важности этого проекта, открываются все двери, и у этого проекта появляются все необходимые ресурсы для его реализации.

– В том числе и финансовые?

В том числе и финансовые. 2,6 млн. рублей сейчас в городе на эти цели заложено. Я думаю, в течение года еще порядка 2 млн добавим. 

– Я вспоминаю, во времена губернаторства Олега Анатольевича Чиркунова был такой проект, если мне память не изменяет, «Пермь. Найди себя здесь!», который как раз был направлен на повышение имиджа Перми в глазах молодого поколения, в глазах выпускников вузов, прежде всего. Чтобы люди не покидали наш регион, чтобы остановить каким-то образом эту «утечку мозгов». Но вот при Викторе Федоровиче Басаргине этот проект свернулся. Сложно мне оценивать, дал ли он какой-то результат. Потому что мало ведь просто заявить на плакатах «Найди себя!». Нужно еще что-то сделать, чтобы здесь себя найти. Я хочу спросить. На твой взгляд, насколько катастрофична, во-первых, история сегодня с «утечкой мозгов», с отъездом самого молодого поколения? Выпускников школ, даже не столько вузов, а школ, которые уезжают учиться в другие регионы и там остаются работать. И как этот процесс переломить? Можно ли?

Я не могу оценить качество проекта «Пермь. Найди себя здесь!», потому что это даже не имеет смысла. Была, очевидно, тенденция, когда, во-первых, молодые, активные лидеры, действительно талантливые люди оставались в Перми и реализовывали здесь большие, амбициозные проекты. Во-вторых, даже из других регионов активная, амбициозная молодежь приезжала сюда, чтобы найти себя здесь. Было это связано с этим проектом или нет? Скорее всего, это было связано с общей политикой краевых властей. За последние 5 лет отсюда уехали все, кто можно. И даже мне, признаюсь, пару раз приходила в голову мысль покинуть Пермский край. Но, к счастью, я здесь остался, и сегодня открываются новые двери для того, чтобы найти себя здесь.

– Давай о конкретике больше поговорим. Что нужно сделать, каким образом сформировать эту самую молодежную политику, чтобы речь шла не столько о развлечениях и даже не столько о реализации каких-то общественных проектов, о которых мы с тобой говорим, а чтобы человек, заканчивая школу, действительно, видел перспективы свои в Пермском крае. Что он может получить здесь образование, найти работу и так далее. Что еще нужно людям?

Во-первых, очень хорошо, что сферу молодежной политики совсем недавно отдали в Министерство образования и науки Пермского края. Потому что как раз, чтобы замкнуть эту цепочку от школы до взрослой жизни, именно Министерство образования должно молодому человеку в этом помогать. Во-первых, конечно, необходимо продолжать замыкать профильные специальности вузов на крупные предприятия, чтобы у человека уже выстраивалась цепочка, к чему он движется, начиная с первого курса своего обучения. Во-вторых, что касается людей, которые хотят реализовать себя в государственном и муниципальном секторе, общественная деятельность может стать лишь одной из ступеней. Главное, чтобы для молодых и перспективных специалистов в этой области были открыты двери в органах власти. Потому что сейчас, чтобы молодому специалисту на должность ведущего специалиста, который приходит, неважно, в городскую администрацию, в краевую, необходимо лет 20 просидеть и настолько закостенить свой мозг, чтобы попасть на какую-то руководящую должность, что он становится неотъемлемой частью этой непотопляемой геронтократии, и ничего в нашем регионе не меняется.

– Ты как-то все про власть, про власть. Не все ведь хотят во власть именно идти.

Те, кто хотят себя найти на крупных предприятиях, в экономических всяких, в айтишных структурах, как я уже сказал, с первого курса человек должен понимать, куда он затем хочет попасть.

– Ну, с первого курса, конечно, хорошо бы…

Не с первого. Второго, третьего.

– Сейчас проблема, наверное, в том, что первое образование многие получают, еще не до конца осознавая, будут ли они работать по этой профессии.

А вот здесь ступень профориентации в старших классах школы должна сыграть свою роль.

– Мы прервемся очень коротко на рекламу. Оставайтесь с нами. 15:19 на часах. У микрофона Андрей Денисенко. Это программа «Особое мнение». Сегодня в гостях нашей студии со своим особым мнением депутат Пермской городской Думы Илья Лисняк. Я напомню контакты для связи, посредством которых можете задать вопросы нашему эксперту: Viber, WhatsApp, Telegram +7 963 870 10 00 и эфирное ICQ 404-582-017. Илья, вопрос такой. Подводя итоги работы Виктора Федоровича Басаргина на территории Пермского края, не так давно Владимир Владимирович Путин собрал отставных губернаторов всех регионов, которые за прошлую неделю были отправлены в отставку за последние две недели, поблагодарил их за работу, вручил награды. Твое ощущение, как человека, который последние 5 лет жил в Пермском крае, которым руководил Виктор Федорович Басаргин, заслужено ли награда нашла своего героя?

