Верхний баннер
05:41 | СУББОТА | 27 МАЯ 2017

$ 56.76 € 63.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
14:35, 10 мая 2017

«Реально политические партии имеют какую-то силу конкретную на местах, только если они имеют влиятельных покровителей, какие-то местные силы, которые их поддерживают», - Олег Подвинцев, политолог

Юлия Хлобыст: 13:05 в Перми, всем добрый день! Это политическое ток-шоу «Кухня», меня зовут Юлия Хлобыст, здесь же на нашей «Кухне» Александр Пахолков.

Александр Пахолков: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Саш, добрый день! И в гостях на политической «Кухне» «Эха» доктор политических наук, профессор Олег Подвинцев. Олег Борисович, добрый день!

Олег Подвинцев: Добрый день!

Юлия Хлобыст: У нас в прошлый раз так хорошо зашла тема по поводу...

Олег Подвинцев: Равенства партий?

Юлия Хлобыст: Нет, сходств и различий партий, мы приглашали Ксению Пунину, которая нам тоже некий расклад давала, и в общем-то сошлись во мнении, по крайней мере с Ксенией Пуниной о том, что вообще видимых каких-то различий в идеологиях, программах партий сегодня просто не существует, и об этом же собственно говорили и наши слушатели.

Александр Пахолков: Да, у нас все, кто голосовали, поддержали идею, что никаких различий между партиями нет, и только под конец, ну, что-то мы с 92% закончили, что никаких различий нет.

Юлия Хлобыст: 92% слушателей «Эха» посчитали, что никаких различий нет, остальные 8%, видимо, видят какие-то различия, но, когда были звонки, никто нам так и не смог сказать на самом деле – в чем эти различия.

Александр Пахолков: Да.

Юлия Хлобыст: Мы, безусловно, хотим узнать на эту тему ваше мнение, только мы сначала запустим голосовалку. Вопрос, собственно говоря, один.

Александр Пахолков: Давай я сформулирую. Суть в том, что по итогам прошлой передачи, прошлого голосования мы пришли к такому выводу, что, если в сегодняшних партиях, а мы в первую очередь, конечно, говорили о партиях парламентских, партиях, представленных в том числе и в нашем Законодательном собрании Пермского края, если здесь отличий нет, тогда возникает вопрос, ну, как же так? Они совсем все одинаковые или, возможно, это проблема этой политической системы? Возможно, в этой политической системе так называемых парламентских партий, возможно, они устарели, возможно, они как-то девальвировались? И вопрос мы хотим сформулировать следующим образом: «Как вы считаете, нужны ли новые партии?».

Юлия Хлобыст: Будете ли вы голосовать за новую партию?

Александр Пахолков: Будете ли вы голосовать за новую партию? Готовы ли вы поддержать новую партию? Если вы считаете, что да, нужны новые партии, потому что старые все одинаковые, всем надоели и ничем не отличаются, если вы считаете, что вы готовы ее поддержать, вы набираете номер...

Юлия Хлобыст: Тогда ваш телефон 207-05-15.

Александр Пахолков: А если вы считаете, что голосовать за новые партии - это какой-то проект, вы потеряете голоса.

Юлия Хлобыст: И все новое - это хорошо забытое старое.

Александр Пахолков: Да-да-да

Юлия Хлобыст: Тогда ваш телефон 207-05-25.

Александр Пахолков: Лучше я поддержу ту партию, которая точно пройдет, и я не потеряю свой голос.

Юлия Хлобыст: Ну что ж, голосование началось. Олег Борисович, теперь все-таки ваше мнение по поводу, есть ли действительно какие-то явные различия, кроме, конечно же, атрибутики и лидеров?

Александр Пахолков: Я бы сказал, в политической практике, а не в каких-то действительно пронафталиновых документах»  

Олег Подвинцев: Вот это, по-моему, самое точное замечание, потому что я не собираюсь спорить, что в Пермском крае, я подчеркиваю - именно в Пермском крае, потому что я не буду говорить за другие регионы или про позицию партий на федеральном уровне. Это на самом деле просто разные вещи, надо разбирать каждый отдельный конкретный случай. потому что особенности политических партий в России - одно из условий их слабости на самом деле как института вообще в принципе в России заключается как раз в том, что по сути дела одна и та же партия в Москве, в Перми, где-нибудь там во Владивостоке, в Чечне или Татарстане - это на самом деле зачастую очень разные организации, очень по-разному вписанные в политический режим, который с одной стороны существует в России в целом, а с другой стороны имеет свои особенности в каждом конкретном регионе, почти в каждом.

