Верхний баннер
21:26 | СРЕДА | 05 АВГУСТА 2020

$ 73.28 € 86.63

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

15:05, 26 мая 2017

«Не всегда слово "фермерское" равно "качественное"», - Сергей Бровцев, совладелец ресторана «Экспедиция»

Юлия: 13 часов 5 минут в Перми, всем доброго утра. У микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Александр Назарчук в программе «Со вкусом свободы» и постоянный партнер, соведущий этой программы, Сергей Бровцев. Сергей, добрый день.

Сергей: Добрый день.

Юлия: Будем сегодня говорить о том, когда высокие технологии дойдут до фермеров и дойдут ли, какие условия нужно создать для этого в регионе и что важнее для фермера, возможность внедрения биотехнологий или маркетинг и реклама. Почему именно об этом, я думаю, что слушатели «Эха», пользователи соцсетей, а также жители Перми, наверное, сейчас нас поймут. На этой неделе потрясла новость об открытии магазина одного из первых российских миллионеров, он сам себя так позиционировал, в котором цена буханки от фермера была 750 рублей. Новость наделала много шума и в средствах массовой информации, и в соц.сетях. И люди удивлялись не столько вкусу продукции и заявленному чисто экологическому продукту, сколько цене. Вы как предприниматель, взявший под свое крыло интернет-магазин фермерских продуктов, предприниматель, которые старается закупать для ресторанов, в данном случае, для «Экспедиции», экологические продукты. Скажите, действительно чистое экологическое производство, если оно есть, вливается в такие цены? Или это маркетинговый ход, рассчитанный для людей, которые гоняются за дорогим товаром?

Сергей: Мое мнение здесь двоякое. С одной стороны, это чистый маркетинг. И то, что произошло в Перми с открытием этого магазина, наделало много шума. Но, с другой стороны, удивляет, почему никто не кричит, когда открывается магазин, в котором продают костюмы за 300 тысяч. И никто не бегает, никто не возмущаются. Люди спокойно идут и покупают костюмы, сумочки, когда можно спокойно купить за 5 тысяч костюм и не парится. Понятно, что по разным характеристикам он может быть не такой хороший. Мы тоже на эту тему много спорили между собой и с коллегами, и с друзьями. На мой взгляд, цель данного предпринимателя достигнута: про него все говорят, если бы открылся очередной фермерский магазин, о нем бы узнало гораздо меньше людей.

Юлия: То есть, это некий рекламный ход, вы считаете?

Сергей: Я взял, попробовал разные продукты, ради интереса. Мне они очень понравились, а дальше насколько часто человек сможет себе позволить покупать за эти деньги такую продукцию. На мой вкус, в Перми пока ничего не было подобного.

Юлия: Именно по вкусовым характеристикам?

Сергей: С одной стороны по вкусовым, с другой стороны по потребительским свойствам. Потому что пробовали хлеб те, которым хлеб не особо подходит, у кого аллергия на хлеб. На этот хлеб никакой аллергической реакции. Это говорит об определенном качестве хлеба, об определенной технологии его изготовления. Сами ребята в магазине рассказывали, что хлеб готовится 13 часов, поэтому если рассчитать, то не очень дорого для ручного труда для такой истории. Хотя, многие люди говорят, что мы дома берем муку за 30 рублей и в хлебопечке выпекаем. Смотря какую муку берете, кто-то дрожжи добавляет. Тут бездрожжевой хлеб. Поэтому, эта история спорная.

Юлия: Исходя из ценообразования. Кто, во сколько ценит свой труд, учитывая вложенные уже средства в производство.

