Верхний баннер
03:39 | ЧЕТВЕРГ | 22 ОКТЯБРЯ 2020

$ 77.03 € 91.34

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

09:55, 30 июня 2017

«Никогда не собрать деньги на лечение ребенка, собирая деньги на перекрестке. Никогда», - Дмитрий Жебелев

Артем Жаворонков: Добрый день, дорогие друзья! На «Эхе Перми» программа «Особое мнение». Меня зовут Артем Жаворонков, Александр Назарчук за звукорежиссерским пультом, Дмитрий Жебелев координатор затей «Дедморозим». Сегодня, не в среду, во вторник. Вот так гуляем мы по сетке. Тем не менее, со своим особым мнением Дима, добрый день!

Дмитрий Жебелев: День добрый!

Артем Жаворонков: Начать, конечно, хотелось бы с прямой линии Владимира Путина. Это важная, актуальная, интересная тема конца минувшей недели, но все-таки прежде хотелось бы расспросить тебя, как человека глубоко посвященного в эту тему. О так называемых коробочниках. Уже несколько жалоб было и в адрес «Эхо Перми» о том, что на улице появляются люди, собирающие деньги, якобы на лечение кого бы то ни было. В WhatsApp создают даже известные люди, ну видимо, я полагаю, что взламывают их страницы, в группы, в которых добавляют всех из списка своих друзей, с просьбой о помощи и переведения средств на лечение кого бы то ни было. На проверку оказывается часто, что это фальшивка.  Как действовать? На что обращать внимание? Вообще, вы каким-то образом изучаете тех, кто на улице появляется? Ведь самое простое, подойти им и сказать: «ребята, вот есть «дедморозим», есть фонд «Подари жизнь», «Береги» и многие другие благотворительные фонды». Обращайтесь к ним, не собирайте деньги на улицах.

