Верхний баннер
04:22 | СУББОТА | 08 АВГУСТА 2020

$ 73.64 € 87.17

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:21, 10 июля 2017

«Я считаю, что нормативно-правовые акты, которые принимаются на федеральном и региональном уровне, должны быть более прозрачными, более понятными и не меняться от года к году» - Иван Огородов, экс-министр сельского хозяйства Пермского края

Артем Жаворонков: 18 часов 34 минуты в прямом эфире на «Эхе Перми» продолжается большая информационная программа, у микрофона по-прежнему Артем Жаворонков, Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Экспертная часть, итоговая часть нашей программы, как я и обещал, экс-министр сельского хозяйства Пермского края, кандидат экономических наук Иван Петрович Огородов у нас в гостях. Иван Петрович, добрый вечер!

Иван Петрович Огородов: Здравствуйте!

Артем Жаворонков: Говорить будем об информации, которая, как обычно, в нашей городской информационной среде прошла как бы между прочим.  Между тем, речь идет о достаточно крупных суммах, полмиллиарда рублей дополнительно собираются направить в аграрий Пермского края на погектаровку. Не все понимают, что это такое, во-первых, погекторовка.  Вообще, какие у нас есть субсидии? Какая поддержка может оказываться селу и, самое главное, почему она, как говорят эксперты, достаточно слабо воспринимается? Давайте с погектаровки начнем. Что это такое?

Иван Петрович Огородов: По федеральному она называется несвязанная поддержка и платится, исходя из объемов обрабатываемых угодий сельхозпредприятиями. Вне зависимости от организационной формы, это может быть и крестьянско-фермерское хозяйство, это может быть крупный холдинг. Все сельхозпредприятия, которые обрабатывают сельхозугодия, получают погектаровую, так называемую, поддержку. В предыдущие годы была очень серьезная градация между эффективными и менее эффективными, в 2017 году эта градация немножко выровнялась. И пока показатель эффективности не считается или, может быть, в меньшей степени учитывается.

Артем Жаворонков: Сельхозпроизводителями?  

Иван Петрович Огородов: Да, т.е. вся растениеводческая продукция переводится в условное зерно и, так называемая, урожайность считается на гектар. И по логике всегда было – чем более эффективно обрабатываются угодия и чем больше этих угодий, тем больше эта поддержка. В среднем, поддержка на гектар порядка 400-500 рублей, а в целом по краю и федеральный и региональный бюджет на уровне 500 миллионов. Фактически это было предоставлено в начале посевной и в начале основного сельскохозяйственного периода. Сейчас дополнительно, насколько я понимаю, будут предусмотрены средства, и одни из тех, кто выпал в этом году из дополнительной погектаровой поддержки – это картофельники.

Артем Жаворонков: Почему они выпали, если не секрет?

Иван Петрович Огородов: Это такая методика счета, получилось в этом году отчасти на федеральном уровне их не учли, потому что в целом по Российской Федерации оказалась такая ситуация, что перепроизводство картофеля и..

Артем Жаворонков: Вроде как, и поддерживать их дополнительно не нужно.

Иван Петрович Огородов: Да, не нужно. Это такая обратная мера для того, чтобы снизить объем производства и вернуть определенным образом цены на рынок, потому что в прошлом году, имеется ввиду 2015, было перепроизводство, в 2016 тоже довольно большой объем производства картофеля.

Артем Жаворонков: Просто не всем понятно, на что эти деньги идут.

Иван Петрович Огородов: Да, целевое назначение этих средств - это улучшение плодородия почв, это приобретение средств защиты растений, т.е. это работа именно с плодородием. Минеральные удобрения, органические удобрения, органо-минеральные смеси, т.е. основная целевая задача - работа с плодородием.

Артем Жаворонков: Если посмотреть на погектаровку, и, загибая пальцы, просто прикинуть все направления помощи селу, то я так полагаю, что там пальцев двух рук не хватит.

Иван Петрович Огородов: Не хватит. На самом деле, на сегодняшний момент более 24 направлений государственной поддержки, некоторые еще разветвляются, как например, проценты по кредитам. И это усложняет работу сельхозтоваропроизводителям. По одним только фермерским хозяйствам 5 направлений поддержки. Отчасти это продиктовано федеральными подходами, и буквально в конце 2016 года было принято решение определенным образом сократить количество направлений поддержки, отдать полномочия в регионы. Для того, чтобы именно региональные власти самостоятельно принимали решения. Какие направления оставить, что в приоритете, а что, может быть, менее важно, и распределение средств между направлениями из федерального бюджета тоже было отдано на уровень регионов.

