Верхний баннер
16:49 | СУББОТА | 18 НОЯБРЯ 2017

$ 59.63 € 70.36

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

14:00, 07 июля 2017
Автор: Юлия Хлобыст

«Абсолютно ясно, что учитель перестает быть единственным источником информации, и он должен найти свое место, научиться быть навигатором в электронном поле», - Андрей Колесников, депутат Заксобрания

Юлия Хлобыст: Всем добрый день! Мы находимся на политической «Кухне» «Эха». У микрофона Юлия Хлобыст. За звукорежиссерским пультом Вадим Шилоносов. И здесь, на нашей политической «Кухне» мой соведущий – Олег Лысенко. Олег, добрый день!

Олег Лысенко: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Гостем нашей политической «Кухни» сегодня стал депутат Законодательного Собрания Пермского края, Андрей Колесников. Андрей Константинович, здравствуйте!

Андрей Колесников: Здравствуйте-здравствуйте!

Олег Лысенко: Здравствуйте!

Юлия Хлобыст: Хотелось бы поговорить о последних и, может быть, даже каких-то предпоследних инициативах, которые были рассмотрены на Законодательном Собрании края. Ну и, безусловно, один из резонансных вопросов, которого ждала, так скажем, демократическая общественность. Но как-то он так очень быстро проскочил. Это инициатива «ПАРНАСА» о референдуме по поводу возвращения прямых выборов. Очень много копий было сломано вообще за всю, наверное, историю прямых выборов. Пермяки говорят о том, что достаточно долгое время – там более 10-и лет нет у нас там… 17 лет нет прямых выборов. Так вот всё-таки нужны ли Прикамью, нужны ли вообще сегодня прямые выборы. Насколько это, я не знаю, важно, насколько это действительно поможет в установлении эффективного управления в тех же территориях.

Андрей Колесников: Ну это очень интересный вопрос, конечно. И каждый гражданин, и, безусловно, каждый депутат не раз задумывался об этой проблеме. Я вспоминаю начало 90-х годов, когда Пермь стала открытым городом, и здесь появилось очень много зарубежных специалистов, и понятно, что и мэрия, и губернатор встречались с ними. И каждый раз первый вопрос наших гостей и из Европы, и из Соединенных Штатов был: «А они избраны или назначены? Избраны или назначены?» И был период…

Юлия Хлобыст: То есть это было принципиально для зарубежных гостей?

Андрей Колесников: Для них – да. Для них – да. Для них – да.

Олег Лысенко: Лакмусовая бумажка такая.

Андрей Колесников: Да. И был период, когда я с гордостью говорил: «Да, теперь мэр избран, и губернатор тоже избран». Это был короткий период Трутнева и Игумнова, когда они действительно был избраны. И тогда я был убежден, что это вот огромный шаг к демократии. И, по существу, это и, может быть, и есть демократия. Вот по мере развития этого нового исторического этапа для нашей страны, я всё больше и больше приходил к мнению, и я убежден сейчас просто, что выборы – это очень важный компонент, но это всего-навсего один компонент вот всей этой демократической структуры. Очень важно, чтобы параллельно с развитием вот этого избирательного права, естественно, ответственности перед гражданами избранного гражданами градоначальника или руководителя края развивались демократические институты, которые позволяли бы критически относиться к их действиям, критически относиться к тому, что происходит, перед выборами, во время выборов, после выборов сохраняли платформу для абсолютно равновесной демократической дискуссии различных сил и кандидатов, и над всем этим царила бы судебная система, которая бы абсолютно неангажированным образом оценивала те или иные результаты, или разбиралась в тех или иных проблемах. Свести всю дискуссию о развитии демократических механизмов в стране к факту «есть у вас прямые выборы или нет» – это значит обеднить всю эту картину. И более того, в некоторых случаях, поставить под угрозу стабильную деятельность каких-то там муниципалитетов, городов, территориальных образований.

Юлия Хлобыст:То есть вы хотите сказать, что вот на сегодняшнем этапе прямые выборы, они могут каким-то образом дестабилизировать такое тонкое, шаткое спокойствие, которое сейчас есть?

