Верхний баннер
10:52 | ЧЕТВЕРГ | 29 ИЮНЯ 2017

$ 59.54 € 67.69

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
14:38, 06 марта 2017

«В малоэтажном строительстве много плюсов. Во-первых, места общего пользования всегда будут в надлежащем состоянии. Трудно, наверное, в нормальном работоспособном состоянии держать лифт, когда 25 этажей жильцов», — Андрей Лешков, директор агента недвижимости «Ларец»

Здравствуйте, дорогие друзья. В эфире «Эхо Перми», программа «Районы-Кварталы». Меня зовут Артем Жаворонков, и в гостях у нас сегодня наш постоянный эксперт Андрей Лешков, директор агентства недвижимости «Ларец». Андрей, добрый день.

— Добрый день, Артем, добрый день, уважаемые радиослушатели.

Несколько тем к обсуждению сегодня мы выбрали с вами. И первая – это прошедший в Сочи достаточно крупный форум, если его так можно назвать, «Инновации на рынке недвижимости». Вы были одним из его участников в статусе…

— Слушателя, наблюдателя, ну, и задающего вопросы. Там другого статуса не было.

В таких случая обычно говорят: «Это была площадка для обмена опытом, мнением». Вообще у нас сегодня в профессиональном сообществе, я понимаю так, что там были чиновники от Минстроя РФ, например, они вообще слышат то, что говорят представители риэлтерского сообщества, регионального риэлтерского сообщества?

— Я думаю, да. Причем я задавал вопросы – мне на уровне заместителя министра Минстроя РФ было задано два вопроса, на один ответил, на второй он не ответил, но дал личную почту, чтобы я потом ему сформулировал, и он смог ответить. Потому что все равно тяжело отвечать на вопросы, когда ты перед публикой, достаточно большой аудиторией, и сходу дать какой-то детальный ответ – сложно, я понимаю, поэтому на один вопрос он не ответил.

А что за вопрос, если не секрет?

— Поскольку одно из направлений деятельности, которым я занимаюсь – это малоэтажное строительство, и был конкретный вопрос, связанный с малоэтажным строительством.

Ответ вас удовлетворил?

— Ну, его не было.

Это как раз его не было. А ответ, на который все-таки…

— Да, смотрите, у нас с первого числа очень глобально поменялся весь 14-й Федеральный закон о долевом участии в строительстве. И есть много требований к застройщикам, которые появились. В том числе появился так называемый компенсационный фонд. Если до января месяца застройщик мог застраховать свою ответственность у любой компании, которая была сертифицирована, скажем так, была в списке Центрального банка страховых организаций, которые могли страховать ответственность застройщика перед дольщиками. С июля месяца, я надеюсь, будет создан компенсационный фонд. Сейчас до июля месяца продолжают работать страховые компании, а с июля месяца будет компенсационный фонд. И застройщик будет платить 1%, я так понимаю, сразу же от всех дольщиков, которые будут входить в стройку. И вот этот 1% – это будет компенсационный фонд, который в случае, если застройщик обанкротится, не сможет исполнять свои обязательства перед дольщиком – пойдет на возмещение затрат на достройку многоэтажного жилья.

А почему 1%, если не секрет, и хватит ли этих денег? Это же поле для мошенничества.

— Я думаю, хватит, нас не так много по России. Может быть потому, что каждая стройка, которые были обманутые дольщики – она привлекает активное внимание СМИ, и эта информация через СМИ будируется, и все про ее знают. А в общем количестве сданных домов, строящихся домов – это какой-то минимальный процент именно несданных.

Коллегиальная ответственность – это справедливо по отношению к застройщикам?

— Это правильно. Я, на самом деле, поскольку сам привлекаю деньги дольщиков, я даже не знаю, ни разу не видел представительство страховой компании, куда я плачу. То есть, я просто отправляю платежку в Москву, мне приходит в конверте договор страхования, с этим договором страхования я иду в регистрационную палату. И мне непонятно, в случае мало ли, если бы я не исполнил обязательства – что это за страховая компания, куда она потратила мои деньги, и не обанкротится ли она, если мои дольщики начнут предъявлять к ней претензии? Все-таки компенсационный общий фонд – его проще регулировать, и это, наверное, такой правильный шаг. И, кроме того, поменялись требования к уставному капиталу застройщиков; проектная декларация из трехстраничного документа превратилась в достаточно внушительный по объему документ, даже несмотря на то, что у меня малоэтажное строительство, и у меня не так много квартир. То есть моя проектная декларация – 30 листов. И застройщики предоставляют по 500 листов проектную декларацию.