Во-первых, награда своего героя еще не нашла. Президент лишь сказал, что они будут представлены к этим наградам. Возможно, Владимир Владимирович проявил некоторую сентиментальность, поблагодарив людей за свою работу в такой сложный период. Лично я провожаю Виктора Федоровича Басаргина без сожалений. Культурная и молодежная политика, на которую наш регион долгое время делал ставку, полностью была развалена. Скандалы в строительстве, в медицине, в ЖКХ не прекращались весь срок его правления. Принято почему-то считать, что основной упор он делал на промышленность, но и здесь никаких больших заслуг я не вижу. Чусовской металлургический завод развален. «УралМАЗ» тоже канул в Лету. «СанИнБев», предприятие, которое не имеет отношения к тяжелой промышленности, но тоже делало значительный вклад в экономику нашего региона, тоже сбежало из Пермского края. Поэтому по промышленности, к сожалению, тоже никаких больших заслуг не вижу. Разве что двигатель «ПД-14». Но это, скорее, заслуга самого предприятия, которое опять же не благодаря, а вопреки Виктору Федоровичу продолжало развиваться. Принято считать, что в сентябре Басаргин одержал какую-то большую победу на выборах. Но, во-первых, достаточно неплохие результаты правящей партии были связаны с тем, что за неделю до выборов президент объявил «Единую Россию» партией президента, и только это и подняло неизменно падающие рейтинги. А во-вторых, по сути, выборы были вопросом о продлении полномочий. Поскольку полномочия Виктора Федоровича не продлили, теперь с уверенностью можно сказать, что команда Басаргина проиграла.

– Тем не менее, ты упомянул ряд моментов закрытия предприятий и так далее, и так далее. Может, тут нет прямой заслуги Виктора Федоровича во всем? Все-таки, мы же помним, что живем в непростое время: экономический кризис, санкции, контрсанкции – это все. Может, это просто экономическая конъюнктура так повлияла?

Ну, какие экономические санкции и контрсанкции могли повлиять на пивной завод, который производит пиво для внутреннего рынка? Ну, это просто смешно! Скорее заслуга Виктора Федоровича…

– Народ стал здоровее, следит за своим образом жизни, стал пить меньше пива.

Учитывая все скандалы последние, связанные с отравлением алкоголем, мне кажется, пить как раз в стране меньше не стали. А вот крупные предприятия отсюда стали уходить. Скорее, нет заслуги Виктора Федоровича в том, чтобы сохранить крупные предприятия здесь, сохранить крупные авиакомпании, которые летали и тоже обеспечивали трафик в наш регион, которые тоже ушли из Пермского аэропорта. Отсюда ушли все. И я думаю, что задача Максима Геннадьевича Решетникова вернуть, как минимум, и приумножить все то, что в нашем регионе было и за последние 5 лет прошло.

– Как ты считаешь, насколько эта задача реализуема? Действительно, ведь ушли крупные компании. Та же самая «Люфтганза», например, ушла. Чем ее вернуть сейчас?

На самом деле, все карты в руки Максиму Решетникову. Во-первых, он получил большой кредит доверия от Президента России, который достаточно быстро назначил его на такую должность. Все-таки, в 37 лет. Во-вторых, все элиты пермские выразили максимальную поддержку и преисполнены оптимизма в отношении нового губернатора. То есть, во-первых, у губернатора есть федеральная поддержка, и немалая, а во-вторых, поддержка местных элит. Поэтому здесь ни на какие внутриполитические конфликты ему отвлекаться не придется, и будет возможность за эти 5 лет показать максимальный результат.

– Как раз по поводу элит. Вопрос, который я уже не одному эксперту в этой студии задавал. Интересно получить разные оценки. Ты считаешь, что элиты реально могут каким-то образом найти для себя общую платформу для взаимодействия на базе нового губернатора? Я напомню, что за плечами у нас непростой предвыборный цикл. Очень многие, я бы так сказал, испортили друг с другом отношения. У кого-то они были еще до этой избирательной кампании испорчены. Действительно, не самая спокойная была обстановка в политическом поле пермском.

