Верхний баннер
16:37 | ЧЕТВЕРГ | 22 НОЯБРЯ 2018

$ 65.61 € 74.8

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

17:01, 19 декабря 2017

«Новейшая методика лечения хронических ран и язв липотраснфером стала доступна жителям Пермского края», - Сергей Плаксин, руководитель Центра пластической хирургии

В программе «Здоровый подход» узнали об использовании метода липофилинга для лечения хронических язв, рубцов, при различных заболеваниях. Подробней об этом рассказал руководитель Центра пластической хирургии Сергей Плаксин. Ведущая: Катерина Шафиева.

Ведущая: – У микрофона Екатерина Шафиева. В гостях у нас Сергей Александрович Плаксин, руководитель Центра пластической хирургии. Сергей Александрович, здравствуйте.

Гость: – Добрый день.

Ведущая: – Рада видеть вас в студии. Мы сегодня будем говорить о том, что такое метод липофилинга, его использование для лечения хронических язв, рубцов при  различных заболеваниях. Давайте начнём, как говорится, с начала. Расскажите, Сергей Александрович, что вообще представляет из себя метод липофилинга.

Гость: – Метод липофилинга представляет из себя забор жира у человека и последующее введение его в другие анатомические области. Чаще всего он применяется для того, чтобы ликвидировать какой-то дефект ткани или ликвидировать недостаточные объёмы. Он может применяться с одной стороны в эстетических целях, когда, допустим, имеется диспропорция у человека, ему нужно увеличить какую-то часть тела. В настоящее время это грудь, ягодицы, голени. С другой стороны, если имеются дефекты, которые возникли вследствие травм, перенесённых заболеваний, то есть образуется ямка, углубление, которое тоже бывает непропорционально. Человеческое тело две половины имеет, поэтому естественно, что он сравнивает со здоровой частью и требует устранения. С другой стороны липофилинг стал применяться не только с эстетической целью, он стал применяться и с лечебной целью, потому что жировая ткань отличается своей уникальностью – в ней содержится большое количество мезенхимальных стволовых клеток, то есть в дальнейшем при выделении они могут дифференцироваться и из них могут образовываться другие ткани. Хрящевая ткань, например, при лечении артрозов и артритов применяется введение этих клеток в сам сустав. Затем то, чем мы как раз сейчас и стараемся заниматься – это лечение хронических язв, хронических ран, которые не заживают месяцами, а введение очищенной жировой ткани в эти области вызывает образование сосудов, образование тканей окружающих. В результате в течении 1,5-2 месяцев эти дефекты закрываются.

Ведущая: – Как эта процедура проводится? Надо ли к ней как-то специально готовиться как раз при хронических язвах? При таких заболеваниях, как диабет. Какие ещё заболевания сопровождаются язвами?

Гость: – Это сахарный диабет, это атеросклероз, это нарушение кровообращения по сосудам, это может быть следствие перенесённой травмы, это могут быть пролежни после того, как человек длительно лежит, и у него в результате сдавления нарушается кровоснабжение, у него омертвевает кожа, и образуется больших размеров дефект. Для того, чтобы сделать эту операцию, необходимо специальное оборудование. Наш центр отличается как раз тем, что у нас есть уникальный аппарат «Бодиджет» – это аппарат для водоструйной липосакции, который позволяет путём введения жидкости, специально смоделированной струёй он вымывает чистый жир, не травмируя окружающие ткани, сосуды, нервы. И таким образом эта жировая ткань наиболее оптимальна, и как раз она обеспечивает наилучший эффект, наилучшую приживаемость в тканях своего организма при любом пути введения. И для того, чтобы лечить, допустим, те же самые язвы, раны, их необходимо подготовить: там не должно быть гноя, они должны быть очищены – то есть, естественно, мы должны их предварительно подготовить, чтобы они могли зажить. Сама операция не тяжёлая, не травматичная, она выполняется под местной анестезией, в принципе я вообще могу сделать её амбулаторно. Но после, допустим, лечения язвы, которая находится на ноге или на пятке, человек должен 5 дней соблюдать постельный режим. Естественно, он должен находиться под наблюдением врача и должен находиться у нас в стационаре. В дальнейшем требуются перевязки, если это ноги, то требуется ортопедическая обувь, чтобы не было давления на ткани, которые мы восстанавливаем, иначе не будет эффекта от этого лечения. Поэтому здесь процесс достаточно длительный, но в то же время он позволяет заживить язвы, которые существуют месяцами, в течение полутора-двух месяцев, то есть он очень эффективен в этом отношении.