Если за счет квартальной застройки, например, инфраструктуры.

— Да, то есть запрашиваются все технические условия, запрашиваются справки об отсутствии судимости, об отсутствии недоимок.

Судимости?

— Это именно директора и главного бухгалтера – достаточно большой перечень требований к застройщику, чтобы получить заключение Минстроя на соответствие проектной декларации закону 214.

Вопрос по компенсационному фонду. Каковы инструменты управления им? Вы, как владелец бизнеса по малоэтажному строительству, как можете этими деньгами распоряжаться? СРО?

— Никак, то есть никакого видимо СРО не будет. Есть добровольное СРО. В плане компенсационного фонда механизм пока не понятен, и он сейчас пока не создан, и детально в это пока застройщики не погружаются.

И вы, в том числе.

— Да, потому что он не начал работать.

И план себе не рисовали, каким образом? Потому что, либо страховой платить...

— Это выгоднее, компенсационный фонд выгоднее, потому что страховая компания 1,5%.

А в чьих руках деньги? Вы договариваетесь с другими застройщиками об открытии счета в банке? Вдруг ваши деньги пойдут не на тех дольщиков обманутых, на которых вы хотели.

— Нет, я думаю, все-таки, будет большой котел, куда будет со всей страны, с каждой стройки скапливаться определенный финансовый ресурс. Кто будет распорядителем этого фонда – я не знаю, и так детально я в это не погружался. Я думаю, пока даже это не прописано детально, чтобы можно было прямо сейчас входить. Он не создан, соответственно, детально пока не прописано. Есть какие-то общие фразы, поскольку у нас законы – все-таки все достаточно общее, есть компенсационный фонд: что, как, почему – это пока неизвестно. В любом случае я для себя понимаю, что это достаточно эффективный способ и обеспечения ответственности, и безопасности дольщиков, и этот механизм реально будет работать и, думаю, тех денег, которые будут собираться, будет достаточно. Как раз-таки на форуме также прозвучал пример: немалоизвестная компания СУ-155, московский застройщик, порядка 30 тысяч обманутых дольщиков, поскольку он сейчас достраивается и пытается реализовываться в те квартиры, которые не были проданы дольщикам, и спроса нет. Это я плавно перевожу к тому, что тренд такой нисходящий до регионов пошел как малоэтажное строительство. И на уровне министерства говорят, понятно, почему застройщики не застраивают именно большие дома, какие-то проекты, а именно все выше 25-ти этажей – предел мечтаний каждого крупного застройщика. Нет, сейчас будет уже принята программа именно по помощи в благоустройстве придомовой территории, то есть государство хочет участвовать именно в развитии территорий, может быть, в том числе и по малоэтажной застройке, когда будет комплексно развиваться территория, и государство будет принимать участие в развитии инфраструктуры. И в этом случае будет выгодно создавать проекты, где не будет высокоэтажности и будет соблюден финансовый интерес застройщика, что тоже немаловажно.

К благоустройству, как фактору, мы еще вернемся сегодня в рамках программы. Но все-таки по итогам форума в части обмена опытом или обозначения каких бы то ни было трендов.

— Основной тренд – это роботизация, и как со слов Германа Оскаровича, у нас абсолютно все отрасли будут подвержены цифровизации . Он привел таблицу, где указано прямо по отраслям, кого сейчас уже воронка цифровизации поглотила, а какие отрасли у нас на периферии. Ну, наверное, основные отрасли – это IT, ритейл стал активно уходить. И был такой приведен пример: в Америке были построены торговые центры буквально несколько лет тому назад – они начинают пустовать. То есть, это реально убыток инвесторов, которые вкладываются в торговые центры. То есть, видимо, ритейл стал уходить у нас в онлайн, люди стали покупать, поэтому и торговые центры начали пустовать. Я понимаю, что может быть до нас эта тенденция дойдет через несколько лет, но она обязательно к нам придет. Отстающие – это сфера ЖКХ, нефть, газ, то есть, они там на самых последних позициях.

