Верхний баннер
09:24 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 23 ОКТЯБРЯ 2017

$ 57.51 € 67.89

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

12:01, 09 октября 2017

«Даже СМИ, присутствующие при этой разборке, попросили приставов предоставить эти документы. Игнор полный», - Наталья Русакова, директор юридической компании «Магнат-Пермь»

Е. Тверетинов: Доброго дня, пермяки! «Сила в праве» на 91,2 FM, Наталья Русакова у микрофона…

Н. Русакова: … и Егор Тверетинов.

Е. Тверетинов: Мария Зуева за звукорежиссёрским пультом. Всем «Здравствуйте!» и всех с пятницей!

Н. Русакова: Наконец-то пятница!

Е. Тверетинов: У нас первый раз такая горячая подготовка к эфиру, мы сегодня обсуждаем наболевшую и нашумевшую тему для всех пермяков, а особенно для… Хотел сказать «жителей»..., но не могу так сказать, они же там не проживают. Мы говорим про 1-й Мозырьский переулок.

Н. Русакова: Да, всё верно.

Е. Тверетинов: Чем больше я стараюсь узнать эту историю, тем больше я понимаю, что вообще в ней запутываюсь. Наталья, давайте чуть-чуть предыстории, и что мы имеем на данный момент?

Н. Русакова: Уважаемые слушатели, сегодня хотелось бы обсудить такой казус, я бы сказала. «Полный абсурд» - именно так называют в сети Интернет эту новость. «В Перми сносят многоквартирный дом, который был построен всего несколько лет назад. Жители, узнав, что здание собираются сровнять с землей, сразу же встали «живой стеной», отказываясь пропускать внутрь. В итоге всё едва не закончилось массовой дракой».Если мы посмотрим новости РенТВ, грубо говоря, и канал «Россия» буквально позавчера…

Е. Тверетинов: ...наши коллеги с РенТВ и «России 24» приезжали туда и снимали.

Н. Русакова: 26 сентября приезжали приставы на этот адрес, соответственно, повели себя, я считаю, не очень корректно, не предоставив никаких документов, которые бы давали им полномочия на такие действия.

Е. Тверетинов: То есть, просто приехали и снесли…

Н. Русакова: На вопрос одной из жительниц, так скажем, этого дома, цитирую: «Я без проблем открою вот этими ключами вот эту дверь и запущу всех приставов для сноса здания, но они не могут предоставить ни один документ, что они имеют на это право» заявляет Анна, проживающая в этом доме. На самом деле, так оно и было, и по последним достоверным данным, даже СМИ, присутствующие при этой, так скажем, разборке, попросили приставов предоставить эти документы. Игнор полный!

 Е. Тверетинов: То есть, ни жильцам, ни представителям средств массовой информации никакая документация, уполномочивающая к сносу дома, не предоставлялась. У нас на связи свидетель, очевидец…

Н. Русакова: … Анна, давайте пообщаемся.

Е. Тверетинов: Добрый день.

Слушатель: Алло, здравствуйте.

Н. Русакова: Анна, мы разбираем сегодня тему по поводу сноса многоквартирного дома. Его снесли на сегодняшний день?

Слушатель: Да, уже снесли.

Н. Русакова: Уже снесли, то есть сровняли с землей, грубо говоря. Скажите, пожалуйста, действительно ли приставы приезжали без каких-либо документов, которые уполномочивали их в таких действиях?

Слушатель: Да, это действительно так. 26 сентября с полдевятого утра мы стояли, пытались узнать, есть ли какие-то документы у приставов вообще, разрешающие заходить на частную территорию, также производить снос. Но ни одного документа нам никто так и не показал.

Н. Русакова: Вы сказали «частная территория». Это собственность какого-то физического лица, я так понимаю?

Слушатель: Да, конечно.

Н. Русакова: Это не муниципальная земля, она не в аренде?

Слушатель: Нет, у нас на руках свидетельство о праве собственности на землю ещё с 2011 года.

Н. Русакова: А что-то предпринималось этими шестнадцатью семьями, или вами, может быть, после того, как приезжали приставы? Может быть, вы куда-то ходили, что-то делали?

Слушатель: Да, у нас все документы поданы и в прокуратуру, и в следственный, и губернатору. Также непосредственно перед сносом, 25 числа, мы общались с приставами о том, что никто не имеет права на данный момент сносить дом и вообще что-то предпринимать относительно этого дома. Потому что на данный момент у нас приостановлено исполнительное производство.