Андрей Колесников:Вся эта конструкция, она многокомпонентная. Выборы – это одна из составляющих частей. За короткий период, исторический, вот нового российского государства, с огромной историей (но я всегда повторяю, что мы живем в очень молодой стране, на самом деле – 26-27 лет – это совершенно неисторический возраст), использовалось несколько механизмов назначения выборов, каких-то комбинаций, для назначения градоначальников и руководителей территорий. Вот сейчас мы подходим к какому-то варианту выборов, возвращаемся к варианту выборов руководителей регионов. Это замечательный шаг. Возможно… возможно, всё это будет далее транслироваться на крупные города, более мелкие муниципалитеты, но очень важно следить, чтобы параллельно развивались другие демократические институты. Потому что выдернуть из всей этой многоплановой демократической системы один компонент – это означает и дискредитировать выборы, и, в общем, создать иллюзию того, чего на самом деле не получится.

Олег Лысенко:Андрей Константинович, вот смотрите, те граждане, которые выступают за возвращение прямых выборов, они, обычно, к чему апеллируют? Они говорят, что до тех пор, пока этих прямых выборов нет, такие институты и не могут создаваться. Потому что, ежели это люди назначенные, то, соответственно, они эту практику транслируют и вниз. И, следовательно, никакого ростка и не будет. И мы же ведь помним, что, на самом деле, один из самых, скажем так, любимых пермяками губернаторов – Юрий Петрович Трутнев – это как раз был единственный губернатор, который был напрямую избран в самой что ни на есть в такой чистой борьбе.

Андрей Колесников:Вот это вечный вопрос: что первичное, что вторичное – курица или яйцо? Абсолютно полная аналогия. Вы понимаете, успех любого крупного руководителя города или территории, он очень сильно зависит еще от различных экономических ресурсов, которые у него есть. Так вот отношение, скажем, Центра, Москвы и Пермской области тогда, во времена Игумнова или Трутнева, они были совершенно другими. Сейчас огромная концентрация ресурсов в Москве…

Юлия Хлобыст:В столице.

Андрей Колесников:И успешный губернатор, он, конечно, делает очень много. Но успешный губернатор умеет как-то правильно просить эти ресурсы для развития территории. Это… вот этот экономический момент, он абсолютно меняет весь ландшафт этих институтов, отношений и системы ответственности. Поэтому, еще раз повторяю, это очень многокомпонентная система. И сами по себе выборы, есть они или нет – очень важный момент, но абсолютно не решающий всех проблем.

Юлия Хлобыст:Поскольку вы являетесь членом Комитета по государственной политике и местному самоуправлению, уже само название комитета говорит за себя. О политике мы поговорили. А всё-таки местное самоуправление, насколько оно зависит от финансов в принципе? Вот сейчас вы затронули, кстати, этот вопрос по отношению, скажем, столицы и регионы. Так вот, если говорить о столице Прикамья и территории Пермского края, всё ли упирается в деньги?

Андрей Колесников:На самом деле название комитета, который я представляю, оно выглядит намного серьезнее, чем, может быть, его полномочия. Поскольку наш федерализм таков, что, в общем, все регионы, по управлению, как-то удивительно похожи друг на друга. И очень многие решения, которые мы принимаем – это просто перенос на местный уровень законов…

Юлия Хлобыст:Федеральных.

Андрей Колесников:…федеральных. И здесь, скажем, комитет, Правительство Пермского края и губернатор, они отнюдь не так самостоятельны и самобытны, как можно себе…

Юлия Хлобыст:Как хотелось бы.

Андрей Колесников:…как можно себе представить, например. Не знаю, где-то хотелось бы, где-то нет. Так вот, когда мы переходим с проблем федерального уровня на проблемы местного – это абсолютная трансляция той же системы. Ясно, что здесь деньги играют очень важную роль. Но очень важен уровень, и об этом мы очень часто говорим на заседаниях комитета, уровень подготовленности вот этих руководителей отдельных территорий Пермского края. К сожалению, таких управленцев, по существу, не готовит наша система образования, хотя и появляются какие-то такие специальности. Но вот здесь очень важно, чтобы люди, которые работают в муниципалитетах, они, действительно, были готовы к этой деятельности. Следующий момент – безусловно, эти денежные отношения. Полная копия той истории, которая в стране – все деньги в крае, а регионы, они получают какие-то крохи, и соревнуются за то, чтобы получить краевой ресурс. Как край ищет деньги в Москве, так регион ищет деньги в крае. Я немножко упрощаю ситуацию. Но, в значительной степени, это так.