Сергей: Раз это открывается, и это не первый магазин в России, их уже достаточно много, значит, на это есть спрос, причем спрос не маленький. Я разговаривал с фермерами, которые производят разные качественные продукты, и подход Германа, что у фермера покупаем в 2-3 раза дороже, чем они продают сейчас, они его полностью одобряют. Они говорят, что это абсолютно правильная стратегия, и на рынке должны присутствовать качественные продукты, потому что есть два варианта. Первый: ты производишь какой-то продукт, а дальше ты его опускаешь до уровня общего качества продукта и пытаешься продавать на массовом рынке. Либо, так: мы с Германом достаточно долго проговорили, он прямо сказал, что у нас нет ресурса и желания вкладывать в развитие фермерских хозяйств, нам проще покупать существенно дороже у фермеров, давая им возможность наращивать у себя правильные продукты. Поэтому, фермеры эту историю поддерживают. Насколько я знаю, очень сложно стать поставщиком в такой магазин.

Юлия: То есть, уровень качества, уровень отбора поставщиков?

Сергей: Да, там праздный отбор, мы не будем на нем останавливаться. Я с ним не до конца согласен, с точки зрения, проверки качества продуктов. Он есть, система работает, заехал на следующий день в магазин, посмотреть, что будет, там были люди, что-то покупали. Не так, что были скучающие продавцы, есть люди, которые приходят и что-то покупают за эти деньги. Я думаю, что они будут ходить покупать. Я не знаю, сколько там людей 100,200,300, 500, 1000 в городе, готовых покупать этот продукт, но я уверен, что найдется потребитель,  и люди будут покупать.

Юлия: Я напомню нашим слушателям, в этой программе, так сложилось исторически, мы не принимаем звонки, но принимаем ваши сообщения на наш эфирный телефон 89638701000. Вы можете отправлять сообщения на вайбер, вотсап, телеграмм, есть эфирный аск 4040582017. Говорим сегодня с Сергеем Бровцевым о фермерстве и высоких технологиях. Вернее, о высоких технологиях мы еще будем говорить, а сейчас говорили об открытии магазина, который ориентируется на старые дедовские способы, а не на высокие технологии производства продукта из всего натурального. Если возвращаться к вопросам ценообразования, сейчас этот дедовский способ менее затратный, чем привлекать какие-то высокие технологии в обработке. Как развивать фермерство: назад к старым дедовским способам или только вперед к новым достижениям научного прогресса? Или должна быть какая-то золотая середина?

Сергей: Я думаю, на рынке должно быть и то, и то. 100% будет потребитель на продукты, произведенные старым способом, и слава богу, что такие люди есть. Есть массовый рынок, и на сегодня технологии позволяют делать более качественный продукт на массовом рынке при той же цене. И весь мир туда активно продвигается. Идею можно в любом виде испортить. Все мы помним историю еще в начале перестройки, когда запускался какой-то бред, его раскручивали как чистый, экологический, фермерский, а потом ляпали наклейки на абы- какую продукцию. Это всегда вопрос, как сохранить качество. Потому что подделывают больше всего вкусные и полезные продукты, которые все готовы покупать. Всем известна фирма одноименной минеральной воды, которая производится в одной из стран бывшего советского союза, подделка которой достигла в один момент катастрофических объемов. Поэтому хорошее всегда будут подделывать, а новые технологии позволяют получать в большем объеме качественные продукты, что будет вытеснять с рынка игроков, которые хотят схимичить. Я считаю, что прогресс будет двигаться, его не остановить.

Юлия: Мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся в студию программы «Со вкусом свободы». Напоминаю, что у нас работает мобильный эфирный телефон 89638701000, вайбер, вотсап, телеграмм для ваших сообщений, реплик, есть эфирный аск 4040582017 для тех же целей. Оставайтесь с нами.

13 часов 18 минут в Перми, продолжается программа «Со вкусом свободы», у микрофона Юлия Хлобыст, за вторым микрофоном Сергей Бровцев, за звукорежиссерским пультом нашу работу обеспечивает Александр Назарчук. Пока была реклама, мы с Сергеем приняли решение запустить голосование, чтобы посмотреть среди наших слушателей. Мы рассуждаем о фермерских продуктах, о том, что они дороже, чем продукты в обычных сетях, магазинах. Давайте запустим голосование, оно будет очень простое. Если вы покупаете продукты у фермеров, лично к ним ездите или покупаете в специализированных магазинах, то ваш телефон 2700515. Если вы покупаете продукты в обычных магазинах, формата у дома, не фермерских, сетевых магазинах, то ваш телефон 270525. Вы покупаете продукты у фермеров, и они дороже, чем в обычных магазинах, ваш телефон 270515. Вы покупаете продукты в сетевых магазинах. Голосование уже началось, и есть проголосовавшие. Через какое-то время посмотрим, пользуются ли наши слушатели фермерской продукцией. Сегодня, на мой взгляд, массовый потребитель борется с желанием купить качественных продукт и экономией собственных средств. И часто побеждает второе. Из чего можно сделать вывод, что сами по себе высокие дорогостоящие технологии, либо как в истории с этим хлебом, когда человек тратит много времени на приготовление, использует дорогие ингредиенты и так далее.