Е. Тверетинов: А что вам говорили приставы накануне, когда вы к ним приходили? Свою позицию они чем обосновывали?

Слушатель: Они говорили, что «мы знаем, что приостановлено, но мы ничего не можем поделать».

Н. Русакова: У них указания сверху были?

Слушатель: Да, они мне говорили об этом прямым текстом.

Н. Русакова: Что у них указания сверху, и не важно законно это или нет?

Слушатель: Да, да.

Е. Тверетинов: Какая интересная история…

Н. Русакова: Спасибо, Анна, что вы нас посвятили в некоторые детали.

Сегодня, когда мы общались с другими представителями, выяснилось, что…

Е. Тверетинов: Давайте представим, с кем мы пообщались только что. Анна Андреевна Портнова, она является представителем жильцов.

Н. Русакова: На сегодняшний день да. Так вот, выяснилось, что после 26 сентября некоторые жители сходили в Орджоникидзевский отдел судебных приставов ознакомиться с производством. Есть достоверная информация, что производства там не было. Их отправляли Краевой суд, в другие инстанции, в прокуратуру… То есть, делали всё, чтобы не дать это производство на ознакомление. В итоге жители всё-таки добились, ознакомились с этим производством. И действительно, никаких документов, которые бы давали приставам право так действовать, постановления о возобновлении производства, не было!

Е. Тверетинов: Я слушаю и удивляюсь! Мы ведь уже в 2017 году живём, вроде…

Н. Русакова: … судя по календарю…

Е. Тверетинов: … и не 90-е годы. Не буду скрывать, эта история обсуждается уже давно, и мы обсуждали ее в «Утренних разворотах» и других программах. Но мы обсуждали в контексте застройщика по отношению к жильцам. Вроде, построили одно, а продают другое по документам. В общем, обман жильцов. Тут получается уже иная картина.

Н. Русакова: Конечно! Мы сейчас не будем затрагивать отношения между жильцами, которые приобрели так называемое право собственности у застройщика. Мы говорим о поведении, действиях властей по отношению к 16 семьям.

Е. Тверетинов: И давайте ещё немного вспомним и разложим по полочкам ситуацию о том, что оказалось, что застройщик довольно-таки сознательный человек, потому что предпринимались попытки всё это узаконить…

Н. Русакова: Всё верно!

Е. Тверетинов: ...причём, не взятками, а законными путями по переводу земельного участка в нужное назначение. В общем, все необходимые процедуры он пытался провести.

Н. Русакова: Насколько мне известно из сбора данных, 3 раза обращался застройщик для того, чтобы сменить назначение земли. Потому что были такие намерения, чтобы это был жилой многоквартирный дом. Насколько я сейчас помню, в своё время в Арбитражном суде рассматривался вопрос о внесении изменений в план этого объекта. Было тоже отказано. Не совсем понятно! Поднимаем практику по таким делам, по статье 222 Гражданского кодекса, которая дает понятие «самовольной постройки».

Е. Тверетинов: Я сейчас процитирую. Статья 222 Гражданского кодекса РФ, часть 1. «Самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил». Простым языком говоря, «самоволка» - это если не предоставили вам земельный участок или предоставили как-то неправильно…

Н. Русакова: … незаконно …

Е. Тверетинов: –… если разрешённое использование (все знают, что у земель есть назначение) не подразумевает на нём строительство того объекта, который вы построили или вы нарушили градостроительные нормы и правила. Три позиции берем. Я, естественно, при подготовке к эфиру прочитал статью, как нормальный белый человек, и зацепился за фразу,

Н. Русакова: … второе условие…

Е. Тверетинов: да, ...в которой говорится о разрешённом использовании земельного участка. Как мы знаем, там был участок для индивидуального жилого строительства

Н. Русакова: –… ИЖС…

Е. Тверетинов: … а возведён многоквартирный жилой дом.

Н. Русакова: Вот именно! Проблема, как мне кажется, нашего правосудия, да простят меня все, кто там работает, заключается в том, что мы смотрим «здесь и сейчас». Появилась сейчас ситуация, появилась проблема, администрация прибежала с иском, подала заявление о признании этой постройки самовольной, её сносе и т.д. Но подождите, господа, есть история, почему этот объект стал, как его теперь называют, многоквартирным.

Е. Тверетинов: Так…

Н. Русакова: Изначально был построен дом, индивидуальный. Затем была перепланировка. Конечно, это всё надо проверять документально, но такая информация на сегодняшний день существует.