Как раз заслуга того, что обстановка была нестабильной, это все-таки политика прежних краевых властей. Когда сюда пришли, во-первых, начали ломать через колено СМИ. Во-вторых, начали задавливать неугодные мнения достаточно крупных и сильных политических групп в Пермском крае. Конечно, так себя вести нельзя, поскольку эти группы представляют не только крупные предприятия экономического сектора, но и значительные группы жителей нашего города. Я думаю, что эти конфликты сейчас должны прекратиться. 

– Раз уж ты тему СМИ затронул, не могу не задать тебе вопрос. Максим Геннадьевич Решетников встречался с главными редакторами. Хотя встреча была в формате «офф-рекордс», часть информации утекла оттуда. В том числе, одно из изданий написало, что предстоит нам некая реформа сегодняшней системы взаимодействия со средствами массовой информации. На смену этой конкурсной видеомодели должно прийти что-то другое. Тебе, как политику, как человеку, который с той стороны находится, какая модель взаимодействия со средствами массовой информации казалась бы идеальной?

Как в последние 5 лет было организованы СМИ? Выступали некой дубинкой, которой либо ударами снизу поднимали рейтинг нужных людей, либо ударами сверху этот рейтинг опускали. На мой взгляд, СМИ – это не дубинки, а важный институт и гражданского общества, и политики. Это все-таки у нас одна из негласных ветвей власти. Понятно, что государственная и бюджетная поддержка СМИ необходима. И СМИ в России в нынешних реалиях без государственной поддержки не могут. Но недопустимо, когда есть список, «шорт-лист» угодных СМИ, «шорт-лист» неугодных. Первые купаются в бюджетных деньгах, а вторые вынуждены искать каких-то спонсоров, либо прозябать, либо закрываться. На мой взгляд, поддержка именно проектным методом, поддержка конкретных медиапроектов больших в нашем городе, равноудаленность всех СМИ, независимо от того, кому они принадлежат, но при этом равная их поддержка, я думаю, позволит сформировать справедливую и объективную медиасреду в нашем городе и регионе.

– Действительно, тут можно опять же сравнить архитектуру вот этого взаимодействия со СМИ, которая была сформирована при Олеге Чиркунове, например, и при Викторе Федоровиче Басаргине. Действительно, при Чиркунове, на мой взгляд, средствам массовой информации дышалось гораздо легче и жилось гораздо проще. Потому что там были, наверное, СМИ, лишенные бюджетного финансирования. Наверняка были. Как минимум, пару газет я могу сейчас навскидку сказать, кто госконтрактов был лишен. Но, тем не менее, большинству, действительно, деньги давали, причем не требовали каким-то образом за эти деньги наступать себе на горло. То есть, да, пожалуйста, ты вполне себе можешь критиковать эту же самую краевую власть, которая тебе только что денег заплатила. Но ты, главное, позицию этой краевой власти озвучь в своей критике, чтобы были эти самые, банальные, две точки зрения.

Да, и, во-первых, отношения СМИ с краевыми властями не делились на строго черное, и строго белое, и это, наверное, правильно. А во-вторых, сами средства массовой информации, сами медиахолдинги друг с другом так постоянно не вступали в конфронтацию, которая, по сути, не имела никакого смысла, если убрать из нее фигуру первого лица региона.

– Да, безусловно, что мне, в общем, понравилось в этом мероприятии, которое Максим Геннадиевич Решетников провел – это встреча с главными редакторами средств массовой информации. Туда пригласили практически всех, действительно. То есть никакой не было сортировки: эти угодные, эти – неугодные, эти хорошие, эти – нехорошие, эти профессионалы, эти – не очень профессионалы. То есть, действительно, это был такой широкий очень срез.

Смотрите, Андрей. Первый месяц, по сути, не месяц, поменьше, а работу Максима Решетникова…

– Три недели.

я могу охарактеризовать одним словом – примирение. Во-первых, ушли из острой фазы политические конфликты, во-вторых, средства массовой информации посадили за общий стол переговоров. Я надеюсь, что ближайший год-два будет проходить под словом «восстановление», а затем – «преобразование».

– 15:33 на часах. У микрофона Андрей Денисенко. Это программа «Особое мнение». Сегодня в нашей студии со своим особым мнением депутат Пермской Городской Думы, Илья Лисняк. Напомню еще раз контакты для связи. Потому что наши слушатели продолжают упорно звонить в телефон прямого эфира. Звонки в прямом эфире этой программы мы не принимаем, но зато принимаем от вас вопросы поViber, WhatsApp, Telegram +7 963 870 10 00 и эфирное ICQ 404-582-017. Илья, еще одна тема, которую хотелось обсудить – это кадровая политика и предыдущего губернатора, и губернатора нынешнего. Начнем с предыдущего. Одно из обвинений, которое в отношении Виктора Федоровича выдвигалось постоянно – это засилье так называемых варягов во власти. Как ты считаешь, должны ли обязательно Пермью, Пермский краем управлять пермяки?