Александр Пахолков: Например, Бурков - «Справедливая Россия», кандидат, который сейчас хочет идти на губернаторские выборы, очень яркий интересный человек, и там нельзя говорить, что «Справедливая Россия» - это какая-то никчемная организация.

Олег Подвинцев: То-то и оно, что на самом деле в разных регионах...

Александр Пахолков: Екатеринбургская, да, понятно.

Олег Подвинцев: Дело в том, что у нас всегда конечно все политические силы - это особенность просто политической культуры России, нельзя сказать, что она там какая-то плохая или там убогая, да, или наоборот, особо развитая.

Александр Пахолков: Та, которая есть.

Олег Подвинцев: Да, та, которая есть. В некоторых других странах, скажем, похожая ситуация, в США, например, так вот особенность заключается в том, что все воспринимается через лидера, и зачастую фигура лидера, конкретного человека - она имеет ключевое значение, и если говорить, например, о справедливой России в Свердловской области, то конечно это не партия Миронова.

Александр Пахолков: Да, это точно партия Буркова.

Олег Подвинцев: Это точно партия Буркова. И если есть действительно какие-то сильные политические фигуры, если есть какие-то самостоятельные группировки, которые за ними стоят или их поддерживают...

Александр Пахолков: Финансово-промышленные.

Олег Подвинцев: Ну, различные, скажем так. Бывает по-разному в нашей стране, то естественно, что степень самостоятельности вот этих региональных партийных организаций - она может быть весьма высокой, они могут реально влиять на политический процесс.

Юлия Хлобыст: Олег Борисович, а лидеры-то как выбирают партии, т.е. есть свободная какая-то от лидера партия, давай-ка я ее себе возьму.

Олег Подвинцев: Это тоже на самом деле вот совершенно правильно сказано.

Александр Пахолков: Я отрицаю вообще понятие «выборы лидера внутри партии», он выбирается в администрации президента.

Олег Подвинцев: Если говорить на российском уровне. Если говорить на региональном, бывает по-разному, еще раз повторяю, что есть, выдвигаются, например, некие самостоятельные фигуры, которые нельзя игнорировать, которые действительно выступают в качестве самостоятельных игроков, приобретая в начале партию. На самом деле, так было по сути дела всегда, в 90-е - начале 2000-х годов, когда партии вроде бы усиливались, и тем не менее, все равно не столько были лидеры при партиях, сколько были партии при лидерах. И реальная ситуация, конечно, на местах - она очень сильно отличалась от ситуации там в Москве в том, что касается центральных фигур, центральных лидеров, они, например, могли между собой договариваться, а тем не менее на местах складывалась ситуация совершенно иная, и лидеры договориться не могли. Говорили, например, о двух партиях либеральных, которые все хотели заключить между собой союз - «Яблоко» и «Союз правых сил», если его кто-то еще помнит, вот, то предположим, в Москве их лидеры могли договориться между собой, но в Перми, например, когда партии контролировались в первую очередь господином Похмелкиным, да, и то, что касается «СПС», и по сути дела действующим в то время губернатором Трутневым то, что касается «Яблока», «Яблоко» был не единственный актив политический, безусловно, команды Трутнева, но входил вот в состав.

Александр Пахолков: Там «Отечество» еще было.

Олег Подвинцев: Ну да, я еще раз повторяю, вот конкретный пример. Так вот как бы там ни договаривались лидеры «Яблока» и «СПС» в Москве, все равно пока Трутнев бы не договорился с Похмелкиным - они так и не договорились, никакого союза в Перми между «СПС» и «Яблоком» не получалось. Ну, примеров можно приводить много, можно вспомнить такую подзабытую партию, как «Партия российского единства и согласия», лидер которой господин Шахрай в начале 2000-х годов поехал отсюда баллотироваться в государственную Думу, посчитав, что здесь сильная организация, или ему местная организация сказал, что извините, у нас тут другие договоренности, другой кандидат, мы поддерживаем кандидата от другой партии в этом избирательном округе, в котором вы собираетесь баллотироваться. Т.е. вот такие вещи были, и на самом деле был какой-то момент, когда казалось, что партии будут усиливаться, будут усиливаться прежде всего потому что был взят курс на это опять-таки в Москве, на какое-то укрепление институтов, резко сократилось число партий в результате принятых законодательных мер, и с другой стороны вроде бы оставшиеся партии должны были усиливаться. Но то, что мы имеем сейчас, мы имеем ситуацию в какой-то степени даже хуже, чем она была в начале 2000-х годов, потому что партии зачастую потеряли...