Ну, какая там цифровизация может быть поэтому.

— Ну да. А так в основном реклама, недвижимость, туризм, ритейл. Наверное, все. Сейчас можно спокойно забронировать отель на каком-нибудь букинге, рекламу делают онлайн, купить онлайн билеты и улететь, спланировать отдых минут за 15-20 просто со смартфона. Также я думаю и недвижимость. Я пока представитель, 12 лет недвижимости – я понимаю, к чему идет такой тренд. Не хочу делать рекламу сервису Сбербанка, но видимо все равно скоро о нем все узнают – для нас это хороший звоночек, особенно звоночек тем компаниям, риэлтерской недвижимостью которые занимаются, которые занимались скорингом клиентов с интернета, посредством рекламы, директа, какого-избудь SEO-продвижения своих сайтов, собирали клиентов и акцентировали их на продажу своего продута, ну, даже не своего продукта, а каких-нибудь новостроек. Сейчас, как Герман Оскарович сказал, они хотят быть дирижером, они хотят быть единственным посредником между продавцом и покупателем. Это будет банк. Со своим ресурсом они это де-факто уже сделали. То есть, это не надо говорить, что это когда-то будет – это уже сейчас работающий инструмент с декабря месяца. Пока это еще только клиенты Сбербанка, по уникальному логину паролю могут выйти на этот ресурс, и выбрать новостройку, пока только новостройку, и купить ее. Также будет предложено несколько сервисов в плане оформления ипотечного кредита, проверка чистоты, выбор агентства недвижимости, хотя я в этом случае не понимаю, для чего оно нужно будет.

Это пока только декларация?

— Это уже рабочий инструмент.

Я имею в виду, что выбор агентства недвижимости – декларация для того, чтобы пока не будоражить эту отрасль. Вы, как застройщик, наверное, заинтересованы в подобном сервисе, но как руководитель агентства недвижимости, наверное, понимаете, что рано или поздно это может привести к тому, что вообще эта прослойка в виде риелторов будет выключена из системы.

— Возможно лет через 10, пока даже не знаю каким способом. На мой взгляд, сейчас мы риэлтерскую составляющую никак не сможем, потому что рынок вторичного жилья очень богат на всякие ситуации, которые никоим образом через смартфон или онлайн решить нельзя. Что касается рынка новостроек – сейчас при наличии такого ресурса, конечно же, именно профессия риелтор оттуда уйдет. Потому что человек, зачем ему риелтор, когда он может спокойно за час оформить ипотечную заявку, за два часа купить недвижимость, через три получить свидетельство, и это все реалии пяти лет.

Это, наверное, хорошо все-таки.

— Это хорошо, для клиента – хорошо. Для агентств, которые специализируются на продаже новостроек – это плохо, пускай задумаются.

Но, кстати, подтвердите или опровергните, но сразу после рекламы, тренд на то, что многие застройщики сегодня отказываются от услуг рекрутских агентств, сосредотачиваясь на открытии собственных офисов продаж, наработки собственной клиентской базы. Слушателям напомню, что гость программы «Районы-Кварталы» на этой неделе Андрей Лешков, директор агентства недвижимости «Ларец». Вопрос, который мы затронули в предыдущей части программы – удобный сервис одного из наших банков, крупнейшего банка нашей страны, который в какой-то момент времени приведет, по крайней мере на рынке недвижимости новостроек, к нивелированию функции риэлтерских агентств.

