Верхний баннер
22:41 | ЧЕТВЕРГ | 16 ИЮЛЯ 2020

$ 71.23 € 81.23

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:29, 16 октября 2017
Автор: Ярослав Богдановский

«Если предприятие в регионе присутствия чувствует себя хорошо, крепко стоит на ногах - это всегда хорошо для города, региона и страны», - Мурат Чапаров, директор филиала "Азот" АО "ОКХ "Уралхим"

О запуске нового производства в филиале "Азот" АО "ОКХ "Уралхим", о том, как предприятие развивается в условиях санкций поговорили в программе "Бизнес-ланч" с директором филиала Муратом Чапаровым. Ведущий: Ярослав Богдановский.

Ведущий: – Это программа «Бизнес-ланч», у микрофона Ярослав Богдановский, всем, кто нас слушает – добрый день! Пермские промышленники: живут они сегодня или выживают, и   как в условиях санкций удаётся развивать новое производство – об этом и не только прямо сейчас мы поговорим в прямом эфире с гостем нашей программы. У нас в гостях директор  Филиала «Азот»  Объединённой химической компании «УРАЛХИМ» Мурад Мухарбиевич Чапаров.

Гость: – Здравствуйте, уважаемые слушатели. Здравствуйте, Ярослав.

Ведущий: – Что же, начнём с самых последних новостей. «УРАЛХИМ»  представил новый продукт на выставке «Агропродмаш». В рамках 22-й международной выставки «Агропродмаш» (Оборудование, технологии, сырье и ингредиенты для пищевой и перерабатывающей промышленности) АО «ОХК «УРАЛХИМ» представило свой инновационный продукт для мясоперерабатывающей индустрии – посолочную смесь нитритную «НИСО-4».
Посолочная смесь «НИСО-4» – пищевая добавка для мясоперерабатывающей промышленности, созданная в филиале «Азот» АО «ОХК «УРАЛХИМ» в рамках государственной программы импортозамещения. Посолочная нитритная смесь нового поколения разработана для серии Solar Food (Солар Фуд), отвечает самым передовым мировым стандартам и может быть использована в любом мясоперерабатывающем производстве. Инвестиции в проект составят 200 млн рублей.

За каждой новостью стоят очень масштабные процессы, и за этими строчками, которые я сейчас прочитал, на самом деле, стоит огромная подготовительная работа. Это итог той работы, которая была представлена непосредственно уже на выставке «Агропродмаш». Посолочная смесь нитритная – это вам, профессионалу, понятно, что за этим стоит. Для непрофессионала это не очевидно. Что же это такое, что за продукт?

Гость: – Как вы сказали, продукт применяется в мясоперерабатывающей промышленности, если говорить совсем уж просто, без этого продукта просто нет мясоперерабатывающей промышленности. Я ничуть не преувеличиваю. Несмотря на то, что посолочная смесь используется на килограмм готовой продукции в ничтожно малых количествах, влияние её на качество конечной продукции критическое, огромное. Это двухкомпонентная смесь, состоящая из соли класса «Экстра» и нитрита натрия пищевого. Для чего она нужна? Для того, чтобы мясные изделия выглядели привлекательно и имели нормальный срок годности соответственно. Поэтому, несмотря на то, что в масштабах всей страны потребляется её, в общем-то, немного, рынок порядка 50 тысяч тонн в год, без этой смеси мясоперерабатывающей промышленности нет.

Ведущий: – Насколько я знаю, эта смесь появилась не просто так, а в результате кропотливой работы с коллегами из Всероссийского института пищевой промышленности.

