Верхний баннер
16:51 | СУББОТА | 18 НОЯБРЯ 2017

$ 59.63 € 70.36

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

14:04, 14 июля 2017
Автор: Юлия Хлобыст

«Вся история капремонта в Пермском крае - это история бесконечных коррупционных схем. В 2017-2018 году программа по капремонту будет провалена», - Илья Шулькин

Юлия: Мы находимся на политической кухне Эха. У микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Вадим Шилоносов. Сегодня в политическом ток-шоу «Кухня» депутат законодательного собрания Пермского края, член фракции «Справедливая Россия», член комитета по промышленности и экономической политики налогов заксобрания Илья Шулькин. Илья Григорьевич, Добрый день

Илья: Здравствуйте

Юлия: Напомню нашим слушателям, что Илья Шулькин депутат со стажем. В первом созыве с 2006 по 2011, второй созыв с 2011 по 2016, и сейчас уже третий созыв. Есть о чем поговорить. Но сначала о ближайших к нам пленарных заседаниях законодательного собрания. Сейчас каникулы у депутатов заксобрания. После того как произошли перестановки в краевой власти в начале этого года. Стало ли заксобрание более монолитным? Стало ли меньше мнений против? Ведь мы помним, что в прошлом году заксобрание делилось на оппозиционных и неоппозиционных политиков.

Илья: Если углубляться в политические и экономические процессы, которые вызывали ожесточенные споры в заксобрании, то ситуация выглядит так, при прошлом губернаторе было противостояние больших групп депутатов законодательного собрания, примерно 2/3 представляли позицию предыдущей власти и 1/3 этому оппонировало. После выборов ситуация еще в большей степени обострилась, это продолжалось вплоть до февраля. С февраля можно говорить о затишьях в дискуссиях. Тот, кто более глубоко в процессы погружен, понимает, что кукловодами всех противоречий выступали представители предыдущего губернатора. Все мотивы, которые вызывали столь серьезные противоречия, они заходили не от депутатов законодательного собрания, а от краевой власти, где депутаты становились участниками интриг, и на законодательном собрании это приобретало некую публичность. Хотя основная борьба шла глубоко внизу, где ее никто не видел.

Юлия: Истина рождается в споре, противоположных точек мнения. Если сейчас монолитность появилась, то приведет ли это к более эффективному решению вопросов?

Илья: Истина рождается в споре, когда встречаются два одинаковых оратора, и их слушает независимая аудитория, которая принимает свое решение в зависимости от услышанных аргументов. Когда на ринге стоят 5 человек против одного. Каким бы он не был подготовленным, 5 бойцов всегда победят. Точно также и в законодательном собрании. Споры шли порой довольно аргументированные, но те, кто наблюдал за ними, были ангажированы. Это напоминало элементы некого политического шоу, когда подготовленные эксперты выступают, большая часть законодательного собрания снисходительно улыбается, а после этого принимается противоположное решение. Поэтому эффективность не снизилась. Просто те, кто таинственно улыбались, сейчас сидят с более кислыми лицами, им приходится тяжело, потому что стоит непростой выбор. Либо надо быть крутым до конца и говорить, что все, что тогда было, было правильно, на эти риски они пока не идут. Взять и признать свои ошибки предыдущего периода этим людям очень тяжело. Поэтому сейчас они просто сидят, уже не улыбаются, но пока участия в дискуссии не принимают, из-за этого накал немножко спал.

Юлия: Накануне ФСБ изъяло документацию Пермского министерства сельского хозяйства, и, по данным некоторых СМИ, интерес вызвал акционерное общество «Пермский свинокомплекс», вокруг которого в последнее время много телодвижений, скандалов происходит. И на пленарке в начале июня, депутаты большинством голосов проголосовали против принятия проектов фракции КПРФ но акционерному обществу «Пермский свинокомплекс» по приватизации на 2016-2018 год. Я напомню нашим слушателям, этот проект был внесен на рассмотрения заксобранию еще в ноябре 2016 года, но его рассмотрение было отложено по инициативе самой партии. Ваш комитет также не поддержал эту инициативу, но голосование на пленарке не было однозначным. За принятия закона КПРФ проголосовало 6 депутатов, 31 против и 17 воздержались. Исходя из количества воздержавшихся и проголосовавших «за», можно предположить, что мысли о приватизации поддерживают далеко не все. Какое решение поддерживаете вы и ваша фракция?