Александр Пахолков: Мне кажется, значительно хуже.

Олег Подвинцев: Давайте не будем спорить по этому поводу - больше или меньше  - не принципиально, факт тот, что реально политические партии имеют какую-то силу конкретную на местах, только если они имеют каких-то вот влиятельных покровителей, какие-то местные силы, которые их поддерживают.

Юлия Хлобыст: Т.е. я правильно понимаю, что сегодня та идея, которая была по сути заложена в самом существовании политических партий, т.е. сначала какая-то идеология партии, и уже потом она должна внедряться…

Олег Подвинцев: На самом деле, если говорить о мировом опыте, историческом опыте и т.д., то партии просто бывают разные - они могут строиться с верху, они могут строиться снизу, они могут быть идеологизированы, они могут быть завязаны на лидере. Партии бывают разные, вопрос в том, что российские партии - они на самом деле зачастую вообще просто утратили свою самостоятельность.

Александр Пахолков: Проекты.

Олег Подвинцев: Да, превращаются в проекты, превращаются в какие-то фикции, где размежевание чисто формальное, где идеология по сути дела особой роли не играет, где на самом деле и сильных лидеров-то нет. Вот, если мы говорим о Пермском крае, к сожалению, мы сейчас пришли именно к этому, собственно сильных самостоятельных лидеров в Пермском крае просто нет. Это относится даже к «Единой России».

Александр Пахолков: Я думаю, что у нас значительно менее 10-ти, может быть в районе 5% населения может назвать, а может даже только 2-3% могут назвать руководителей всех региональных отделений политических партий.

Олег Подвинцев: Я думаю, что могут назвать хотя бы одного, наверное, только 5%, если говорить о населении.

Юлия Хлобыст: Я напомню нашим слушателям, что у нас работает мобильный эфирный телефон 8 963 870 1000, вы можете отправлять свои вопросы для Олега Подвинцева на Viber, WhatsApp, Telegram, SMS, есть еще эфирный ICQ 404-582-017, и, конечно же, мы принимаем звонки по телефону прямого эфира 2-066-066.

Александр Пахолков: Да.

Юлия Хлобыст: Знаете, Олег Борисович, хотела вот что спросить, и распишусь здесь в своей собственной некомпетентности, я честно скажу, программы партий не читала...

Олег Подвинцев: Так как у «Единой России» нет программы, ее нельзя прочитать.

Юлия Хлобыст: Хорошо, программные заявления!

Александр Пахолков: Это агитки на выборах!

Юлия Хлобыст: Даже когда ты читаешь в политических агитках какие-то программные моменты, они все одни и те же, у меня вот смешивается в голове абсолютно.

Александр Пахолков: Это ключевой момент, потому что это не программные, это агитация, а в ней - все за все хорошее против всего плохого - это понятно. Кто выступает за рост зарплат чиновников, какая партия? Никакой. Кто выступает за повышение пенсионного возраста? Никто не выступает. Почему же это все время происходит?

Юлия Хлобыст: Перед нашим эфиром я на своей страничке в Фейсбуке попросила моих подписчиков набросать нам лайфхаки, как они выбирают себе партии, за представителей которых голосуюи, и никто никакие лайфхаки не сбросил, т.е. нет таких правил, единственно что писали, что...

Александр Пахолков: По цвету их выбирают.

Юлия Хлобыст: Что по сути дела у нас сейчас некая авторитарная система, когда одна партия есть ведущая, остальные ее, так скажем, отделения.

Александр Пахолков: Сателлиты.

Олег Подвинцев: Ну, на самом деле вы сейчас несколько вопросов поставили, да. Вопрос по поводу программ, еще раз повторяю, в России вообще программы никто в последнее время - я имею в виду все постсоветское время - никто особенно вообще не читал.

Александр Пахолков: Берут таких специалистов, как Олег Борисович, дают им некую сумму, а они там пишут что-то умное!

Олег Подвинцев: Я не писал никогда программ партий, потому что я...

