Верхний баннер
18:26 | СРЕДА | 26 ФЕВРАЛЯ 2020

$ 65.52 € 71.24

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

16:17, 16 июня 2017
Автор: Юлия Желнина

«Мое предложение Максиму Решетникову связано с созданием межведомственного совета при правительстве по работе с молодежью», - Елена Малкова, куратор «Организации работы с молодежью» философско-социологического факультета ПГНИУ

Юлия Желнина: Добрый день, дорогие радиослушатели. На часах 14:05. Программа «Взрослые и не подозревают…» У микрофона Виталий Гараев.

Виталий Гараев: Да, добрый день! И Юлия Желнина.

Юлия Желнина:В гостях у нас сегодня Елена Малкова, доцент кафедры философии, кандидат философских наук, куратор направления «Организация работы с молодежью» (сразу понятно, о чем пойдет речь, думаю), философско-социологического факультета Пермского классического университета. Помогает сегодня и обеспечивает нашу работу, звукорежиссер Мария Зуева.

Заговорили о проблеме молодежи. В Госдуме прошли парламентские слушания, президент подписал Указ о Десятилетии детства, план, который в течение 3 месяцев должно подготовить Правительство. Путин на Петербургском форуме заявил о необходимости создать на базе форума молодежную секцию, «поскольку именно молодое поколение идет в завтрашний день», – цитирую. Молодежная политика может стать одной из важных тем президентских выборов-2018, сообщают федеральные СМИ на прошлой неделе. Также предвыборная программа врио губернатора Прикамья, касалась тем, которые поднимаются в регионе последние 10 лет – это патриотическое воспитание. Невольно задаешься вопросом, глядя на все это, что у нас вообще с молодежной политикой в стране, и, соответственно, в крае? Есть ли какие-то остатки контроля, аналитики, сводки, отчетов? Ученые Пермского классического университета провели исследования по поводу настроения молодежи. Елена, расскажите, пожалуйста, поподробнее.

Елена Малкова:Ученые – это вообще здорово звучит, очень громко. На самом деле,  это была инициатива двух студенток, которые вышли в этом году на диплом. Студентки организации работы с молодежью – Мария Петрова и Кристина Меньшикова. Вообще Мария Петрова занималась и занимается темой утечки умов. И на дипломной работе она фокусируется на теме именно Пермского края. А Кристина Меньшикова – на теме социального лидерства, и соответственно, наличия социальных лифтов для лидеров, которые, в том числе живут в Пермском крае, и какие у них планы на будущее. Эти две девочки совсем молоденькие вдруг решают провести исследование. Мы, и Вероника Геннадьевна Залещук, второй научный руководитель Марии Петровой, поддерживаем их полностью. Они сходили на консультацию к социологам по составлению программы исследования, запустили исследование и, к нашему ужасу, действительно, было опрошено 913 человек. Для сравнения, в мае 2017 года по заказу Росмолодежи под определенный бюджет было проведено Государственным университетом управления – одним из московских вузов – исследование ценностных ориентаций молодежи России. Там приняло участие 1600 респондентов всей России – 76 населенных пунктов. Вопрос выборки. И по Перми мы опросили 913 человек, если быть точными.

Юлия Желнина:Какой возраст?

Елена Малкова:И попали молодые люди нормативного возраста, то есть 14-30 лет, всех возрастных категорий. То есть и школьники, получается, среднего и старшего звена, и студенты, и работающая молодежь, и семейные молодые пары.

Юлия Желнина:И вы пришли к неутешительным выводам?

Елена Малкова:Мы не были удивлены по поводу этих выводов. Действительно, изменилась серьезно ситуация с миграционными настроениями в молодежной среде. Если раньше они достигали, может быть, 47-48%...

Юлия Желнина:Раньше, давайте обозначим.

Елена Малкова:В 2013 году. По заказу Министерства культура, когда руководил Отделом молодежной политики Хузин Евгений, мы проводили, студенты активно участвовали в этом, исследования настроений молодежи трех крупных центров Пермского края: Пермь, Чайковский, Соликамск – где наиболее активно строилась местная муниципальная молодежная политика.

Юлия Желнина:И глобальные исследования студентов приводят к таким неутешительным выводам. Расскажите конкретно по баллам.

Елена Малкова:72% молодых людей обладают миграционным настроением. То есть в перспективе 3-5 лет они готовы переехать из Пермского края. А теперь очень интересно – в другой город.