На самом деле, это не панацея. И основные претензии к Басаргину были не столько в том, что он ставит варягов, а столько в том, что он ставит людей, мягко говоря, непорядочных и некомпетентных. Вот, например, прямо накануне своего ухода он предпринял тщетную попытку провести… закончить административную реформу, и в частности, незначительно обновил кабинет министров. И некоторые из тех людей, которые получили министерские посты, их назначение, мягко говоря, вызывает недоумение. Поэтому первое, что сделал Решетников, он вернул всех, кого нужно было вернуть, и убрал всех, кто, действительно, становился таким острым углом и представлял вообще опасность для управленческой структуры Пермского края. Например, я считаю большим благом возвращение Ольги Антипиной, и еще ее повышение до должности первого зампреда Правительства. При этом уход, долгожданный уход Абузяровой, и скоропостижный уход Бахлыкова, который ну никак, на мой взгляд, не соответствовал должности министра финансов, учитывая те скандалы, которые в Фонде обязательного медицинского страхования преследовали всю его работу, когда пропадали бюджетные деньги в каких-то коммерческих банках, у которых отзывали лицензии, и так далее. Человек, который вообще некомпетентен в вопросах финансов, чуть не стал управлять финансами нашего региона. Поэтому такие хорошие назначения и хорошие увольнения. Если дальше все в таком же, действительно, правильном ключе будет происходить, это будет первый губернатор, которому я буду полностью аплодировать за последние… С 2004 сколько лет прошло? Со времен Юрия Петровича Трутнева, в общем.

– Много лет – тринадцать прошло. Какие мы старые. С кадровой политикой понятно. Еще хотел тебе вопрос задать. Чего тебе хотелось бы видеть? допустим, мы сейчас очень гипотетически будем предполагать, что в сентябре Максим Решетников выборы выиграет. Пока я не вижу, по крайней мере, причин сомневаться в том, что избирательную кампанию он должен пройти достаточно легко. Вот выиграл он выборы. Чего тебе хотелось бы за следующие пять лет увидеть от краевых властей? Что должно быть сделано в первую очередь, и к каким итогам мы через пять лет должны подойти как регион?

Во-первых, должны быть закончены все затянувшиеся проекты. Басаргин слыл ярым прожектером, но практически ни один из начатых проектов закончен не был. Это и галерея, и зоопарк, и все остальные объекты, которые не были…

– Да, и новый вокзал железнодорожный, связанный с автовокзалом. И единственное, что запустили – это аэропорт, по большому счету.

Ну, как? Его не запустили, строго говоря.

– Я имею в виду, запустили строительство. 

Запустили строительство, и опять, насколько я понимаю, сорвут сроки. В конце декабре запустят только часть из того, что обещано было пермякам. Во-первых, все эти проекты должны быть закончены. Во-вторых, учитывая полный карт-бланш Решетникову со стороны федеральных властей, я думаю, что это поспособствует привлечению сюда федеральных денег, например, на расселение Березников, и прочие действительно наболевшие проблемы нашего города. Я помню, когда приходил Басаргин, я был преисполнен настороженного, но всё-таки оптимизма, всё-таки бывший федеральный министр.

– Многие были преисполнены оптимизма.

Да. Значит отношения с федеральными властями замечательные, и сможет привлечь ресурс федерального бюджета для того, чтобы наш регион процветал. Этого не только не случилось, но и местный региональный бюджет начал расхищаться и уходить на какие-то совершенно неэффективные проекты. Здесь, я думаю, учитывая негативный опыт предшественника, Максим Решетников с этой задачей справится лучше.

– Он сам использовал такую формулировку, что одна из главных проблем, с которой ему придется столкнуться, и уже он, видимо, сталкивается, это те самые завышенные ожидания. То есть его многие воспринимают как некоего человека с волшебной палочкой, который сейчас этой волшебной палочкой взмахнет, и все проблемы Пермского края будут решены. При этом, в общем, и он сам, и мы понимаем, что этой волшебной палочки у него нет.