Артем Жаворонков: Это, по-вашему, система, которая будет работать более эффективно?

Иван Петрович Огородов: Она должна работать более эффективно. Параллельно федерация отдала полномочия субъекту, но серьезно зарегламентировала вообще все инструменты государственной поддержки. Не только в сфере сельского хозяйства. Есть такое постановление 887-ое, которое очень жестко прописало требования к получателям государственной поддержки. Мы четко понимаем, что многие сельхозтоваропроизводители, особенно в дальних территориях, не во всех инструментах поддержки разбираются, могут соответствовать и, конечно, я считаю, что нужно упрощать инструменты поддержки, упрощать условия предоставления субсидий. У некоторых направлений поддержки по 15-20 условий, которые должно предприятие соблюсти.

Артем Жаворонков: А квалификации собственников этих предприятий не всегда соответствуют тому, чтобы набрать необходимое количество документов?

Иван Петрович Огородов: Конечно. Крупные предприятия обладают достаточными компетенциями. Есть специалисты, небольшие сельхозпредприятия, фермеры, которые, как правило, испытывают проблемы. Есть, конечно, отраслевые ассоциации, которые этому помогают, оформлению документов, есть региональный центр сельскохозяйственного консультирования, но я считаю, что не нужно устраивать сначала препоны, а потом объяснять, как эти препоны обходить. Как готовить документы для того, чтобы было проще. Я считаю, что нормативные правовые акты, которые принимаются на правительстве и на федеральном и на региональном уровне, должны быть более прозрачными, более понятными и не меняться от года к году.  Серьезный бич, что нормативные акты каждый год, к сожалению, меняются. Та же погектаровка в прошлом году была одна, и одни инструменты поддержки. Были, например, те же картофельники, и учитывались  семена многолетних трав. В этом году не учитываются. Т.е. важна стабильность в этой сфере.

Артем Жаворонков: Если говорить о стабильности, то, как мне кажется, абсолютно не стабилен отклик села на большое количество форм оказываемой поддержки.  В лично моем обывательском представлении: сидит крестьянин, к нему приходит человек в пиджаке с галстуком и говорит «что тебе надо? Вот тебе, и вот тебе, и вот тебе». Он сидит, пожимает плечами, в принципе, ничего не происходит. Ваше экспертное к этому отношение? Если взять всех сельхозпроизводителей Пермского края за 100 процентов. Какая в процентном соотношении их часть способна максимально быстро перестроиться и любую господдержку обратить себе во благо, а значит, увеличить объем производимой продукции. А какая вообще никогда не пользуется? Если уж на блюдечке с голубой каемочкой под нос не поднести?

Иван Петрович Огородов: Хороший интересный вопрос. Порядка 20-30 процентов предприятий могут перестроиться довольно быстро. Потому что есть специалисты, есть соответствующие технические средства. А большое количество предприятий может участвовать в одном, двух направлениях поддержки из такого большого количества, более чем 20-ти. Есть взаимосвязь, в том числе, с кредитными учреждениями, потому что одних только направлений возмещения процентов по кредитам в свое время было более 12. Федерация приняла правильное решение, когда субсидирование процентов по кредитам ведется напрямую через банки. Т.е. предприятие приходит в банк и получает кредит сразу же в базовой ставке по 3-5 процентов. А дальше уже федеральное министерство платит банку напрямую на счета сельхозтоваропроизводителя, но, по сути, возмещает затраты банку. И это упрощает цепочку предоставления документов. Если раньше эта цепочка была: сначала предприятие приходит в банк, получает кредит, подтверждает целевое использование, потом каждый месяц приходит в министерство для того, чтобы получить часть из федерального, часть из регионального. Это такая очень тяжелая система, некоторые предприятия накапливали проценты до конца года, приходили один раз в год. Но в этих условиях очень сложно спрогнозировать, сколько нужно этих средств для того, чтобы возмещать проценты по кредитам.

Артем Жаворонков: С учетом того, что мы - зона экстремального, рискованного земледелия…

Иван Петрович Огородов: Да, я считаю, порядки должны быть максимально упрощены, но очень важно, чтобы в этом упрощении суть не потерялась. Потому что важно не столько, на что пойдут эти средства, а на сколько они эффективно будут использованы, и на сколько прирастет ресурсная база предприятий. Допустим, та же погектаровая поддержка дала свою результативность, приросли площади. Например, поддержка строительства животноводческих ферм, когда мы привязывали поддержку к прирощенному поголовью, т.е. увеличил на 10 голов – пожалуйста, получай поддержку. Мы не лезли в затраты, на что, как было построено, что было сделано. В конечном итоге, получил прирост поголовья – пожалуйста, ты заслужил меру государственной поддержки. Прирост  по овоще картофеле-хранилищам или по объему производства – пожалуйста. Понятно, включаются погодные условия, в том числе, как в этом году.

