Верхний баннер
03:23 | ВТОРНИК | 23 ОКТЯБРЯ 2018

$ 65.31 € 75.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

12:55, 19 декабря 2017
Автор: Артем Жаворонков

«Валятся застройщики не потому, что они украли деньги, а из-за огромной нагрузки. В Пермском крае покупательная способность падает. Если еще чем-то нагрузить застройщика, кратковременную ситуацию выиграть можно, но в долговременной проиграем точно», - Виктор Суетин, генеральный директор ОАО «СПК»

В программе «Районы-кварталы» 14 декабря генеральный директор компании «СтройПанельКомплект», председатель совета ассоциации Пермские строители Виктор Суетин рассказал о своей поездке на конференцию «Зеленое строительство и устойчивое проектирование» в США. Также узнали, как организуется городское пространство, какие технологии строительства применяются на объектах «СПК», и подвели итоги года по объемам ввода жилья в Пермском крае. Ведущий: Артём Жаворонков.

Ведущий: – Добрый день, дорогие друзья. Как всегда по четвергам на «Эхе Перми» программа «Районы. Кварталы». Программа для тех, кто любит получать информацию из первых рук обо всем, что касается строительной отрасли. Меня зовут Артем Жаворонков. Сегодня у меня в гостях Виктор Петрович Суетин, ген.директор АО «СтройПанельКомплект», председатель совета Ассоциации «Пермские строители». Виктор Петрович, здравствуйте.

Гость: – Здравствуйте!

Ведущий: – Несколько тем и перспектив на 2018 год хотелось бы обсудить. Одна из них касается вашего визита, как принято в верхах говорить: к «нашим потенциальным партнерам». Визит в США именно по градостроительной тематике. Давайте с этого начнем. Хотелось бы, чтобы вы поведали нам, что это было за мероприятие, чем оно ценно, и что за опыт вы извлекли, когда там побывали?

Гость: – Действительно, мы были три недели в Соединенных штатах. У нас была очень небольшая делегация от России – всего семь человек из разных городов, из разных регионов. И поэтому мы провели время для себя очень эффективно. И американцы поделились достаточно хорошим опытом.

Ведущий: – И что это за опыт?

Гость: – Это была тема «Зеленое» строительство». Или «Устойчивое строительство», как принято говорить в США. «Устойчивое строительство» – это очень ёмкое понятие, которое в себя включает и экологически чистое строительство, и автономность объекта в зависимости от погодных условий, возможных катаклизмов и так далее. Т.е. здание, которое построено, должно существовать автономно, не зависеть от внешних источников энергии и т. д.

Ведущий: – «Мой дом – моя крепость» в буквальном смысле этого слова…

Гость: - Совершенно верно. Но при этом здание должно быть экологически чистым, которое минимально вредит атмосфере. Оно должно быть уютным для проживания или для работы. Очень интересный опыт.  И конечно же, вне зависимости от того, что их президент Трамп сказал, что они выходят из «Парижского соглашения», а там где мы были – мы проехали практически четыре штата, и даже больше – шесть штатов, в разных концах, от Нью-Йорка до Лас-Вегаса, говорят: «Ну, Трамп может и вышел, но он в одном лице вышел, сам, как президент. А мы как Штат, для себя и на себя взяли наиболее суровые условия, чем предусмотрено Парижским договором по экологии. И мы будем следовать ему вне зависимости от решений нашего президента».
Ведущий: – И речь идет о жилом строительстве, в том числе, как об одном из факторов экологичной среды?
Гость: – Конечно же, это и жилое строительство. Но нас, в основном, водили, как показатель того, что действительно можно увидеть – посмотреть, оценить, это общественные здания. В основном это были банки. Ну, вот допустим: если говорить в целом, как вопрос решается на государственном уровне, на уровне штата. Например, Питсбург. Это в прошлом – столица металлургии. Там было, когда днем, в солнечный день, не видно солнца. Настолько было много выбросов. Город был абсолютно черным, это было еще в 60-е годы. А сейчас, это экологически чистый город. И он в Штатах признается одним из городов, где люди хотели бы жить. Там чисто, там аккуратно. И это показатель того, как они преобразовывают свои города. Да, металлургия умерла в этом городе, но появились другие источники финансирования. Они организовали там достаточно серьезные рабочие места, связанные с медициной и развитием медицины. Тем самым они подняли свой город. Еще есть остатки той экологической катастрофы, которая была несколько десятилетий назад, тем не менее, это город очень уютный и уже удобный для проживания.