Виталий Гараев:России?

Елена Малкова:И это другой город России. Это центры притяжения, в основном, конечно же, Москва, Санкт-Петербург, Сочи, крымские города появились, остается Екатеринбург, как достаточно приближенный и более, наверное, событийный для молодых людей город, но и в другие страны. И, если, например, в 2013 году был невысокий процент желающих именно рассмотреть другие страны для переезда, то в этом году появились США, Канада всегда фигурировала в интересах молодых людей, появилась Южная Корея, что удивительно.

Виталий Гараев:Это, наверное, рост поп-культуры из Кореи, да?

Елена Малкова:Я тоже с этим согласна.

Виталий Гараев: У меня еще вопрос, сразу же возникает, я смотрю на статистику этого исследования, получается, примерно половина всех опрошенных – это студенты. То есть 48%.

Елена Малкова:Да.

Виталий Гараев:И 72% хотят уехать. То есть примерно, если так вычтем, то…

Елена Малкова:Рассматривают возможность.

Виталий Гараев:…где-то 20% - это не студенты.

Елена Малкова:Да.

Виталий Гараев:То есть основная часть тех, кто собрался уезжать, мигрировать – это студенты, да?

Елена Малкова:Совершенно верно. Более того, я вам должна сказать, только 10% рассматривают возможность переезда в муниципалитеты Пермского края. То есть те, кто приехали сюда учиться, и, соответственно, рассматривают возможность возвращения на малую родину, маленький процент. И совсем маленький процент, кто вообще даже не задумывался о переезде и не планирует рассматривать этот вариант. Студент – 3-5 лет, понятно, он поступил учиться, он получил образование. Вот 3-5 лет он получает образование – бакалавриат, магистратура – и дальше он рассматривает возможность широких горизонтов.

Юлия Желнина: В Пермском крае он не видит своей будущей карьеры, как место жительство. Здесь факторов много?

Елена Малкова:Очень интересная тема, есть ли сдерживающий фактор, и есть ли факторы, выталкивающие молодежь из Пермского края. Причины миграционных настроений и намерения, а намереваются переехать приличный процент – около 33%, может даже чуть больше – кто-то уже действия определенные совершает для переезда. То есть собирает документы, рассматривает рынок недвижимости, рынок труда в других регионах. Основные выталкивающие факторы связаны с простой потребностью любого человека, неважно молодой он или взрослый, с потребностью в личностной, профессиональной самореализации. Что такое профессиональная самореализация – это понятно – наличие возможности трудоустройства по интересной ему специальности, карьерные амбиции, и достойная заработная плата, которая позволяет – вторая причина – иметь жилье. Иметь в долгосрочной аренде, в ипотечном кредитовании, но доступном или в собственности. И личностная самореализация – это вопрос семьи, вопрос коммуникаций, друзей, событийности, в которой ты можешь развиваться. Слава богу, в этом плане Пермь богата образовательными событиями, где можно развиваться, но уровень экспертов кажется молодым людям не столь достойным, может быть. В Москве эта событийность, например, выше.

Юлия Желнина:То есть даже семья не останавливает некоторых для переезда?

Елена Малкова:Удивительно. Еще несколько лет назад семья была мощным сдерживающим фактором. Люди, которые имеют семьи и детей, они более оседлые, так скажем, в своих намерениях. В этом году исследование показало, что наличие собственной семьи не является сдерживающим фактором для переезда. Только родительская семья является сдерживающим фактором. Но, знаете, что интересно – у меня есть несколько студентов, буквально на глазах, у которых родители снялись с места и уехали, а дети остались здесь доучиваться. И я понимаю, что, наверное, и я бы рассмотрела, при условии поступления интересного профессионального предложения, переезд в Москву или в Петербург, тем более моя 15-летняя дочь скоро будет выбирать вуз, где ей учиться.

Виталий Гараев:Смотрите, мне кажется, это общемировая тенденция так называемого постиндустриального общества, когда…

Юлия Желнина:Естественные потребности человека.

Виталий Гараев:Да. Миграция – это вполне естественно.