Дмитрий Жебелев: Ну вот это, к сожалению, не совсем наша задача и у нас на это нет практически ресурсов, но так или иначе нам приходится этим заниматься. Т.е. если мы говорим про интернет, то история очень простая. Если к вам приходят любые просьбы. Ну скажу один пример, т.е. одной из хорошо реально работающих, влияющих даже и затрагивающих там ребят, которые даже очень здраво рассуждают перед тем, как кому-либо оказывать какую-нибудь благотворительную помощь. Это такой способ, когда приходят от знакомых тебе и обычно таких известных, уважаемых людей, в первую очередь в электронных письмах, но сейчас это может быть в мессенджерах и где угодно, с просьбой оказать помощь племяннице там какой-нибудь, т.е. тоже не чужому человеку или родственнице друга тоже. Причем само письмо обычно оформлено качественно, с личным обращением, бывает и единственное, что похоже – это ссылка на сайт ведет. Знаете страницы такие, которые как визитки готовят? И там, в общем-то, описание соответственно такое, для не посвященного человека вполне себе обычное и видно, что написано с душой и с таким личным тоже обращением, т.е. о личной беде и поэтому, по нашему опыту, прям десятки людей умных, здравомыслящих, рациональных на это попадались. Ну и даже мы, которые практически этим занимались, мы с первого взгляда не раскусили эту историю, а делается это очень просто при любом к вам обращении в интернете. Вбиваете реквизиты и имя и диагноз девочки в поисковик любой. В 95 процентов случаев вы сразу в первых же строчках обнаружите, что кто-то уже это давно раскусил и что это мошенничество и предупреждение об этом в сети сразу найдутся, либо в оставшихся 5 процентах найдется ссылка на этого же ребенка, но с реальными какими-то реквизитами или с тем, что этот сбор уже давным-давно завершен может быть даже несколько лет назад и т.д. Т.е. просто вбиваете в поисковик данные, которые вам пришли и можете легко скидывать на телефон на какой-то, на какой-то счет. Вот просто эти цифры вбиваете, вбиваете также имя или просьбу, ну то, что лучше всего ищется поисковиками и вам интернет проверку выдаст вполне себе обоснованную. Что касается коробочников, ну ребята.. они реально достали. Мы к этому относимся так: ну бывают люди, действительно остро нуждаются в помощи и бывает, не смотря на то, что есть какие-то фонды, ну ладно, есть еще государство, есть еще что-то там. Все равно бывает, что не получилось у людей по тем или иным причинам до кого-то достучаться, и они пошли прямо на улицу. К сожалению, из всех наших проверок ну это один случай из 100 может быть, не знаю. По крайней мере, ну мы один раз сталкивались с проблемой, где действительно нужно было человеку помочь и он по своей личной инициативе вышел и она там была легко решаемая и все это не сложно. Ребята, которые работают с коробками на улицах, на самом деле, во-первых, их легко опознать, они чуть-чуть развиваются. Это обычно одни и те же примерно бригады и видно, что с одними и теми же организаторами. Сначала они появлялись вообще просто с бумажками и очень такого не презентабельного вида. Сейчас они ходят с ящиками часто в футболках с какими-нибудь фразами «Подари жизнь ребенку» или там «спаси ребенка» или что-нибудь еще такое. Вот последняя волна коробочников, о которых нам сейчас поступают сведения, к сожалению, мы их еще всех не проверили. Предыдущих мы вычисляли, они представлялись и даже показывали уставы и документы фонда. Мы нашли и действительно ребята даже оформили, вот они развиваются, оформили фонд, который недавно зарегистрировали, но у фонда нет никакой отчетности. Все сборы, которые они проводят, в некоторых случаях это было, что собирают.. ну чаще всего это работают люди, которые с других регионов вообще нанятые, либо здесь набирают волонтеров за процент, но это не волонтеры, это менеджеры по продажам уличным таким. И кроме того, данные, которые они по детям дают, либо они не актуальные, либо те истории, которые не представляют помощь никакая этим детям не приходила. Бывали случаи еще хуже, когда диагнозы такие, что просто заболевание не обозначает. Такое название обозначает подозрение только на это заболевание. И еще часто такие диагнозы, которые вообще, ну либо легко получить лечение за счет бюджета, ну это еще ладно, ну и то лечение, которое они предлагают, оно вообще не соответствует действительности. Естественно, никому, кто с этим постоянно не работает, раскусить достаточно сложно. И выход очень простой. Тем, кто собирает на улице в коробки. Особенно на перекрестках и там тем более на лечение детей, вот самое такое, где можно эмоционально затронуть, никогда не давать деньги. По двум простым причинам. Я сейчас объясню. Первое. Никогда не собрать деньги на лечение ребенка, собирая деньги на перекрестке. Никогда. Помощь точно не будет оказана в результате. Во-вторых, всегда можно отправить в профильные организации, если они хотят получить помощь, они могут действительно обратиться. Они может не знают какие-то контакты, но вот вы можете знать те организации, которые вам знакомы, которым вы доверяете. Будь то «Дедморозим», если нет, тоже это нормально, «Подари жизнь » и еще что-то.. Просто вбивать в поисковиках. У нас сайт соответственно dedmorozim.ru. Телефон 2700870. Всех мы консультируем по этому поводу. И сразу же на это вам будет.. у меня маме отвечали точно также: «Мы обращались в «Дедморозим», нас запросили 250 тысяч рублей за помощь». Ну любой человек, который работал хоть когда-нибудь лично с фондами, сразу поймет, что это бред. Но любой другой, кто не сталкивался, он наоборот скорее поверит «блин, да я так и знал! Эти благотворители, к ним когда обращаешься, с тебя сразу деньги трясут». Это конечно абсолютный бред, те кто из любых фондов, с кем мы работаем, такого просто ну не может быть, никакого ни процента, который требуется с родителей, ни суммы фиксированной. Это просто эмоциональный шантаж, которым у вас опять же пытаются выманить деньги. И все это, может быть, было бы с одной стороны смешно и не так уж вредно, но это влияет страшным образом на доверие к благотворительности вообще. Потом. Те дети, которым они помогают, если это реальные истории, это влияет на то, что потом этим детям помощь не будет оказана. Потому что сейчас люди увидят, что вот этому ребенку был обман, в следующий раз, когда они найдут в сети уже реальную потребность, они не откликнуться и возможно конкретно этой тысячи или нескольких тысяч не хватит для того, чтобы эту помощь вовремя оказать. И это реально, ну там с моей эмоциональной точки зрения, это ну такая..не знаю.. очень тяжело.

Артем Жаворонков: Слушатель интересуется. Если видишь таких коробочников, следует ли звонить в полицию?