Е. Тверетинов: По показаниям очевидцев, скажем так.

Н. Русакова: Да, по показаниям очевидцев, по показаниям тех, кто в этой «каше», так сказать, варится. Человек пытался, обращался поменять назначение земли неоднократно. Попытался узаконить все изменения ему отказали! Основания? Это его частная собственность, это его земля. Согласно градостроительному плану, я посмотрела, решением суда не установлено, что нарушения какие-то есть. Там ссылка только на второе условие, за которое вы и зацепились. Берём обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством.

Е. Тверетинов: Что нам говорит Верховный суд?

Н. Русакова: Верховный суд чётко говорит, что должно быть хоть одно условие, которые вы перечислили.

Е. Тверетинов: Так...

Н. Русакова: Не спорю с этим. Но! Первое условие. Должно быть понимание того, что земля приобретена незаконно. Это отпадает в данной ситуации, всё законно приобретено. Третье условие – нарушение каких-то градостроительных норм. Их нет! Судом Орджоникидзевского района это не установлено в 2013 году.

Е. Тверетинов: То есть, ссылка только на второе условие.

Н. Русакова: Да. Вокруг да около, все доводы вокруг него и вертятся. О чём говорит Верховный суд? Недостаточно просто формально иметь нарушения этого условия. Нужно посмотреть историю, почему так произошло? Обязательно нужно учитывать при решении таких вопросов, особенно судебных, предпринимал ли застройщик или иное лицо какие-то меры, чтобы урегулировать этот вопрос. И, если принимал и что-либо делал, Верховный суд чётко говорит: «Нельзя признать её самовольной». Нужно провести все мероприятия, которые дадут нормальные, адекватные права в рамках закона на этот объект, без признания его самовольным.

Е. Тверетинов: Тут у меня возникает логичный вопрос. Это у нас разъяснения, да?

Н. Русакова: Это обзор судебной практики, утвержденный Президиумом Верховного суда, и есть разъяснения Верховного суда.

Е. Тверетинов: Насколько они обязательны к применению другими судами?

Н. Русакова: Понимаете, обращаюсь к радиослушателям, чтобы они тоже понимали, у нас все законы, кодексы написаны сухим языком.

Е. Тверетинов: Естественно.

Н. Русакова: И если мы будем подробно описывать каждый случай и применение этих норм, у нас не будет томика из тысячи с небольшим статей, у нас будет 25 томов, и на каждую статью будет отдельный том.

Е. Тверетинов: Ну, да. Правильно.

Н. Русакова: Для этого и существуют разъяснения, как применять, как толковать, в каких случаях так, а в каких по-другому, при каких условиях применяем, а при каких нет. Суд, когда рассматривал это дело, не принял во внимание, то, что какие-то были шаги…

Е. Тверетинов: Я просто пытаюсь разумом понять сухой язык, которым написаны кодексы. Если исполнение разъяснений обязательно для суда, то вопросов нет, здесь суд совершил ошибку. Если это не обязательно, то как мы поступаем? Формально всё по закону, но…

Н. Русакова: Давайте возьмем другую сторону этой медали. Допустим...

Е. Тверетинов: Нам поступила просьба разъяснить, чем отличается постройка трёхэтажного жилого дома для себя, где будет проживать большая семья родственников, от снесённого. Это мы чуть-чуть попозже сделаем. Мы вас видим, мы вас слышим.

Н. Русакова: Вот смотрите, Егор, какой вопрос здесь возникает. Представим гипотетически, что суд принял решение по всем нормам, что это - самовольная постройка, и он прав. Полномочия по земельным спорам, по решению Пермской городской Думы «О территориальных органах администрации г. Перми», принадлежат районной администрации, которая представляет государство для регулирования этих вопросов. Так вот, на момент возникновения правоотношений, которые мы сегодня разбираем, они не имели права подавать иск.

Е. Тверетинов: Почему?

Н. Русакова: Потому, что…

Е. Тверетинов: Потому, что они не пострадавшая сторона. Правильно я понимаю?

Н. Русакова: Дело даже не в том, пострадавшая или нет, это неприменимо к гражданскому судопроизводству. Это к уголовному процессу относится, признание пострадавшим или не пострадавшим, потерпевшим. Дело в том, что в данном случае иск на застройщика могли подать только те, кто приобрел жильё.

Е. Тверетинов: По факту они получаются все равно пострадавшими., если говорить бытовым языком.