Ведущая: – Результат этого липофилинга человек на всю жизнь обретёт? Или нужно всё время повторять эту процедуру?

Гость: – Дело в том, что это хронические заболевания, то есть мы не лечим само заболевание, мы лечим осложнения – тот дефект, который возник вследствие этого заболевания. Поэтому если будет прогрессировать сахарный диабет, если сосуды будут атеросклеротическими бляшками забиваться – там может и до некроза дойти. Поэтому это, конечно, не панацея сама по себе. В то же время при выполнении липофилинга лечении этих заболеваний может потребоваться второй этап, иногда третий. Естественно, что реакция организма будет индивидуальной, и здесь возможно выполнение повторных операций. Но я ещё раз повторю, что это не тяжёлая, не травматичная операция. Количество необходимого жира не очень велико, есть надежда, что набрать можно практически у любого пациента, поэтому здесь перспективы хорошие.

Ведущая: – А организм не будет отторгать эти ткани? Как вы сказали, это уже очищенный жир, понятно, что это твой же материал…

Гость: – Свои ткани организм не отторгает. Мы же не берём донорскую какую-то ткань, то есть это ткань того же человека, у которого мы её забрали. Другой дело, что, допустим, когда жир вводится в организм в тех или иных объёмах, он приживается не весь, потому что часть жировых клеток кровоснабжается, они остаются живыми. Другая часть, те клетки, которые окажутся в центре этого конгломерата – мы же вводим какой-то объём, какую-то прослойку жира – они могут не кровоснабжаться и они могут лизироваться, они могут не прижить. Поэтому если мы говорим липофилинг с целью восстановления объёма, то это, как правило,  2-3 операции, потому что после введения приживётся 40-50-60%, по-разному. Иногда пишут в литературе 80%, но я мало в это верю, потому что это очень много. И очень большое значение имеет техника операции, потому что необходимо вводить максимально истончённый жир, чтобы кровоснабжение было. Здесь необходимы специальные инструменты, которыми мы располагаем, и которые позволяют эти эффекты максимально обеспечить.

Ведущая: – Вводится он шприцом, я так понимаю?

Гость: – Да, вводится шприцем, очень тоненькой иголкой. Нужно очень тщательно разметить ту зону, куда мы будем вводить. Вводится в виде сетки, слоями друг на друга – так идет движение канюли для того, чтобы максимально сохранить жир, который мы ввели. Когда куда-то ездишь – чему-то учишься. Последний конгресс был по пластической хирургии на той неделе. В сентябре в Германии, в Штарнберге, была специальная конференция как раз по использованию липофилинга. И сейчас пациентам, которым сделали такую операцию, рекомендуем в течении 4-5 дней есть сладкую, жирную пищу, согревать область введения жира.

Ведущая: – Зачем?

Гость: – Чтобы он питался, чтобы клетки, которые мы ввели, лучше прижились, чтобы был эффект. Эти технологии постоянно совершенствуются. Допустим, получение клеток, которые дают самый хороший эффект – это стромально-васкулярная фракция или мезенхимальные клетки из жира, их в жире содержится больше, чем в других тканях, это самый лучший резервуар – у немцев есть очень хорошая технология, которая сочетается с нашим аппаратом «Бодиджет», они нам её показывали. Там после 2-х часов фильтрации остаются вообще только стволовые клетки, которые потом вводятся в организм. Но это очень дорогое удовольствие, у них колонка на одну операцию – 5 тысяч евро. Конечно, это неподъёмно для нашего населения, для каких-то страховых компаний. Поэтому мы используем более простые способы получения, наножира получение – жира, который даст лучшую приживаемость.