Дмитрий Жебелев: В полицию - да. Обязательно, значит, мы, что еще скажу, мы с этим работали. Есть истории, когда мы посадили.. это чуть ли единственный случай в России.. мошенницу на 6 лет. Ловили малолетних преступников, которые в интернете, там за руку. С этими коробочниками мы справлялись только двумя способами. И личными, условно, волонтерскими, когда мы по каждому звонили в полицию и, к сожалению, почти всегда приходится дожидаться патруль. Ну там уже как вы будете насколько ответственно себя вести, но это полезно. Они почти ничего не могут с ними сделать и бывает им лень, но они могут всегда до выяснения их забрать, как минимум, личности. Со всем этим разобраться. И это сильно осложнит их работу. Последний случай, когда мы наконец выпихнули их из Перми, единственная была. ..т.е. здесь два способа борьбы к сожалению, реально действенных: распространять информацию. Любые сборы в коробки это точно, ну как минимум не поможет ребенку, а скорее всего мошенничество. И об этом распространять информацию. Второе, мы отдельно договаривались с ГУ МВД в прошлый раз, года 2 назад было при большой волне, когда они провели специальный рейд и всех их одновременно взяли, опять же просто выяснять личности, больше очень сложно что-то сделать. Там должна быть очень хорошая мотивация и политическая воля, чтобы их полностью раскрыть до организаторов. Но если их будут каждый день рейдами собирать всех, они быстро уедут в другой город хотя бы. Это не самое может быть идеальное решение, но я бы не хотел, чтобы в моем городе такое было. И еще соответственно есть ребята федеральные, которые, т.е сообщество благотворительных организаций реальных проверенных давно уже принята отдельная декларация по поводу коробочников, сотни благотворительных организаций и «Дедморозим» в том числе, подписали эту декларацию, в которой они осуждают эти действия  и обязуются не везти, не считая организованных акций, о которых объявлено заранее, никаких сборов на улицах в коробки. Мы тоже подписали эту декларацию. И мы тоже таким, ну мы никогда и не занимались, только в рамках какой-то акции. Ну вот проводится например благотворительная фотосессия в парке. Да, там такое возможно, но она объявляется заранее. На сайте можно посмотреть и анонс и результаты, сколько денег, куда будут направлены и потом результаты на что это повлияло.

Артем Жаворонков: Ну и совместные акции со спортивными клубами, на мероприятиях типа матчей.

Дмитрий Жебелев: Да, это все анонсируется, отчеты на сайте обязательно, отчеты о том, куда деньги направлены и отчеты о том потом, что стало с этим ребенком. Соответственно, о всех этих случаях, ну это правда ужасно, это может привести и к вреду здоровью ребенку и к реально летальному исходу. Пусть это и косвенные какие то влияния, но правда так. И кроме того, это просто по человечески. Я разговаривал со многими этими людьми, там некоторые пытались особенно представляться либо родственниками, либо мамами они заявляли о том. Что у них онкобольной ребенок и заявляли о том, что им нужны деньги на физио терапию. Ну и мне понятно, откуда у человека в голове этот бред, потому что он ни черта не разбирается, нет у него никакого онкобольного ребенка, потому что при онко заболевании не физиотерапия нужна, потому что знаете из школы, физика видимо у него была  и химия. И вот это химио-терапия, если хоть один родитель когда то сталкивался с последствиями химио-терапии, которая проводится ребенку, он никогда не перепутает эти термины, мягко говоря. И когда ты лично знаешь ребенка, которому реально требуется помощь и здесь стоит какая то тетя, которая не имеет к этому никакого отношения, выпрашивает деньги, прикрываясь каким то чужим ребенком, это ну выбешивает.

Артем Жаворонков: Слушатель, в качестве рекомендации предлагает распространить, подготовить вам и распространить специальную справку, как..

Дмитрий Жебелев: Делали не однократно, через социальные сети, через СМИ. И сейчас еще продолжим этим заниматься. Если будет любым СМИ это интересно, мы готовы комментировать, готовы в простой форме, есть у нас рекомендации и вообще по проверке любой информации, без проблем и всегда звоните нам на телефон и пишите электронные сообщения, когда вы кого бы то ни было увидели, а уж тем более, если кто-то говорит, к сожалению, очень редко, но поступали такие сигналы, что кто-то представляется, что это и для «Дедморозим» в том числе. Ну тогда мы за руку поймаем и там у нас есть все полномочия, чтобы хорошенечко отыграться.

Артем Жаворонков: Я предлагаю небольшое интерактивное голосование запустить. Редко это происходит в рамках программы «Особое мнение», но, тем не менее, у нас оно анонимное, и я бы хотел уровень проблемы среди наших слушателей замерить. 2070515 – это телефон для тех, кто хотя бы раз давал денег коробочникам подобного рода. Я не имею ввиду всех нищих, которых у нас на улице полным-полно, я имею ввиду тех, кто собирал деньги под какие то благие цели. Помощь больному ребенку, взрослому или что-нибудь еще в этом роде. Если вы давали, 2070515. Если нет, и вы их игнорируете, 2070525. Я несколько раз в течение сегодняшнего эфира еще эти телефоны обозначу и вопрос тоже. Дмитрий Жебелев, координатор затей «Дедморозим» и его особое мнение на «Эхе Перми» в прямом эфире. Прервемся на короткую рекламу.