Ведущий: – Не сложилось ли у вас впечатление, что в части вашей профессиональной деятельности, я думаю, что вы ее в первую очередь оценивали, они настолько далеко впереди нас, что угнаться за ними сегодня, даже реально перенимая опыт, нам «не светит», как минимум, десятилетия?

Гость: – Вы знаете, больше всего поразила ситуация, их демократия и мышление в плане любого момента. Первое и самое главное слово для них, это свобода. Свобода в бизнесе, свобода в мышлении, свобода слова. «Свобода», это для них святое слово. И поэтому, конечно же, когда есть свобода, и ты имеешь право мыслить и можешь свои мысли внедрять в жизнь, тогда и экономика развивается просто гигантскими шагами. И надо понимать, что вся эта экология – экологические принципы строительства, экологические принципы в машиностроении и где бы то ни было, они идут снизу. И вот в этом они нас опередили. Это идет не от президента, не от губернатора штата, это идет снизу. И губернаторы штатов, мэры и так далее – прислушиваясь к народу, понимают, что люди созрели для того, чтобы внедрять самые прогрессивные методы строительства. Может быть поначалу и дорогие, но они окупаются очень быстро. И сейчас этим пропитано и пронизано все, от любого человека в США, до верхов очень высокого уровня: «Да, экологическое строительство сегодня необходимо внедрять». У них, например, в Нью-Йорке, принято решение: сократить всевозможные выбросы на 80%. Это значит, чтобы было понятно, закрыть практически все котельные, которые работают даже на газе. Они будут использовать геотермальные источники и так далее.

Ведущий: – В одной из наших встреч, даже за пределами эфира, вы говорили, что очень важно обращать внимание на то, что сегодня бытие определяет сознание. То есть, та среда, в которой растут дети, в которой живут люди, она влияет на то, как люди относятся к окружающему их миру, какие они налогоплательщики, насколько они свободны сами по себе. И этот принцип, вы говорили, необходимо декларировать в строительство, чтобы «форматы» жилого дома соответствовали представлениям…. Чтобы уйти уже от «коробок», чтобы преобразовалась среда, создание которой является неотъемлемой частью строительной отрасли. Я так понимаю, что в США можно было убедиться, как это происходит в части организации городского пространства и того, что вы сегодня пытаетесь проецировать на свои объекты?

Гость: – Вы знаете, в какой-то мере да. Мне не все понравилось в Соединенных Штатах. Я сейчас сказал про психологию, да? Сказал про их демократию, про их свободу. Могу сказать об их богатстве. Они могут себе это позволить, они богаты. Но сказать, что у них все прекрасно относительно того, чтобы человек жил и чувствовал себя комфортно в городе – отнюдь. Я четыре раза был в Нью-Йорке. Да простят меня американцы, я ненавижу этот город. Не потому, что он некрасив своими небоскребами. Это очень интересный город. Но он – не для жизни, там всегда грязь. Вот с Москвой сравнить его нельзя, он у нас жемчужина. А у них – просто грязный город. Начиная со второй половины дня, с 15 часов – эти вечные мешки мусора на тротуарах. Где-то не убираются, где-то они могут и остаться даже, их могут убрать только утром.  В общем – мне не нравится этот грязный город. С архитектурной точки зрения, я тоже не сказал бы, что шедевр. Огромное количество, особенно в центре, небоскребов, давит так, что чувствуешь себя дискомфортно.

Ведущий: – На счёт эффективности каждого здания, каждого строения.