Александр Пахолков: Олег Борисович, вы вполне можете, я в это верю.

Олег Подвинцев: Я верю, что я могу, да, но мне это неинтересно, потому что именно они значения никакого не имеют.

Александр Пахолков: Никакого не имеют, абсолютно верно.

Олег Подвинцев: Предвыборные платформы я писал.

Юлия Хлобыст: А что тогда имеет?

Олег Подвинцев: Я вот все-таки давайте закончу мысль по поводу того, что в России это неинтересно. На самом деле, как и программы кандидатов как таковые в большинстве случает, т.е. я всегда студентам, когда их избирательным технологиям в России учу, говорю о том, что для чего нужно писать кандидатам?

Александр Пахолков: На всякий случай!

Олег Подвинцев: Да, если бы его спросили на встрече, а у вас есть программа? Он мог достать ее, потрясти и сказать, да, есть конечно, посмотрите, вон какая толстая, ту все написано. Хотите почитать? Ее никто читать не будет.

Александр Пахолков: А я, как политтехнолог, добавлю: на каждый сложный вопрос можно сказать – хорошо, я включу это в свою политическую программу.

Олег Подвинцев: Конечно, конечно, мы немножко знаем об этом, да, Александр, поэтому...

Юлия Хлобыст: Можно, Олег Борисович, просто добавлю. На «Эхе Москвы» было такое исследование год назад, они проанализировали видимо несколько партийных программ, так вот пишут, 26 партий написали менее 5 печатных страниц - это что касается программ, 13 из них до 2 страниц, т.е. краткость - сестра таланта. Нормально, чем короче, тем лучше.

Олег Подвинцев: С учетом того, что у нас снова около 70 партий в России зарегистрировано, конечно происходит экономия ресурсов, потому что в большинстве случаев эти партии создаются под чисто конкретные цели. Но еще раз повторяю, у нас голосуют не за вот эту программу, которая где-то написана, опубликована и т.д., а голосуют за человека - за конкретного лидера, который собственно сам эту программу олицетворяет, если он начнет озвучивать что-то такое. Если ему не поверят, за него не будут голосовать, т.е. его позиция должна быть сопряжена с его личными качествами, это есть программа.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся на политическую «Кухню» «Эха», оставайтесь с нами.

 

Программа «Кухня». Политическое ток-шоу

 

Юлия Хлобыст: 13:22 в Перми, продолжается политическое ток-шоу «Кухня», у микрофона Юлия Хлобыст, здесь же у микрофона Александр Пахолков.

Александр Пахолков: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Саш, добрый день! За звукорежиссерским пультом Вадим Шилоносов, и сегодня на нашей политической «Кухне» «Эха» в гостях профессор Олег Подвинцев. Олег Борисович, добрый день!

Олег Подвинцев: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Я напоминаю, что у нас продолжается голосование, вопрос мы ставили такой: «Готовы ли вы поддерживать новые партии?». Любая новая партия - вот какая угодно, 207-05-15. Если вы готовы поддерживать любую из старых партий, потому что...

Александр Пахолков: Потому, что они надежные, а другие партии - это потеря голосов, потому что они не преодолеют 5% барьер, например.

Юлия Хлобыст: Да, тогда ваш телефон 207-05-25. Голосование идет у нас, у нас есть сообщения. Я напомню еще для наших слушателей мобильный эфирный телефон 8 963 870 1000, на Viber, WhatsApp, Telegram, SMS, 404-582-017 это эфирный ICQ, и телефон прямого эфира 2-066-066. И пишут Олегу Борисовичу: «Что делать лидерам общественного мнения местного уровня в эпоху политпартий проектов - искать покровителей?».

Олег Подвинцев: Ну, остается вопрос о приватизации существующих брендов, потому что, я уже сказал, в принципе партия может представлять реальную силу на региональном уровне, и примеры есть, есть даже губернаторы, избранные от политических партий, не от «Единой России», один правда, но тем не менее есть.

Александр Пахолков: Нет, их не один, первый был проект в Забайкальском крае, кандидат губернатор «Справедливой России».

Олег Подвинцев: На самом деле у нас немножко существует принцип «каждой парламентской партии по одному губернатору» негласно реализованный, но я имею в виду, один губернатор избранный в конкурентной борьбе.

Александр Пахолков: В конкурентной борьбе.