Сергей: По рассказам, где-то куплена старая мельница, где молят муку специально выращенных сортов, потом это все привозится. Если, условно говоря, это правда, люди заморочились и делают именно так, то это не может стоить 3 копейки, и это делается на премиальный сегмент потребителей. Потому что одно дело, ты взял муку, замесил и где-то в хлебопечке в современных условиях испек вкусный, но не очень полезный хлеб. Это всегда спор: вкусно и полезно, редко, когда совпадает. Наверное, это имеет место быть. Если это переклейка из соседнего магазина, тогда да.

Юлия: Пишет слушатель, который считает, что «понт» дороже денег, кто-то не согласен, что технологии улучшают качество продукта: загустители, наполнители и прочее испортили колбасу.

Сергей: Я думаю, что тут надо пояснить, о каких технологиях идет речь. Когда говорят о технологиях, принято считать, что она либо испортит качество, либо скажется на себестоимости. На самом деле, это не совсем так, не совсем правда. И те технологии, которые появились некоторое время назад в сельскохозяйственной генетике, в геномной селекции, позволяют другую вещь достигать. Ты можешь получить породу коровы, и отбирать корову на основе геномной оценки, которая будет давать в 2 раза больше молока, чем дает сегодняшняя корова. Она будет давать молоко лучшего качества и в два раза больше, чем дает сейчас. Новые геномные технологии позволяют получать очень качественное молоко, оно очень хорошо контролируется на содержание вредных историй, и то, что у тебя при том же содержании и правильном кормлении существенно увеличиваются объемы выпускаемой продукции, это перекрывает затраты на внедрение этих технологий. Пока потребитель готов приобретать низкокачественную продукцию из-за ее низкой цены. Если сейчас всю цепочку разложить, то вы приезжаете на какое-то хозяйство, понятие фермер сейчас тоже условное. Есть фермы, где 200-600 коров стоит, ты приезжаешь, а они продают за 20 рублей литр молоко сегодня. Получают какую-то дотацию, возможно, 2 рубля от государства. А дальше мы получаем это молоко на полках магазина за 50-70 рублей за литр. Путь от фермера до нашего потребления  длинный и сложный. И стоимость молока по дороге увеличивается в 3-4 раза. Увеличение объемов с помощью технологий, на наш взгляд, позволит, не поднимая цену или опуская конечную цену, давать на рынок больше качественного продукта.

Юлия: Пишет слушатель: моя бабушка была зав.пекарни в деревне, никто никогда не ел полезнее и вкуснее хлеба в деревне, себестоимость 10 копеек, все дожили до 100 лет.

Сергей: Сложно с этим поспорить. Проблема, что таких пекарен практически не осталось. Сама технология выращивания пшеницы тогда была одна, потом она немного поменялась, сейчас она вообще поменялась, и, по сути, зависит от взглядов предпринимателя, который занимается выращиванием. Сколько он чего туда добавит, такого качества и будет продукт, предпринимателю это известно. Поэтому, к сожалению, по оценкам экспертов, сейчас качество пшеницы намного хуже того, что было 30-40 лет назад.

Юлия: Высокие технологии, о которых вы говорили, какие-то научные разработки генной селекции могут позволить приобрести  себе только какие-то крупные хозяйства, у которых есть деньги, потому что это не дешевые истории. А сегодня политика государства направлена на поднятие с колен в сфере сельского хозяйства. Не только крупных производителей, но и средних фермерских хозяйств.