Артем Жаворонков: Кстати, по поводу погодных условий в этом году, вы общаетесь с аграриями, там есть проблемы?

Иван Петрович Огородов: Есть. Я, в том числе, с учеными общаюсь, в сумме накопленных температур, например, за май, более чем на 200 градусов у нас не накопилось температур, а это, в конечном итоге, энергия и зерновых и трав, и многие предприятия, особенно крупные, посеяли кукурузу, она очень реагирует, капризная с точки зрения температур. И июнь тоже очень серьезно не добирает температуры. Что касается состояния посевов, в связи с таким переувлажнением в верхнем 30-ти сантиметровом слое практически корни не дышат. Это серьезно влияет на будущий урожай.

Артем Жаворонков: Поэтому сейчас пока сложно спрогнозировать, что нас может ждать в сентябре, когда начнется сбор урожая.

Иван Петрович Огородов: Мы очень хотим и ожидаем в связи с тем, что начало года было проблематичное, может быть, осень будет сухой и позволит убрать, качественно заложить на хранение результаты произведенного труда.

Артем Жаворонков: Вот почему  я об этом и заговорил, в сельском хозяйстве достаточно сложно спрогнозировать хронологию событий, если есть государственная поддержка, не важно, оказывается она федерацией или краем или муниципалитетом, они должны какие то целевые показатели снять. И у нас, ну что, посевная, уборочная. Вот и все. Есть еще животноводство и есть еще внутренние какие то обстоятельства, которые условно могут ответить на вопрос, а эффективно ли были вложены государственные средства? Сработала ли государственная поддержка? Но в целом, неоднократно я слышал такое убеждение, что на прогнозируемые временные отрезки нельзя ориентироваться, и бывает такое, что были вложены в агропредприятие деньги, вроде должны быть достигнуты целевые показатели, а они не достигнуты. Они переносятся на следующий год и достигаются уже совокупно. А чиновникам надо отчитываться. Как вообще преодолевать эту систему в сельском хозяйстве? Есть ли какая-то договоренность с банками, есть ли какие-то собственные нормативы именно по отрасли? Чтобы не возникали у аграриев проблемы, к ним придут за процентами, а у них еще урожай не продан, например.

Иван Петрович Огородов: Банки выстраивают календарные планы и графики платежей, исходя из сезонности. Все одинаково понимают, что отрасль сезонная. И с точки зрения поддержки мы всегда старались, чтобы инструмент поддержки пришел к сельхозтоваропроизводителю до начала сезона. Т.е. февраль-март для того, чтобы они имели возможность приобрести своевременно удобрения, средства защиты растений, семена, технику. И отрасль всегда очень чутко реагирует на своевременность, а в связи с тем, что иногда это не вовремя приходит, они вынуждены идти в банк, для того, чтобы эти кассовые разрывы закрывать, либо идти к поставщикам-подрядчикам. Допустим, поставщики удобрений ежегодно от 80 до 160 миллионов берут на себя кредит, отдают удобрения сельхозтоваропроизводителям, а потом уже получают урожай. Здесь такая одновременно взаимовыгодная система, и, конечно, очень много построено на длительности взаимоотношений. Переработчики очень активно включаются, когда оборотных средств не хватает, а нужно платить вовремя зарплату, либо налоги оплатить. И они включаются, особенно это был 2003-2004 год, когда банки очень сложно кредитовали сельхозтоваропроизводителей, даже и в 2015 году такая система была, когда переработчики на себя взяли большие кредиты и отдали в счет будущего молока или мяса. Отдали сельхозтоваропроизводителям. И это такая живая система, когда все работает на системе контрактов, договоров, и, как и в любом бизнесе, важно доверие между партнерами. Мы часто провозглашали лозунг, что надо от конкуренции переходить к кооперации. И кстати, с этим связано одно из направлений государственной поддержки, т.е. сельхозпредприятия. В прошлом году некоторые завершили уборочную раньше, помогали соседним предприятиям. Это было всегда, и те предприятия, которые реагируют на такие призывы о том, что, давайте сообща добьемся результата, достойны уважения.

Артем Жаворонков: А если все-таки говорить о хронологии событий, когда можно спрашивать сельхозтоваропроизводителей, я не в смысле того, чтобы снимать какие то показатели,те же проценты,  а в смысле объективно спрашивать, сработала ли поддержка или нет?