Н. Русакова: Пусть так. В решении Думы «О территориальных органах администрации г. Перми» от 2010 года чётко сказано, что в области земельных отношений они участвуют в осуществлении муниципального земельного контроля, это понятно, и выявляют самовольно установленные некапитальные объекты и постройки и самостоятельно предъявляют в суд соответствующие иски.

Е. Тверетинов: У меня сразу, естественно, возникает куча вопросов по поводу капитальности-некапитальности.

Н. Русакова: Вернемся к решению Орджоникидзевского районного суда...

Е. Тверетинов: ...о сносе этого дома…

Н. Русакова: … да, от чего всё и заплясалось.

Е. Тверетинов: У нас на столе миллиард бумажек лежит...

Н. Русакова: Конечно, доказательства. «Признать объект капитального строительства трёхэтажный жилой дом с подвалом, расположенный по адресу, который мы обсуждали, самовольной постройкой».

Е. Тверетинов: А в решении Думы про некапитальные говорится.

Н. Русакова: Да.

Е. Тверетинов: И что теперь с этим делать нам всем и жильцам?

Н. Русакова: В итоге, истец-то у нас какой получается?

Е. Тверетинов: Ненадлежащий получается.

Н. Русакова: По логике, да. Нужно разбираться. В связи с этим так называемые потерпевшие…

Е. Тверетинов: … обжаловать надо...

Н. Русакова: ...обжаловать-то куда?

Е. Тверетинов: В вышестоящие инстанции.

Н. Русакова: Сейчас это делается. Помимо этого, почему приостановлено исполнительное производство? Потому, что подан иск о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Выявился факт, что истец ненадлежащий.

Е. Тверетинов: Вот поэтому, как раз, да?

Н. Русакова: Да, поэтому производство и было приостановлено.

Е. Тверетинов: И быстренько-быстренько снесли, потом «Ой, мы же уже снесли!»…

Н.Русакова: … «Ну, простите!»… Понять и простить, что называется.

Е. Тверетинов: Интересно живём. Нам нужно прерваться на небольшую рекламу, хотя не хотелось бы, конечно, этого делать, но тем не менее…

Е. Тверетинов: Мы продолжаем обсуждать сегодня тему наболевшую, которую обсуждает уже весь город не один месяц: снос дома в Мозырьском переулке.

Н. Русакова: Да, все верно. На самом деле, меня тревожит не тот факт, самовольно, не самовольно, это дело уже десятое, будем так говорить. Меня больше тревожат те 16 семей, у которых было единственное жильё!

Е. Тверетинов: Безусловно!

Н. Русакова: Они вынуждены сейчас скитаться. Извините, но это так.

Е. Тверетинов: Мы уже с вами не первый раз обсуждаем то, что сухое применение закона - это абсолютно неправильный подход.

Н. Русакова: Естественно!

Е. Тверетинов: Тогда давайте заменим судей и всех исполнителей на роботов, компьютеры и всё.

Н. Русакова: Блокчейн в судебную систему.

Е. Тверетинов: Да, да, да! И опять же, понимая, что нужно как-то по-человечески относиться… Понятно, что есть формальные признаки нарушения закона… Я сейчас абсолютно честно меняю свою точку зрения по этому вопросу. Безусловно, там есть нарушения. Мы от этого не отказываемся, и …

Н. Русакова: … не навязываем обратное мнение…

Е. Тверетинов: … да, не навязываем полностью обратное мнение, но в итоге мы имеем 16 семей…

Н. Русакова: … с детьми…

Е. Тверетинов: … которые по факту остались на улице. И вряд ли… Ну, не очень принятая у нас практика иметь по две-три квартиры в Перми.

Н. Русакова: Для тех, кто остался на улице это действительно единственное жильё.

Е. Тверетинов: А есть какая-то информация, где они теперь находятся, кто куда разъехался?

Н. Русакова: Есть информация. Кто у родственников, некоторые разместились в дешёвых гостиницах, пара семей, по-моему. Остальные разместились у знакомых и родственников. Но это не может до бесконечности продолжаться

Е. Тверетинов: Безусловно! Процесс обжалования в вышестоящие инстанции запущен, но это же стоит каких-то денег…

Н. Русакова: Так дело-то ведь даже не в деньгах, дело во времени.

Е. Тверетинов: Это понятно, я это даже не затрагиваю. Пришла зима, как минимум. В палаточке уже не поживешь.

Н. Русакова: В поле не разместишься. Вот такие дела… Это ведь не первая практика действия «органов» подобным образом у нас в Пермском крае, если уж говорить откровенно.