— В какой-то ее части. Банк никогда не будут заниматься продажей «вторички» – это ему не интересно. В любом случае, риелтор всегда свою нишу займет. Просто если сравнивать рынок недвижимости с куском пирога, то постепенно каждый кусочек, какие-то другие отрасли от нас отбирают. Например, реклама объектов недвижимости. Понятно, какие ресурсы, там крупные, федеральные, просто каждый кусок от этого большого пирога, который мы называем «недвижимость», откусили у риэлтерского сообщества. То есть, вся информация уже не сосредоточена в руках риелтора – она сосредоточена в каких-то других ресурсах. Один банк занимает тоже свою большую определенную большую отрасль – он также пытается этот кусок пирога себе забрать. И то, что остается – это продажа вторичного жилья, это оказание помощи застройщикам в продаже того вторичного жилья, с которым к ним приходят покупатели. Но я думаю, это никогда не уйдет от нас, от риелторов. На самом деле, риэлтерский бизнес – он низкомаржинальный. Я, конечно, не знаю, почему такие заблуждения у населения, что риелтор – это тот специалист, который получает большие деньги за несуществующую услугу. На самом деле, это очень сложный и кропотливый, даже знания-емкий бизнес, и ни один банк, ни один онлайн-ресурс никогда с этой профессией ничего не сделает, по крайней мере, я говорю это на сегодняшний день, владея информацией, которой владею. Поэтому я за риэлтерский бизнес не боюсь, но какой-то кусок пирога был у нас уже отобран.

Еще один кусочек могут отобрать сами застройщики, которые, как, по крайней мере, свидетельствуют мои источники, все чаще склоняются к прямой продаже своих объектов, минуя посредничество риэлторов. Или остались компании?

— На самом деле нет – это заблуждение. Вообще застройщики нуждаются в партнерах, поскольку агентов недвижимости – к нам пришел человек продавать вторичное жилье, и на наше уже усмотрение, на какую новостройку мы его ориентируем. Поскольку был конгресс, там было много представителей, в том числе риэлтерских компаний. Риэлтерские компании бывают добросовестные, а бывают недобросовестные. И впрямую мне было сказано: «У меня крупная сеть агентств недвижимости, ко мне пришел клиент, который хочет продать вторичное жилье и хочет купить новостройку». Если застройщик, который мне ничего не платит – я к нему вообще не поведу, тот, который мне мало платит – я еще подумаю, привести своего клиента туда, или не привести. А вообще, если мне будет выгоднее ему продать какое-нибудь вторичное жилье, и аргументов возражения на это переубедить клиента с новостройки на «вторичку» достаточно будет, то есть я ему продам вторичное жилье. Поэтому застройщики приходят к нам в агентство недвижимости и аргументируют нас, в том числе и заинтересовывают финансово, чтобы мы своих клиентов, которым мы продали вторичное жилье, привели к ним. То есть вот эту цепочку. И в общей структуре продаж, как раз риэлтерские компании занимают минимум 30% у застройщика, а собственный отдел продаж, может быть, 40%, еще бывают рекомендации, инвесторы – различные процентные соотношения. Лично у меня из опыта, как застройщика малоэтажного жилья, только 20% клиентов привел мне крупный федеральный ресурс, куда подается объявление, а 80% – это все остальное. То есть, это большое заблуждение, что можно легко подать какое-то свое объявление, в том числе по продаже новостройки на ресурсы, и просто собирать оттуда клиентов и покупателей. И 30% в этой структуре – это были агентства недвижимости. То есть мне агентство недвижимости привело больше клиентов, чем наш федеральный ресурс.

Самостоятельный поиск, так можно называть?

— Да.

Подразумевает, что ручками, глазками.

— Ручками, глазками, клавишами, потиранием экрана смартфона. То есть, это заблуждение застройщиков, поэтому застройщики к нам идут, нас любят, нас мотивируют, и мы с ними в связке. Я думаю, что эта связка если будет нарушена со стороны крупного нашего банка, но, все-таки, не навсегда и не в полном объеме.

Еще один блок вопросов, которые хотелось бы с вами обсудить – они взаимосвязаны друг с другом. С одной стороны, президент Владимир Путин неожиданно произнес фразу «благоустройство», и сразу закипела жизнь и работа в этом направлении: начали создаваться фонды, уже резервируются какие-то средства. Многие полагают, что речь идет лишь о благоустройстве территории вокруг уже созданных домов, в первую очередь, конечно же представляются пятиэтажки, и вот эти самые разбомбленные еще в период советского времени придомовые территории. Насколько я понимаю, здесь благоустройство рассматривается в самом широком смысле этого слова, и очень часто само понятие закладывается при строительстве нового жилья. А тут возникают факторы: точечная застройка или комплексное освоение территории. Где-то есть возможности для создания наилучшего благоприятствования, с точки зрения благоустройства, а где-то – нет. Как сегодня выглядит ситуация, и каков фактор в части наличия той или иной придомовой территории и ее благоустройства в выборе?