Продолжается программа «Особое мнение», Дмитрий Жебелев, координатор затей «Дедморозим» и интерактивное голосование по теме, которую мы обсуждали в первую треть программы, коробочники и сборы средств на помощь тем или иным категориям граждан, вообще на какие-то благие цели, которые осуществляются на улице и чаще всего сомнительными личностями. У нас анонимное интерактивное голосование, если вы хоть раз таким людям деньги давали, жертвовали их, ваш телефон 207 0515, если нет 2070525. Мы продолжаем. Прямая линия с президентом России, вот уж где поле не паханное различных тем и нюансов. Пермяк, задавший вопрос, мы тут обсуждали анонимность, очень много ведь вопросов анонимно приходило, люди у нас не готовы раскрывать свою личность, боятся за свое будущее. Но тем не менее пермяк поинтересовался, когда Владимир Путин собирается в отставку. Но больше всего сильнейший резонанс получила история из города Апатиты, если мне не изменяет память, где девушка больная раком на 4 стадии просто показала больницу в плачевнейшем состоянии, недострой какой-то. Эта проблема быстро была решена, насколько я понимаю, ну не то, чтобы решена, там никто быстро строить ничего не начал. Вообще твое впечатление от прямой линии?

Дмитрий Жебелев: Нет.. слушайте, ребята, вот я уже такое говорил, нет ничего страшнее видеть, как ну раньше особенно государственная дума, ну или кто-то из чиновников, даже если это президент, который обычно самый разумный из всех государственных деятелей, как по крайней мере видно в СМИ, обсуждает что бы то ни было из того, в чем ты хоть чуть-чуть разбираешься. Ну, или как тебе кажется. Дело в том, что мы как раз сталкиваемся с помощью людям, в нашем случае детям с онкозаболеваниями и с подобными ситуациями и со взрослыми тоже нам приходится так или иначе пересекаться хотя бы с точки зрения консультаций. И здесь я думаю, речь даже не про саму прямую линию, а про последствия всего этого. Ну все абсолютно как всегда. К моему огромному сожалению, эта девочка Даша из города Апатиты, и я там был. Вот говорил про соседний Кировск, откуда у нас родом бывший губернатор Олег Анатольевич Чиркунов. Кировские Апатиты это ну прям один в один Кизел-Губаха, рядом стоящие города по состоянию там и всему остальному. Что касается проблемы этой девочки, надо.. вот кто не сталкивался, ну надо понимать, это не просто же дикая история, это кошмар и речь не только про то, что в начале там был поставлен  не правильный диагноз, ну ошибки бывают у всех, там тем более еще не перепроверили полгода не так лечили. Эта ситуация ну более менее понятна большинству, такие истории бывают часто, хотя это абсолютный кошмар в случае с онкологическим заболеванием и это чрезвычайная ситуация, которых у нас к сожалению тьма. Еще на самом деле хуже ситуация то, про что она говорила, про обезболивание. То, что она испытывает дикую боль и нет обезболивающих. И более того, показывали историю про последствия, я не знаю о чем вообще федеральные каналы думают, когда это показывают, они же вроде у нас пропагандистские, ну или думают, что люди чего-то не поймут. Показывали, что девочке стало плохо уже к вечеру и переживания и все остальное, ну и опять же с дикими болями ее в этот раз уже на самолете отправили в Мурманск, дальше там зарубеж, уже нашлись спонсоры крупные компании в данном случае и т.д. и тому подобное. Во-первых, по обезболиванию. Это очень важная тема, о которой нужно знать все, хоть это и коснется, слава богу, далеко не каждого. Если человек в терминальной стадии болезни, которая уже не излечима, даже если при этом он испытывает любую боль и не может получить обезболивающих - это абсолютно чрезвычайная ситуация. Это тоже самое, как если бы вы пришли в больницу, вас бы госпитализировали и вместо лечения начали пытать. Втыкать вам скальпель куда угодно, тыкать вам в глаз вилкой, вот это абсолютно такая же ситуация с точки зрения ее дикости. Я не очень понимаю, что происходит в этом плане с государством, то ли чего-то не понимают, когда вот президент отвечал на вопрос Даши, то ли намеренно как-то говорят немножечко не о том. Я думаю, если бы была ситуация, как в фильме с Джимом Керри «Лжец, лжец, лжец», где человек не может говорить не правду, в данном случае ответ на вопрос Даши должен был быть совсем другим. Если мы хотим решать проблему, реально проблему, не прикатить туда кучу губернаторов, путь даже построить больницу там, откуда-то там на эти деньги. Скорей всего перенести ее из Кировска сюда в Апатиты, чтобы кировские ездили сюда в Апатиты, а не наоборот. Скорее всего, это будет выглядеть примерно так. Но если мы хотим решать проблему в целом, нужно сказать первое – «Даша, прости, пожалуйста, но у нашего государства не является приоритетом спасение жизни и здоровья таких людей, как ты. Не является. И об этом на прямую говорит единственная вещь, которая указывает объективно, то как мы расходуем наши ресурсы, наши средства и наш бюджет. Не является приоритетом здравоохранение и тем более вот такие заболевания, как у тебя. Что касается обезболивающих, Даша, извини, пожалуйста, но мы всегда считали, что те, кто нуждаются в обезболивающих, как в твоей ситуации, наркоманы. А те врачи, которые вдруг захотят вам предоставлять обезболивающие, они наркоторговцы. И все законодательство, которое мы до этого строили, оно было построено исключительно на этих принципах. Нам, к сожалению, сейчас приходится его менять из-за того, что застрелился адмирал и оставил очень правильную записку по поводу того, что он не мог получить обезболивающее, и на нас очень давят общественники, какие-то фонды и все остальное, и мы вроде как кое-как в эту сторону двигаемся, но пока вот такими темпами. Что к сожалению. Тебе придется потерпеть боль еще немножко». В целом, на самом деле это выглядит так. То, что там пригнали на самом деле, что угодно под конкретную Дашу сейчас, дай бог, ей помогут, это очень важно. И она реально смелая, классная девчонка, даже если не будет результата там на всю страну, но из всех последствий, как я вижу, не будет ни черта, то все равно важно людям об этом знать. У нас, к сожалению, когда мы говорим про Апатиты и Кировск, я говорил. Вот Кизел-Губаха то же самое. У нас таких городов тьма. Вот точно таких же проблем по стране просто ужас сколько. И это вот именно поэтому. Не потому, что в каком-то конкретном городе какие-то специально очень плохие врачи с очень плохим губернатором или кем угодно, решили сделать конкретной Даше гадость, нет. Это у нас в целом хроническое недофинансирование системы. И не те правила ее работы. Вот и все. Поэтому здесь только по конкретному случаю помочь нельзя. И вот там последствия: возбуждение сразу уголовного дела. Как у нас уголовные дела вообще возбуждаются «по звонку», а не по закону? Это было до этого проблемой, и оно должно было быть давно возбуждено. Или только после звонка президенту можно этого добиться? Я считаю, что вот эти все последствия они не правильные, ни к чему серьезному не приведут и видел я как губернатор в Апатитах, там на него нападают уже жители и они, конечно, уже совсем с другим – за ними стоит президент, там уже немножко другой вес получается, там уже как бы губернатор поменьше, а жители поважнее. Так должно быть всегда. И не из-за того, что за жителями стоит президент, а из-за того, что от жителей зависит судьба этого конкретного губернатора или кого угодно. Вот только тогда что-то поменяется. И менять нам нужно ребята не вот только эту конкретную больницу в Апатитах, а в целом ситуацию. И ну это зависит от нас.