Гость: – Да, безусловно. Давайте, я немного предысторию расскажу. В ноябре прошлого года в рамках антисанкционных мер Правительство Российской Федерации запретило ввоз подобных посолочных смесей из стран Европы и Северной Америки – это были основные поставщики, рынок по большей части в России принадлежал именно им – и вопрос, действительно, встал достаточно остро для потребителей, для мясопереработчиков. Мы решили воспользоваться такой здоровой протекционистской политикой, тем более, что оба компонента у нас есть для производства этой посолочной смеси. Скажу больше, что основной компонент – поваренная соль – являлась для нас до сегодняшнего момента отходом. Поэтому мы решили, а почему бы нам не возвращать этот отход, обработав до класса «Экстра», в производство. Нитрит натрия мы изготавливаем исторически. Безусловно, при разработке технологии, при разработке маркетинговой политики были приложены определённые усилия, но тем не менее, скажем так, эта идея, превратившись сначала в концепцию, сейчас уже рождается в железе, мы строим новый цех.

Ведущий: – А вообще, как на практике появляется новый продукт? Вы сказали, от идеи… Что первично? Это мозговой штурм, вы со своей командой придумываете, как это будет? Потому, что легко придумать, скажем, в моём понимании легко, придумать некий цифровой продукт, цифровой контент. А когда всё завязано на реальное производство – это ведь не шутки, на самом деле.

Гость: – Вы знаете, конечно же, по большей части это мозговой штурм, либо кому-то приходит вдруг неожиданно такая светлая идея, кто-то посмотрел на картинку сверху, условно говоря, и вдруг понял, что можно изготавливать, ну я не знаю, ту же самую посолочную смесь. Ну, конечно же, за каждой идеей, как мы понимаем… идеи недостаточно, нужна аналитика, нужны решения и технические, и маркетинговые, и т.д., и т.п.

Ведущий: – В вашем случае получается, исходное сырьё уже есть для этого, есть потребность рынка, объективно она вытекает из внешнеэкономической ситуации, не зависящей от вас, как от производителей, я имею ввиду. Но и есть запрос со стороны органов гос.власти, как я понимаю.

Гость: – Есть запрос от рынка, скажем так. Да, применили, запретили ввоз, причём, я без всякой тени осуждения, протекционизм – это вообще очень полезная штука в рамках государства. Это конечно же послужило и для нас толчком определённым, чтобы, условно говоря, включить своё мышление и вдруг заметить, что у нас и поваренная соль и нитрит натрия. Почему бы нам не производить этот продукт?

Ведущий: – А почему раньше внимания не обращали?

Гость: – Ну, наверное, потому что не было запрета на ввоз и занимались другим, развивали производство в других направлениях. Всему своё время.

Ведущий: – Сегодня, когда денег объективно нет, денежный ресурс – он является самым востребованным, начинать новое производство – это не утопичная идея? Хотя, конечно есть предприятия, предприятия все разные, тут бы концы с концами свести, некоторые так рассуждают, в текущем режиме. Новое производство для вас – что это было? Это был какой-то рывок, некий подвиг или же это был серьёзный шаг вперёд, но шаг вперёд, который дался относительно легко?

Гость: – Вы знаете, маленькая ремарка по поводу денег. Хочу заметить, что у денег два свойства: либо их нет, либо их не хватает. Если говорить серьёзно, то я, честно говоря, не принимаю размышления о том, что «мы бы развивались, но у нас на это нет денег» и т.д. и т.п.

Ведущий: – То есть это разговор в пользу бедных?

Гость: – И так бы я не стал говорить. Я скажу вот как, что были бы идеи – идеи рождают всё. Идеи, направления развития, а когда у тебя это всё реализуется в рамках концепции, то и деньги под такие концепции находятся. Главное – двигаться вперёд, смотреть по сторонам, что ещё можно развить, как ещё можно улучшить ситуацию. Подход у нас здесь был чисто бизнесовый, без всяких там сведений концов с концами и т.д и т. п. Строимся мы на собственные средства, тем более для холдинга проект 200 миллионов капитальных вложений – это не самый  большой проект, у нас только на поддержание основных фондов ежегодно мы тратим около 2 миллиардов руб. У нас очень капиталоёмкий бизнес, и если у нас в портфеле есть проекты развития, скажем так дороже, более дорогостоящие, мы безусловно выстраиваем экономическую модель, и если это нам выгодно, мы эти проекты реализуем. Опять-таки к слову о деньгах – и деньги на это находятся всегда.