Сергей: Сделать геномный паспорт на одно животное, если закрывать весь спектр анализов, стоит 2500 рублей. Вопрос, много это или мало для того, чтобы ваша корова на протяжение 5 лет давала хорошее, качественное молоко и потомство. Наверное, не много это денег. Понятно, что с точки зрения денег, генетика в России только сейчас заходит в этот рынок. Буквально месяц назад в России появился геномный индекс. Селекционеры, с которыми мы общаемся, в один голос утверждают, что в Россию никто никогда не будет продавать высокоценные породы животных. Ни одна страна в мире, ни за какие деньги. Мы всегда оттуда будем покупать всякое барахло, которое списывается. Буквально неделю назад я был в Новосибирске в академии наук, мы разговаривали с одним из руководителей лабораториии, который в Кемерово ее практически с нуля создал, много лет занимался селекцией. Он стал приводить цифры, которые повергли в шок. Сколько стоит здесь осеменить корову, сколько стоит спермотоза. Если наша цена - 10-15 долларов, иногда это просто 200 рублей. То там цена одной спермотозы с хорошей генетикой начинается от 700 долларов. И конечно, с такой генетикой сюда никто ничего продавать не собирается. Но при этом генетический потенциал по объему, который дает корова за год, начинается от 20000 кг молока в год. Не трудно посчитать, что в целом, корова дает 60-65 литров молока в день. Он говорил, что я был в Израиле в 5 фирмах, и при мне животные доились и давали 80 литров молока в день. Это рекорды мировой генетики. А потом мы перекладываем на Пермский край, в Перми это около 5-5.5 тысяч кг в год, это средние показатели, наши коровы дают меньше молока в 4 раза, чем лидеры мирового рынка. Там пользуются всеми современными технологиями, идет очень жесткий отбор качества, у животных практически не бывает мастита. По его рассказам, есть специальная полиция, которая следит за селекцией, следит за тем, как эти фермеры используют животных. И строгое законодательство, если ты в первый раз что-то нарушил - это огромный штраф, второй раз - это пожизненное лишение права заниматься сельским хозяйством. Поэтому, там никто с этим не балуется.

Юлия: Теперь я поняла, откуда у нас такие высокие цены на продукцию тех фермеров, которые внедряют новые технологии. Они сами их внедряют, сами проверяют, и соответственно, они понимают, что выход на рынок этой продукции всегда может принести больше денег. У нас никто по рукам не лупит.

Сергей: Конечно, это может принести много денег. Надо понимать, что любая современная технология не внедряется за один день. Эта целая процедура. И если ты сейчас начал в молочном животноводстве внедрять что-то новое, в области геномной селекции, то результаты будут, примерно, через 2.5-3 года. А те, кто сейчас это не делает, через 2.5-3 года могут просто остаться за бортом, если у него соседнее хозяйство и конкурент туда пошел.

Юлия: Мы сейчас прервемся на короткую рекламную паузу, после чего вернемся в эту студию и продолжим программу "Со вкусом свободы".

13 часов 32 минуты в Перми, продолжается программа "Со вкусом свободы», у микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Александр Назарчук, и на правах партнера и постоянного соведущего Сергей Бровцев. Сергей, добрый день.

Сергей: Добрый день

Юлия: Пытаемся найти ответы на вопрос, появятся ли у нас хорошие, качественные продукты по доступным ценам. Идет голосование, я напомню нашим слушателям, мы еще по голосуем 2070515, если вы покупаете продукты у фермеров, которые естественно дороже. И 2070525, если вы покупаете продукты в обычных магазинах и сетевых, в том числе. Пока лидирует позиция, покупаем продукты в сетевых магазинах. Потому что режим экономии в наше не простое экономическое время никто не отменял. Вы уже начали рассказывать о вашей поездке в Новосибирск, о новых технологиях, насколько они влияют на ценообразование. Сказали, что новые технологии, если они будут разрабатываться у нас, а не покупаться в других странах, будут стоить не дешево, но это позволит отбить покупку дальнейшей производительностью.