Гость: – Ты можешь пройти по Нью-Йорку, в том числе в центре, и увидеть значки экологически чистого здания, энергоэффективного здания, их достаточно много. Я уже рассказал, что это в основном офисы, банки и так далее. Они сегодня сами вкладывают деньги для того, чтобы быть энергоэффективными. Где-то правительство их поддерживает даже в этом, где-то налогообложение меньше и так далее, но к каждому подходят индивидуально. Тем не менее, очень много таких зданий. Они очень серьёзно занимаются всем, что связано с энергоэффективностью. И сами американцы снизу стараются сделать любое здание, которое они строят уже очень энергоэффетивным. Не говоря о том, что старые здания делают энергоэффективными, переводят их на альтернативные источники питания и так далее. То есть они молодцы.

Ведущий: – А мы? А вы? Вы сейчас представитель отрасли, вы сейчас в ответе за всю отрасль буквально перед всеми слушателями «Эха Перми». Что делаем мы? Мы предпринимаем какие-то шаги? Вы на своих объектах?

Гость: – Совершенно точно мы предпринимаем шаги. И надо сказать, что, пожалуй, мы отстали только в том, что на законодательном уровне пока ситуация отстаёт. У нас не принята общая система энергосбережения, но у нас изначально очень жёсткие нормативы проектирования. Если в 1997 году сказали, что стена должна быть теплей в 3,5 раза, там мы тогда и сделали эту стену. Иначе потом мы бы ничего не построили, не спроектировали и так далее. И сегодня всё жильё, которое мы строим, панельное жильё – оно очень энергоэффективно, имеет класс В – это высокий класс энергоэффективности. Там, где мы строим по другой технологии, допустим, на Солдатской слободке, есть дом класса А – это высший класс энергоэффективности. Если к этим домам сегодня подвести какие-то альтернативные источники: использовать отчасти солнечную батарею, если бы можно было –  использовать насосы, которые позволяют сегодня вынимать тепло из грунта, превращать его в тепловую энергию – это совершенно другой был бы уже уровень.

Ведущий: – Класс А+, А++.

Гость: – Да. Отчасти, конечно же, сегодня пока это дорого, и это неразвито у нас. И власти точно это никак не стимулируют. Я понимаю, что любые подобные вещи ведут только к удорожанию квадратного метра. А покупательная способность на сегодняшний день настолько низка, что люди за каждые 500 руб. на м2

Ведущий: – Будут биться.

Гость: – Уже думают: «А надо  покупать или не надо покупать?» Это очень серьёзно.

Ведущий: – Мы от Соединённых Штатов тихонечко перешли к истории с энергоэффетивностью, которая только набирает обороты, у меня вообще в представлении – это некий маховик, который только запускается. Мы, русские, обычно долго запрягаем, потом быстро едем. Но всё-таки хотелось бы несколько слов о ваших объектах. Вы сказали в части, во-первых, энергоэффективности, но и не только. А ещё в части организации среды. Всё-таки этот вопрос меня очень интересует. Сегодня и программа государства, и программа Пермского края направлена как раз на создание комфортной городской среды. Уходим от квадратных метров, приходим к тому, чтобы жителю было комфортно выходить из своего собственного дома.

Гость: – С удовольствием поговорю на эту тему. Заканчивая энергоэффективность наших домов, ещё раз хочу подтвердить то, что наши российские нормативы проектирования очень высоки. Поэтому мы не очень-то отстали даже от Европы в энергоэффективности на сегодняшний день. Наши здания энергоэффективны в принципе, если они соответствуют нашим требованиям, поэтому говорить, что мы такие плохие в России, мы плохо строим – точно нет. Потому что у нас высокие требования для проектированимя и строительства.

Ведущий: – Мы успеваем за ними? Потому что это всё равно ложится на плечи потребителей, это всё равно стоит денег.

Гость: – Важно сегодня разработать законодательную базу и под неё ввести некие стимулы поддержки государства для застройщиков, для жителей, если они сами решили каким-то образом сделать энергоэффективным свой дом. В том числе ведь у нас построено огромное количество жилья, которое не соответствует сегодняшним нормативам. Старый фонд — его тоже надо каким-то образом реанимировать и сделать энергоэффективным. Вот здесь должна быть действительная поддержка государства и программа для того, чтобы все эти старые дома сделать энергоэффективными. В Европе это существует, в Европе это есть. Но я думаю, что когда-то этот кризис закончится, государство задумается об этом, и будут подобные программы. Лучше, конечно бы, побыстрей, чем затягивать ситуацию. Пока мы отстаем, ещё раз говорю, в разработке подобных программ и в законотворческой деятельности относительно экологии, относительно энергоэффективности.