Ведущий: – То есть, впереди – стратегия.

Гость: – Конечно. Стратегия – двигатель развития, безусловно.

Ведущий: – Потом уже тактические решения в виде, например, данного продукта, если мы о нём говорим.

Гость: – Конечно.

Ведущий: – У нас в гостях директор  Филиала «Азот»  Объединённой химической компании «УРАЛХИМ» Мурад Мухарбиевич Чапаров. Говорим мы сегодня, если взять сугубо новостной повод, о том, как был представлен на рынке новый продукт Филиала «АЗОТ» компании «УРАЛХИМ». Поговорим мы сегодня и о том, как предприятие живёт или выживает в условиях санкций. Как я понимаю, вот вы сказали о цифрах, речь о выживании не идёт у вас, слава богу. Речь идёт о спокойном развитии в плановом режиме. Поговорим сегодня ещё о том, региональная политика – миф или реальность, по факту. Это во второй части программы. А сейчас заострим всё-таки внимание. Это не профильный продукт, посолочная смесь,  не профильный, но инновационный. Бизнес-интерес мы сразу исключаем, не дети же, все всё понимают – просто так, из «любви к искусству», новые продукты и кап. вложения вы бы не стали делать, это точно. Тем не менее, почему всё-таки  в условиях, когда не всё очень просто в экономике, вы идёте на развитие непрофильного вида производства?

Гость: – Вы знаете, что касается профилей и не профилей – и да, и нет. С одной стороны, да, это рынок, скажем так, пищевых добавок. Мы же занимаемся производством мин. Удобрений. Но в основе их – химия. У нас очень высокие компетенции с точки зрения химического производства, и именно поэтому мы действительно создали конкретно этот ПСН,  он является у нас инновационным продуктом.

Ведущий: – ПСН – это посолочно-нитритная смесь?

Гость: – Да, посолочно-нитритная смесь, абсолютно верно. В чём инновационность? Наш продукт превосходит зарубежные аналоги. Зарубежные аналоги – это в основном кристаллы, у нас же продукт гранулированный, для потребителя это очень важно. Это более строгое соотношение поваренной соли и нитрита, это более равномерное внесение этой добавки, собственно говоря, в продукты внутризаводского потребления, то из чего, собственно и получается колбаса, это очень высокая растворяемость, потому что здесь играет принцип рафинада. Гранула растворяется, как это ни странно, может быть, звучит, лучше, чем кристалл. Всё выше перечисленное – это не просто «хотелки» потребителя, это в конечном итоге качество конечного продукта – колбасных изделий. Наш продукт гарантирует не только высокое качество, а и улучшение качества. Определённая доля инноваций здесь есть. У нас были, есть и будут высокие профессиональные компетенции, поэтому мы и загранулировали то, что до этого никто не гранулировал.

Ведущий: – И здесь инновации, я правильно понимаю?

Гость: – Наверное, инновации – это слишком громкое слово. Для меня всё-таки инновация, большая и великая – это пилотируемый полёт на Марс, понимаете, о чём я говорю.

Ведущий: – Это глобальный мегапроект такой, да?

Гость: – Да, абсолютно верно. Ну, стремиться всегда надо к более высокому. Здесь же, если говорить серьёзно, это очень интересный, хороший апгрейд этого продукта.

Ведущий: – Смотрите, а ведь всё-таки это какая-то философская штука, я имею ввиду, есть у вас профильный вид бизнеса, он вам приносит определённый доход, и в общем, вам привычно и понятно участие в данном рынке. И как правило, участники рынка сосредотачиваются на том, что приносит наибольший доход, прибыль – конечная цель любого предприятия. Отбрасывая, скажем так, второстепенное, здесь, получается, химия связала два продукта – профильный и непрофильный?