Ведущая: – Есть ли какие-то противопоказания для этой операции при язвах, рубцах, которые возникают из-за хронических заболеваний?

Гость: – Противопоказания к любой операции существуют. Это могут быть какие-то острые воспалительные процессы, какие-то острые расстройства со стороны сердца, со стороны головного мозга, перенесённый инфаркт, перенесённый инсульт. Если у человека декомпенсированный сахарный диабет, то мы заведомо не получим результат, и мы, конечно, не будем этого делать. Если местные будут какие-то серьёзные воспаления, заболевания крови, онкологические заболевания – они тоже являются противопоказаниями. Мы всё оцениваем обязательно перед операцией, проводим полное обследование.

Ведущая: – Есть возрастные ограничения, от и до?

Гость: – Возрастных ограничений как раз в данной группе не будет. Возрастные ограничения чаще всего связаны с тем, что человеку чаще всего операцию надо под наркозом сделать, и основные осложнения связаны с наркозом бывают чаще, если там только не какая-то большая резекция органов, допустим. В пластической хирургии, как правило, этого нет. Здесь к у нас плюс – местная анестезия, это не тяжёлая операция, небольшое количество препарата, которое нужно ввести, небольшое количество жира, которое мы забираем и фильтруем. Поэтому здесь травматизация самой операции минимальна, мало ограничивает возможности исполнения.

Ведущая: – То есть если дети страдают – можно делать, если совсем пожилые – тоже можно делать?

Гость: – То, о чём мы с вами говорим – это не заболевание детей, конечно, в принципе, технически это возможно, но детская хирургия  немножко другой раздел – это заболевания возраста, это заболевания, которые возникают после 35-40 лет, бывает и моложе, конечно.

Ведущая: – Сколько подобных операций вам удалось уже провести про хронических заболеваниях?

Гость: – Мы ещё только начинаем их делать. И цель этого эфира – донести до населения города Перми.

Ведущая: – У вас, наверное, уже есть пациенты?

Гость: – У нас был пациент, которому потом, к сожалению, не получилось чисто по техническим причинам ему выполнить. То есть мы готовы технически это делать. У нас сейчас база – это центр пластической хирургии медицинского университета  стоматологической больницы, который, благодаря инициативе ректора Ирины Петровны Корюкиной, мы открыли. И нас там поддерживают, главный врач выделил нам две палаты, и мы готовы технически: у нас есть все инструменты для этого. Нам надо просто, чтобы пациенты к нам пришли, мы готовы делать эти операции хоть завтра. Но  у нас информированность населения очень низкая, нам очень трудно довести то, что мы можем. Потому что даже средства массовой информации, когда предлагаешь какую-то новую технологию – бесплатно никто шагу не сделает, никуда не удаётся пробиться с этим. Я даю, например, в интернет какую-то информацию – ноль! Нигде ничего не проходит на новостных каналах. Поэтому наша цель сейчас – чтобы население знало, что мы выполняем эти операции, что они могут прийти, и мы можем им помочь. И мы можем помочь на самом высоком уровне, европейском.

Ведущая: – Вы же понимаете, что люди боятся неизвестного, и тут какое-то непонятное слово. У меня будут забирать мой жир и с помощью него что-то восстанавливать – это просто похоже на какую-то сказку, знаете.

Гость: – Мы не будем с вами восстанавливать. То, о чём мы с вами говорим – это лечение заболевания. Поэтому человека, который страдает, у которого месяцами не заживают эти язвы – это альтернатива, это выбор, у него перспективы другой просто нет…

Ведущая: – Избавиться хотя бы от перевязок.

Гость: – И от перевязок, и это же дефект, который мокнет постоянно, гноится постоянно, естественно, человек не может ходить из-за этого.