Е. Тверетинов: … опережающих решений…

Н. Русакова: Будем так называть…

Е. Тверетинов: Как назвали бы коллеги из-за океана определённый стиль действий «превентивными действиями».

Н. Русакова: Пусть так, может быть. Понимаете, Егор, разбираясь во всех этих документах, придираясь всегда к формулировкам, на то они и юридические формулировки, иначе можно было бы просто написать какое-нибудь бытовое слово в кодексе и по жизни с ним идти, правильно? У каждого слова есть свой смысл.

Е. Тверетинов: Конечно.

Н. Русакова: Если написано «некапитальные объекты», так какого рожна, простите меня, вы вообще идёте в суд в виде истца?

Е. Тверетинов: Мне было бы интересно послушать комментарии судей и всех остальных, кто выносил решение. Я их сейчас опять же ни в коем разе не обвиняю в некомпетентности, не обвиняю в том, что они вынесли неверное решение. Но каков механизм принятия решения по этому вопросу?

Н. Русакова: Вы меня удивляете.

Е. Тверетинов: Это риторический вопрос, такой посыл вверх, в небо…

Н. Русакова: Кому вопрос? Туда?

Е. Тверетинов: Да, просто в небо, в публику. Передо мной лежит доказательство того, что если внимательно почитать более трёх-четырёх документов, касаемо этой темы, разобраться в нём, то мнение о сложившейся ситуации родится совершенно другое. Может, не совершенно, но другое. И опять же у меня посыл вверх. Это у нас что, недостаточное количество судей, на которых ложатся кучи дел, и у них просто физически нет времени разобраться в каждом деле подробно и тщательно?

Н. Русакова: Если я сейчас откровенно скажу своё мнение, я думаю, мне придётся закрывать своё агентство. Поэтому, я воздержусь, дабы без последствий обойтись.

Е. Тверетинов: Я просто размышляю вслух.

Н. Русакова: Но если я процитирую сейчас один абзац из этого решения, то как юрист, я обескуражена. Обескуражена самим толкованием судом норм права и самого письма в решении.

Е. Тверетинов: Мы будем цитировать, раз уж мы затронули эту тему?

Н. Русакова: Да. Страница 18 этого решения (на 21 листе решение): «Таким образом, суд полагает, что в рамках предоставленных Администрации Орджоникидзевского района г. Перми законом полномочий представители последней имели право при наличии обстоятельств, свидетельствующих об осуществлении самовольной постройки, обратиться в суд с иском об её сносе». Доказательство в материалах дела то, что я вам озвучила. Там вообще понятия «капитального объекта» нет. В самом-то решении вроде и неплохо написано, а потом суд самостоятельно признал его капитальным, когда он пишет свою резолютивную часть решения? «Признать объект капитального строительства, трёхэтажный дом, самовольной постройкой»?

Е. Тверетинов: То есть, в материалах дела должна была быть приложена, как минимум, какая-нибудь экспертиза, например?…

Н. Русакова: Как вариант, конечно.

Е. Тверетинов: ...которая подтверждает, что этот дом является капитальным…

Н. Русакова: … или некапитальным…

Е. Тверетинов: … то есть, то или иное решение.

Н. Русакова: Знаете, как мне сказал один из пострадавших, как мы их сегодня договорились называть: «Хорошо, даже если это какой-то заказ, можно было сделать его грамотно?» Процитировала.

Е. Тверетинов: Не надо такое говорить в эфире.

Н. Русакова: Я согласна, такое говорить в эфире не надо. Я не от себя это говорю, конечно. Мнение этих 16 семей далеко не положительное.

Е. Тверетинов: Естественно, не положительное! Вряд ли хоть один человек будет рад тому, что, квартиру, которую он купил на свои кровно заработанные, снесли!

Н. Русакова: Причём, проводились мероприятия, направленные на то, чтобы это всё узаконить должным образом.

Е. Тверетинов: Да. Двигаемся дальше. Подали на обжалование, ждем. Естественно, другой суд, если он зацепится, увидит эту фразу, касаемо капитального-некапитального дома

Н. Русакова: … там много моментов, за которые можно зацепиться…

Е. Тверетинов: … он скажет: «Ребята, нужно подтвердить капитальность дома. Давайте проведём экспертизу.» Для экспертизы нужен дом.