Олег Подвинцев: В конкурентной борьбе в частности с «Единой Россией».

Александр Пахолков: Просочился.

Олег Подвинцев: Потому что в остальных случаях были кандидаты от других партий, но «Единая Россия» своих кандидатов не выдвигала, поддерживая по сути дела данного кандидата, а это немножко разные вещи.

Александр Пахолков: Да.

Олег Подвинцев: Поэтому в принципе влияние различных партий в регионах - оно может быть разным, но еще раз повторяю, это зависит от того, есть ли влиятельные лидеры, в том числе  лидеры общественного мнения, есть или влиятельные спонсоры, группировки финансово-промышленные, в частности, которые могут, соответственно, так или иначе вложиться в поддержку тех или иных политических сил в регионе, и это зависит именно от какого-то конкретного склада, т.е. партии сейчас действительно по сути дела не более чем бренд, который можно приобрести, можно захватить иногда явочным порядком, и этим, в частности, пользуются органы власти в регионах, они тоже это делают и делали раньше, поэтому можно по этому пути пойти.

Юлия Хлобыст: Слушайте, ну, а вот эти маленькие партии, или те, которые мы называем непарламентскими партиями, которые не вошли и, наверное, никогда уже не войдут в парламент…

Олег Подвинцев: Но подавляющее большинство из них точно.

Юлия Хлобыст: Да, они играют роль таких политических статистов, я не знаю, бэк-вокала политического?

Александр Пахолков: Я готов ответить. Во-первых, многие из них являются инструментами борьбы, в частности, внутри кампаний по партийным спискам. Я помню, одно время анализировал избирательную кампанию по выборам в Законодательное собрание Краснодарского края, и я увидел, что реально партии используются как носители. Ну, вот в частности, смотрю, анализирую одномандатный округ, и там стоит какой-то товарищ, руководитель чего-то, Нефть какого-то Сервис чего-то там Инвеста, выдвинут КПРФ, и у него созвучная фамилия, похожая с ним, какой-то человек студент выдвинут коммунистами России. Примерно такая же история, смотрю, что-то более-менее сильный кандидат выдвинут от «России», а дальше смотрю, а есть партия «За справедливость», где баллотируется пенсионер, поэтому их зачастую используют и как просто инструмент.

Олег Подвинцев: Это да.

Юлия Хлобыст: Олег Борисович, ваше мнение?

Олег Подвинцев: Я согласен полностью с Александром, это на самом деле только одна из функций, одна из важнейших, но есть и другие случаи, есть просто такие созданные зарегистрированные партии, которые просто продают возможность выдвижения, поскольку в ряже случаев выдвижение от политических партий просто оказывается более выгодным, поэтому и в принципе нет особой разницы с самого начала - кого выдвигают на ту или иную должность, кого из участников выборов, иногда это кандидаты действительно спорные, это кандидаты, которые по сути дела являются двойниками реальных людей в какой-то степени, отрывая от них часть избирателей, а в каких-то случаях это могут быть и реальные кандидаты. В большинстве случаев это тем не менее...

Александр Пахолков: Технологические, да.

Олег Подвинцев: Партии в основном играют технологическую роль.

Александр Пахолков: Я могу привести...

Юлия Хлобыст: Технологическую, Саш, извини пожалуйста, вот Олег Борисович сказал, что их покупают, но ведь мы же прекрасно понимаем, что подторговывают мандатами или приторговывают мандатами и парламентские партии!

Олег Подвинцев: Ну, конечно, есть даже уголовные дела по этому поводу.

Александр Пахолков: Это известный факт.

Юлия Хлобыст: Это же ненормально, я скажу такую банальность, и это надо как-то пресекать.

Олег Подвинцев: Я скажу так, это неправильно, но что вы хотите опять-таки?

Александр Пахолков: Какая страна, такие и партии.

Юлия Хлобыст: Вы хотите сказать, что в других странах такого нет?

Олег Подвинцев: В других странах такое тоже безусловно есть.

Александр Пахолков: Но, наверное, не в таких масштабах?

Олег Подвинцев: Тоже считается неправильно, тоже с этим борются.

Александр Пахолков: На Украине возможно.