Илья: Разделим на два вопроса. Первое: проект КПРФ исключить из плана приватизации, второе: нужна ли приватизация? Многие голосовали по формальным признакам. Вопрос КПРФ стоял не о том, нужна ли приватизация или нет. Они говорили, давайте исключим из плана, чтобы предприятие не рассматривалось как объект приватизации. При этом КПРФ не предложило никакого механизма. Например, стоял вопрос, где взять 4 миллиарда рублей. Исключить из плана приватизации, при этом не знать, где взять деньги, чтобы объект запустить, это первое, что некорректно. Второе, когда мы на комитете начали обсуждать вопросы, связанные с приватизацией, оказалось, что у КПРФ в голове не точно складывается в голове, что есть приватизация. Потому что, когда человек начал говорить о народном предприятии, о том, что это должно быть народное предприятие. Так народное предприятие – это тоже приватизация. Это тоже предприятие, где собственниками являются члены трудового коллектива. То есть КПРФ, предлагая исключить из плана предприятие, предлагает приватизацию. И других предложений по проекту КПРФ быть не могло. Они зашли неподготовленными, с вопросом, в котором разбирались плохо, и постарались перевести его в политическую плоскость. Поэтому их предложение было отклонено. Теперь втора часть, нужна ли приватизация свинокомплекса или нет. По большому счету, без разницы, кто будет собственником, лишь бы предприятие работало эффективно, платили налоги и на этой территории существовали рабочие места. Хоть государство, хоть частное лицо, хоть трудовой коллектив. Мы в течение всего времени видели, что государство – собственник не эффективный. Если бы существовали механизмы, при котором государство, будучи собственником, могло бы возродить это предприятие, наверное, они за последнее десятилетие были бы реализованы. Для этого есть история, где государство проявило себя не эффективно, соответственно нужно принимать какое-либо решение. Если есть собственник, который готов инвестировать средства в это предприятие, значит нужно выходить на приватизацию предприятия, продавать, и смотреть, как оно будет развиваться. При этом, безусловно, при приватизации можно закладывать определенные условия со стороны инвестора, который гарантирует социальную составляющую на этой территории.

Юлия: Тут трудно с вами не согласиться, но напомню, что пару лет назад группа компании «Синергия», входившая только на Пермский рынок, они предлагали приватизировать предприятие, но тогда власти Пермского края на это не пошли. Должны ли власти Пермского края выработать четкий, стабильный план, что эти предприятия мы отдадим, а эти никогда не отдадим? Либо все это зависит от экономических условий, потому что тогда не разрешили приватизировать группе компании «Синергия»? Сейчас снова ищем инвестора. Если вдруг появится собственник, и это будет не «Синергия», то, что делать с договором аренды? Вопрос о стабильных, четких планах игры, которые должны исходить от власти.

Илья: Традиционно считается, что государство оставляет только те предприятия, которые обеспечивают стратегическую безопасность, стабильность на определенной территории. В первую очередь, предприятия оборонного комплекса, предприятия, связанные с научно-исследовательской деятельностью, мы говорим о предпринимательской, хозяйственной деятельности. С моей точки зрения, единственным критерием успешности предприятия, является прибыль, которая она получает от дивидендов акционеров. Если государство считает, что дивиденды, которые приносит предприятие, достаточны и деятельность его выгодно, оно может его не продавать, выступая акционером, который получает доход. Если предприятие убыточное, и государство проявило себе, как не эффективный собственник, предприятие надо продавать. Что касается позиции пермских властей два года назад, то она не имела никакой стратегии, ни логики. Это всегда субъективное решение, которое основывалось на личной выгоде людей, которые эти решение принимали. По аэропорту было решение приватизировать, с моей стороны, до сих пор решение спорное, потому что аэропорт всегда было прибыльным предприятие, порядком 200 миллионов рублей дохода ежегодно. И вполне возможно, что здесь не надо было отказываться полностью, а вести речь о соглашение, но совершенно неочевидных для Пермского края условиях, приватизация состоялась. Я надеюсь, что сейчас Пермские власти более прагматично смотрят на все это, именно с этим связано решение по свинокомплексу.