— Давайте я вам так отвечу: я все-таки отвечу со стороны покупателя. Комплексная застройка, чем она интересна. Во-первых, комплексная застройка проходит через процедуру проекта планировки территории, и в идеале, проект планировки территории должен предусматривать всю инфраструктуру, которая будет необходима для жителей, купивших квартиру в новостройке. То есть, это школы, садики, больницы, какие-то парки, рекреационная зона.

Велосипедных дорожек.

— В качестве примера какой-то реновации и качественного проекта планировки территории подойдет бывшая территория психиатрической больницы на Революции, застраиваемой «Гулливером». Сделал рекламу, можешь галочку поставить. Так или иначе, это единственный у нас пример, где именно реновация, когда территория была, что-то было до нее, а потом застройщик пришел и полностью поменял и концепцию этого участка, и там и зона парков, и все-таки места благоустроенные будут. Что касается точечной застройки – мне непонятно, почему администрация до сих пор нам подписывает разрешение на строительство на каких-нибудь 30-ти сотках 25-этажные дома, где непонятно, где люди будут ставить автомобили. Причем нет никакой подземной парковки – я просто считаю, что так делать не надо, мягко сказать.

А что делать тогда с этими участками? Ведь кризис 2008 года, в первую очередь, привел к тому, что наш город стали называть, неоднократно уже эту фразу произносил в эфире, «городом с вырванными зубами». То есть, у нас огромное количество территорий, участков, которые, кроме как точечным образом не застроить, и парки разбивать там собственники этих участков не станут точно – это экономически не выгодно. Что делать тогда с этими участками, получается ведь…

— Ограничивать этажность – по-другому здесь никак нельзя. Например, участок где-нибудь в центре города. Понятно, там инфраструктура такая, какая есть: школы, садики. Я понимаю, что застройщик здесь не будет вкладываться ни в какую социальную инфраструктуру, и давать ему возможность строить 25-этажные дома или какие-нибудь высотные дома меняя облик города – я тоже не понимаю. Я понимаю экономику застройщика, но не понимаю позицию властей в этом случае.

Потому что их главная задача как раз ориентироваться на клиента, на покупателя этого жилья, а не на застройщика. Хотя, с другой стороны, и денег.

— Надо понимать, во-первых: не будет парковочных мест в достаточном объеме, не будет создано никакой инфраструктуры, никакого благоустройства, кроме какой-нибудь дешевой детской площадки в пару горок, и может какая-то качелька – и все, на этом благоустройство закончено. Ну, асфальтируют площадку – это же не благоустройство, это непонятно что, это эконом-плюс.

Андрей Лешков, директор агентства недвижимость «Ларец», гость программы «Районы-Кварталы» на этой неделе. Вот эта важная тема благоустройства прилегающей территории. Понятно, что возможностей у застройщика, действующего через какие-то точечные строения меньше, чем у тех, кто пытается комплексно осваивать территорию. И вы уже отметили, что в принципе, ограничение этажности, как фактор, может повлиять и сдержать, по крайней мере, застройщика от необдуманных шагов. А может быть, мы просто преувеличиваем сегодня требования самих покупателей к благоустройству территории? И фактор того, что я буду жить пусть и в однокомнатной квартире без парковки в центре Перми, будет перевешивать фактор того, что я буду жить в такой же квартире, но, скажем, в окружении леса и в 30-минутной доступности от центра.