Гость: – Химия, безусловно! Наш основной драйвер по доходности – это конечно же минеральные удобрения. Но этот проект ещё хорош тем, чем он нас привлёк, что мы отход привлекаем в производство. Ну и конечно, как вы правильно сказали, фундамент подо всем – это наша компетенция в химическом производстве. Да, мы достаточно доходны, доходность у нас повысится с вводом в эксплуатацию этого производства.

Ведущий: – Завершая тему нового продукта, коротко о… у нас минута до того, как мы прервёмся на рекламу… Инновационный продукт, уже появившийся по факту на рынке, это плод усилий именно вашего предприятия, я имею ввиду, без помощи стороны государства?

Гость: – Помощь стороны государства изначально во взвешенной протекционистской политике, это послужило толчком. А так, безусловно, это наш собственный проект, проект нашей компании.

Ведущий: – От начальной точки, от идеи до реализации?

Гость: – Да.

Ведущий: – Это ваши риски, ваши затраты?

Гость: – Конечно.

Ведущий: – Прямо сейчас прервёмся на рекламу, далее поговорим о том, как в современных условиях предприятие может участвовать в формировании промышленной политики.

 

Ведущий: – Напомню, что наш сегодняшний гость Мурад Мухарбиевич Чапаров, директор  Филиала «Азот»  Объединённой химической компании «УРАЛХИМ». И начали мы разговор с того, что «Азот» представил на недавней выставке «Агропродмаш» свой новый продукт, а именно посолочную смесь нитратную, и вот от этой темы, от частного переходим к общему. Давайте широкому слушателю сразу, с этого надо было начинать, ну, это никогда не поздно – исправить какие-то упущения, «Азот» – это Березники, я правильно понимаю?

Гость: – Абсолютно верно.

Ведущий: – Это химия, это одна из базовых отраслей экономики нашего Пермского края. «Азот» как предприятие что на сегодняшний день из себя представляет? Вас можно назвать промышленным гигантом? Или говоря языком современным, «Азот» – это бизнес-единица огромного холдинга? Как правильно сказать будет?

Гость: – «Азот» это, безусловно, единица огромного холдинга. Холдинг является крупнейшим производителем минудобрений в России и в мире – мы входим в десятку крупнейших мировых производителей и в тройку российских, соответственно. Что такое конкретно бизнес-единица компании «УРАЛХИМ» «Азот» в отрасли – это один из крупнейших Азотных заводов, общий ежегодный выпуск нашей продукции составляет 4,5 млн тонн, и товарной продукции мы выпускаем 2,2-2,3 млн тонн в год. Безусловно, завод немаленький. Что касается края, конечно же мы один из крупнейших заводов в крае, коль уж в России тоже, и один из крупных налогоплательщиков в крае.

Ведущий: – В этой связи, я не случайно задал этот вопрос, вы как промышленник на сегодняшний день можете сказать, что –  я даже не про фамилии сейчас, не про какие-то текущие проблемы – что, в принципе, в крае, как в регионе, даже можно абстрагироваться – есть реальная промышленная политика на уровне именно региона? Или сейчас время такое, что федеральная тематика всё определяет?

Гость: – Вы знаете, безусловно, влияние федерального центра крайне велико, с одной стороны, но с другой стороны, без поддержки региональных властей промышленной политики просто нет. Что касается конкретно Пермского края, он исторически является одним из индустриальных так называемых «кулаков» Российской Федерации, и очень отрадно то, что даже в трудные времена, когда у нас Советский Союз прекратил существование, и  было 10-15 лет, к сожалению, промышленного спада, когда закрывались десятками заводы в год, если не сотнями, что Пермский край в наименьшей степени от этого пострадал. Скажу больше, что Пермский край, «индустриальный кулак» Пермского края, он все эти годы, несмотря ни на что, развивался, понемногу, но прирастал. А с нулевых годов прирост если не скачкообразный, то очень существенный, это точно, и конечно же, это целый комплекс условий, которые благоприятствовали подобному развитию ситуации. В том числе и политика региональных властей.