Елена Малкова:Ничего не надо с этим делать, с одной стороны. В меня сейчас кинут, наверное, чем-то, или кто-нибудь из молодежной политики и не только. Потому что люди уезжали, и будут уезжать, потому что человек ищет там, где ему лучше. Там, где более достойная зарплата, где более интересная работа, где его ребенок в безопасности и может получить место в детском саду или в первом классе безболезненно, без специальных для этого усилий. И люди более талантливые, они не могут жить в локальных условиях. Люди таланта – это люди глобального рынка, я не знаю, труда или услуг, событий. Вася Югов, выигравший много раз мировые олимпиады, последняя была азиатская, да? Шесть раз обеспечивший себе право учиться в любом вузе мира, не сможет здесь развиваться как физик на том уровне, на котором он, собственно, уже сейчас находится – он перерос своих наставников, по большому счету. Буквально позавчера в переписке с его папой, Дмитрием Юговым, находилась. И мы обсуждали и выясняли, ничего не может мегаталант оставить в локальных, но его можно оставить душой. Посмотрите иркутский пример – наш известный пианист, который возвращается туда ежегодно, чтобы провести фестиваль, что у него есть патронатная музыкальная школа, она вкладывает в музыкальные проекты тех, кто вырастает в Иркутске.

Юлия Желнина:То есть будем ждать математическую школу имени Югова?

Елена Малкова:Нужно, чтобы люди, которые уезжают из Пермского края, жили для Пермского края там.

Юлия Желнина:То есть проблема с трудоустройством, низкие заработные платы – это ключевые выталкивающие факторы.

Елена Малкова:По Пермскому краю могу сказать, что и в 2013 году это было видно, и в 2010-11, в 2008-09 по Перми проводились исследования, опять же по инициативе Евгения Ильдусовича Хузина. И всегда в топ-3 причины были трудоустройство, жилье и тогда это была городская инфраструктура, а сейчас появился суровый климат. Я не знаю, почему вдруг молодые пермяки испугались нашего климата, но почему-то он появился. Может быть, потому, что появилась зона интереса в области Крыма, Сочи, и так далее.

Виталий Гараев:Не знаю по поводу Крыма. Я еще прослеживал такую тенденцию, куда мигрируют пермяки, и очень удивился тогда, еще года 2 назад, что Краснодарский край стоял чуть ли не на первом месте. Даже не Москва и Санкт-Петербург, а именно Краснодарский край.

Юлия Желнина:Это исключительно из-за климата.

Виталий Гараев:Сложно сказать.

Юлия Желнина:Потому что, судя по исследованию, среднемесячная заработная плата в Прикамье – 29800 рублей, в Московской области – 42 тысячи с лишним рублей, в Москве – 73800 рублей, а другие данные не приведены. Поэтому, считаю, что логичным будет из-за сурового климата отнести эти города. Что касается числа молодых людей – в этом исследовании вы не проводили, какое число молодых людей у нас сейчас в Пермском крае находится, и как оно сокращается?

Елена Малкова:Для этого не нужно исследования специальные проводить, есть открытые данные органов статистики. Будем говорить так, примерно 520 тысяч.

Юлия Желнина:Сокращается?

Елена Малкова: Конечно, сокращается. Примерно 520 тысяч молодых людей. Если в 2013 году их 600 тысяч практически было. Негативные тенденции по сокращению количества молодых людей во всей России прогнозировались еще в 2010 году. К 2025 году, эксперты говорили о том, что сократится на 10 миллионов численность молодежи. В России – это «недорожденные» так называемые. Это те, кто не рожден, грубо говоря, родителями. Это люди, которые… не только суициды, смертные случаи и так далее, а это и миграция – отток миграционный, в том числе. Это страшно для экономики страны, потому что это потенциальная квалифицированная рабочая сила, которая в сокращающемся количестве должна содержать стареющее население и детское население.

Юлия Желнина:Изучая вопрос молодежной политики, я отметила, что исследований достаточно мало. Вот буквально одно из последних, поэтому сегодня его все СМИ хватанули сразу же на ресурсы. Почему так мало исследований? Они, может быть, не нужны в таком случае? И ваши исследования, куда их направим?

Елена Малкова: Моя личная позиция – экспертная, не экспертная, сами судите. Но нужна политическая воля, для того чтобы ежегодно проводился мониторинг состояния молодежной аудитории. Чтобы мы примерно понимали не только миграционные настроения, но, например, настроения межнационального плана, например, настроения, связанные с карьерными интересами, с городской инфраструктурой – комфортное жилье, комфортная жизнь, комфортные условия для жизни. Это важно для принятия решений политика, чиновника и так далее. Поэтому, на мой взгляд, должна быть политическая воля. И если ее не было до этого, то есть никому это не нужно было, то не было и таких исследований, потому что это достаточно трудоемкий процесс, требующий профессиональных, временных ресурсов и так далее, технических ресурсов. Только поэтому. Мы это делаем, потому что есть специализированное направление подготовки, на моей ответственности лежит выпуск профессионалов, которые выйдут и будут владеть информацией – уметь ее получить, обработать, интерпретировать, и так далее. Конечно, мы представили результаты.