Юлия Хлобыст:Но ситуация, по крайней мере в последнее время, начинала так, потихонечку меняться, и в части поддержки регионом, региональным бюджетом территорий, особенно каких-то программ. Вот мы видим, что на программы деньги выделяются. Другой вопрос, что, скажем, в тех же территориях не всегда осваивают эти деньги, за что, естественно, край начинает грозить пальцем или стучать кулаком по столу, чтобы... ну, деньги выделены – их надо осваивать, соответственно.

Андрей Колесников:Ужасное слово «осваивать деньги» – нужно реализовывать эти проекты.

Юлия Хлобыст:Согласна-согласна.

Андрей Колесников:Нужно реализовывать проекты. Просто осваивать деньги почти…

Юлия Хлобыст:Вот так, наверное, «осваивать» говорят, в общем-то, чиновники.

Андрей Колесников:…почти все научились. Вот что в итоге получается. Это большая проблема. Вы понимаете, появление такого проектного мышления, проектных взаимоотношений, оно, в общем, в большинстве случаев, кажется очень положительным. То есть, во-первых, мы понимаем, что хочется получить. Во-вторых, очень легко сравнивать разные регионы. Представьте себе, один строит мост, а другой какое-нибудь хранилище – невозможно. Вот эти наиболее важные направления деятельности, они позволяют и контролировать, и сравнивать регионы где-то разные. Но уровень подготовленности регионов, уровень стартовой готовности – это вопросы права на землю, предварительные проектные работы, различные геологические условия, и так далее. Они, конечно, одни и те же проекты совершенно по-разному проецируют на конкретные территории. Это зависит и от людей, и от природы, и от стартовых условий очень сильно. Поэтому трудно сравнивать разные куски просто по проценту выполнения. Здесь надо смотреть глубже.

Юлия Хлобыст:И зависит, конечно, как вы уже сказали, от профессионализма, кстати, тех людей, которые работают. Пока у нас, к сожалению, есть с этим проблемы, как в органах госвласти, так и… То есть мы имеем в виду не только чиновников, но, скажем, и учителей школ – там вообще проблемы с кадрами, и в здравоохранении. Но об этом чуть позже. Я вот сейчас хочу вернуться к чему – вы говорили, что… когда мы разговаривали о выборах, о прямых, да, о том насколько это сегодня необходимо, насколько важно, или, возможно, надо переждать какой-то, пережить вот этот период, чтобы сохранить некое такое… некую планку созданного спокойствия. Вы говорили о том, что без институтов каких-то, без развития других демократических и общественных институтов…

Андрей Колесников:Конечно, конечно.

Юлия Хлобыст:…невозможно вообще развитие демократии. Так вот, в том числе Закон об общественном контроле в Пермском крае, он был принят, были внесены поправки тоже на, по-моему, последнем пленарном заседании. Так вот насколько вы считаете сегодня общественный контроль – это такая сила, за которой, в общем-то, есть какое-то будущее?

Андрей Колесников:Еще раз возвращаюсь к тому, что я уже говорил. Мы действительно живет в очень молодой стране, с огромной историей. Мы живем в очень молодой стране. И эти институты находятся в стадии формирования.

Юлия Хлобыст:В зачаточном, буквально.

Андрей Колесников:Конечно. Значит тот законопроект, который в первом чтении обсуждался на последнем заседании, он факт транслировал некий федеральный тренд об общественном контроле на территорию Пермского края. Это не инициатива Пермского края. Ну что же… ну что же – вот такой институт. Конечно, очень хочется, чтобы наши граждане, они, во-первых, сознательно смотрели на то, что происходит, чтобы они имели механизм, действительно, контроля, наблюдения за тем, что происходит на их территории, в их дворе, на их улице.

Юлия Хлобыст:И влияние, самое главное.

Андрей Колесников:И имели платформу для влияния на власть. Как это будет работать? Конечно, мы получим и блестящие примеры, и, видимо, не очень эффектные. Но эта степень свободы, этот механизм мне кажется очень полезным. И, в принципе, он, конечно, должен существовать.

Олег Лысенко:А на ваш взгляд, всё-таки насколько сейчас само общество готово этими механизмами пользоваться? Потому что пока, честно говоря, больше складывается впечатление, что общественный контроль – это некая процедура, которая инициирована сверху, и проводится традиционными, во многом административными, методами, а сама-то общественность в этом деле представляла скорее…

Юлия Хлобыст:Вы имеете в виду, проект «Управляем вместе», который был запущен?

Олег Лысенко:Нет, я имел в виду как раз те самые общественные советы при министерствах наших.