Ведущий: – Очень символично, что вы как представитель отрасли говорите об этом. Вы говорили об инициативе снизу. А профессиональное сообщество сегодня может каким-то образом подсобить государству, посодействовать в разработке этих нормативов?

Гость: – Вы знаете, мы на сегодняшний день готовы этим заниматься, главное, чтобы можно было системно работать. Не просто сверху спущенные какие-то нормативы, которые потом застройщик реализовать не может, и это всегда остаётся в корзине. Самое главное, чтобы действительно согласовывали с профессиональным сообществом. Но жизненный опыт показывает, что, как правило, никто ничего не согласовывает.

Ведущий: – Что касается комфортной городской среды.

Гость: – Да, относительно развития комфортной городской среды и относительно применения каких-то новых технологий, и относительно даже устойчивого строительства. Ведь сегодня застройщики готовы применять – я думаю, что часть и применяют – какие-то вещи по энергоэффективности. Допустим, на тех же солнечных батареях места общего пользования освещаются. Но беда пока, знаете, в нашей культуре, вандализм пока настолько высок… Всё, что применяешь сегодня новенькое, не знаю, с какой целью, но всё очень быстро выходит из строя, разбивается, воруется, растаскивается. И, конечно же, это всегда страшно. Относительно комфортной среды меня очень неприятно поразила ситуация, когда мы сдали новый микрорайон, посадили там ёлочки для благоустройства. В январе я приехал и увидел, что все ёлочки спилили к Новому году…

Ведущий: – Серьёзно что ли?

Гость: – Да, это вандализм. И вот эта ситуация – она пока страшная. Я пытаюсь создать входные группы в дом, прозрачные, со стеклом, чтобы в подъезд можно было зайти, не боясь за ребёнка, что кто-то там стоит.

Ведущий: – То есть эстетика особая, воздуха больше.

Гость: – Ну и что? Приехали через 2 месяца после того, как дом сдали – всё выбито, выломано, стоят металлические двери, кривые, косые, не понятно что. Пока этот вандализм будет – реализовать что-либо будет сложно. Мы понимаем, что все эти вещи, которые мы называем сегодня альтернативными источниками – они очень (неразборчиво 17:14)

Но у нас ведь есть много программ по разработке оборудования противовандального, детские площадки, спортивные площадки. И вы, я знаю, активно применяете, об этом неоднократно тоже заявляли. О том, что у вас новое покрытие, которое невозможно трактором, очищающим снег, содрать.

Гость: – Я думаю, что скоро всё это пройдёт. Эти обострения начинаются в великую депрессию, в великий кризис. Как только мы начнём жить чуть-чуть лучше, надеюсь, что всё это уйдёт, весь этот вандализм уйдёт. Я хочу, чтобы построенные нами дома оставались долгое время в великолепном состоянии. Относительно наших объектов дворовых территорий – мы сегодня стремимся создать максимально условия для наших жителей, допустим, «Двор без машин» – такой квартал мы реализовали в «Медовом» в Кондратово, когда машина туда заезжает, допустим, только для выгрузки мебели, а всё остальное время они могут оставаться на парковке, не заезжать к себе во двор, и жители могут не волноваться за своих детей. Там дворы очень большие, там очень много воздуха, я бы сказал, просто масштабные дворы, очень низкая плотность застройки позволяет сегодня себя чувствовать очень комфортно. Кроме того, надо учесть, что этот комплекс сегодня за городом всё-таки, и там себя чувствуешь великолепно. Очень просторные дворы, и они очень безопасны для детей. Естественно, мы сегодня максимально стараемся создать всё, чтобы человек чувствовал себя комфортно. Опять же если брать американцев в этом отношении, они более прагматичны, берегут воду, но у них есть проблемы. У них вообще много в этом отношении проблем, относительно даже канализации, потому что у них ливневая канализация совмещена с бытовой. И когда сильный дождь – переполняется всё это, и всё это всплывает, потом течёт по улицам. Страшное дело!