Н. Русакова: Никто не будет проводить экспертизу! Дальше-то у нас идет кассационная инстанция, апелляция уже «засилила» это решение еще в 2014 году. Решение от 17 октября 2013 года, прошли апелляцию, прошли кассацию, в Верховный суд не подали. Из-за своего незнания сроки пропустили. Сейчас восстанавливаются сроки с различными сопутствующими обращениями, подано заявление о пересмотре в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. То есть, жители, подключив юристов, со всех сторон начинают «бомбить» эту ситуацию.

Е. Тверетинов: Даже если она рассматривается в их сторону положительно, на что они могут рассчитывать?

Н. Русакова: Нужно рассчитывать на признание кого-то виновным…

Е. Тверетинов: ...я даже знаю, кого признают…

Н. Русакова: … и это компенсация стоимости за счёт виновного лица.

Е. Тверетинов: А виновное лицо у нас где находится? Не виновное, подождите, его никто не признал…

Н. Русакова: Так нельзя говорить в эфире, Егор!

Е. Тверетинов: Я прошу прощения, оговорился! Человек, которого гипотетически могут признать виновным.

Н. Русакова: Это не обязательно застройщик.

Е. Тверетинов: Может быть администрация?

Н. Русакова: Может быть.

Е. Тверетинов: Тогда администрация должна будет компенсировать...

Н. Русакова: Есть практика, когда действительно признают органы власти субъекта виновными в том, что они инициировали эту ситуацию, с их подачи происходит фактический снос объекта.

Е. Тверетинов: Даже если администрацию признали виновной, сказали: «Товарищ Администрация, компенсируй деньги за эти затраты». Вернёмся к нашей программе «Сила в праве». Вы тогда не присутствовали, у меня в гостях был ваш коллега, тоже юрист, мой хороший товарищ, Андрей Захаров. Мы с ним как раз обсуждали взыскание долгов.

Н. Русакова: Реально ли будет потом?

Е. Тверетинов: Конечно! Насколько реально и насколько долго будут возмещаться эти денежные средства?

Н. Русакова: Когда вы обсуждали, тогда ещё, наверное, не начал действовать закон… вернее, тогда ещё не было нормы о том, что, если… Как бы это правильно сказать, чтобы поняли все. В общем, взыскать деньги с бюджета намного проще, чем с простого гражданина, юр. лица и так далее…

Е. Тверетинов: Ну, так слава богу! Мы обсуждали это недавно, буквально этим летом. И мы с Андреем говорили как раз о взыскании с физических и юридических лиц, помня и о моём опыте. Исполнительный лист это вообще ещё ничего не значит, там ещё длинная и длинная дорога…

Н. Русакова: ...это не конец, да…

Е. Тверетинов: для получения денег.

Н. Русакова: На самом деле, есть уже несколько решений ЕСПЧ (Европейского суда по правам человека), который в пользу физического лица, гражданина Российской Федерации, выносил свои решения, так скажем, о том, что бюджет Российской Федерации в лице определённых госорганов, злоупотребил своими полномочиями. Там иск был, я недавно смотрела, на 30 тысяч рублей! Человек выиграл у администрации суд, администрации в своё время присудили выплатить эти деньги. На протяжении 5 лет они его, извиняюсь за жаргон, «динамили». Он прошёл все инстанции, какие только можно было, подал свои недовольства в ЕСПЧ, и ЕСПЧ встал на его сторону. Мало того, он получил ещё возмещение морального вреда, а там, извините меня, ведь в тысячах евро возмещается. Проще было 30 тысяч заплатить…

Е. Тверетинов: Я просто пытаюсь понять, как много времени прошло с решения о том, что администрация должна выплатить, до фактической выплаты.

Н. Русакова: Сейчас скажу…

Е. Тверетинов: Сколько? Год? Пятнадцать?

Н. Русакова: Четыре года. Три он пытался биться, потом четыре… Семь лет прошло.

Е. Тверетинов: Вот. Семь лет. То есть, 26 сентября там всё произошло?

Н. Русакова: 17 октября 2013. А снесли-то? Ну, поползновения 26 сентября, а вот, говорят, вчера-позавчера уже всё осуществили

Е. Тверетинов: Ну, ладно. Возьмем вчера, 28 сентября 2017 года.

Н. Русакова: ...плюс семь…

Е. Тверетинов: ...да, уверен, что эфиров «Эха Москвы» в Перми на эту тему ещё очень, и очень, и очень надолго хватит по той простой причине, что мы только что услышали про практику реального и фактического возмещения этих денежных средств со стороны администрации, со стороны государственных органов.