Юлия: Перейдем к теме жилищно-коммунального хозяйства. На июньской пленарке вы предложили внести изменения в закон Пермского края о системе капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Пермского края. Достаточно долгое время вы выступали борцом с программой капремонта и существующей работой фонда капремонта. Что в этот раз вы предлагали изменить, и не считаете ли вы, что любые изменения в мертво рожденный документ не добавит ему никакой жизни?

Илья: Никаких сомнений, что его нужно делать, у меня нет. Во всем мире капитальным ремонтом занимаются собственники, если у вас есть свой дом, никто за вас не будет делать капитальный ремонт этого дома. Если у вас есть доля в многоквартирном доме, то за вас счет это ремонт должен делаться.

Юлия:  Если во всем мире воспитание собственника шло десятилетиями, то у нас около 25 лет

Илья: Есть страны соцлагеря бывшего, та же Чехословакия, Венгрия и так далее. Много чего другого, но я сейчас не о них, а о том, что это обязанность собственников. Чем мы принципиально отличаемся от других стран? Тем, что у государства были обязательства перед гражданами, на момент приватизации завершить капитальный ремонт всех зданий, где квартиры начали приватизироваться. Это принципиальный момент, который делает всю конструкцию настолько большой, настолько трудно исполнимой. Потому что когда граждане начали приватизировать свои квартиры, государство свои обязательства не выполнило. Сейчас эти отложенные обязательства двух десятилетий, даже больше, они кладутся тяжким бременем на бюджет. И на граждан тоже они кладутся, потому что мотив рождается из того, что бюджет не будет на 100%  финансировать тот объем, который будет недофинансирован за те годы. Есть приоритетные виды работ, которые финансирует бюджет, он включает далеко не весь капитальный ремонт. Поэтому это принципиальный момент, чем наша система отличается от системы капитального ремонта в других странах. С чем не согласен я? С тем, что форма, в которой это было организовано в Пермском крае, создавалась не под то, чтобы эффективно использовать средства граждан. Система создавалась для того, чтобы эффективно заработать на капитальном ремонте. С самого начала эта система была максимально закрытая. Если мы начинаем разбирать все этапы формирования фонда, везде есть нарушения уголовного плана. Все эти нарушения, я считаю, надо исследовать. Вся история капремонта в Пермском крае, это история бесконечных коррупционных схем.

Юлия: Может, стоило выйти с предложением, чтобы программу закрыть. И создать новый закон, фонд, который будет работать по новым, прозрачным, понятным правилам? Вы выходите с какой-то другой инициативой?

Илья: Мы в рамках одной программы все не разберем. Предложение отменить программу я делал. Делал я его еще в 2015-2016 году. Есть несколько нормативно-правовых актов. Языком Пермского края, который регулирует форму капремонта, есть региональная программа, куда включены все дома. На основании это региональной программы принимается краткосрочный план капитального ремонта по каждому муниципалитету. Он рассчитан на 3 года, где расписано, какой дом, и что в нем будет делаться. При этом все данные, которые кладутся в основу программы, подаются со стороны органов местного самоуправления, предварительно согласовав с собственниками жилья, все объемы и сроки. У нас программа кривая получилась с самого начала, потому что никто ничего ни с кем не согласовывал, мониторинг тех зданий сделан не был, муниципалитеты подавали левые данные. База данных, на основании которых мы готовились делать капремонты, эта база даны была совершенно кривая. Она кривая осталась до сих пор. В чем была суть моего предложения на июньском законодательном собрании. Я предложил всю базу данных, которых легка в основу программы, хотя бы те дома, которые включены на текущий год, в них провести техническое обследование состояния этих домов. Потому что данные, которые подавались муниципалитетами, не соответствуют никакой действительности и реальности. Написано, что есть газопровод, газопровода нет. Написано, что нужно ремонтировать фасад, нужно ремонтировать кровлю. Обследование тех состояний выявило бы наиболее острые проблемы по каждому дому, определило бы точный износ дома. В этом случае, определяя износ дома, часть домов выпали бы из программы. Потому что есть 3 критерия, по которым дома нужно ремонтировать. Один из них, износ. Если износ превышает 70%, то дом должен уходить в другую программу. Нынешнее правительство, получив это наследие, столкнулось с такой проблемой, они не могут осваивать средства в полном объеме, потому что они обязаны делать те работы, которые делать не надо. Поправка, которую я предложил, позволит более рационально использовать средства.