— У нас в Перми стало появляться очень много интересных проектов, и они начали друг с другом конкурировать. Не секрет, сейчас проехавшись, например, от аэропорта до центрального рынка – и справа, и слева очень много проектов. И так можно радиально в любую точку города: много новостроек, много башенных кранов, которые постоянно что-то строят. Много проектов интересных и менее интересных. То есть покупатель – он может выбирать. Есть хорошие площадки, хорошие новостройки по такой же цене, как, возможно, элемент точечной застройки, и покупатель будет голосовать рублем. Тем более есть тренд, он в Екатеринбурге уже два-три года, когда идет перенасыщение рынка – идет переизбыток новостроек. Реально построены дома, которые не проданы, не проданы квартиры. И в Ростове и Краснодаре стоят просто целые многоквартирные дома непроданные, в Екатеринбурге – это тренд двух-трех лет. Мы так же придем к этому, может быть через год-два, и у нас будут реально стоять непроданные квартиры. И застройщики будут уже выбирать проекты, где они смогут привлекать покупателя в том числе и развитой благоустроенной территорией. И точечная застройка – она сама по себе, конечно, останется, может быть, в каких-то хороших местах, где действительно чисто из-за местоположения покупатель будет покупать квартиру, но так или иначе покупатели будут голосовать рублем именно за те новостройки, где будет благоустроена территория.

Это уже сейчас видно: может быть дом хороший, а припарковаться негде, ребенку гулять негде, неудобно выезжать. Сейчас пример около Пушкина, не буду называть новостройку, но это, я считаю, пример безобразия, который вообще может быть на территории Перми, когда такой большой дом – непонятно, как люди будут туда заезжать, и так перегружена улица Пушкина, нет парковочных мест, нет благоустроенной территории.

А еще и зона платной парковки.

– И вообще надо понимать, что Комсомольский проспект – это территория, так  называемая сталинский ампир, если я не ошибаюсь. И так менять его облик жилым комплексом коммерческим «Черный квадрат», и эта новостройка на улице Пушкина.

Мне все-таки больше нравится « Гулливер». Ну, и как тоже пример развития территории – это «Ива», спортивный микрорайон. Все-таки я понимаю, к чему это там идет: там будут и школы, и садики, и больницы, будут зоны парков, поэтому там люди и покупают квартиры, голосуют рублем.

Но там ведь тоже они пока, по крайней мере, дома, которые строятся – достаточно невысокие.

– Там переменная этажность. Они, начиная от «Ивы», там, где зона частной застройки – они постепенно поднимают этажность, чтобы опять не было 9-этажного дома напротив коттеджа.

Роль малоэтажного строительства. Здесь хотелось бы вас, как эксперта, расспросить. Придем мы в конце концов к тому, что видим в американских фильмах?

– Малоэтажная Америка? Да, я думаю, мы к этому придем – это тренд, может быть, десятилетия тренд, и даже крупные застройщики идут в малоэтажное строительство. Я уже говорил в одном из эфиров на вашей радиостанции, что 25-этажные дома, где нет и благоустройства вменяемого, будут с каждым годом все меньше и меньше интересовать покупателей новостроек. В чем плюс малоэтажного строительства. Во-первых, места общего пользования всегда будут в надлежащем состоянии. Трудно, наверное, в нормальном работоспособном состоянии держать лифт, когда там 25-ть этажей жильцов – это все будет в негодном состоянии через 5-6 лет. Малоэтажное строительство, плюс какая-то развитая инфраструктура, плюс, возможно, федеральная программа, которая будет в этом участвовать, небольшое количество соседей – мне кажется, это такой оптимальный путь развития. Что дома, не выше 3-4 этажей, что таунхаусы, которые сейчас стали активно застраиваться, в том числе моей компанией – все это тренд десятилетия.

И в заключение нашей программы хотелось еще одно ваше экспертное мнение по вопросу, всплывшему в паблике совершенно недавно: в Москве утвердили проект по сносу пятиэтажек. Я сомневаюсь, что когда-то что-то подобное будет реализовано у нас, но есть примеры Калининграда, где пятиэтажки после капитального ремонта выглядят просто удивительно – они похожи на немецкий шале, сделаны как раз в этой же стилистике. Каково будущее пятиэтажек в Перми? Как вы относитесь к инициативе Москвы полностью от них избавиться, ведь они очень часто в таком виде застроены, создают такие кварталы, что ни в сказке сказать, ни пером описать – в негативном, конечно, отношении.