Ведущая: – Сколько месяцев займёт восстановление после липофилинга, если всё хорошо?

Гость: – Если то, о чём мы с вами говорим, то это где-то 2 месяца. Через 2 месяца она может закрыться полностью. Это зависит от величины дефекта, от многих факторов это зависит.

Ведущая: – Мы говорим об идеальных условиях.

Гость: – Я рассказываю о том, что видел. Это хирурги, которые работали на Западе, обладают опытом в 5-7 лет, они показывали свои результаты, то, что они получили наглядно при этом. Но мы можем это технически сделать у себя хоть сейчас, хоть завтра.

Ведущая: – У них уже есть такие пациенты на Западе?

Гость: – Ну, естественно. У нас есть свои наработки, свои идеи, что ещё можно дополнительно сделать, но это методика, которая существует, мы её внедряем у себя. Она опробована, она доказала свою эффективность.

Ведущая: – Вы же понимаете, что не каждый может позволить себе пойти в центр пластической хирургии. Я так понимаю, эта процедура, к сожалению, пока не входит в ОМС.

Гость: – Да, у нас пластическая хирургия вообще в ОМС не введена. Опять же на конгрессе были организационные вопросы обсуждены, и сейчас в министерстве здравоохранения России как раз решаются эти проблемы, потому что там свои нормативы, свои коды, свои расценки должны вводиться для того, чтобы пластическая хирургия вошла в ОМС. За это борются наши внештатные специалисты главные, но пока, к сожалению, еще нет этого.

Ведущая: – Мы говорим не о той пластической хирургии, когда ты приходишь к врачу и говоришь: «Я хочу быть Ким Кардашьян», а когда действительно это необходимо по медицинским показаниям.

Гость: – Естественно, конечно. Там же будет номенклатура, перечень заболеваний, которые при этом могут попасть под систему ОМС, которые будут оплачиваться. Там будут нормативы, сколько человек должен пролежать, сколько будет стоить эта операция – то, что будет по страховке оплачиваться. Естественно, это не эстетическая хирургия. Эстетическая хирургия во всём мире платная, это само собой, она не будет входить. Хотя в том же самом липофилинге мы можем – мы с вами начали говорить, есть новая методика, которую мы тоже готовы делать – при воронкообразной деформации грудной клетки, когда имеется углубление. При стандартной операции ломают кости, поднимают этот дефект. Если дефект не очень большой и не сдавливает сердце и легкие, то мы можем с помощью своего жира его заполнить и устранить косметическую диспропорцию. Я эту операцию видел опять же, нам её сделать вообще ничего не стоит, у нас всё для этого есть. Если будут такие пациенты – пожалуйста, мы и это делаем.

Ведущая: – Мы сегодня говорим о методе липофилинга для лечения хронических язв и рубцов, который у нас буквально уже готов проводить Центр пластической хирургии. Есть аппаратура, есть специалисты, единственное – пока пациенты не решаются.

Гость: – Они не знают, они решатся, когда будут знать, что это можно сделать.

Ведущая: – Наши слушатели могут задать вопросы по телефону прямого эфира, и Сергей Александрович ответит в меру своих возможностей. Вы говорили, что вы ещё и просто хирург в том числе, не только пластический хирург, шире у вас практика.

Гость: – Я ещё торакальный хирург, я занимаюсь патологией грудной клетки – основная специальность.