На днях состоялась пресс-конференция Росмолодежи, и господин Бугаев, который сейчас является новым руководителем Росмолодежи взамен Поспелова говорил о том, что «теперь мы будем заказывать много разных видов мониторинга молодежной среды, потому что только на этой основе мы сможем сформировать систему принятия решений», он говорил о ежегодном докладе состояния молодежи в России. Такая же система должна быть и на местах. Должен быть ежегодный доклад о состоянии молодежи, например, в Пермском крае, а он должен основываться на каких-то данных. Только на открытых статистических – на мой взгляд, это будет некорректно.

Юлия Желнина:Мы должны прерваться на небольшую рекламу, оставайтесь с нами.

«Взрослые и не подозревают…»

Юлия Желнина:Возвращаемся в студию. У микрофона Виталий Гараев.

Виталий Гараев:И Юлия Желнина.

Юлия Желнина:У нас сегодня в гостях Елена Малкова, доцент кафедры философии, кандидат философских наук, куратор направления «Организация работы с молодежью» философско-социологического факультета Пермского классического университета. Мы говорим о молодежи, о крупном исследовании, которое провели студенты Елены, и о выводах, которые стоит сделать.

Виталий Гараев:Мы отметили, в предыдущей части программы, что в Перми возникают крупные проблемы именно с демографией молодежи. Получается, что у нас очень большой отток, приезжают мало. И я понимаю, что, в основном, приезжающие – из территорий Перми, из малых городов Пермского края.

Юлия Желнина:Кстати, интересно, из других субъектов нашей страны в Пермский край приезжают вообще?

Елена Малкова:Приезжают, конечно. Приезжают. Но это не так ощутимо и не так заметно. И студенты приезжают из других городов. Студенты из Свердловской области, Екатеринбурга, из Башкортостана, Татарстана.

Виталий Гараев:Но, в основном, это Пермский край?

Елена Малкова:Да. Но есть и другая форма миграции, вы же понимаете, что одно время был отток и с территории Украины. То есть всегда есть и приток. Другое дело, что миграционное сальдо, оно чаще отрицательно, то есть больше уезжают, чем приезжают, если в отношении Перми говорить. Если говорить о притоке из местных территорий, я имею в виду районы, городские округа, города – это всегда было, и всегда будет. Люди едут за образованием. Потребности образовательные, потребности в будущем, о котором мечтает молодой человек, школьник, они всегда больше, чем локальны.

Виталий Гараев:И, скорее всего, они остаются?

Елена Малкова:Как правило они остаются. Я сама приехала из Кунгура учиться, уже имея образование бухгалтера автотранспорта, с четким намерением получить высшее образование и вернуться из Перми в Кунгур, как минимум хотела быть мэром.

Юлия Желнина:Но что-то пошло не так.

Елена Малкова:Да. Я вышла замуж на втором курсе. И вся моя жизнь стала связана с Пермью. Но вы представьте философа в Кунгуре. Максимум, это преподавание в техникуме.

Юлия Желнина:Меня интересует вопрос: как так вышло, что молодежь для властей оказалась таким черным ящиком, по сути?

Елена Малкова:Она всегда была.

Юлия Желнина:В последнее время у нас фигурирует фраза «патриотическое воспитание», и, мне кажется, даже какой-то смысл сместился в более негативный.

Елена Малкова:Мне очень понравилось ваше сравнение, Юля, по поводу того, что молодежь – это черный ящик. У меня в опыте было приведение такой метафоры, что молодежь – это, как коробочка, и внутри бренчат шарики. Знаете, игра такая, в моем советском детстве была – шарики по лабиринту прокатывать. И когда ты не смотришь на этот лабиринт прозрачный, ты не видишь, что там есть ходы, коридоры для этих шариков. Так вот, к сожалению, для большинства чиновников молодежь – это такой стук шариков в коробочке, темной и не прозрачной, непонятной. И для них совершенно неожиданно оказывается, что эти шарики двигаются по определенным лабиринтам достаточно причудливым, для взрослых, образом. Взрослые даже не подозревают…

Юлия Желнина:Очень метафорично вы объяснили последние события.