– Если оставлять за скобкой юридическую составляющую, потому что сейчас только аварийное жилье может быть принудительно снесено, и собственник может быть принудительно выселен куда-нибудь на окраину и там в какую-нибудь новостройку, которая специально для этих целей была построена – сейчас так происходит на всей территории Российской Федерации. Я так понимаю, что будут какие-то внесены изменения в Гражданский жилищный кодекс, который позволит собственника жилья лишить его собственности, и куда-то переселить. Я думаю, одно из возражений собственника, который является дома хрущевского типа постройки – это именно район, куда он будет переселяться после сноса.

Ну, пока декларируется, что в том же районе.

– Да, если это будет тот же район – я думаю, владельцы хрущевок всеми руками «за» будут переселяться в какое-то новое элитное жилье в этом же микрорайоне, и от этих «хрущевок» ничего не останется. Это хороший путь развития, просто очень дорогостоящий. Если Москва может себе это позволить, то не знаю, как насчет Перми. У нас примеры двух этажных бараков, которые в центре Перми до сих пор никто не может переселить.

Эта идея, конечно, хороша, но она жизнеспособна? Опять же, если выходить за рамки юридических взаимоотношений в мегаполисах, стоит оно того? Вот у нас много пятиэтажек стоит по улице Ленина – снеси да построй там что-нибудь, имитирующее сталинский ампер для того, чтобы придать хотя бы какой-то общий облик перекрестку Ленина того же самого.

– Об этом можно только помечтать. Я думаю, у нас есть районы, которые действительно требуют сноса пятиэтажных домов, и я даже сейчас не буду говорить про центральную улицу.  Мне, например, Мотовилихинский район нравится, бульвар Гагарина 105-107 –  там просто панельные дома, которые сейчас видно, что сколько они еще простоят, 20-30 лет, и этот вопрос надо будет решать. То если либо решать путем участия в программе переселения ветхого аварийного жилья, либо это в каком-нибудь добровольном порядке, чтобы не было такого негатива со стороны собственников. Я ведь понимаю, то есть несколько пятиэтажек, которые через 20-30 лет придут в негодность, и их будут расселять на окраины – это же большой резонанс будет в СМИ, и люди будут выходить на митинги.

Кстати, опять по поводу окраин и малоэтажного строительства. С точки зрения экономики к вам, опять же, как к человеку, занимающемуся малоэтажным строительством, наверное, последний вопрос в нашем эфире – малоэтажное строительство, пусть и на окраинах, как альтернатива «хрущевкам» в центре. Если речь пойдет не о выселении в 25-этажки на окраины, а в таунхаусы – это невозможно физически, слишком велика разница в цене? И даже компенсация со стороны государства не позволит людей отправить жить в нормальные условия?

– Все зависит от площади. «Хрущевка», даже трехкомнатная – это 60 квадратных метров. Минимальная площадь таунхауса тоже 60 квадратных метров. Пожалуйста, просто вы еще становитесь обладателем какого-то земельного участка. Что касается какой-то инфраструктуры – она так или иначе создается, даже на окраинах, потому что там есть место, где можно ее размещать. И я так понимаю, что бывший губернатор этим плотно занимался – я в этом не вижу никаких проблем. Единственное, тут надо, чтобы комплексно застраивалась территория именно малоэтажным жильем. Пока это застройщикам не выгодно, но при условии, что государство будет принимать участие в развитии инфраструктуры, то мне кажется, за этим будущее.

Но ведь это снимет огромное количество проблем, главной из которых является смена просто места проживания – лучше быть в частном доме.

Окраина не пугает, потому что сейчас город Пермь находится в середине транспортного кольца – можно выехать на это кольцо в любое место города буквально за 20-30 минут доехать.

Все-таки, обещают развитие инфраструктуры и дорожной сети. Большое спасибо, Андрей Лешков, директор агента недвижимости «Ларец» был гостем программы «Районы-Кварталы» на этой неделе. Провел ее для вас Артем Жаворонков, до свидания, до новых встреч.

– До свидания, Артем, спасибо. 

Программа вышла в эфир 2 марта 2017 г.

Обсуждение
1957
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.