Ведущая: – Вы за эфиром сказали, что есть такое заболевание – липедема, и что это тоже как раз можно лечить с помощью…

Гость: – Да, липедема – это отложение жира в больших количествах на ногах, от талии практически и ниже. Липедема отличается от ожирения, от обычных отложений жира тем, что там сдавливаются нервные окончания и при этом скопления жира вызывают боли в ногах. Поэтому это в принципе может рассматриваться не как эстетический дефект, даже я надеюсь, когда-то будет в программу ОМС входить, потому что при этом как раз водоструйная липосакция (то, чем мы располагаем) является методом выбора, она наиболее эффективна. Объёмы там большие, которые нужно удалить, она позволяет как раз вымыть этот жир, таким образом компрессию нервных окончаний ликвидировать, купировать болевой синдром, и плюс эстетический эффект от этого получить. Мы с вами говорили о каких-то ограничениях, так вот максимальный безопасный объём жира по международным стандартам, который можно удалить к человека – 5 литров. Больше 5 литров – это уже травматично, и может сопровождаться какими-то расстройствами. При водоструйной липосакции у нас возможностей больше, травматизация тканей меньше, кровотечения меньше, и мы больше объёма при этом можем убрать. Поэтому при липедеме это может быть методом выбора. 

Ведущая: – Если вы прооперировали липедему методом липосакции, где гарантия того, что снова это не повторится? Это ведь тоже заболевание определённое, которое липосакцией невозможно вылечить, а только снять часть осложнений.

Гость: – Мы уменьшаем объём. Мы всю жировую ткань никогда не убираем, мы устраняем диспропорцию. Если человек остаётся в том же режиме, в котором он живёт, то те ткани, которые мы убрали, на том же уровне остаются. Конечно, если человек начинает много есть – он полнеет, и могут увеличиваться объёмы пропорционально уже во всех областях тела, в том числе и там, где этот жир убрали. Есть такая точка зрения, что при липосакции в одном месте убрали, в другом месте у вас жир начинает расти, увеличиваться. Но это неверно, так как то, что мы убрали механически – это уже на всю жизнь. Но эти ткани, которые остались – они могут тоже реагировать, если будет увеличиваться вообще вес тела, если будет увеличиваться объём и в других областях, то есть пропорционально они тоже могут быть. Поэтому и при липедеме, если человека мы прооперировали, и он жил, как живёт, то у него так и будет этот эффект, у него ничего не будет увеличиваться, нарастать.

Ведущая: – То есть здесь ещё нужны физические нагрузки, после того, как прооперируется?

Гость: – Не столько физические нагрузки, сколько тот режим, в котором он живёт. У него могут быть и небольшие нагрузки, допустим, мы ведь не ставим своей целью уменьшить вес, или чтобы человек похудел. Там другие задачи, по-другому это решается. Мы ставим здесь задачу уменьшить объём в определённых анатомических областях человеческого тела. И мы это го достигаем. А режим его жизни… это не значит, что он должен, допустим, после этого начать в спортивный зал ходить, чтобы он ограничивал себя. Как он живёт, так и живёт. Тогда у него этот эффект, который мы получили, сохраняется. А если он будет ещё худеть, то у него и объём ещё больше уменьшаться, и будет ещё лучше, конечно.

Ведущая: – Понятно. А вообще, как часто обращаются к вам пациенты с липедемой?

Гость: – Да тоже к нам пока они ещё особо не обращаются, потому что это новая методика, которую я привёз в сентябре, и которую мы пытаемся донести до населения. Там были такие, очень оригинальные идеи, кроме воронкообразной грудной клетки, показаны. Например, омоложение кистей при липофилинге они показывали собственным жиром. Там вообще великолепно! Замораживается только точка вкола под местной анестезией, и в кисть вводится объём, когда дряблая кожа, когда возрастные изменения возникают. Амбулаторная процедура сама по себе. Жир ввели, заполнили – кисть уже выглядит совершенно по-другому: эластичная кожа, натянутая (жир же даёт улучшение кровоснабжения, раз он введён туда), плюс восполнение объёма. И эта дряблая, стянутая кожа заполняется. Я делал такие операции, только немного по другой технике.

Ведущая: – И надолго эффект сохранится?

Гость: – Да на всю жизнь сохранится, если худеть не будете. Потому что ввели жир, он уже там останется, естественно. Те жировые клетки, которые приживут. Возрастные изменения у всех со временем происходят, мы их не останавливаем этим. Но то, что было, мы восстановили. Через десять лет тоже может что-то по-другому выглядеть.