Андрей Колесников:Да. Смотрите, есть примеры разные. Есть совершенно разные примеры. Полезно, может быть, посмотреть на налоги, если мы говорим о городе – это товарищества собственников жилья. Где-то это мощные формирования, организации, которые не дают спокойно жить ни одной управляющей компании, мэрии и, в общем, они всегда на слуху.

Юлия Хлобыст:И эффективно, самое главное, управляют домами.

Андрей Колесников:И они ими управляют. Есть абсолютно пассивные. Но наличие позитивных примеров, оно, конечно, должно вдохновляюще влиять на тех, кто пока еще не научился получать от этого пользу и удовольствие.

Олег Лысенко:То есть издержки роста, что называется, пока?

Андрей Колесников: Конечно, конечно. Сразу не бывает.

Олег Лысенко: Хорошо.

Юлия Хлобыст: Вот переходя уже к… Вернее, возвращаясь или переходя к территории… Мы так вот, от территории к центру мигрируем здесь в рамках одной программы. В декабре был… Депутаты Законодательного Собрания приняли законопроект, предусматривающий в качестве меры поддержки сельских педагогов единоразовую выплату в размере одного миллиона рублей. И буквально в конце июня, по-моему, появилась информация о том, что уже 19 педагогов, 19 учителей сельских школ Пермского края получат вот эту самую компенсацию в размере до, по-моему, одного миллиона рублей, и осядут, так скажем, вот в этих территориях края. Но, насколько я поняла, все эти учителя получают эту поддержку не просто «вот взяли, заявились, заявили о своем желании, что мы хотим работать в территории сельского края», есть некий конкурс, который проводит отбор.

Андрей Колесников: Безусловно.

Юлия Хлобыст: Слишком много желающих у нас появилось работать на селе? Тем более, вам эта тема близка, как ректору Гуманитарно-педагогического университета.

Андрей Колесников: Действительно, мы об этом не раз думали и говорили. Значит, смотрите, какая история. Вот социально-экономическая жизнь в различных частях страны и в различных частях Пермского края, она очень существенно отличается. При этом убежден, что общим желанием молодых специалистов, которые строят свою карьеру – это быть успешными и счастливыми. В этих условиях мы каждый год фиксируем, что есть благополучные школы и территории – возьмите, скажем центр Перми, где на одно учительское место огромный конкурс, и стать учителем в ведущей пермской школе в высшей степени непросто – огромное количество желающих. И есть территории, где традиционно сложно комплектуются педагогические кадры. И понятно, что в условиях, когда страна – к счастью – давно ушла от обязательного распределения, всех этих там силовых, трудовых повинностей, которые так распространены были, скажем, в советские времена, нужно подарить и Министерству образования и науки, и территориям какие-то механизмы по привлечению достойных специалистов – в данном случае мы говорим о педагогах. Значит, здесь довольно много сделано за последние годы. И то, о чем вы меня спрашиваете – это еще один механизм, который появляется сейчас вот в системе образования. Это выплата, ну, в общем, для сельских территорий очень серьезных подъемных.

Юлия Хлобыст: Но и для города, на самом деле, миллион рублей – это тоже возможность купить пусть небольшую, но квартиру.

Андрей Колесников: Да, да, да. Это для любого педагога очень серьезная поддержка. Но ясно, что при использовании этого механизма нужно думать не только о списке желающих получить вот этот самый миллион, но и об их квалификации и готовности вести продолжительное время ту деятельность, которую от них ждут. Поэтому здесь есть некий учительский конкурс, и связан он не только там, скажем, с количеством написавших заявления, но и с опытом и статусом этих учителей. Хотел бы напомнить, что несколько лет назад Пермский край, он был, по-моему, первым в стране, который сделал это вот таким образом – ввел, скажем, институт мобильных учителей, которые вахтовым методом обслуживают группы…

Юлия Хлобыст: Несколько территорий.

Андрей Колесников: …школ, находящихся на достаточном удалении от больших населенных пунктов, где просто в силу учебных программ нет полной нагрузки для педагогов там информатики или иностранного языка. И вот это совершенно блестящий эксперимент. Здесь тоже был отбор учителей, они должны были иметь стаж не менее трех лет, показать себя хорошими специалистами. И вот этот замечательный эксперимент стал уже просто практикой. Насколько я понимаю, сейчас 24 мобильных учителя в Пермском крае. Это количество растет, и наши студенты Педагогического университета, они с огромным интересом рассматривают вот этот механизм как свою будущую карьеру. Поэтому, чем больше будет действительно интересных для профессионального сообщества механизмов формирования пула учителей для территории, для школ, тем больше механизмов влияния появляется у системы образования.