Ведущий: – Давайте опять же с последних новостей начнём навскидку. Заксобрание в первом чтении приняло закон, по которому и для физических лиц, и для промышленных предприятий меняется методика исчисления налога на имущество, я имею ввиду, что будет считаться исходя не из инвентаризационной, а кадастровой стоимости. Очевидно. Что это даст налоговую нагрузку выше, чем есть сейчас. Это я к вопросу о промышленной политике. Это ведь смотря как повысить. Сейчас де факто некоторые предприятия платят едва ли не по ставке «ноль» в силу того, что просто фонды основные изношены, имущество уже настолько де факто устарело, что там платить не за что. А вот если считать по кадастру, то получается рост очень кратный. С одной стороны, да, бюджету нужны деньги, но с другой стороны. Как бы это не стало шоком для самих предприятий – резкое поднятие ставок, я имею ввиду. Скажем, губернатор не пошёл по шоковому пути. Уже озвучено, что если увеличение налоговой нагрузки будет, то оно будет постепенным. Опять же выхвачена из контекста мною новость, но любая новость выхвачена из контекста. Это говорит о том, что у нас есть промышленная политика, на ваш взгляд?

Гость: – Безусловно, новость выхвачена из контекста, и она говорит о том, что есть промышленная политика. Есть хорошие изменения в инфраструктуре. Я в Пермском крае шестой год уже работаю, да собственно, живу, на самом деле, и это положительная динамика видна. Появляются новые дороги. Если говорить конкретно о Березниках – город становится лучше в качестве условий проживания, в смысле той же самой инфраструктуры, строится новое жильё на другом берегу Камы. Казалось бы, где строительство нового жилья, и где промышленная политика. Связь, между тем, очень существенная.

Ведущий: – Предприятие же не в открытом космосе существуют…

Гость: – Конечно же,  есть надежда,  на то, что отток людей, внутренняя миграция из Пермского края благодаря улучшению условий жизни прекратится. А для нас, для промышленников – это рынок труда, он, безусловно, очень важен. Мы не очень много о нём говорим, мы говорим больше о развитии производства, о рынках сбыта, о конъюнктуре, о чисто бизнесовых вещах, тем не менее, рынок труда занимает одно из самых первых по значимости мест. Нам нужны высококвалифицированные кадры, мы готовы частично готовить их сами, но нам они нужны в этом регионе. Нужно создать такие условия, чтобы люди не просто оставались, а оставались и жили с комфортом.

Ведущий: – А власть слышит вас, промышленников, я имею ввиду.

Гость: – Я и хотел продолжить, что власть это прекрасно понимает, иначе не было бы таких изменений. не было бы такой положительной динамики. Безусловно, с обывательской точки зрения можно сказать: «Ребята, хотелось бы больше дорог, больше театров и дворцов культуры и т.д и т.п. И это тоже будет правильно. Но то, что было в запущении 15-20 лет, за 5-7 лет довести до нужного, современного уровня. Главное, что эта работа идёт, результаты есть.

Ведущий: – Как-то мы от частных тем ушли к неким глобальным… Говоря о Березниках, и говоря об «Азоте», какие-то такие ощущенческие вещи, но тем не менее, миссия предприятия – на самом деле это ведь не пустые слова , потому что нет миссии – нет идеологии, то наверное, и успеха не будет. Давайте начнём до того, как прервёмся на рекламу, разговор об этом. «Территория присутствия предприятия» – мне всегда не очень нравится это выражение – но это словосочетание очень часто коллеги произносят. «Территория присутствия» для «Азота», для «УРАЛХИМа» – в это словосочетание что вкладывается?