Олег Подвинцев: Зачастую реально борются, но понимаете, все зависит опять-таки от силы самого института, т.е. если партия сильная, самостоятельная, если, действительно, она с одной стороны может много чего дать в плане политического продвижения, а с другой стороны чувствует свою ответственность перед избирателями - это один расклад. Если как у нас, на самом деле партии - это какой-то такой формальный во многом институт, который не пользуется доверием среди избирателей вообще в принципе, именно не какая-то отдельная партия, а партии как таковые. Опросы общественного мнения, они на протяжении и 90-х, и нулевых и вот в настоящее время говорят о том, что партия - это один из тех институтов, который вызывает наименьшее доверие среди населения по сравнению с президентами, губернаторами, правительством даже и т.д., партии всегда находятся значительно ниже, там 10-20% считают, что политические партии - это да, тот институт, колеблется все это, безусловно.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас должны прерваться на федеральные новости, после чего продолжим обсуждение на политической «Кухне» «Эха».

 

Программа «Кухня». Политическое ток-шоу

 

Юлия Хлобыст: 13:33 в Перми, это политическое ток-шоу «Кухня», у микрофона Юлия Хлобыст, Александр Пахолков

Александр Пахолков: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: И на нашей политической «Кухне» «Эха» сегодня доктор политических наук, профессор Олег Подвинцев. Олег Борисович, еще раз добрый день!

Олег Подвинцев: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Я напомню нашим слушателям, что у нас продолжается голосование, вопрос был следующий: «Готовы ли вы поддерживать новую партию?». Тогда ваш телефон 207-05-15. Если вы не готовы поддерживать новую партию, а готовы голосовать только за старые, потому что они надежные, ваш телефон 207-05-25. Скоро мы подведем итоги этого голосования. Мобильный эфирный телефон 8 963 870 1000, Viber, WhatsApp, Telegram, SMS к вашим услугам, эфирный ICQ 404-582-017 и телефон прямого эфир, по которому мы можем принимать ваши звонки с вопросами 2-066-066.

Александр Пахолков: Да, звоните нам и помните, все, что сказано в прямом эфире, как там сказано у нас «Не вырубишь и топором».

Юлия Хлобыст: Мы начали с того, что разбирали сходство и различия партий,  потом перешли на такие некрасивые вещи, как расторговка мандатов и т.д.

Александр Пахолков: Переписывание уставов.

Юлия Хлобыст: А в перерыве Саша Пахолков заявил о том, что вообще хочет обидеть избирателей, потому что это оказывается они виноваты, избиратели так плохо голосуют.

Александр Пахолков: Ты, конечно, упростила мою позицию, но я бы сказал так. Вот смотрите, возьмем конкретный пример. Главой Краснокамского района был избран товарищ Маркелов, который через какое-то время был снят с должности, осужден и получил 7 кажется лет или 7,5 строгого режима. После этого был он выдвинут какой партией? Самой правильной и самой единой нашей партией «Единая Россия». После этого какого представителя какой партии выбрали в народ? Товарища Крестьянникова, опять из партии «Единая Россия». Т.е. получается, если они выбрали плохого человека, который был осужден реально, это не какие-то домыслы о том, что он плохой, реальное было уголовное дело, и после этого они снова выбирают. Вот мне кажется, основная причина неработы партий у нас в том, что люди ни о чем не думают, не складывают, не запоминают.

Юлия Хлобыст: Мы только что выяснили, что нет различий в партиях, что тут думать?

Александр Пахолков: Если вы выбрали кандидата, который оказался плохим человеком, зачем вы на следующие выборы опять выбираете кандидата от этой же партии? Вот нормальная партия в нормальной стране - это фильтр, если она допустила человека, который оказался мерзавцем, который оказался уголовником, тогда зачем снова поддерживать партию, которая выдвигает таких же людей? Может быть, вы хотя бы в отдельно взятом Краснокамском районе не будете выдвигать или поддерживать кандидата от «Единой России»? Нет, те же самые избиратели идут и голосуют, в чем проблема? А все остальные остаются дома и умничают, как же так, что такое? Возможно я не прав, позвоните и скажите мне об этом.

Юлия Хлобыст: Олег Борисович, вы согласны с этой точкой зрения?

Олег Подвинцев: Нет, не согласен, не согласен потому, что сказать о том, что у нас народ такой плохой, он получает то, чего он заслуживает, это все-таки очень, скажем так, упрощенная точка зрения и потому она неправильна.

Александр Пахолков: Т.е. народ заставили, испугали? В чем проблема?