Ведущий: – Жуткая история! Виктор Петрович, вы говорили о вандализме, о фактах, которые сегодня есть. Я понимаю, что всё равно делать надо, и делать вы будете, благоустраивать дворы и территории, но с этим надо как-то бороться. С этим, мне кажется – только с раннего возраста. Наличие социальной инфраструктуры тоже объявлено одним из приоритетов, и мы тоже с вами эту тему неоднократно обсуждали. Мне бы хотелось вот в каком контексте с вами к этой теме перейти: недавно прошёл «круглый стол», наши коллеги из издания «Бизнес-класс» собрали представителей профессионального сообщества, и они обсуждали как раз развитие социальной инфраструктуры. Вам эти темы не чужды. Я так понимаю, что всё равно те предложения, которые там звучали, а именно чуть ли не создание определённого «котла», общего фонда на уровне края, который позволил бы туда инвестировать застройщикам, и чтобы край уже спокойно, за собственный счёт, не обязывая уже застройщика возводить социальные объекты, а используя какую-то общую схему, пытаться хотя бы частично решить проблемы с наличием социальной инфраструктуры. Мне хотелось бы ваше мнение по этому поводу.

Гость: – Хорошо. Артём, вы знаете, всё, что происходит в последнее время, меня немного сначала раздражало, а теперь просто удивляет. Удивляет настолько, что я даже как человек, как бизнесмен не могу понять этого. Как человек, может, ещё понимаю. А вот как бизнесмен я не понимаю, что такое застройщикам создать отдельный фонд. Это что – благотворительность? Это что – отдельный налог на застройщиков, на строительную отрасль? Что это такое за фонд? И как мы должны из этого фонда распределять потом денежные средства?

Ведущий: – Главное, как контролировать? Деньги-то ваши.

Гость: – Да контролировать, наверное, можно. Только как распределять эти денежные средства? И сколько надо платить туда, я тоже этого не понимаю. Давайте на сегодняшний день поймём: если это дополнительный налог на строительную отрасль, тогда – извините, мы не в рынке, мы совершенно точно не в рынке. И дополнительный налог можно вводить только тогда, когда это Госдума ввела, или проголосовали все жители Пермского края на референдуме. Давайте проголосуем, что необходимо на сегодняшний день отчислять 15 копеек или рубль. Но все жители должны платить или весь бизнес должен платить, иначе получается, как-то строители одни должны платить. И как правило, валятся застройщики не потому, что они украли деньги, а потому, что огромная нагрузка свалилась на них, и справиться они не могут. В этом отношении власти бы помочь застройщикам выйти из этой ситуации! Но  – нет, давайте нагрузим. А вы говорите – имеете сверхприбыль. Я расскажу об этой сверхприбыли на сегодняшний день. Если мы продаём квартиры от 37 тысяч, а себестоимость 33-35 тысяч. О какой сверхприбыли идёт речь? 2-2,5 тысячи с квадратного метра прибыль. Это ничего, это ноль, это только существование. И мы говорим на сегодня, что застройщики имеют от 5 до 15% прибыли, в среднем 10. Вот давайте поймём. Сейчас уже министерство Российской Федерации говорит: «Что-то 1,2% в компенсационный фонд мы дали денежные средства, в фонд, если кто-то из застройщиков провалится, чтобы достраивали. А, может, это мало? Давайте 5 дадим». Если сегодня у меня прибыль 10%, да ещё 5% заберут у меня, тогда зачем такой бизнес-то нужен? В принципе зачем? Я ведь точно такой же бизнесмен, как все остальные, как торговля, как нефтеперерабатывающая и так далее. Только живётся очень сложно, потому что показатель рынка – это покупательная способность.

Ведущий: – Она невысока?

Гость: – Она падает и падает, особенно в Пермском крае. Конечно, она невысока. И на сегодняшний день ещё чем-то нагрузить застройщика – какую-то кратковременную ситуацию можно выиграть, но в долговременной проиграем точно.

Ведущий: – С чем заканчиваете 2017-й год в части строительства и в части производства?