Ведущая: – Но если человек будет поправляться, то и это место, естественно, будет наполняться?

Гость: – Кисть не такой уж и большой резервуар жира, на кистях жира немного само по себе. Тут наоборот, мы заполняем промежутки, которые образовались, дряблая кожа, снижен тонус.

Ведущая: – При липофилинге та же система будет сохраняться, если это будет лечение ран и язв при заболевании?

Гость: – Да, техника операции одинаковая, не зависит от того, куда мы этот жир введём. То есть забор жира, фильтрация жира проводятся совершенно по одним и тем же методикам. Сейчас моя мечта ещё, конечно, – лечение суставов с помощью липофилинга, артрозов, артритов. Потому что немецкая система, о которой разговаривал, очень дорогая. Есть более простая американская система, но нам нужно купить фильтры специальные, которые позволяют уменьшить диаметр клеток, которые мы будем вводить. К сожалению, в Россию их не поставляют, но мы планируем приобрести это оборудование, получить мезенхимальные клетки, которые дают восстановление хрящей и вводятся в сустав. Это перспектива, о которой мы мечтаем, и которую тоже хотели бы в дальнейшем использовать.

Ведущая: – Вы имеете в виду восстановление…

Гость: – При артрозах и артритах, когда болят суставы, возрастные изменения, когда разрушен хрящ. Потому что введение даёт очень хороший результат, немцы как раз показывали на конференции. Требуется оборудование, которое позволяет получить чистую мезенхимальную ткань, этого у нас пока, к сожалению, нет.

Ведущая: – И здесь сама именно ткань уплотняется, и не надо ставить протез или ещё что-то?

Гость: – Да, там образуется хрящ из того, что ввели, эти клетки там фиксируются, врастают и  из них образуется хрящ, снова восстановление идёт.

Ведущая: –  Итак, мы говорим о новых операциях в Центре пластической хирургии по липофилингу и избавлении от липедемы. Обычно липофилинг используют для удаления морщин, увеличения губ, ещё чего-то. Но в данном случае мы говорим о том, что в нашем центре используют липофилинг для лечения язв и рубцов при хронических заболеваниях – пролежни или из-за сахарного диабета

Гость: – Атеросклероз, диабет.

Ведущая: – Также говорим об удалении липедемы, которое также проводит Центр, и начали говорить о том, что восстанавливаете грудную клетку без ломания костей, когда есть некоторое западание груди.

Гость: – Да, при воронкообразной деформации грудной клетки.

Ведущая: – Я так понимаю, что вы подобную операцию проводите при удалении груди при раке.

Гость: – Уже после удаления груди – это самостоятельная операция, Рак молочной железы – это у женщин самая частая опухоль, причём он возникает после 30 лет, у очень молодых женщин может быть. И естественно, что этот косметический дефект для них – это очень большая психологическая травма, и они стараются по мере возможностей это восполнить. Поэтому здесь разные есть операции. Есть операции, когда замещаются собственными тканями – с живота берётся жировой лоскут, со спины – мышечно-жировой, имплант ставится. В том числе мы можем использовать и жир для восстановления. У нас несколько таких операций было выполнено, но вторая железа достаточно большая, и у нас не хватает жира, чтобы полностью её восстановить. Опять же, в Германии на конференции показывали, что 8 раз они одной пациентке делали операцию, а у меня есть пациентка, которой мы 5 раз ставили. Она каждый раз говорила: «Всё, это будет последний», и снова приходит: «Давайте ещё раз». 5 раз мы ей уже сделали операцию, значительно увеличили объём. И сейчас есть пациентка, мы этим занимаемся. Потому что когда удаляют грудь и удаляют ещё и грудную мышцу, если распространённый рак, то остаётся кожа, прилипшая к рёбрам, то есть вообще там пустое место, даже имплант поставить очень трудно. Поэтому операцию делаем в несколько этапов: сначала заполняем жиром, отодвигаем кожу, восстанавливаем объём – это могут быть одна, две, три операции, а потом, если этого не хватит (количество жировой ткани не у всех велико, если женщина худенькая, если у нее объёмы небольшие, то может и не хватить), в этом случае мы можем поставить имплант, допустим, смоделировать с помощью…

Ведущая: – Там уже будет, с чем работать хотя бы.