Артем Жаворонков: При этом стало известно, ну вот для меня эти цифры стали откровением, никогда пристально не следил за краевым бюджетом, что у нас.. это как раз в разрезе с кредиторской задолженностью больниц, мы об этом поговорим после федеральных новостей..что 20 процентов, даже чуть больше краевого бюджета в этом году будет направлено на здравоохранение, цифры гигантские ведь.

Дмитрий Жебелев: В том числе, потому что регион платит за федерацию на местах и об этом, если нам сейчас как раз надо уходить, я могу после новостей подробнее рассказать.

Артем Жаворонков: Прервемся минуты на 3.

«Особое мнение», Дмитрий Жебелев, координатор затеи «Дедморозим» на «Эхе Перми», меня зовут Артем Жаворонков. Продолжаем интерактивное голосование, напомню, в самом начале обсуждали проблему так называемых коробочников, людей, которые на благие цели с коробками ходят по улицам и деньги собирают. Чаще всего, последнее время это все облачено в помощь каким-то детям, часто виртуальным, может быть и существующим, но помощь которым не нужна, нужно будет вам поподробней узнать об этом, переслушайте наш эфир с самого начала в интернете www.ehoperm.ru это можно будет сделать. Так вот голосуем. Анонимное голосование, подчеркну. Хоть раз давали ли вы деньги, жертвовали ли вы деньги этим самым коробочникам, чаще всего которые оказываются мошенниками в своей жизни. 2070515 – да, 2070525 – нет.Мы продолжаем тему медицины, вот мы остановились на увеличении, на достаточно крупном бюджете, заложенном в Пермском крае на здравоохранение, более 20 процентов будет направлено именно на эту отрасль, в контексте даже вчера появившейся новости о том, что у нас даже у поликлиник сегодня достаточно серьезная кредиторская задолженность. Краю приходится даже какие-то деньги на это изыскивать, чтобы ее закрыть.