Олег Подвинцев: Нет, нет, нет. Дело в том, что, конечно, если говорить о том, что народ виноват в том, что у нас вообще в стране такая ситуация, такие порядки, такой политический строй, такой режим и т.д., это вопрос такой абстрактный, философский, исторический глобальный и т.д. Если же говорить о каждой конкретной политической ситуации, вот как, скажем, ситуация в Краснокамске, то все-таки здесь очень много зависит от условий, зависит не от спроса, а зависит от предложения прежде всего потому, что реально у нас действительно выбрать какую-то политическую силу сильному, ресурсно обеспеченному, перспективному политическому деятелю достаточно сложно, потому что его на самом деле желание ограничено, оно все равно регулируется сверху, все равно у нас, если уж какое-то отделение политической партии, если эта партия не «Единая Россия»,

Александр Пахолков: Вы к чему ведете, что ничего от нас не зависит?

Олег Подвинцев: Я веду к тому что, безусловно, зависит, зависит, в частности, и потому, что именно благодаря разочарованию населения в политических партиях как таковых сейчас отношение к партиям становится возможно даже более критическим, чем оно было 10 лет назад, именно благодаря этому мы что наблюдаем? Мы наблюдаем кризис по сути дела не просто партийной системы, мы наблюдаем кризис партий как института вообще в России, именно благодаря этому, потому что на самом деле реальной политической борьбы-то нет, и эта борьба, опять-таки скажу, может быть, я сказал слишком категорично, в большинстве случаев ее нет, и эта борьба реально тормозится теми политическими порядками, которые существуют что в Москве, чем в регионах в той или иной степени. Поэтому кто виноват в том, что отделения политических партий в Пермском крае деградировали настолько, что они не могут выдвинуть ни одного реального кандидата в губернаторы - на самых важнейших для края выборах. Я это отношу и к «Единой России», потому что ни одного, если мы возьмем те же самые праймериз наши.

Александр Пахолков: От КПРФ прекрасного юриста нам выдвигают Филатову.

Олег Подвинцев: Замечательного юриста, который путает, где находится Пермский край - на Урале или в Сибири, да.

Юлия Хлобыст: В ЛДПР никто ничего не путает.

Олег Подвинцев: И который занимает 4-ое место на выборах в Государственную Думу в самом слабом округе по составу кандидатов, и при этом еще и пытаются они как-то показать. что это был некий успех. На самом деле мне кажется, что выдвижение Филатовой именно региональным отделением, я хочу подчеркнуть, пока что региональным отделением – это, мне кажется, самое яркое проявление деградации политических партий, партийных организаций в Пермском крае. Ну, настолько услужливо расчищать дорогу действующему временно исполняющему обязанности губернатора для того, чтобы он стал губернатором уже абсолютно уполномочено, ну, настолько деградировать, не пытаться даже получить для себя какие-то преференции, я уж не говорю о том, что выдвинуть реального кандидата, но хотя бы кандидата, который мог как-то работать на отделение партии.

Александр Пахолков: А я вот с вами не согласен на 100%. Вы, конечно, можете и дальше плеваться в товарища Корсуна, руководителя регионального отделения КПРФ, но давайте будем объективны, вы что думали, реально тут у нас определяют кандидатов в губернаторы в Перми от КПРФ? Это спущенная сверху фигура, это причина не в Пермском регионально отделении, а в товарище Зюганове и во всей этой замечательной партии, т.е. также, как и во всех остальных трех.

Олег Подвинцев: Но я еще раз повторяю, во-первых, я пока ничего не могу сказать с формальной по крайней мере точке зрения о позиции центральных органов РФ и товарища Зюганова в отношении этого кандидата, пока что этот кандидат...

Александр Пахолков: Ну, дождемся съезда.

Олег Подвинцев: Пока что этот кандидат выдвинут именно региональным отделением, и это то самое главное, это в наибольшей степени удивляет, т.е. руководство именно регионального отделения настолько готово услужить действующей администрации в регионе.

Александр Пахолков: Окей, деньги надо заносить именно в региональное отделение, а не в центральное, все услышали?

Олег Подвинцев: Дело не в этом, я еще раз повторяю, не надо тут, пожалуйста, передергивать, я говорю о том, что хотя бы сработать на укрепление позиции регионального отделения, хотя бы просто выдать такого кандидата, который мог бы поднять имидж партии в регионе, который мог бы восприниматься вообще как какая-то реальная политическая фигура.