Гость: – Там уже будет, с чем работать, во-первых, во-вторых, у нас будет, чем его закрыть. Потому что если я от ребра отрежу кожу, и будет протез под этой кожей лежать – мало того, что он прощупываться будет, он может ещё и давить, и могут быть осложнения. А когда мы липофилингом создали сначала карман, куда мы можем его поместить, у нас, естественно, и результат будет лучше, во-первых. Во-вторых, если будет какая-то диспропорция, несоответствие с другой стороной, то если будет жир, то мы можем ввести его в определённые зоны и создать модель, форму железы, похожую на здоровую. А если ещё и здоровую смоделировать, как-то подтянуть или убрать – то мы можем получить вообще оптимальный результат тогда. Возвращаясь к тому, о чём мы говорили, та же самая программа ОМС в Москве – операция по восстановлению груди после удаления по поводу рака у них включена в программу Правительства московского и Минздрава московского. За прошлый год было сделано 3 тысячи таких операций. Но это зависит от их кадров, от их администрации, которая заинтересована в этом, которая включила. Они импланты ставили, импланты у них идут по этой же самой страховке. У нас, естественно, такого нет. Мы стараемся, чтобы были минимальные наценки на какие-то расходные материалы, но всё достаточно дорогостоящее, и шовный материал, и сами импланты, и всё для липосакции. Сейчас же все производители зарабатывают на расходных материалах. Для того чтобы одну операцию сделать, нужно купить устройство, которое подаёт жидкость, которое с прибором соединяется, всё это одноразовое, всё стоит денег.

Ведущая: – У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, это Михаил из Перми. У меня вопрос к вашему гостю такой. У внука – 14 лет внуку – грудная клеточка впалая. Есть какие-то возрастные противопоказания?

Гость: – У него скорее всего воронкообразная деформация грудной клетки, для того, чтобы оценить, сто ему нужно сделать, нужно его, конечно, посмотреть, потому что по телефону об этом консультировать нельзя. Нужно оценить, если у него какие-то изменения внутренних органов, насколько глубокий у него этот дефект, потому что в таком возрасте мы оперируем детей. Там тоже есть разные варианты операций. При воронкообразной деформации в чистом виде делается операция Насса, она не направлена на то, что ломаются рёбра, там ставится сзади специальная пластина, которая на грудину давит и её выправляет. Эти операции выполняются по страховке в детской хирургии, у нас есть возможности и связи, мы можем вашего ребёнка отправить в Москву, и там его прооперируют бесплатно.

Слушатель: – Как с вами связаться?

Гость: – Телефон нашей регистратуры 276-10-98, вы можете позвонить, записаться, я вам всё объясню, вы придёте, и мы для вас всё сделаем.

Ведущая: – Ещё один звонок есть. Здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Татьяна Владимировна. Вы говорили о восстановлении хрящевой ткани. Эти операции уже делаются? Или когда будут делаться?И сколько приблизительно будет стоить?

Гость: – Татьяна Владимировна, эти операции у нас, к сожалению, пока не делаются, если мы говорим о суставах и восстановлении хрящевой части, потому что у нас пока нет технологий для получения чистой ткани, которая выделяется из жира, для введения в сустав. Поэтому пока я вас не могу сориентировать в отношении цены. Мы планируем эту операцию делать, когда у нас будут возможности технические. Я думаю, что в течение года где-то, может быть, мы постараемся это сделать. Как только у нас будет возможность выделять мезенхимальные клетки, мы технически эту операцию сделаем легко.