Дмитрий Жебелев: Ну вот что касается как раз бюджета регионального, смысл в том, что, если вот мы говорили про ситуацию фильма «Лжец, лжец, лжец», а может просто «лжец» с Джимом Керри это веселая история, где человек соответственно не может врать и может говорить только правду. Ну начинать, конечно, надо было немножко с другого, даже отвечая Даше про Пермский край, нужно было начинать с того, что «когда-то мы решили, что мы будем лучше распоряжаться деньгами, поэтому решили забрать все деньги, которые раньше концентрировались в регионах, себе. Чтобы распределять их потом самостоятельно из федерального центра. Мы эти деньги забрали, а распределять потом стали ну особенным образом, по-своему. У нас свои собственные мысли, как это делать. Мы считаем, что на местах хуже знают, чем мы, тут самые умные собрались и все это будем совершать». И в том числе, соответственно Пермскому краю, а другим регионам намного больше приходится компенсировать все те дефициты в здравоохранении, которые создает федеральный центр. В частности, по лекарственному обеспечению эти дефициты постоянно возникают и по всем другим. Это последствия того, что вот региону приходится отрывать деньги откуда-то еще, чтобы закрыть те дыры, которые возникли из за того, что федерация недофинансировала свои обязательства или не взяла на себя те обязательства, которые требуется. А не сделала она этого потому, что у нее другие приоритеты. И эти дыры постоянно приходится закрывать и отсюда в том числе, мне кажется, что это значительный процент из регионального бюджета на здравоохранение. Если говорить непосредственно про кредиторскую задолженность больниц, то тут, конечно, ситуация значительно сложнее, это касается и просто правильного управления там этими больницами и кадровой ситуацией и многого другого. Здесь нельзя сказать о том, что это напрямую каким то образом зависит, но одно на другое точно влияет. И в данном случае Пермскому краю постоянно приходится доплачивать, ну вот по лекарствам ситуация раньше была еще острее. Т.е. до... буквально 2-3 года назад… у нас есть федеральные льготники, все инвалиды, в частности все дети-инвалиды – это все федеральные льготники. И деньги на их лек.обеспечение, условно говоря, выделяет федерация. И покупаются только лекарства, которые есть в специальном федеральном списке. Несколько лет назад он был ну настолько маленький, что не покупалось огромное количество лекарств, от которых просто зависела жизнь ребенка. И эти лекарства приходилось покупать региону, да еще так было построено законодательство, что регион не мог... он как бы платил здесь за федерацию, он как бы нарушал закон – это же федеральный льготник. И поэтому выделяя деньги  из регионального бюджета, после этого сюда приходили и чиновнику, который хотел сделать ребенку хорошо и спасти ему жизнь, стучали по голове за нецелевое использование бюджетных средств.Т .е. вот доходило до такого абсурда. Потихонечку это, конечно, исправляется и в Пермском крае ситуация с лек.обеспечением за последние годы стала намного лучше. Но это последствия того, что здесь действительно  уже несколько лет работают очень хорошие профессионалы в этом направлении, и они действительно неравнодушно относятся к реальным потребностям конкретных пациентов. Но и в том, что Пермскому краю приходится соответственно платить за федерацию. Поэтому, мне кажется, что нужно относиться к этому серьезнее, чем просто какие-то разовые методы принимать по конкретному случаю одного всего звонка очень отважной девушки. Мне бы хотелось, чтобы последствиями этого стали изменения, и эта девчонка заслужила того, чтобы изменения произошли не только в Апатитах, не только для нее конкретно, а для всей страны.

Артем Жаворонков: Ну будем надеяться на это. Тут по поводу, кстати, взаимоотношения край-федерация. Зачастили к нам федеральные министры, 21 числа приезжает Максим Соколов, министр транспорта, пройдет огромное мероприятие «Коллегия Росавтодора». Были министр связи, открытого правительства, министр промышленности и торговли, прослеживается некая тенденция. Ладно, один. Ладно, два, но когда их 4 и собирается, потом 5,6, я думаю и многие-многие другие. Это, наверное, что-то да значит?