Елена Малкова:…насколько молодежь интеллектуальна, насколько она много читает, насколько модно в молодежной среде, например, читать классическую русскую литературу сегодня, насколько они профессиональны. Разве мы говорим о молодых профессионалах сегодня вообще? Вы знаете какого-нибудь классного профессионального рабочего в Перми?

Юлия Желнина:Я только в IT-сфере.

Елена Малкова: Олег Кивокурцев и «Промобот», но об этом трудно не знать. И это благодаря самому Олегу и его команде, а не благодаря власти и СМИ, которые бы нашли, например, Олега на старте.

Юлия Желнина:Вопрос: что делать? Использовать его и использовать необходимо. И этот вопрос всегда всплывает в связи с такими предвыборными моментами, то есть не постоянно.

Елена Малкова:Режим «акции».

Юлия Желнина:Да, совершенно верно. Работа с молодежью отсутствует, мне кажется. Потому что я себя отношу всё-таки к этому классу.

Виталий Гараев:Вообще, мне кажется, нужно пояснить, что из себя представляет молодежная политика, потому что для некоторых слушателей, может быть, возникают вопросы, вообще, в чем заключается молодежная политика?

Елена Малкова:Смотрите, какая интересная история. В городе Перми, как в любом другом городе, в селе, в районе, проживают дети разного возраста, разных категорий, молодые люди (молодежь), проживают взрослые и пенсионеры или люди «серебряного» возраста. И как-то ни детского министерства не существует, политики, вот такой отдельной отраслевой, ни пенсионерской политики, пенсионной. Не знаю, как это назвать, извините за корявость.

Виталий Гараев:Наверное, не очень корректно будет.

Елена Малкова:Да, некорректно. Прошу прощения сразу же за это. Но почему-то все говорят о молодежной политике. На самом деле, молодежная политика – это политика государства в отношении молодежи как субъекта и одновременно объекта социальной жизни. Потому что именно эти люди являются стратегическим ресурсом, да простят меня те, кто не любит слово ресурс, и якобы их… ресурсы, обычно, используют, потребляют. Это самый производящий ресурс, с колоссальным, неоцененным человеческим капиталом. И молодежная политика поэтому в специальную «отрасль» заводится, для того чтобы особым образом с ними работать. Потому что молодежь очень быстро взрослеет и становится профессионалами, становятся творческими людьми, родителями, и так далее.

Юлия Желнина:У нас есть организации, которые непосредственно занимаются молодежной политикой. В 2016 году произошли изменения. Молодежная политика сейчас находится в другой отрасли. Но это не межотраслевая вещь.

Елена Малкова:Когда дважды я была членом Общественного совета при Министерстве культуры и возглавляла рабочую группу по молодежной политике, мы бились за то, чтобы снять эту отраслевую зашоренность, ограниченность, и предлагали перевести молодежную политику в круг задач администрации губернатора, потому что некорректно, когда Отдел молодежной политики Министерства культуры, или, не важно, Министерства образования, ставит задачи Министерству территориального развития, или Министерству здравоохранения, или Министерству промышленности, не важно, какому другому, некорректно с точки зрения управленческой субординации. А по большому счету, молодежь болеет или выздоравливает, она является в социально-опасном положении или в трудной жизненной ситуации, и так далее. То есть она работает, она учится, и она включена в разные ведомства.

Юлия Желнина:Об этом поподробнее после федеральных новостей.

«Взрослые и не подозревают…»

Юлия Желнина:Возвращаемся в студию. У микрофона Виталий Гараев.

Виталий Гараев: Юлия Желнина и Елена Малкова. С вашего позволения не буду говорить вашу длиннющую должность, скажу лишь, что куратор направления «Организация работы с молодежью» философско-социологического факультета Пермского классического университета. Мы говорим про молодежь и молодежную политику. И как раз закончили на том, что изменения произошли не глобальные. То есть из одного ведомства молодежную политику перенесли в другое. И главный вопрос, что изменилось, и вообще изменилось ли что-то?