Иван Петрович Огородов: У нас, как правило, годовой цикл.

Артем Жаворонков: По вашему мнению, как эксперта, годового цикла достаточно?

Иван Петрович Огородов: Важно отслеживать в динамике и несколько фактов оценивать. Просто объемные показатели, если валовая продукция сельского хозяйства отслеживается, то она в целом стоит практически на месте в общем объеме. Потому что есть процесс, когда личное подсобное хозяйство немножко сокращает, но сельхозпредпрятия активно растут и фермерские хозяйства. Здесь надо смотреть в разрезе категорий предприятий и в динамике. Если говорим растениеводство, то цикла два: сколько обеспечили именно посевной период, потом завершили уборочную и дальше очень важно не просто завершить, но и реализовать. У нас цикл должен завершиться денежными отношениями, т.е. это должно превратиться в экономически эффективную систему расчетов. Можно произвести, поставить на перерабатывающее предприятие и не получить оттуда средств. Это тоже не айс, это тоже не результат. И, к сожалению, такие случаи были, когда предприятия поставляли, допустим, молоко и с ними не было расчетов. Здесь очень важно следить за этими процессами. Т.е. годовой цикл важен, и годовые бухгалтерские отчеты сельхозпредприятия сдают по результатам годовых бухгалтерских отчетов, оценивается не только производственная часть, но и финансовая, конечно.

Артем Жаворонков: Слушатель спрашивает, практически все меры государственной поддержки, если исходить  из годового цикла, на поддержание штанов, сейчас на эту посевную, на этот цикл, а что касается долгосрочных программ поддержки. У нас есть что- то? У нас буквально две минуты, если коротко.

Иван Петрович Огородов: Есть программы. Например, по строительству животноводческих комплексов, есть программа по мелиорации, программа по мясному скоту. И мы понимаем, что все эти программы долгосрочные, и, как правило, соглашения по субсидированию заключаются не на год, а на какой-то период. И мы вообще всегда отстаивали позицию, не всегда это получалось во взаимоотношениях, может быть, с минфином, что у нас контракт должен быть хотя бы до окончания периода государственной программы, это 2020 год. Т.е. в принципе, долгосрочные проекты есть, в том числе фермерские. Начинающие фермеры, семейные фермы, кооперативы – это точно долгосрочный проект, потому что выстроить взаимоотношения  внутри кооператива сельскохозяйственно-потребительского – это такие, в первую очередь личностные, финансовые отношения. И даже с 2017 года федерация приняла решение, что поддержка по кооперации включается только через два года после регистрации этого кооператива, т.е. они должны сначала друг к другу притереться.

Артем Жаворонков: Слушатель спрашивает, кооперация не является ли монополизацией, если есть агропредприятия, которые более активны в части поддержки и получения этой поддержки. Рано или поздно, получая средства и возможность дышать, когда другие загибаются из-за незнания, они их начнут поджимать под себя.

Иван Петрович Огородов: Кооперация – это инструмент, который отработан во многих странах и в условиях рынка совершенной конкуренции, коей является сфера сельского хозяйства. Кристаллизация этих небольших фермеров через кооперативы – это единственно верный вариант. Потому что они не в состоянии каждый сделать убойный пункт, каждый содержать весь набор техники, зайти в сети. Инструмент кооперации, я считаю, это очень важный инструмент, который нужно и изучать, и внедрять. И про него рассказывать, потому что весь мир идет по пути кооперации. Нам нужно самое лучшее из сферы кооперации взять и реализовать на территории края.

Артем Жаворонков: Будем надеяться, как говорят, ваши слова да богу в уши, главное - донесли бы эту информацию до пользователей. А с этим есть проблемы. Вот тут из здравоохранения прилетело, что у нас не очень высокое проникновение интернета.

Иван Петрович Огородов: В селе тоже интернета крайне не достаточно, особенно внедряется сейчас роботизация ферм очень активно. А для этого нужен качественный интернет, качественное электричество, чтобы оно не скакало. С инфраструктурой, на самом деле, очень серьезные вопросы. Вопросы газификации и дорог для села стоят очень остро.

Артем Жаворонков: Но об этом мы как-нибудь в следующий раз. Напомню, гостем «Экспертного мнения» на «Эхе Перми» в рамках большой информационной программы был экс-министр сельского хозяйства Пермского края, кандидат экономических наук Иван Петрович Огородов. Иван Петрович, спасибо! До встречи!

 

Программа вышла в эфир 26 июня 2017 года


Обсуждение
1915
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.