Дмитрий Жебелев: Я думаю, что это пока в первую очередь значит, что у Максима Геннадьевича Решетникова есть объективные плюсы с точки зрения того, что он сейчас исполняет обязанности губернатора и с точки зрения тех связей, которые у него имеются. Я бы, к сожалению, не относил это к плюсам таким стратегическим, но тактически это хорошо, когда в губернаторах человек, который хорошо знаком с федеральными чиновниками и видимо, на это косвенные по крайней мере обстоятельства указывают, знаком с точки зрения того, что эти федеральные чиновники считают его хорошим профессионалом. И он здесь соответственно, предлагает какие-то площадки, которые, в рамках их текущей работы, действительно являются для них актуальными. Конечно, это не может быть не связано и с тем, что у нас предвыборный период. И дополнительно усилить Максима Геннадьевича в этом плане. Какие-то, может быть, договоренности существуют, еще что-то...

Артем Жаворонков: У нас там чуть ли не полтора десятка потенциальных губернаторов и избирательных кампаний, но едет-то к нам.

Дмитрий Жебелев: Так вот я про это и говорю, тактически есть такие преимущества и в ситуации, о которой мы только что говорили. Ну все решает федерация, грубо говоря. Как всегда, есть где-то сверху начальник, который умнее всех.  В этой ситуации возможность с этим начальником общаться и чтобы он тебя слышал, пусть даже не напрямую с головой, а где-то там с руками, не знаю еще с какими-нибудь частями тела, в виде министров, это для региона плюс тактический, но с точки зрения работы системы, как всегда. Потому что я вот говорю, это не должно зависеть... успех каких то конкретных проектов... там от внимания каких-то конкретных федеральных министров. И уж тем более не должно зависеть... это прямая аналогия с темой, которую мы обсуждали только что... то еще в большей степени не должно зависеть решение проблемы Даши и других людей, звонивших президенту, конкретно от президента. Они должны решаться все на местах и до того, как кто-то собрался куда-то звонить. То же самое и здесь.

Артем Жаворонков: Другой уровень, совершенно поменяем тему, поговорим о делах краевой столицы. Закрыли северную дамбу, лично для меня новость прекрасная. Я готов терпеть. Наверное, потому что я каждый день не пользуюсь этой магистралью, но все-таки. Предупреждали заранее, но появилась критика, что параллельно с дамбой, закрыли еще несколько участков дорог, которые ведут в направление Мотовилихи, Вышки второй, еще что-то, Пушкина там начали ремонтировать. И вот как раз вот это сочленение нескольких работ в одном направлении создает сегодня некоторые проблемы для автомобилистов. Давайте сначала о дамбе. 

Дмитрий Жебелев: О дамбе я бы начал даже немножко с другого. Я бы даже не сказал... ребята, которые живут в Мотовилихе и дальше, к сожалению, я вас не понимаю. Я просто могу представить, какое у вас негодование после получения реального опыта передвижения сейчас с работы домой или из дома на работу, особенно если вам надо в другую часть города через дамбы ехать. Поэтому примерно представляя размер этого негодования, я все-таки скажу, что мне сложно понять. Я, слава богу, редко мне сейчас необходимо туда по делу ездить, я бы наверное кого-нибудь... не знаю. Я сегодня застрял в относительно небольшой пробке прямо в центре. Уже был злой, но по дамбе там есть другая история, которую  нам важно понимать. Во-первых, это конечно последствия плюсов. Большого количества денег, которые выделены на ремонты. И в первую очередь, последствия того, что это огромное количество денег было выделено на текущие ремонты. Т.е. что можно в большом объеме размазать тонким слоем по всем дорогам. С точки зрения дамбы это важный показатель, если мы немножечко вернемся назад. Вот мы говорили, что там хорошее покрытие ведь, а зачем там сами дороги начинают ремонтировать? Их же только что переложили? Это вот прямое следствие того, что как раз выделили кучу денег и федерация, опять же это же было их условие – только на текущий ремонт. Чтобы размазать это тонким слоем. Больше произвести впечатление на людей во все эти предвыборные периоды, но это уже давайте говорить прямо, это такая моя гипотеза. Больше ремонтов, больше дорог визуально ремонтируется, но последствия у этого особые. В частности такие, что через год как дамбу отремонтировали, ее закрывают на 1,5 месяца, чтобы ремонтировать уже капитально. И с точки зрения возможности перекрывать – не перекрывать, я не знаю, были ли там еще какие-то варианты, тут точно не мне советовать. В том числе и нашим городским чиновникам, из которых есть и в этом плане хорошие профессионалы. Я уже неоднократно там Максима Леонидовича Киса припоминал.  Надеюсь, он в этом участвовал, потому что это бы минимизировало ущерб для людей, я считаю.

Артем Жаворонков: Ну, ты знаешь, вот Матвей Чувашов, который главный инженер по благоустройству, произвел крайне позитивное впечатление на нас, потому что человек разбирается в том, что нужно. На любой вопрос найдет ответ.