Сергей: В действительности эти цены не какие-то космические. Потому что в новую технологию инвестируют не сам фермер или производитель, а компании, которые эти технологии создают, привозят, либо придумывают здесь сами. А дальше право выбора. Если это огромный холдинг, который хочет иметь у себя эту технологию сам и ни от кого не зависеть, то он может делать это у себя,  потратив на это время, создав свою лабораторию и набрав людей. Есть средние и маленькие предприятия, которым это точно будет не под силу, но они могут это покупать. Покупать, с одной стороны, вменяемые деньги. Тут всегда вопрос экономики, задачи, что ты хочешь сделать. Хочешь ты иметь в стаде 500 коров, которые будут давать 15000 кг молока в год, нужно сделать одни шаги. Если ты говоришь, что у меня экономика из другого складывается. Я хочу иметь с меньшими надоями, но с большим содержанием белка, и у меня есть сырное производство или покупатель молока, который хочет делать сыр, то я делаю под него это молоко. И там другая технология. Они все стоят вменяемые деньги. Если бы они стоили гораздо дороже, чем выход конечной продукции, никто бы в мире этим не пользовался. И когда в соц.сетях обсуждали эту буханку хлеба и молоко, которое в магазине 500-700 рублей стоит,  кто-то писал, что в Чехии в переводе на наши деньги 1 литр фермерского молока стоит 40 рублей, а у нас 100 рублей. Это говорит о том, что там, люди, применяя эти технологии, получают высокопродуктивный скот. И когда мы общались с коллегами из Казахстана, у них голубая мечта, чтобы этой новой селекционной технологией могла воспользоваться любая бабушка, которая хочет держать корову. И придя в компанию, которая продает коров или занимается осеменением, могла за вменяемые деньги купить корову, которая будет изначально не 15 литров в день давать, а 50. И тогда будет, как в Чехии, больше качественного молока. Тогда предприятия, которые бадяжат сегодня молоко, умрут, потому что на рынке будет избыток качественного молока. Сейчас это все происходит по одной причин: качественного молока не хватает. Всегда есть соблазн чего-нибудь подлить, подсыпать. И когда читаешь наши обзоры контролирующих органов, кто как бадяжит, волосы дыбом встают, какие у нас изобретательные люди. Но это рынок. Если рынок берет, значит, людей устраивает такое качество, либо они не могут себе позволить что-то другое.

Юлия: Поскольку у нас еще не так, как в Чехии. И до той ситуации, чтобы было так, чтобы литр качественного молока на наши деньги стоил 40 рублей, а не 100, 200 и дороже, об этом позже. Я сейчас хочу завершить голосование. Результаты предсказуемые. 70% проголосовавших наших слушателей покупают продукцию в сетях, в магазинах у дома, но не у фермеров. 30% покупают у фермеров.

Сергей: Это высокий показатель. Я думал, будет существенно меньше. На мой взгляд, аудитория  «Эха Перми» больше хочет заботиться о здоровье. Потому что надо понимать, что не всегда слово «фермерское» равно «качественное». Иногда промышленное производство по качеству переплевывает фермерский продукт. И то, что 30% ходят за фермерским продуктом - это очень хороший показатель

Юлия: Чтобы у нас ситуация была как в развитых странах, чтобы качественные продукты были по подъемным ценам на прилавках наших магазинов. Эта ситуация не завтрашнего дня. Но какие-то шаги необходимо делать уже сегодня. Я знаю, что у вас есть идея, создать на территории Прикамья биотехнологический кластер. Но вопрос: нужно заниматься биотехнологиями и создавать отдельный кластер? Потому что на территории Прикамья уже есть фармацевтический кластер. И они занимаются смежными направлениями, производят и выпускают лекарства. Или здесь нужно говорить о создании сельскохозяйственного кластера, несмотря на то, что наш регион считается сельскохозяйственным.

Сергей: Мы говорим о создании компетенции в Пермском крае. Компетенции в области геномных технологий, которые сейчас огромными шагами развиваются по всему миру.