Елена Малкова:С точки зрения системного подхода, нам казалось, что должна быть выстроена вертикаль, и сохранен межведомственный характер. Но, что есть, то есть. Нас, молодежную политику, перевели в Министерство образования и науки Пермского края. Мы переживали, что это будет четкий ограничитель, поскольку молодежь, она не только учащаяся, но и работающая, и семьи, и так далее. Но, как оказалось, у Министерства образования, на сегодняшний день я могу это уже оценить, выстроены достаточно устойчивые связи, взаимодействия, партнерства с другими ведомствами, и удается решать этот вопрос. И с молодежью тоже работают – с рабочей, работающей и с семьями – стараются максимально включить их в событийный ряд. Они только начинают, но уже есть подвижки.

Юлия Желнина:У нас есть организации, которые занимаются работой с молодежью. Мне кажется, это малая часть, которая, как вершина айсберга. Но есть еще очень много организаций, которые, обычно, не фигурируют.

Елена Малкова:Вы знаете, как бывает обидно, что мы не можем довести до общественности, что несмотря на пертурбацию, которая произошла с молодежной политикой, молодежная работа всегда была. И она носит некоммерческий характер, в основном. И молодежь включена и в некоммерческие организации, и в объединения, которые не имеют юридического лица, то есть, не являются организацией. Пермский край, его визитная карточка – это добровольчество. Нас идентифицируют по волонтерству и добровольчеству. Мы один из, по-моему, четырех регионов России, у кого есть региональный закон о добровольчестве, где системно выстроена работа вплоть до международного уровня. И я горда этим. У нас есть Российский студенческий отряд, у нас есть Российский союз сельской молодежи – Алексей Блюмин руководит и тем, и другим. У нас есть «Медико-спортивный волонтер» – Медицинская, академия. У нас много чего есть. У нас есть даже волонтерская команда баскетбольного клуба «Парма». Они занимаются поддержкой в организации и волонтерской деятельностью спортсменов – выезжают к ребятам, например, к инвалидам, социальным особым категориям  и проводят встречи.

Виталий Гараев:И тогда у меня вопрос. Как власть может повлиять на эти организации? В чем ее задача? Может быть, помочь как-то или как-то объединить, соединить, информационно, может быть, как-то поддержать?

Елена Малкова:В здоровом обществе никто никому не должен помогать. Слово «просить помощи» – не корректно, на мой взгляд. Это партнерство, 100%-е партнерство. И некоммерческий сектор Пермского края  на голову выше других регионов, например, и он сам может много чего власти предложить по взаимодействию. Власть может дать конкурсную площадку по получению финансирования на интересные проекты, субсидированную форму поддержки, например, субсидии под конкретные задачи и так далее. Это различные общественные советы. Моя идея фикс, в моих предложениях Максиму Геннадьевичу Решетникову, уже зарегистрированному кандидату на должность губернатора, как раз связана с предложением о создании некоего координационного межведомственного совета при губернаторе или при правительстве, как угодно, по работе с молодежью и молодежной политикой в регионе.

Юлия Желнина:Кто этим будет заниматься? Потому что, мне кажется, в последние 5 лет фигурировало именно имя Евгения Хузина, который занимался молодежной политикой. А сейчас он курирует другую сферу.

Елена Малкова:Так получилось. На самом деле, много людей, кто занимается молодежью, и является мегапрофессионалами в этом вопросе.

Юлия Желнина:Мне кажется, молодежи нужен лидер общественного мнения.

Виталий Гараев:Сейчас очень популярны идеи  самоуправления, создания, так называемых, советов или парламентов, по-разному они называются. В частности. у нас в Пермском крае существует более 50-и молодежных советов и парламентов. Могут ли они взять на себя эти функции?

Елена Малкова:На мой взгляд, у них немножко другая задача. Во-первых, они сами являются частью молодежной политики, и как бы изнутри, им вовне реализовать достаточно будет сложно. Но частично – да, конечно, они должны быть субъектами, как и любая другая молодежь, не вовлеченная в органы самоуправления, молодежной политики, принимать решения, участвовать в их реализации.

Юлия Желнина:Елена, как вы думаете, идеологическое поле, которое сузилось за последние годы, оно расширится,? Хочется подытожить наш разговор. Мы перечислили организации, поговорили о выборе, пользуются результатами ваших исследований?

Елена Малкова:Мы готовы, очень хотим быть востребованными с нашими наработками. Я считаю, искренне верю, что идеологическое поле изменится, трансформируется, и в систему ценностей, на которые будет направлена молодежная политика государства, оно включит в себя не только патриотические ценности, хотя это очень важно, они должны быть ядром, правда.