Н. Русакова: Нет, на самом деле, это сейчас всё делается быстрее, если мы говорим про практику возмещения. Я про ЕСПЧ сказала к тому, что наши коллеги в ЕСПЧ поддерживают в первую очередь права человека. Российской Федерации вообще не выгодно иметь такие решения в ЕСПЧ.

Е. Тверетинов: Безусловно!

Н. Русакова: Будем рассуждать не на уровне субъекта, а на уровне всё-таки международных отношений.

Е. Тверетинов: Действительно, не хотелось бы доводить до абсурда, и выводить это решение и разбирательство этой ситуации в Европейский суд по правам человека.

Н. Русакова: Мы сейчас не оспариваем, что решение незаконное, мы не говорим, что кто-то как-то себя некорректно повёл.

Е. Тверетинов: Мы говорим о тех шестнадцати семьях, которым просто некуда идти.

Н. Русакова: Да. Это как минимум. И действия, которые всё-таки должны выполняться представителями власти в рамках закона.

Е. Тверетинов: Сносите дом - предоставьте общежитие.

Н. Русакова: Документы хотя бы представьте, что вы имеете на это право!

Е. Тверетинов: Хотя бы.

Н. Русакова: Хотя бы! Мы уж не говорим о каких-то общежитиях и тому подобном, потому что в данном случае государство не обязано этого делать. Здесь всё-таки отношения частного правового характера.

Е. Тверетинов: Согласен. Но это просто к слову о безэмоциональности, гуманности и человечности. Остаётся только вздохнуть.

Н. Русакова: Вопрос был у нас.

Е. Тверетинов: Да, был. Чем отличается постройка трёхэтажного дома для себя, где будет проживать большая семья, от снесённого дома?

Н. Русакова: Насколько я знаю… сразу скажу, что я глубоко ещё не вникала, чем они отличаются, но по общим правилам, если многоквартирный дом, то каждая квартира как отдельное жилище…

Е. Тверетинов: Совершенно верно.

Н. Русакова: ...к которому есть определённые требования и условия: отдельный санузел, вход и т.д.

Е. Тверетинов: Отдельный санузел, вход, куда подведены отдельные все сети, где рассчитан также, если не ошибаюсь, коэффициент тепла...

Н. Русакова: … там очень много нюансов, на самом деле. А если ваш дом, вы ведь не будете в каждом углу ставить унитаз. Логично?

Е. Тверетинов: Это вам мы уже отвечаем.

Н. Русакова: Поэтому, ваш дом - это ваш дом, вы имеете трёхэтажный дом, предположим, минимум, три туалета, три ванных комнаты на каждом этаже, допустим. Живёт одна семья, друг другу все близкие родственники, согласно определённым положениям закона. В многоквартирном доме не обязательно все родственники должны быть.

Е. Тверетинов: У нас появился звонок в студии. Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Пётр. Я хотел вот что добавить в тему. То, что вы делаете это замечательное просто дело! Здоровья и успехов...

Е. Тверетинов: Спасибо.

Слушатель: ...юристам, которые этим занимаются. У нас есть решение, даже два решения суда, которые у администрации…

Е. Тверетинов: Давайте поясним, у нас это у кого?

Слушатель: ТСЖ, это юр.лицо будет, да? И вы можете себе представить? Решение от 12 года, должны были восстановить пожарную сигнализацию, ну вот такие мы оказались хитрые выбили! Получилось, чтобы его выполнить, все процедуры в суде прошли, судебных приставов прошли. Попал к Тушнолобову не прием, когда он был председателем правительства. Геннадий Петрович что-то подтолкнул, но, видимо, плохо. Пришлось второй раз добиваться. Подтолкнул, и, вроде, состоялось. Заметьте, 12 год, в 15 исполнили на 50%. Сегодня у нас 17 год, ничего не исполнено!

Н. Русакова: И вторые 50% не исполнены, да?

Е. Тверетинов: Все ещё 50%.

Слушатель: Так. Теперь есть решение 17 года, опять администрацию «отбомбили», и хорошо «отбомбили». И что вы думаете? Собираюсь идти к губернатору на приём!

Н. Русакова: В данном случае мы можем…

Е. Тверетинов: Максим Геннадьевич обещал выслушивать всех и принимать меры для правозащиты населения.

Слушатель: Вы представляете, я что хочу сказать, это общая практика нашей любимой администрации, издеваться над людьми, не выполнять никаких решений. При этом на каждом углу говорят о том, что у нас правовое государство. Как к этой власти относиться дальше, я не представляю.

Н. Русакова: Спасибо.