Гость: – Я, правда, уже не помню такой негативной информации, что «СтройПанельКомплект» где-то ещё испытывал.

Ведущий: – Ну, год-то прошёл с этой историей.

Гость: – Вы знаете, как один хороший застройщик сказал: «Когда я продал бизнес, у меня кризиса не стало, и проблем не стало. Пока я занимался строительным бизнесом, у меня кризис был каждый день». Так вот, по сути дела, ситуация такая: приходится всё время решать очень много серьёзных проблем, связанных со строительством. Строительство вообще очень сложный бизнес. А самое главное – он очень уязвим, поскольку мы всецело зависим от желания чиновников помочь нам или не помочь, утвердить – не утвердить, согласовать – не согласовать и так далее. Это самый зависимый бизнес от чиновников.

Ведущий: К сожалению. Мы здесь поставим многоточие. Всё-таки, с чем заканчиваете 2017-й и с чем входите в 2018-й?

Гость: – У нас в компании «СтройПанельКомплект» всё ровно, как я уже и говорил в начале года, в середине года в выступлениях и сейчас под конец года – всё ровно. Мы сдали на сегодняшний день 74 тысячи м2, 30 тысяч из них мы сдали в Березниках. Соответственно, 44 тысячи остаётся своего жилья. Посмотрим, есть объекты, которые мы вот-вот сдадим. Я уже сейчас не гонюсь, чтобы дров не наломать, сдать их в этом году или сдать в январе – это уже не принципиально. Самое главное для нас – выдержать свои обещания перед нашими покупателями, и передать вовремя наши объекты. Это и «Солдатская слободка» и, конечно же, Фролы (во Фролах на улице Садовой).  Думаю, что мы всё передадим вовремя.

Ведущий: – То есть задержки нет у вас по вводу в эксплуатацию?

Гость: – Немного есть, но это пока не критично. То есть мы всё равно успеем передать вовремя наши объекты. Мы передадим также большой комплекс в микрорайоне «Мотовилихинский», то есть, я думаю, что пока всё идёт ровно и надеюсь, что всё так и пойдёт. Следующий год у нас по планам также оптимистичен, мы также примерно около 80 тысяч м2 планируем сдать, и надеюсь, что у нас это получится. Даже если будет какое-то снижение, то оно тоже не будет критичным.

Ведущий: – 74 тысячи м2 – это ведь достаточно много, я так полагаю, что это одна из самых крупных цифр по Пермскому краю среди застройщиков, если не самая крупная на данный момент.

Гость: – Артём, вы правы. 3 квартала мы держим пальму первенства по сдаче, во всяком случае, так Москва нам говорит, они там цифры считают. Посмотрим, говорят, цыплят по осени считают. Посмотрим по концу года, потому что по концу года всегда ситуация меняется. Сейчас как раз все застройщики пытаются максимально сдать объекты.

Ведущий: – То есть оставшиеся 2 недели до конца года могут ещё несколько скорректировать?

Гость: – Конечно. И я не гонюсь за пальмой первенства, ещё раз говорю, что моя задача сегодня – выполнить всё-таки мои обещания перед нашими покупателями. И это дело чести. Поэтому надо, конечно же, самое главное – выполнить свои обещания.

Ведущий: – С чем вы входите в 2018-й год? Потому что студия «Эха Перми» была, по крайней мере, одной из первых, где звучали некоторые предложения, которые вы делаете своим потенциальным покупателям. И именно от нас ваш потенциальный покупатели узнавали в своё время, например, о низкой ставке, уникально низкой ставке по ипотеке. Есть какие-нибудь сюрпризы? Если есть такая возможность, расскажите.

Гость: – Да, у нас продолжается достаточно много моментов, связанных с сюрпризами. И один из сюрпризов – это, допустим, ипотека под 0,59%, то есть меньше 1%. Но при этом надо взнос сделать 60%, и тогда у вас будет практически беспроцентная ипотека.

Ведущий: – Слушайте, мы уже подтягиваемся к Европе, где 1-2%, даже перекрываем их в чём-то. Но 60% первый взнос – я так полагаю, что это продукт, который в первую очередь нацелен на людей, желающих улучшить свои жилищные условия, а не приобретающих первое жильё для молодых, например.