Юлия Желнина:Будем возрождать пионерию?

Елена Малкова:Я вам честно скажу, молодежь очень ценит семью, любовь, качество жизни, образование и так далее. И было бы здорово, чтобы, например, выстроилась семейная политика внутри молодежной политики. И внутри семейной политики государства – молодежная политика. Это отдельная история. Тем более мы с вами говорили, что семья не является сегодня сдерживающим фактором, если это не родительская семья.

Юлия Желнина:В одном из интервью вы сказали, что видите такое препятствие между молодежью 80-х и  90-х.

Елена Малкова:Да.

Юлия Желнина:Почему такое вообще возникло?

Елена Малкова:Это разные поколения, разные условия их формирования, разные условия взросления их родителей, которые их воспитывали. Если раньше молодежь считалась неким объектом, который нужно адаптировать к реальности, то сегодня, извините, молодежь, на мой взгляд, это наши партнеры, и это мои друзья, мои коллеги, для меня лично. И для государства они могут быть партнерами, сотрудничающими на ценностях доверия, открытости, профессионализма. Почему нет? Вообще молодежная политика должна быть профессиональной, на мой взгляд.

Юлия Желнина:Социологи говорят, что молодежь настроена более конформистски и инертно.

Елена Малкова:Это правда. Это две стороны одной медали – они поколение потребителей…

Виталий Гараев:И иррационально.

Юлия Желнина:И ничего не видели, кроме Путина.

Елена Малкова:Записки на холодильнике, где что взять, они хорошие исполнители, кстати, они тоже формируют смыслы. Но нужно создавать условия, в которых они вынуждены быть инициативными. Я вообще против того, чтобы что-то давать молодежи.

Юлия Желнина:Это сравнение с удочкой и рыбой. Они оценивают реалистично рынок труда?

Елена Малкова:Нет.

Юлия Желнина:Мне кажется, все стремятся работать в госструктурах, при этом выходят на митинги.

Елена Малкова:Разная аудитория молодежная. Есть те, кто хотят так, есть те, кто хотят по-другому. Не так давно я еще была молодым человеком и честно хочу сказать, что всегда хочешь больше, чем ты можешь рассчитывать реально. И это здорово, что молодежь хочет больше. Другое дело, что для работодателя амбиции молодых людей часто бывают не обоснованными. Но, еще раз, вернемся к Василию Югову. Вы же понимаете, что он не найдет по своим реальным амбициям здесь условия для своей научной карьеры.

Юлия Желнина:Чтобы Пермь стала таким притяжением молодежи, необходимо очень много пертурбаций. Быстро не произойдут изменения?

Елена Малкова:Пермь – город-космос, Пермь – город лидеров. Посмотрите, как мы хорошо обеспечили Москву. И, если мы сфокусируемся на этом ресурсе, с точки зрения пусть даже дистанцированного внимания, влияния, как Николай Наумов, например они совершенно бесплатно многие вещи делают по развитию местного КВН. Почему нет.

Виталий Гараев: Не нужно препятствовать, не нужно держать?

Елена Малкова:Нет. Миграционные настроения – это то, с чем можно работать. Применяя различного рода на разных уровнях решения, мы можем их нейтрализовать. Не перевести в намерения, с одной стороны. Но, объективно, люди будут менять место жительства.

Юлия Желнина:Я напомню, с нами Елена Малкова, доцент кафедры философии, кандидат философских наук, куратор направления «Организация работы с молодежью» философско-социологического факультета Пермского классического. У вас даже должность такая – организация работы с молодежью. И мне кажется, что данное исследование к вам тоже относится, вы работаете с молодежью.

Елена Малкова:Я работаю с молодежью, я готовлю тех, кто будет работать с молодежью на самых разных местах. И, может быть, поэтому я верю в молодежь, я доверяю. У меня Вконтакте, например, примерно, полторы тысячи друзей. И всё это молодежь, и не только пермская. И они обращаются и днем, и ночью с какими-то вопросами про свои проекты, про свои инициативы. Я верю в молодых профессионалов, в инициативных молодых людей. И я считаю, что, если научиться им доверять, они очень много могут хорошего сделать.

Юлия Желнина:Спасибо большое, Елена, за столь подробный рассказ о своем исследовании. С вами был Виталий Гараев.

Виталий Гараев:И Юлия Желнина.

Программа вышла 14 июня.


Обсуждение
1933
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.