Юлия: Вы думаете, что в эту сторону нужно идти?

Сергей: На рынке есть огромный спрос на специалистов в области генетики, без разницы медицинской, сельскохозяйственной. Это тянет за собой много профессий будущего. Эти профессии сейчас существуют, но рынок настолько быстро меняется, настолько технологии быстро развиваются, что учебные заведения не успевают перестраиваться и выпускать этих специалистов. Колоссальный дефицит медиков-генетиков не только в России, но и в Америке, где все более быстро, живо и гибко происходит, но и там последние цифры публиковали, более 2 тысяч врачей, генетиков не хватает.

Юлия: В чем проблема? Вчера на вашем месте сидел руководитель ИКТ информационно коммуникационного кластера, Алексей Заболотный. И он говорит, что ИКТ кластер серьезно развивается в Прикамье. В эту сторону развернулись предприятия, вузы, даже школы. В этой области все быстрее происходит, чем в генетике.

Сергей: Есть глобальная проблема с нехваткой специалистов в области генетики, геномных технологий. Потому что их готовит очень ограниченное количество учебных заведений, и компании, которые на этом рынке находятся, можно пересчитать по пальцам. И большая часть компаний используют эти технологии в целях маркетинга продаж, а саму технологию, сам продукт они закупают заграницей. Они не производят эти продукты. Поэтому, даже если ты проучился в МФТИ, но не попал в эту компанию, ты не решаешь задачи, которые там есть, то ты никогда не наберешься опыта. Генетика - это не только медицина, сельское хозяйство, в генетике 70% - это биоинформатика, вычисления, работа с огромными массивами, базами данных. И в силу того, что Пермский край имеет сильные позиции в математике и программировании, сам бог велел. Высшая школа экономики организовали у себя с прошлого года кафедру биоинформатики в Москве. В Пермь она пока еще не пришла, и мы сегодня эту тему обсуждали. Они говорят, что им не хватает специалистов здесь, в Перми, на таком же уровне, что в Москве, которые смогут учить ребят. И сейчас придумывают по линии СИ, придумывают новые обучающие программы, которые позволяют с раннего школьного возраста вовлекать ребят в эту тематику. В ней можно насчитать 15 профессий: и в сельском хозяйстве, и в математики, и в биоинформатике, и в медицине, то есть много блоков закрывается по профессиям. Туда можно привлекать детей, которые к окончанию школы точно определились,  интересно им это или нет. Дальше они идут в студенческий смит, если есть такая кафедра, то идут обучаться туда, например зоотехники. Современные селекционеры идут в нашу хозяйственную академию, обучаются, как должна вестись селекция в таком-то направлении. И дальше у них есть лаборатории, есть компании, которые занимаются производством молока, занимаются ведением селекции. Они на практике могут это осваивать, работать, а дальше  - огромный рынок, куда этот специалист может поехать. Зарплаты хороших селекционеров в хозяйствах от 70 до 100 тысяч. А если ты будешь владеть новыми технологиями, то тебя в любое место возьмут.

Юлия: Время нашей программы заканчивается. Последний вопрос: Для того, чтобы кластеры появились отдельно, либо вы сели кому-то на хвост, нужна движущая сила. Вы в этом направлении уже принимаете какие-то шаги?

Сергей: Да, мы периодически общаемся с нашими чиновниками, которые проявляют большой интерес к этой тематики. Я считаю, что это движется интересно, активно.

Юлия: Возможно, в недалеком будущем в Перми появится либо еще один кластер, либо в рамках существующего?

Сергей: На следующей неделе приезжает девушка, которая занимается развитием этой обучающей программы в НТИ. Она собирается это развивать по всей стране. И возможно, Пермский край станет флагманом и регионом, с которого начнут развиваться биотехнологии.

Юлия: Спасибо. Сергей Бровцев сегодня был в гостях «Со вкусом свободы». Меня зовут Юлия Хлобыст, мы с вами прощаемся, всего хорошего, до свидания.

Сергей: До свидания. 

Программа вышла 18 мая.


Обсуждение
1579
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.