Юлия Хлобыст: Я хотела бы подвести итоги нашего голосования, у нас второй раз уже цифры интересные складываются - 92% наших слушателей опять проголосовали бы за новую партию, и всего лишь около 8, потому что там 92,31 и 7,69. Будем так округлять, 92 и 8, 92% за новую партию. Олег Борисович, как можете прокомментировать итоги вот этого голосования?

Александр Пахолков: Я готов выступить с политическим заявлением.

Юлия Хлобыст: Т.е. всем надоело все старее?

Александр Пахолков: Юля, я хочу сказать.

Юлия Хлобыст: Только очень коротко, потому что мы должны дать слово Олегу Борисовичу.

Александр Пахолков: Товарищи коммунисты, либерал-демократы, справороссы, лжероссы, яблочники и прочие, которые считают себя каким-то политическими партиями, вы вот всмотритесь в эти цифры - 92%, как только изменится политическая ситуация и подуют свежие ветры политические...

Олег Подвинцев: Они сдуют существующие политические партии однозначно.

Александр Пахолков: Вас сдует, вы ничто, товарищи партийцы.

Олег Подвинцев: Несмотря на резкость, я готов в принципе с этим согласиться. По крайней мере для организаций партийных, парламентских партий и непарламентских партий в Пермском крае это безусловно так, они на самом деле по сути дела никто, и вот развертывающаяся кампания, начинающаяся кампания по выборам губернатора, к сожалению, это демонстрирует наиболее ярко. Я думаю, что политтехнологи, работающие на временно исполняющего обязанности господина Решетникова, просто не воспринимают даже эти партии, они их не видят в упор, они диктуют им то, что нужно делать, а те, к сожалению, берут под козырек и работают.

Юлия Хлобыст: Хорошо, я задам последний и может быть наиглупейший вопрос. Олег Борисович, чтобы существующие в Прикамье или в других регионах партии стали не «никто», а «кто», что для этого должно произойти?

Олег Подвинцев: Так они, вот именно эти партии вполне вероятно, скорее всего, таковыми уже не станут.

Юлия Хлобыст: Хорошо, чтобы у нас появились нормальные работающие, действующие партии?

Олег Подвинцев: И, к сожалению, они работают действительно на то, чтобы...

Александр Пахолков: Основная цель политической партии, как и любого политика, борьба за власть. Эти партии не борются за власть, они изображают.

Олег Подвинцев: Да, совершенно верно.

Александр Пахолков: Они борются за вторые, третьи, пятые места, за депутатские зарплаты.

Олег Подвинцев: Так они даже не борются и за это.

Александр Пахолков: И просто сидят на каком-то федеральном тренде на том основании, что все почему-то не голосуют за «Единую Россию», но за кого-то проголосуют еще, мы тут что-то получим, вот и все.

 Олег Подвинцев: Я хочу сказать, что они не борются даже за вторые, третьи места, потому что товарищ Филатова станет второй, только если третьего просто не будет, это очевидно, это однозначно. Я еще раз повторяю, они не борются за то, чтобы выдвинуть реального кандидата в губернаторы.

Юлия Хлобыст: А, может быть, у нас такой период, что нам не нужна борьба?

Олег Подвинцев: Филатова будет последняя, конечно же, нет, потому что на самом деле все исходит из того, что деградировали сами партийные организации. Я еще раз повторяю, я говорю пока только за Пермский край, потому что в разных регионах - у нас там есть Новосибирск, есть Иркутск, есть тот же самый Екатеринбург, который тоже упоминали только что, вот это как бы в пику Перми, что в Екатеринбурге, с которым мы всегда соперничаем, ситуация другая, но в Перми ситуация такая: партийных лидеров по сути дела незаметно вообще, я бы сказал, что и для «Единой России» в последнее время это тоже применимо, если говорить о Пермским крае.

Юлия Хлобыст: Время нашей программы подошло к концу. Спасибо Олегу Борисовичу Подвинцеву, что пришел на нашу политическую «Кухню». У микрофонов работали Саша Пахолков.

Александр Пахолков: Большое спасибо.

Юлия Хлобыст: Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Вадим Шилоносов. На этом мы с вами прощаемся и до следующей пятницы.

Александр Пахолков: До свиданья!

Олег Подвинцев: До свиданья!

 

Программа вышла в эфир 5 мая

Обсуждение
2033
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.