Ведущая: – Давайте примем ещё один звонок есть. Здравствуйте, как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Вера Семёновна. Полтора года назад мне поставили импланты, видимо, некорректно. Возник отёк, и он держится на подбородке уже полтора года. Может, это лимфодема какая-то?

Гость: – Вам импланты, извините, куда поставили?

Слушатель: – В нижнюю челюсть слева.

Гость: – У вас была операция по поводу заболевания?

Слушатель: – Нет, это зубные импланты. И этот отёк никак не проходит, я сама себе поставила диагноз, что это лимфодема. Врачи плечами пожимают, никакой мне помощи нет.

Гость: – Это возможно, но я опять же затруднюсь ответить по телефону, потому что это требует дополнительного обследования ультразвуком.

Слушатель: – Какое обследование нужно проводить?

Гость: – Самое простое – хотя бы ультразвуком посмотреть, а вообще – это компьютерная томография, МРТ.

Слушатель: – Ультразвук показал отёк мягких тканей.

Гость: – Тогда возможно, что это нарушение лимфооттока на самом деле, в результате того, что импланты что-то сдавили.

Слушатель: – Скажите, к какому доктору мне обратиться по поводу нарушения лимфооттока?

Гость: – Это хирурги-стоматологи, это немного не наш профиль, я затруднюсь здесь прокомментировать.

Ведущая: – Пока нет телефонных звонков, продолжим тему восстановления груди после удаления по поводу рака у женщин. У мужчин тоже возможно, я так понимаю, потому что рак груди бывает и у мужчин, и удаление части грудной клетки тоже.

Гость: – Я понимаю, о чём вы говорите. У мужчин это называется гинекомастия , когда увеличены молочные железы. Мы такие операции делаем достаточно часто, у мужчин это вообще преимущественно. И у них как раз в значительной степени увеличение груди идёт не только за счет железы, а за счёт жировой ткани. Поэтому мы сочетаем как раз удаление молочной железы вместе с удалением жировой ткани, то есть с липосакцией. Тогда мы получаем оптимальный результат косметический. А молочную железу у мужчин лучше удалять, исходя из онкологической настороженности, потому что риск у мужчин образования рака выше. Честно говоря, в своей жизни ни разу не видел за сорок лет практики, но в принципе, по статистике выше риск.

Ведущая: – Выше, чем у женщин?

Гость: – Нет, выше, чем у мужчин, у которых нет этого. У женщин, конечно, больше, у женщин железа большая, естественно, этот орган – мишень.

Ведущая: – Если есть подозрение, то лучше избавиться от него.

Гость: – Мужчины чаще приходят потому, что это косметически на самом деле им мешает. Широкие ареолы бывают, сосок широкий бывает, грудь когда, как у женщины, набухает, конечно, они комплексуют и приходят. И в 30 и в 40 лет мы оперируем.

Ведущая: – Это уже эстетическая медицина.

Гость: – Сочетание получается.

Ведущая: – Вообще, да, потому что риск развития раковых опухолей здесь тоже довольно велик будет, если их не убрать. Я напомню, что у нас в гостях был Сергей Александрович Плаксин, руководитель Центра пластической хирургии. Сейчас наш Центр пластической хирургии готов проводить операции методом липофилинга для лечения хронических язв, рубцов при сахарном диабете, что ещё?

Гость: – Атеросклероз, язвы незаживающие посттравматические, рубцы, пролежни.

Ведущая: – И они будут затягиваться с помощью этого метода. Также этим методом можно восстановить грудную клетку при воронкообразной деформации, если там нет сдавливания внутренних органов. Можно восстановить в том числе и грудь, если она была удалена в ходе лечения рака. Операции по длительности и тяжести, конечно же, разные. Спасибо большое, Сергей Александрович.

Контакты Центра: тел. (342) 276-10-98, 219-09-93, 239-29-72.
Сайт: www.estmed-plastica.ru.
Соц.сети: vk.com/estmedperm, facebook.com/estmedperm, instagram.com/estmedperm.

Обсуждение
1090
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.