Гость: – Первый и очень важный принцип работы для нашей компании это то, что в регионах присутствия мы не просто делаем бизнес, но и участвуем в развитии самих регионов. Например, в том же городе Березники есть масштабный проект, который реализуется, по освещению Березников и строительству храма. Есть много, скажем так, инфраструктурных проектов, в которых мы участвуем. То же самое строительство жилья, это делает родственная нам компания «Уралкалий»,  в первую очередь. Если мы посмотрим, например, на Кировскую область, где тоже есть завод минеральных удобрений, принадлежащий компании «УРАЛХИМ», мы увидим там такую же картину – и строительство дорог, и участие в строительстве детских садов, и так далее. То есть наш принцип крайне прост: в регионах присутствия мы не просто делаем бизнес, мы там живём. А это значит, что участвуем и в развитии этих регионов непосредственно.

Ведущий: – Прямо сейчас прервёмся на короткую рекламу, затем вернёмся к нам в студию.

Ведущий: – Это программа «Бизнес-ланч», мы в прямом эфире. Напомню, что гость нашего эфира сегодня Мурад Мухарбиевич Чапаров, директор  Филиала «Азот»  Объединённой химической компании «УРАЛХИМ». Сейчас уже завершающая часть нашего разговора, хотелось бы поговорить о социальной политике. Казённая фраза, было бы странно, если бы какое-то предприятие или орган власти проводило асоциальную политику, вот тогда это была бы новость! Если говорить серьёзно, предприятие, несмотря на то, что мы строим как бы капитализм, ...никак не построим, правда…, – то больше, чем предприятие. Потому что, можно по разному относиться к низкой мобильности людей, но у нас чаще всего живут по принципу «где родился, там и пригодился». Наверное, это хорошо, я не знаю, это уже такие философские вещи. Социальная политика в том смысле, что предприятие – для человека. «Та заводская проходная, что в люди вывела меня» – это про «Азот»?

Гость: –  Я думаю, да. Скажу больше, что не только ряд российских компаний, прежде всего, крупных, серьёзных компаний, с серьёзным подходом к бизнесу и огромное количество мировых компаний, они взяли из кадровой политики советской, конкретно, очень много чего. Ну, например, у нас есть на предприятии помимо высоких зарплат, одних из самых высоких зарплат в крае, так называемый коллективный договор. Что это такое? Это соцпакет для каждого работника, начиная от летнего отдыха детей наших работников, заканчивая страховками медицинскими. Сюда же входит содержание нашего Дома культуры, он у нас есть исторически, мы не хотим никуда его девать, он останется в наших рядах. Так вот, я немного оцифрую в деньгах. За два года действия коллективного договора стоимость его составляет 600 млн руб., чтобы было понятно. Это порядка 15% от всех вложенных за последние 5 лет денежных средств в поддержание основных фондов предприятия. У нас очень капиталоёмкий бизнес. У нас есть свой собственный учебный центр, мы в состоянии брать молодых ребят без профессии и давать им среднее специальное образование и готовить их по профессии. У нас не просто учебный центр, у нас в нём 77 учебных программ и 47 преподавателей. Это всё элементы социальной политики, путёвка в жизнь так называемая, говоря слоганами прошлого, между прочим, очень хорошими слоганами. Конечно же, эта социальная составляющая, которая на бизнесовом языке называется политика кадровая, в части удержания, в части привлечения к нам молодых ребят на работу, она работает, и ей мы уделяем очень большое внимание. Наверное, поэтому у нас текучка последние несколько лет на уровне 2-3%, не больше.

Ведущий: – Если это не коммерческая тайна, именно у тех, кто не ИТР, так скажу, не офисных работников, а…

Гость: – Я понимаю. Средняя зарплата на производственной площадке среди производственного персонала порядка 55 тыс руб.

Ведущий: – Плюс соцпакет ещё.

Гость: – Да.

Ведущий: – Серьёзная цифра.

Гость: – Абсолютно верно.