Юлия: Вы предложили провести технический аудит? По крайне мере, краткосрочной программы, то есть домов, которые в ближайшие 3 года должны ремонтировать. Кто это должен делать? И за какие деньги?

Илья: Первое, я предложил сделать обследование состояние тех домов, которые включены на ближайшую трехлетку. Нюанс, это обследование можно делать только по определенной процедуре. Первое, что нужно было сделать, это включить эти виды работ в закон. Второе, определить стоимость этих работ. Третье, это согласовать с собственниками изменение работ по их домам. Четвертое, внести согласование в региональную программу капитального ремонта, где эти виды работ появятся. Пятое, внести изменения в краткосрочный план капитального ремонта, где эти виды работ появятся по конкретным домам, в конкретные сроки. Вот процедура. У меня не было иллюзий, что мы приняли закон, и в августе все побежали с обследованием. Эту поправку поддержали практически единогласно в двух чтениях. Но реально эти работы начинать с января-февраля 2018 года. Успехом в ближайшие два года в капремонте не будет. Уже провалена программа 16 года, будет точно провалена программа 17 года. Самое интересное, что нельзя ремонтировать план 18 года, потому что план 18 года составлен, исходя из неактуальных данных. Невозможно выполнять те объемы работ, которые запланированы, потому что все, что запланировано, все кривое. Единственное, когда можно зайти в качественный ремонт в графике, понимая, что мы делаем, это 2019 год. Вы представляете, какое количество косяков сейчас существует? Это я только одну проблемку разложил. Я не говорю по расчету, по экономике всего, что существует. Берем одну проблемку, которую решаем в 17 году, а успех наступает в 19 году.

Юлия: Илья Шулькин – депутат законодательного собрания Пермского края, член комитета по промышленности и экономической политики и налогам, член фракции «Справедливая Россия» в законодательном собрании на политической кухне Эхо. Мы сейчас прервемся на короткую паузу, после чего вернемся на 91.2 фм, не переключайтесь.

Мы снова находимся на политической кухне «Эха». У микрофона Юлия Хлобыст, за звукорежиссерским пультом Вадим Шилоносов. В гостях на нашем политическом ток-шоу сегодня депутат законодательного собрания Пермского края, член фракции «Справедливая Россия» заксобрания, член комитета по промышленности и экономической политике и налогам – Илья Шулькин. Илья Григорьевич, добрый день.

Илья: Здравствуйте

Юлия: До перерыва мы говорили с вами о фонде капремонта, такую не радостную перспективу нарисовали. Только в 19 году ждут нас какие-то изменения, поскольку сегодня система настолько кривая, что чтобы эти изменения появились необходимо время.

Илья: Я сказал, что изменения, которые будут приниматься сейчас, дадут реальный результата в 2019 году, не раньше.  В 2017-2018 году программа по капремонту будет провалена.

Юлия: Печально, но это реалии нашей жизни в Пермском крае. Еще об одном законопроекте, который рассматривался на июньской пленарке. Тогда «Единая Россия» и «Справедливая Россия» попросили внести проект об общественных приемах депутатов законодательного собрания Пермского края. Почему-то ко 2 чтению остались поправки только «Единой России». Расскажите об этих поправках, что вносила «Справедливая Россия», что просила внести «Единая Россия»? Почему Единороссы остались в сухом остатке?