Дмитрий Жебелев: Да, есть хорошие профессионалы, еще было бы у них побольше свободы для работы, но это возможно только в рамках того, когда будет работать система, а не указывать только начальство. Ну ладно, эту лирику оставим, соответственно, что касается других, мне сложно судить участников, насколько там можно было спланировать по-другому.

Артем Жаворонков: Ну, знаешь, прошу прощения, что прерываю тебя, я бы сформулировал вопрос. Все-таки, будь ты жителем.. не знаю, ты же сейчас житель Паркового, там тоже есть горлышки от бутылок, которые и сейчас-то затыкаются,  а вдруг, если начнут их ремонтировать,  капитально рано или поздно подойдут… ты готов 1,5 месяца потерпеть, но потом 3 года, 4, пять.. ведь дамба Северная не ремонтировалась десятилетиями. Там рядом с трамваем пусть и по хорошей автомобильной дороге, недавно переложенной, ездить страшно. Они так качаются, что кажется грохнутся, и все.

Дмитрий Жебелев: Я готов. В основном, я тогда скорее всего пересел бы на велосипед, во-первых. Но давайте еще что понимать, т.е. когда я говорю, что когда я говорю, что я готов, это касается моих конкретных личных потребностей человека, который с относительно свободным графиком работы. Человека, который может и любит ездить на велосипеде. Есть еще куча всяких субъективных вещей, которые для меня не наносят там какого-то ущерба. Людей, которые живут на Парковом, если бы там что-то ремонтировалось ,тем более в Мотовилихе, есть много других с совершенно другими потребностями, к сожалению, всем конечно угодить нельзя, но когда я в данном случае свое особое мнение высказываю, это касается только меня. А вот когда чиновники принимают решение, они должны все-таки думать с точки зрения не только одного человека, а большинства жителей. Я надеюсь, что они еще раз пересмотрят вот именно это сочетание ремонтов, потому что понятно, ремонт той же дамбы влияет на все прилегающие улицы. И сейчас даже пробки, которые на Компросе, я уверен, они взаимосвязаны с той историей напрямую. А тем более на улицах, которые поближе к этим районам.

Артем Жаворонков: Ну транспортная сеть - живой организм.

Дмитрий Жебелев: И соответственно, там нужно посмотреть, особенно с точки зрения будущих ремонтов, которые еще состоятся, чтобы они не добавили, не ухудшили эту ситуацию.

Артем Жаворонков: У нас ну практически времени не остается, напомню, что мы в самом начале программы, говоря о коробочниках, людях, которые собирающих деньги на какие-то мнимые полезные дела на улицах, вопрос задавали. 2070515 телефон для тех, анонимное голосование, еще раз подчеркиваю, 2070515 для тех, кто хотя бы раз из жалости своей, этим коробочникам деньги давал. 2070525 – нет, их игнорировали. И я напомню, Дмитрий Жебелев, координатор затей «Дедморозим», чье особое мнение вы слушаете последние 45 минут, категорически против выступил таких вещей, или, по крайней мере, предложил относиться к ним с осторожностью. Так вот, подвожу итоги, 69 процентов все-таки не давали. Но есть 31 процент, кто давал деньги.

Дмитрий Жебелев: Это очень большой процент. Т.е. если взять 10 человек, к кому мы обратимся с просьбой о помощи конкретному ребенку, скорей всего процент реально откликнувшихся будет меньше. И я понимаю почему. Сейчас я очень быстро про это попробую сказать. Во-первых, там обращение лично. Обычно показывают фотографию прям перед тобой и деньги можно отдать тут же. И люди часто, это понятно, больше доверяют вот этому конкретному человеку, который прямо перед тобой, чем какой-то там дурацкой организации. Но вот с этим нужно потихонечку бороться, а самое главное многие люди обращались к нам с тем, что им очень жаль и они себя корили за то, что они эти деньги отдали людям, которые их обманули. Ребят, если вы это сделали, пожалуйста, не корите себя. Вы на самом деле в любом случае крутые. У вас было желание помочь и вы совершили поступок. То, что этим кто-то воспользовался – это на их совести. А для вас главное, если вот в данном случае вы может быть и ошиблись, свое желание помогать – сберечь. Вариантов совершать чудеса честно и эффективно у нас всегда тьма. Есть кому помогать, как мы знаем, всегда найдется, кому помочь и мы очень нужны для этого.

Артем Жаворонков: Дмитрий Жебелев и его особое мнение, сегодня, во вторник 20 июня. В прямом эфире «Эхо Перми». Дим, спасибо, до следующей среды!

Дмитрий Жебелев: Всего чудесного!


Обсуждение
2152
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.