Ведущий: – Сегодня, готовясь к эфиру, нашёл ещё одну новость относительно «Азота». «Азот» стал победителем конкурса «Экоимидж-2017». Если честно, то я только что узнал, что такой есть, ну просто из Перми редко выезжаю в край, можно и не знать таких вещей. «Филиал «Азот» компании «УРАЛХИМ» стал победителем городского конкурса «Экоимидж-2017». Награды за активное участие в экологических мероприятиях, а также диплом и кубок от администрации города Березники за победу в конкурсе были вручены представителям предприятия в рамках октябрьского заседания «Экологической трибуны». Речь идёт об очень многих мероприятиях здесь. Шансы такой новости попасть в ленту новостей, в краевую повестку, например, очень малы. Знаете, почему? Потому что, всё как-то хорошо. Если, не дай бог, что случилось, тогда, конечно, в новости добро пожаловать, мы всегда вам рады. «Экоимидж», экология и промышленное предприятие, здесь я вижу, экологическая инициатива, поддержка экологических акций, раздельный сбор коммунальных отходов. Раздельный сбор коммунальных отходов это вообще тема, прямо скажем, не ваша, она либо муниципальная, муниципалитет должен организовывать, либо управляющие компании, либо те, кто твёрдо-коммунальные отходы у нас с контейнерных площадок забирают и на полигон увозят. Тем не менее, «Азот» и здесь участвует. Почему?

Гость: – Это тоже один из важных принципов деятельности нашей компании «УРАЛХИМ», экологический аспект – безусловное соблюдение всех экологических норм, которые существуют у нас в стране на законодательном уровне. И собственно, здесь мы не только идём в рамках закона, но ещё и в рамках разумности и, уж извините меня за громкие слова, в рамках бережливого отношения к природе. Традиционно этому вопросу мы придаём большое значение. Когда мы говорим о средствах, которые мы тратим на поддержание основных фондов, мы не называем это работой над улучшением экологии. Хотя на 70% всё оборудование, которое мы меняем взамен изношенного, это конечно же прямое воздействие, благотворное на окружающую среду, потому что современное оборудование более щадяще относится к природе, скажем так. Помимо этого, у нас был прямой проект, экологический, мы реконструировали очень серьёзно очистные сооружения, которые приобрели в свое время, БОС «Бератон» так называемый. Сейчас проект на завершающей стадии, завершаются пусконаладочные работы, то есть мы делаем возврат воды в Каму, ещё чище, чем она была. Хотя до этого у нас тоже было соответствие нормам, но мы решили пойти дальше, что называется, с упреждением, чтобы у нас гарантированно на ближайшие 10-15 лет проблем со стоками в Каму не было. Стоимость этого проекта 700 млн руб., это, наверное, один из немногих таких дорогих проектов в Российской Федерации за последние 20 лет. Делали мы его достаточно долго в силу объективных причин – проект сложный, объёмный – порядка 3 лет у нас это заняло. Наверное, и это очень приятно, наша работа была отмечена такой высокой наградой в области экологии.

Ведущий: – Кстати говоря, 2017 год – год экологии, федеральный год, под эгидой президента проходит. Я так понимаю, что это не просто рамочные мероприятия какие-то, год экологии можно провести ведь по-разному...

Гость: – Конечно.

Ведущий: – Ради того, чтобы галочку поставить и отчитаться, а можно – объединив усилия, сделать что-то. Если я правильно понимаю, уже делается.

Гость: – Да, как я уже сказал, помимо нашей ежегодной работы, той, что называется оперативной работой по поддержанию основных фондов, что ещё раз подчеркну, благотворно влияет на экологию, мы закончили в прошлом году проект по реконструкции очистных сооружений. Честно скажу, не подгадывали, чтобы ввести их в эксплуатацию в год экологии, так получилось. Наверное, это тоже знак, что пошли верным путём.