Е. Тверетинов: Нам, кстати, задали вопрос: «В полицию звонили во время сноса?»

Н. Русакова: Звонили.

Е. Тверетинов: Что полиция сказала?

Н. Русакова: Вы знаете, на своей практике я пару раз как-то звонила 02, пытались меня переводить на тот отдел, который должен заниматься…

Е. Тверетинов: На район.

Н. Русакова: На район. Тишина, никто даже трубку не берёт.

Е. Тверетинов: На районе дежурка не работает.

Н. Русакова: Было такое, что просто трубку не брали. Даже очевидцы, которые там находились, и представители СМИ говорили, что звонили в полицию, обещались приехать, но так никто и не приехал.

Е. Тверетинов: Вот такое молчание у нас в эфире появляется после таких заявлений. Ещё один звонок есть. Добрый день, как вас зовут?

Н. Русакова: Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, Мария Григорьевна. Такой вопрос. Почему у нас эти дни нет «Эха Москвы» и «Эха Перми»? Вообще нет.

Е. Тверетинов: У вас, это у кого? Вы просто в прямой эфир позвонили.

Слушатель: В прямой? Это все равно «Эхо Перми»?

Е. Тверетинов: Да.

Слушатель: Так нету его, «Эха». Мы слушаем… у нас приёмник такой, включаем и «Эхо» каждый день включаем. И всегда слушаем и вашу программу и московскую.

Н. Русакова: А сейчас у вас нет «Эха»?

Слушатель: Нету. На вашей волне у нас «Российское радио».

Е. Тверетинов: Всё, хорошо, мы нашим техникам зададим этот вопрос, спасибо.

Н. Русакова: Даже такие звонки приходится принимать…

Е. Тверетинов: … неожиданные…

Н. Русакова: неожиданные, не по теме, но всё же… Опять же надо соблюдать, я считаю, права каждого гражданина, который живёт в этом государстве, в этом субъекте.

Е. Тверетинов: Право слушать «Эхо Москвы».

Н.Русакова: Право слушать «Эхо Москвы» в Перми, да. Если мы хотим правовое государство.

Е. Тверетинов: У кого ещё есть какие-то, может быть, свои примеры взаимодействия или с администрацией, или взаимодействия по поводу самовольного строительства, звоните. У нас есть буквально две минутки, чтобы выслушать ваши истории. Что вообще делать в общей практике? Потому что, насколько я понимаю, таких домов в Перми не один, наверное, и не два. Если жильцы этих домов, которые нас сейчас слушают, слышат, как им не попасть в точно такую же ситуацию? Им нужно, что, бежать изменять назначение земли?

Н. Русакова: Если брать самое начало ситуации, нужно просто быть очень бдительными и самостоятельно какие-то там договоры на куплю-продажу различной недвижимости и движимых объектов, конечно, всё-таки как-то консультироваться с профессионалами, которые этим занимаются, юристы эти же. Если уже конкретно попали в ситуацию, не дай бог в такую, не оставлять, не опускать руки вообще ни на день. Потому, что каждый день это, извините, тот срок, который мы теряем для того, чтобы как-то восстанавливать свои права.

Е. Тверетинов: Куда бежать-то? Кому писать? В прокуратуру?

Н. Русакова: Как минимум, прокуратура, полиция.

Е. Тверетинов: В этих случаях да… Прокуратура не любит, когда про неё так говорят, но вы пишите в прокуратуру, а прокуратура точно знает, куда переадресовать ваше сообщение.

Н. Русакова: Ну да, да.

Е. Тверетинов: Я думаю, что где-то они вам помогут. Вот нам пишут: «Пишите заявление в полицию».

Н. Русакова: Ну, а толку?

Е. Тверетинов: Посмотрим, какой будет из этого всего толк. Вот такая у нас довольно печальная…

Н. Русакова: на паузе, такая остановка на паузе...

Е. Тверетинов: –… печальная сегодня передача получилась. Но тем не менее, защищайте свои права, отстаивайте свои права…

Н. Русакова: … главное, отстаивайте…

Е. Тверетинов: … а еще главнее всего, будьте внимательны при заключении сделки, и желательно вообще в такие истории не ввязываться и не попадать.

Н. Русакова: Вообще, по жизни нужно быть внимательными.

Е. Тверетинов: Это была Наталья Русакова…

Н. Русакова: Егор Тверетинов.

Е. Тверетинов: За звукорежиссёрским пультом Мария Зуева. Всего вам хорошего.

Н. Русакова: Всех вам благ.

Обсуждение
558
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.