Юлия Хлобыст: Коль уж мы заговорили о социальной поддержке, Максим Решетников внес уже в Законодательное Собрание поправки к Закону «О поддержке обманутых дольщиков», и в августе Законодательное Собрание должно будет рассматривать на своем пленарном заседании эти предложения. Там Минстрой, опять же, подготовил целый проект по поддержке.

Андрей Колесников: Да, и сейчас Государственная Дума готовит целый блок новых законодательных инициатив.

Юлия Хлобыст: Да. Вот вопрос, кстати. Понятно, что когда регион, региональный бюджет выделяет деньги учителям – это такая категория, которую действительно нужно социально поддерживать, и дай бог, чтобы они начали работать в территориях. Но когда речь идет об обманутых дольщиках, здесь мнения в обществе поделились 50/50. Кто-то говорит… Кто-то ругает, говорит: «Не надо поддерживать, люди сами должны быть ответственны за свои решения». Кто-то говорит: «Нет, государство всё-таки должно поддержать, коли уж не сформировало механизмы контроля за появлением вот таких долгостроев. Вы как считаете?

Андрей Колесников: Ну, вторая точка зрения мне ближе. На самом деле, коль скоро вся эта система строительства построена таким образом, что вот остается совершенно легальный механизм сбора средств у населения на уровне котлована и первых этажей и банкротства потом, то понятно, что должен быть некий страховой механизм, который защищает приобретателя вот этой будущей квартиры от тех строительных и экономических бед, которые могут произойти. Этот механизм не сформирован пока. И вот все эти усилия федеральные власти и местные власти, они направили на то, чтобы такой механизм действительно можно было сформировать.

Юлия Хлобыст: Мы сейчас прервемся на короткую паузу. Напомню, что на политической «Кухне» сегодня – депутат Законодательного Собрания Пермского края, член Комитета по государственной политике и местному самоуправлению Андрей Константинович Колесников. Через несколько минут вернемся на политическую «Кухню» «Эха» снова.

Программа «Кухня».

Политическое ток-шоу.

Юлия Хлобыст: Мы снова находимся на политической «Кухне» «Эха». Добрый день! У микрофона Юлия Хлобыст и Олег Лысенко. Олег, добрый день!

Олег Лысенко: Здрасьте!

Юлия Хлобыст: И в гостях у нас сегодня депутат Законодательного Собрания Пермского края, член Комитета по государственной политике и местному самоуправлению Андрей Колесников. Андрей Константинович, здравствуйте!

Андрей Колесников: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Продолжаем разговор о том, что происходит в недрах Законодательного Собрания. Правда, вот оно сейчас уходит на небольшие каникулы, в июле – в августе вернется вновь уже к работе.

Андрей Колесников: Да, в августе всё продолжится.

Юлия Хлобыст: Но мы немного о том, что происходило вот в весенние и в летние месяцы. И, возвращаясь к образовательной теме, которая вам близка, безусловно. Выступая перед депутатами Законодательного Собрания края, временно исполняющий обязанности Максим Решетников говорил о том, что сегодня… сделал акцент на том, что сегодня необходимо строить, продолжать строить школьные и дошкольные образовательные учреждения. В связи с этим, не возникло ли у депутатов Заксобрания и у вас в том числе вопросов о целесообразности такого строительства в связи с демографическими провалами, которые возникают? И Олег Лысенко, наверное, тут как социолог тоже может несколько фактов, наверное, или шпилек таких вставить.

Олег Лысенко: Да как раз шпилек-то я бы и не стал вставлять, потому что колебания есть, но они достаточно длинные – это всё-таки порядка 15-20 лет. То есть у нас в истории страны были некоторые события, которые до сих пор демографическим эхом отзываются. Вот я просто сужу по абитуриентам – давеча проводил самый простейший статистический анализ. В этом году у нас минимальное количество ребят, которые заканчивают школу и готовы поступать в какие-то профессиональные учреждения. Минимальные за последние 20 лет.

Андрей Колесников: В этом году.

Олег Лысенко: В этом году.

Андрей Колесников: У нас в университете стоят длиннющие очереди абитуриентов, подающих документы.

Юлия Хлобыст: Интересная ситуация!