Илья: Вообще это профильный законопроект по государственной политике. С моей точки зрения, никчемный документ. Я его поддержал, но никакой рациональной пользы для Пермского края он не несет. То есть это тот документ, который в той или иной степени реализовал политические договоренности между двумя фракциями. Принципиально поправки «Справедливой России» от «Единой России» не отличались, но чтобы осталось ощущение, что только «Единая Россия» регулирует этот вопрос, поправки были отозваны. В итоге все депутаты, выбранные по партийным спискам, получили возможность открыть общественные приемные на территории Пермского края. Честно говоря, не знаю, насколько этот вопрос был актуален. Я веду прием граждан в индивидуальном порядке, есть телефон помощника на сайте, есть определенный график этих приемов. И не испытывал я никаких трудностей с тем, чтобы организовать его на какой-то территории. Еще раз хочу подчеркнуть, что ничего принципиального это законопроект не решил. Если говорить о работе депутатов законодательного собрания с населением, то правильнее было бы ввести не об открытие приемных со стороны депутатов, выбранных по партийным спискам, а о ресурсах, которые распределяются между партиями для работы с населением. Принципиальный момент, право на приемные и ресурсы. Когда идет речь об обслуживание деятельности законодательного собрания, зарплаты депутатов, деятельность СМИ, общественные приемные, всегда идет бюджетное финансирование, там нет частных средств. На сегодняшний день это финансирование сделано следующим образом, есть определенные ресурсы у депутатов одномандатников, а все ресурсы, которые распределяются между партиями, смещены в сторону «Единой России». Порядка 70% ресурсов. Если речь идет об одномандатниках, то это логично, а если речь идет о партиях, то все партии одинаковые субъекты законодательной власти. Количество депутатов, выбравшихся от партии, не предполагается, что на депутатов от фракции будет пропорциональность бюджетных ресурсов. Это нововведение последнего депутатского созыва, которое было выбрано законодательным собранием Пермского края. Это тот режим противодействия, когда все ресурсы закачивались в лояльные структуры, а все остальные сидели, не имея возможности донести свою позицию до населения. Эта практика сохранила, никак не изменилась. Если говорить о работе депутатов на постоянной основе, если говорить о средствах, которые распределяются на СМИ, формальное право появилось у фракций, открывать общественные приемные.

Юлия: У вас есть еще достаточно времени, чтобы этот вопрос поднять. Поскольку этот вопрос не вашего профиля, но какой вопрос точно ваш – это налоговые льготы резидентам ТСР, вообще со всеми территориями, опережающие социальное и экономическое развитие. Возвращаясь к июньской пленарке, тогда были приняты налоговые квоты резидентам ТСР, пока это одна территория в крае расположенная в городе Чусовой. Резидент пока тоже один. На ваш взгляд, с чем связан такой медленный темп заполнения этой территории? Я понимаю, что сложно абстрагироваться от общей экономической ситуации, но все равно. Если говорить о ситуации, созданной на территории одного региона, опережающего экономическое развитие, возможно? Если да, то почему толпами не выстраиваются резиденты?