Гость: – Всякие ситуации случаются. Кто-то копит: «Да, я хочу первую свою квартиру купить». Но это уже другой вопрос. Есть такой продукт, и он достаточно эффективно используется нашими покупателями. Причём, надо сказать, что этот процент работает до конца года, то есть осталось ещё 2 недели. Поэтому, кто из потенциальных покупателей слышит меня – пусть поторопится, потому что 2 недели проходят очень быстро. А переплачивать никогда не хочется.

Ведущий: – Конечно.

Гость: – Далее, в Кондратово, в «Медовом» мы сегодня трёхкомнатную квартиру отдаём по цене двухкомнатной. То есть, допустим, квартира 68 муйдёт за 2 млн 458 тысяч – это тоже достаточно дешёвый продукт.  Трёхкомнатная квартира по цене двухкомнатной в «Белых росах» 65 м2  по 2 млн 430 тысяч – это тоже очень интересное предложение. Причём, хорошая просторная гостиная, хорошие комнаты, практически 19 м2, тёплый пол в ванной и туалете.

Ведущий: – Это в базовой комплектации, что называется?

Гость: – Да, в базовой комплектации теперь у нас тёплые полы. Поэтому в данном случае есть у нас интересные предложения, которые стоит рассмотреть сегодня нашим покупателям. Кроме того, микрорайон «Мотовилихинский», который мы сдаём в 2018 году, а он наступит через 2 недели. Там уже всё построено, сейчас ведутся отделочные работы, мы сдадим первую очередь во втором квартале.

Ведущий: – Виктор Петрович, истекает наше эфирное время, хотелось бы всё-таки в одном предложении узнать, на какие вы объёмы рассчитываете в следующем году, и хотя бы в 2-3 предложениях о вашем прогнозе по состоянию рынка недвижимости в следующем году, Пермский край, конечно, в приоритете.

Гость: – Я уже отмечал, что наша компания будет работать так же ровно и спокойно, мы нацеливаемся на цифру 80 тысяч м2 по сдаче, если что-то изменится в экономике – мы скорректируемся. Самое главное – мы будем выполнять обязанности перед нашими покупателями. Прогноз в целом по Пермскому краю – думаю, что, конечно, будет понижение. Я не знаю, достигнем мы в этом году миллиона квадратных метров или нет. Власть заявляет, что нам надо сегодня только 500 тысяч – это вообще катастрофа.

Ведущий: – «Не менее» – они так корректно сказали.

Гость: – Это откат в 90-е годы, я бы сказал, на десятилетия назад, по сути дела половина строителей должны уйти. Это погубит строительную отрасль, это очень печально.

Ведущий: – Главное, что они ведь не столько за квадратными метрами сейчас гонятся, сколько за качеством. Именно к нему сейчас предъявляются повышенные требования.

Гость: – Подождите секунду, каким образом количество квадратных метров относится к качеству? Мы и миллион квадратных метров сдавали качественного жилья.

Ведущий: – Тогда вопрос снимается.

Гость: – Это передёргивание фраз и понятий, а это неправильно. Тем не менее, соседи-то наши сдают по два миллиона, по полтора миллиона. Но я думаю, что в любом случае цена квадратного метра падать не будет ввиду того, что 214 Федеральный закон «О строительстве» претерпел сегодня серьёзные изменения, и нас вынуждает сегодня законодатель поднимать цену квадратного метра, потому что там есть дополнительные издержки. Опускать руки не стоит. Мы всегда работали в рамках закона, поэтому думаю, что все солидные, серьёзные и добросовестные застройщики впишутся в этот концепт 214 Федерального закона и будут работать в его рамках. Я очень надеюсь, что у всех всё получится. Поэтому резкого какого-то падения в 2018 году нам ждать не придётся, тем не менее, думаю, что мы всё-таки превысим цифру в 500 тысяч м2, хотя бы 800 тысяч, думаю, будет. Я поздравляю всех пермяков с наступающим Новым годом. Пусть будут все счастливы, много-много улыбок, много счастливых лиц.

Обсуждение
1342
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.