Олег Лысенко: Минимальный – это не означает, во-первых, что они отсутствуют. Во-вторых, ну, хорошо, пускай это будет комплимент Педуниверситету, что даже несмотря на минимальное количество абитуриентов, всё равно стоят очереди.

Андрей Колесников: Понятно.

Олег Лысенко: Но, скажем так, на какое-то повышение мы выйдем примерно только лет через семь, начнет повышаться. А пик очередной – ну, судя по родившимся – у нас лет через четырнадцать только будет. Понятно, что… То есть сейчас для тех, для кого строятся детские сады, тут как раз есть повышение. Но снизится это количество достаточно…

Андрей Колесников: Понятно.

Юлия Хлобыст: Что депутаты Заксобрания думают по этому поводу? И ваше мнение, в том числе.

Олег Лысенко: Большая перспектива.

Андрей Колесников: Разговор с социологами – он всегда напоминает разговор с метеорологами. Значит, «с одной», «с другой стороны», «вот если оттуда», «если отсюда».

Олег Лысенко: У нас железные цифры. Они уже родились, и мы точно знаем, где они.

Андрей Колесников: Понятно. Значит, смотрите, какая здесь история. Вот прошлые четыре-пять лет Пермский край очень успешно (в большинстве случаев) реализовывал программу строительства дошкольных детских учреждений. Ясно, что за эти пять лет эти дошкольники дорастают сейчас до школы. И вот здесь нужны школьные места, и вот, это и федеральная программа, и региональная программа строительства вот таких дошкольных и школьных учебных зданий. Здесь, на мой взгляд, всё связано не только вот с этими демографическими колебаниями, которые совершенно естественны, в общем, для всех стран, живущих более или менее в любой эпохе, и для Российской Федерации. Я хотел бы обратить здесь внимание на еще одну очень важную составляющую. Ясно, что по ходу десятилетий меняются некие представления – и общества, и власти – о том, как должно выглядеть дошкольное учебное заведение и как должна выглядеть школа. Ясно, что многие школы, построенные 50-60 лет назад, они очень плохо соответствуют современным представлениям о комфортной образовательной среде, о безопасности, о возможностях инклюзивного образования, где дети с некоторыми нарушениями могут обучаться в обычных классах. И вот этот процесс замены одних зданий другими и строительство, конечно, вот неких новых зданий там, где это требуется, он вообще должен быть перманентным. Поэтому эта программа – это признак, ну, некого очень здорового и цивилизованного отношения к роли образования в обществе, и я очень рад, что строятся такие учреждения. Будет ли, скажем, тревожным какие-то демографические колебания – вполне, в общем, предсказуемые и естественные – для вот этих новых зданий? Думаю, что нет. Всегда должен быть некий потенциал на случай ожидаемого небольшого роста. Ну а если вдруг мы на небольшом спаде, то кто же скажет, что некоторое уменьшение количества детей в классе, оно плохо для системы образования? Ну вот есть классы, где 35 учеников, есть классы, где 25 учеников. И вообще это, может быть, даже шанс для некого нового уровня образования, когда в классе детей поменьше.

Юлия Хлобыст: Вот если, кстати, говорить о новом уровне образования, то, опять же, Максим Решетников, когда выступал перед вами со своей, так скажем, программной речью, то… заявил о том, что «необходимо подключать школы к высокоскоростному интернету». Возможно, кстати, то, о чем вы говорили – заменять старые какие-то здания на более новые, современные, и вводить туда какие-то новые современные такие технические новшества – это как раз веяния времени.

Андрей Колесников: Конечно.

Юлия Хлобыст: И в связи с этим он говорил о переходе, так скажем, образовательных учреждений на электронный контент. Вот как вы считаете как представитель, в том числе, не только депутат Законодательного Собрания, но и представитель образования, сферы образования? Готовы ли сегодня к переходу на такие электронные рельсы, что ли, учреждения образования?

Андрей Колесников: Это на самом деле очень сложный вопрос. На самом деле, это очень сложный вопрос. Понятно, современны издания. Вообще вот выступление Максима Решетникова – это было 8 июня, и это было первое выступление исполняющего обязанности губернатора перед Законодательным Собранием, оно было очень успешным, на самом деле. Я едва ли вспомню выступления губернатора, которое несколько раз прерывалось искренними аплодисментами. В Законодательном Собрании получить аплодисменты в высшей степени непросто. Так вот, здесь их было предостаточно. И Максим Геннадьевич очень хорошо говорил о достижениях системы образования Пермского края, поскольку по сценарию он начинает говорить о здравоохранении, и затем переходит к образованию, и оно после этого выглядит очень хорошо. Вообще многие отрасли могут получить удовольствие, сравнивая себя со здравоохранением. Сейчас этот способ как-то становится очень популярным, но здесь не надо увлекаться, разумеется.