У меня есть основания полагать, что он будет более инициативен, чем предшественник. Вот почему, по сути, Басаргин был отправлен в Пермский край то ли в ссылку, то ли на пенсию, то есть без каких-то перспектив и без необходимости что-то кому-то доказывать. Федеральный министр, очевидно, пошел на понижение. Решетников же наоборот стал губернатором. И, учитывая его молодой возраст и амбиции на долгую политическую карьеру, за ближайшие пять лет ему нужно показать максимальный результат, чтобы затем уйти дальше наверх. Я думаю, что такая мотивация позволит ему добиться результата. А повышенные ожидания, в хорошем смысле, будут некими толчками, чтобы эти ожидания оправдывались.

– В сентябре, как я уже сказал, Максиму Геннадьевичу Решетникову придется пройти избирательный цикл. Непонятно пока, в какой конфигурации он будет его проходить, кто будет его оппонентами и насколько эти оппоненты будут либо реальными, либо это просто будут спарринг-партнеры. Но, тем не менее, выборы у нас состоятся. И вот тебе как избирателю, чего бы хотелось от этой кампании увидеть? То есть просто какие, может быть, пожелания ты бы сейчас в адрес Максима Решетникова озвучил, как ему этот избирательный цикл строить. Потому что правительство он, действительно, уже более-менее как-то скомплектовал, а политическими блоками пока еще не занимался.

Для людей, далеких от политики, Максим Решетников сейчас ни позитивный персонаж, ни негативный. Он пока малоизвестный. Поэтому, во-первых, конечно, необходима яркая кампания, которая позволит раскрыть и его бэкграунд, который достаточно богат, и, главное, планы на будущее, потому что без этого выходить в предвыборную кампанию, с практически нулевой узнаваемостью, ему, наверное, будет сложно. Учитывая, что крупные мастодонты региональной политики уже высказывают осторожные намерения составить конкуренцию исполняющему обязанности губернатора.

– Ты считаешь, что среди крупных мастодонтов региональной политики кто-то имеет реальные намерения, я сейчас даже не о шансах, а о действительных намерениях выдвинуться в избирательную кампанию?

Намерения озвучивали сразу несколько игроков. Правда, у них, я думаю, не очень много шансов. Если бы назначение исполняющего обязанности произошло в мае, когда заканчивались полномочия Басаргина, то там за 3-4 месяца накачать малоизвестного в Перми политика и управленца было бы сложно. А поскольку это произошло в феврале, есть достаточно длительный период. И я думаю, с поддержкой и региональных элит и пермских СМИ, которые, я так понял, вот вы Андрей сказали, видимо примирились друг с другом, я думаю, что это сделать получится. И добавит плюс много процентов доверие президента. И победа на выборах будет очевидной.

– Уникальный, конечно, случай – у нас представитель партии ЛДПР агитирует за человека, возглавившего «Единую Россию» фактически.

Мы все прекрасно понимаем, что…

– Что мы тут, прежде всего, пермяки, а во вторую очередь, уже партийцы.

Да, да, совершенно верно. Тем более, что с партиями исполняющий обязанности губернатора выстраивает нормальный и понятный диалог.

– Вот, как раз, это вопрос, который я хотел задать. А общался ли он с вами, и уже не как с депутатами, а как с партиями, которые на территории Пермского края действуют и набрали достаточно серьезное количество голосов на прошлых выборах.

Да. Для прошлого губернатора все партии, кроме «Единой России», были врагами. Более того, даже некоторые члены «Единой России», которые шли на выборы от «Единой России», тоже были врагами. С новым исполняющим обязанности губернатора мы такого не видим. Все находятся за столом переговоров. Атмосфера достаточно дружелюбная. Причем я не понимаю, какой смысл воевать с парламентскими партиями, учитывая, что это, во-первых, наш партийный федеральный ресурс, во-вторых, мы ведем свою работу. Например, кстати, только партия ЛДПР вне выборов проводит активную работу с гражданами. Вот сейчас мы по всему городу вывесили плакаты, приглашаем всех в нашу приемную, где работают наши юристы. Поэтому ведем нормальную конструктивную работу. Зачем с нами было конфликтовать, я не понимаю?

– Вот после этого спича я тебе счет на рекламу выставлю. Ну что ж, друзья, я благодарю Илью Лисняка. Напомню, что в эфире была программа «Особое мнение», провел ее Андрей Денисенко. В эфире нашей программы был депутат Пермской Городской Думы Илья Лисняк. Оставайтесь на «Эхе». Сейчас местные новости, и много еще интересного впереди. Удачи.

 

Программа вышла в эфир 20 февраля 2017 г.

Обсуждение
2345
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.