Ведущий: –У нас 5 минут до конца эфира, давайте вернёмся к началу разговора, когда мы говорили о посолочной смеси. За сухими цифрами и фактами не всегда можно главное увидеть. То есть, на рынке появился: а) новый продукт, б) этот новый продукт стал результатом совместной работы ученых Всероссийского института из Москвы и наших березниковских инженерных работников. И до этого Российская Федерация не закрывала собственную потребность в этой смеси для собственной российской пищевой промышленности, правильно?

Гость: – Абсолютно верно.

Ведущий: –То есть сами придумали, сами сделали.

Гость: – Да, сами придумали, сами сделали. И мне хотелось бы отдельно отметить вклад ВНИИ мясной промышленности им. В. М. Горбатова, потому что они нам здорово помогли с точки зрения своих профессиональных компетенций. Там великолепные эксперты, они подсказали нам и ожидания потребителей, и подсказали, каким. Собственно, должен быть этот продукт, как его лучше делать и так далее. У нас большая с ними совместная работа, участвовали они отчасти и в разработке технологий, и для нас они, в хорошем смысле, контрольный орган, потому что мы первые партии своей продукции, опытно-промышленную партию в том числе, отправляем в их лабораторию, для того, чтобы они посмотрели, верным ли мы путём мы идём.

Ведущий: – Наверное, это к вопросу и о том, отраслевые НИИ востребованы ли ни сегодня.

Гость: – Однозначно, востребованы. Я хочу сказать больше, не сочтите за рекламу НИИ им. Горбатова, мне приятно, что институт сумел сохранить свой научный потенциал, именно поэтому они пользуются большим профессиональным авторитетом и в сообществе, скажем так, субъектов мясоперерабатывающей промышленности. И много чего полезного делают для развития этой промышленности.

Ведущий: – А вы, как промышленник, теперь входите в два «лагеря»? Это ещё и пищевая промышленность, получается? Теперь у вас ещё коллеги появились?

Гость: – Я скажу вам больше, что на предприятии «Азот» уже шутят о том, что следующим шагом, наверное, будет скотоферма современная. Будем выращивать скот и так далее. Это, конечно, шутки. Это одно из направлений нашего бизнеса, которое мы считаем интересным и перспективным. Скажу больше, наверное, мы будем углубляться в пищевые добавки и дальше, потому что это интересно и для бизнеса, и для нас, как для химиков.

Ведущий: – Для предприятия и для города это насколько интересно? Мне как журналисту хочется выдать такую фразу: «Появление нового продукта означает столько-то рабочих мест, столько-то инвестиций». По факту, насколько это масштабно для Березников? В Березниках, вообще, знают об этом событии?

Гость: – Наверное, уже знают, благодаря и вашей передаче в том числе.  Я считаю так, что любое предприятие, находящееся в регионе присутствия так называемом, если оно чувствует себя хорошо с точки зрения финансового положения, если хорошие условия труда и зарплаты для работников, если есть перспективы развития, то есть предприятие стоит крепко на ногах – это всегда хорошо для города, для региона, для страны. Я считаю, что главный плюс в этом.

Ведущий: – Хотелось бы на этом прямо сейчас завершить программу, но буквально пару слов. Что ждёт впереди? Я имею ввиду не какие-то точки в плане «достигнем, разовьём...» и так далее. Всё равно любое производство – это постоянное движение, к чему стремитесь сейчас? Новый продукт уже освоен, что дальше?

Гость: – Дальше будут ещё новые продукты, дальше будет продолжаться работа по поддержанию основных фондов предприятия, будем наращивать выпуск нашей товарной продукции. Будем двигаться вперёд.

Ведущий: – Спасибо большое за участие в сегодняшней программе. Я напомню, что сегодня гостем программы «Бизнес-ланч» был директор  Филиала «Азот»  Объединённой химической компании «УРАЛХИМ» Мурад Мухарбиевич Чапаров. Программу провёл Ярослав Богдановский.


Обсуждение
887
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.