Илья: Только вышло постановление о территории, опережающее развитие в городе Чусовом. То есть сказать, что прошло много времени рано. Я думаю, что реальная история ТСР в Пермском крае сложится в ближайшие 2-3года. Это то время, за который мы должны научится продавать город Чусовой, тогда станет понятно, насколько мы в этом плане успешны. Нельзя говорить об успехе отдельной территории в отрыве от общей экономической ситуации. На сегодняшний день нет инвесторов, которые стоят в очереди и хотят открывать предприятия промышленной направленности, потому что Чусовой – это промышленная площадка. Говорить о том, что там возможно реализовать проекты, связанные с научно-исследовательской деятельностью, или ИТ, не знаю, насколько это целесообразно, в силу того, что Чусовой не обладает таким набором специалистов. Когда начинаешь изучать проблему, с которой сталкиваются инвесторы при запуске новых производств, выясняется, что не менее важным моментом кроме налогообложения, является уплата взносов в социальные фонды. Для многих принципиальны не те льготы, которые мы предоставляем по уплате налогов на прибыль, а те возможности, которые они бы получили при уплате заработной платы. Эти решения стимулировали бы в большой степени, но первые две проблемы никто не убрал. Мы не можем выйти с инициативой. Территория, опережающая развитие, это решение федеральных властей. В первую очередь, федеральные налоги. Это все решения правительства Российской Федерации. Кроме того, что принято условие территории, опережающего развитие, должны быть документы второго и третьего уровня. Такие как, порядок определения резидентов. У нас есть закон о промышленной политики Пермского края, где указано о возможности создания технопарков на территории Пермского края. Порядок, при котором предприятие становится резидентом технопарка, не был принят правительством Пермского края. То, что называется у нас технопарком, на сегодняшней день, назвать нельзя. Это вопрос ближайшего времени. Я надеюсь, что с сентября до октября все нормативные акты будут разработаны, правительство сможет более активно заниматься этой деятельностью. Процесс привлечения инвесторов, не простой. Последние 5 лет мы этим не занимались, все шло эволюционно. Те предприятия, которые планировали сделать модернизацию – сделали. Если говорить о показателях, по которым отчитывается профильное министерство, то нужно заметить, что вклад самого министерства минимальный. Мы никому не содействовали в продвижение продуктов через привлечение каких-то структур, которые разгоняют стартапы. Пермский край в этом плане пассивно себя вел.

Юлия: У нас остается буквально 2-3 минуты. Но хочется этот вопрос обсудить. Так или иначе, в начале года обсуждается отчет об исполнение бюджета за предыдущий год. На июньской пленарке был заслушан отчет об исполнение бюджета Пермского края за 2016 год. Что показал этот отчет? Что какие-то программы были выполнены выше среднего уровня, какие-то на среднем уровне, а какие-то на уровне плинтуса. Вот где-то слабое звено, когда деньги выделяются, но они не осваиваются?

Илья: Дело в том, что вы, как и большая часть наших слушателей, относитесь к государственным программам, как к некому инструменту, с помощью которого можно достичь показателей. В Пермском крае, в последние 5 лет при предыдущей власти, государственные программы различных отраслей воспринимались как метод финансирования отдельных мероприятий, никак не привязанных к результату. Правительство решило, что им нужны деньги, профинансировать какой-то проект. Проект без привязки к программе провести очень трудно, принимается программа, на нее не закладываются все деньги, которые должны быть в нее положены, не предполагается, что она будет финансироваться. Финансируются отдельные проекты, которые нужны были отдельным людям в правительстве, они получают финансирование, а дальше программа исполнила 40% , потому что деньги не выделены. Наступает отчетный период, получается, что спросить не с кого. Получается, что деньги потрачены на мероприятие, а не на программу в целом. Деньги потрачены не полностью, потому что были не финансированы, значит можно вообще не отчитываться.

Юлия: Депутаты заксобрания задают правительству вопросы?

Илья: С нашей стороны мы всегда задавали, но дальше есть следующий момент. Сидит 45 человек из 60, которые поддерживают принятие информации к ведению, и в течение 5 лет это продолжалось. Прозрачность достигается распорядителем бюджетных средств. У каждого в ведомости должны быть показатели эффективности. И ответственность, которая должна наступать, больше ничего не надо. Человек отчитывается не за освоение бюджетных средств, а за то, каких показателей он достиг. Будет персональная ответственность, уйдут темные схемы.

Юлия: Илья Шулькин на политической кухни Эха. Депутат законодательного собрании, член фракции «Справедливая Россия» в заксобрании. Спасибо, Илья Григорьевич.  На этом мы с вами прощаемся, всего доброго, до свидания

Илья: До свидания

Программа вышла 14 июля.

Обсуждение
1266
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.