Юлия Хлобыст: Сравнительным анализом.

Андрей Колесников: Да. Так вот, понятно, что школа сейчас насыщается огромным количеством всякой вычислительной техники, техники интернет-связи и так далее, и так далее. Абсолютно ясно, что учитель перестает быть единственным источником образовательной информации, и он должен найти свое место, научиться быть неким навигатором в этом электронном поле. Но, если мы посмотрим на долгую историю педагогики, то каждое появление новых технических средств порождало, ну, некий набор энтузиастов, которые считали, что учитель сейчас вовсе не нужен будет, и всё вот это вот произойдет, сейчас совершенно по-другому, каким-то автоматическим образом. Первый раз такая мощная вспышка, мировая, была после появления массового фонографа Эдисона. Вот, казалось, что всё. На самом деле, учитель при любых технических средствах – это очень важная фигура в школе. И при вот смене его инструментария и, может быть, каких-то доминирующих действий, он, конечно, остается в образовании. Чрезмерное увлечение всей этой… всем этим электронным контентом и прочее имеет и плюсы, и минусы.

Юлия Хлобыст: Но ведь, тем не менее, через какое-то время, возможно, депутаты Заксобрания будут поставлены перед выбором, когда, скажем, Минобр предложит выделять большие средства, скажем, на сферу образования, в том числе не на бумажные учебники, да (не только на бумажные учебники) на обеспечение детей, а в том числе на электронные какие-то форматы.

Андрей Колесников: Ну, да. Вот это, конечно, обсуждается. Надо сказать, что вот массовое развитие всего этого электронного контента, оно приводит к существенному удешевлению его. И не удивлюсь, если через несколько лет…

Юлия Хлобыст: На образование будут тратиться меньшие суммы.

Андрей Колесников: …электронная книга окажется дешевле традиционной бумажной.

Олег Лысенко: Так оно уже сейчас, по-моему, так.

Андрей Колесников: Они уже.

Олег Лысенко: Тиражируемость, понятно, что электронных изданий совершенно другая.

Андрей Колесников: Да, они уже сравнимы. Единственное, не надо ждать, что появление каких-то новых гаджетов – учебника, который лежит на ладони, по всем предметам – это может облегчать школьный рюкзак. Но не существует некой образовательной таблетки, которую можно принять задешево или задорого и стать образованным человеком. Это огромная самостоятельная работа ученика и огромная работа учителя, который является навигатором для него в этом поле. Поэтому будет много чего появляться – и того, что мы уже видим у себя на столе, и того, чего мы еще себе представить, может быть, даже не можем. Но суть системы образования – это тяжелый труд педагога и ученика – он останется всегда.

Юлия Хлобыст: И это никто не отменял.

Андрей Колесников: Нет, это нельзя отменить. Просто если ты хочешь быть успешным и образованным.

Олег Лысенко: Андрей Константинович, но всё-таки, вот к вопросу Юлии я вернусь. Как, на ваш взгляд, сами-то школы готовы к таким вот новым посылам? Ну, чтобы…

Андрей Колесников: Разные есть школы. Есть школы, которые просто у нас сейчас лидеры, и примеры вот этой деятельности. Есть школы, которые к этому только подходят. Понятно, что сейчас без вот такого источника, правда, самой разной информации, как интернет, видимо, уже представить жизнь современного человека, тем более школьника, невозможно. Но ясно, что этот механизм в школах должен быть. Всё это как электрификация уже.

Юлия Хлобыст: Ну что ж, спасибо огромное! Напомню, что сегодня на политической «Кухне» «Эха» был депутат Законодательного Собрания Пермского края, член Комитета по государственной политике и местному самоуправлению, Андрей Колесников. Андрей Константинович, спасибо что пришли!

Андрей Колесников: Спасибо вам!

Юлия Хлобыст: У микрофона работали Олег Лысенко, Юлия Хлобыст. Мы с вами прощаемся. Всего хорошего! До свидания!

Программа вышла 7 июля

Обсуждение
594
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.