Верхний баннер
16:17 | ПЯТНИЦА | 14 ДЕКАБРЯ 2018

$ 66.43 € 75.39

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

18:15, 22 января 2018

«Региональные операторы должны приступить к выполнению своих операционных задач с 1 января 2019 года. На текущий момент у нас никаких шевелений по этому вопросу нет. Региональный оператор появится в лучшем случае во втором квартале следующего года», - Сергей Каштанов, учредитель компании "Экол"

"Мусорная" реформа в Пермском крае - что произойдёт в 2018 году, станет ли рынок утилизации отходов прозрачным и как она отразится на всех нас? Об этом поговорили в прямом эфире "Эха Перми" с генеральным директором компании "Экол" Сергеем Каштановым. Ведущий: Ярослав Богдановский.

Ведущий: – Добрый день, у микрофона Ярослав Богдановский. 2,5 млрд руб. в год – таков примерно объём рынка утилизации твердых коммунальных отходов в пермском крае. Согласитесь, внушительная сумма, стоит, наверное, за неё побороться. Текущий год станет ключевым в реализации так называемой «мусорной» реформы. Мы неоднократно уже о ней в нашем эфире говорили. Пермь стоит на пороге перемен. В том числе сейчас поговорим о мусорной реформе. У нас в гостях эксперт, человек, который может не претендовать на эту роль, а являться экспертом в этой сфере, Сергей Каштанов, руководитель компании «Экол». Это самое крупное предприятие по вывозу мусора в нашем городе. Сергей, добрый день.

Гость: – Добрый день.

Ведущий: – Давайте начнём вот с чего. Коль скоро о федеральной «мусорной» реформе мы неоднократно говорили в нашем эфире, говорили также о том, что она уже действует в ряде регионов России, говорили о том, что это ждёт и Пермский край. Правильно я понимаю, что Прикамье всё-таки не успевает по срокам войти так, как это предписал федеральный законодатель?

Гость: – Да, по нашему основному закону, Федеральному закону 89 «Об отходах производства и потребления» сказано, что все регионы должны выбрать, и региональные операторы должны приступить к выполнению своих операционных задач с 1 января 2019 года. На текущий момент пока у нас никаких шевелений по этому вопросу нет. И если мы начнём шевелиться, если допустить, начать прогнозировать, то это будет июнь-июль, и если отсчитывать все процессы, которые проходят в программе выбора региональных операторов, опираясь на практику и опыт уже действующих региональных операторов других регионов, то можно сказать, что мы уже при старте в июне выходим на регионального оператора в лучшем случае на начало второго квартала следующего года. В данном вопросе, конечно, следует поторопиться.

Ведущий: – То есть это скорее отсрочка, но не провал, да?

Гость: – Нет, это не провал, потому что вышли поправки последние к этому закону 89 «Об отходах производства и потребления» 31 декабря, накануне Нового года в Федеральном законе 503, где определены конечные стартовые цели, ориентированные даже на 2020 год. Но это в любом случае не позволяет и в 2019 году расслабляться, например, и пытаться к 2020 выбрать. В любом случае, это надо делать сейчас.

Ведущий: – Поговорим мы обязательно сегодня о том, каков опыт применения этого федерального закона в других регионах, поговорим о том, что изменится для нас, для рядовых жителей в утилизации отходов, которой и займётся будущий региональный оператор. Поговорим  и о 2,5 млрд руб. Это видимая часть айсберга, как я понимаю?

Гость: – Это официальная статистическая цифра.

Ведущий: – Кусок вкусный. Разберёмся в том, почему региональный оператор претендует на это, за что он, собственно получит эти деньги. Зачем вообще эта «мусорная» реформа. Давайте разбираться в этой непростой теме. Я правильно понимаю, что ранее у вас были такие высказывания, Сергей, в прессе, что «Экол» может стать региональным оператором?

Гость: – Да, я неоднократно заявлял, в том числе здесь, в эфирах, что наша компания готова, по всем параметрам подходит как раз под кандидата реального для статуса регионального оператора, для выполнения этой задачи.

Ведущий: – У нефтяников есть компания вертикального цикла – имеется ввиду вертикально интегрированная – от буровой установки, от скважины до бензоколонки, полного цикла, я имею в виду. Я правильно понимаю, что с региональным оператором по утилизации твёрдых коммунальных отходов аналогия с полным циклом уместна. Это не только вывоз мусора, это не только забрать мусор с контейнерных площадок, да?

Гость: – Конечно, аналогия вертикально интегрированного бизнеса уместна, и что торговля продуктами питания, начиная с производства этих продуктов питания, или взять ваш пример, да, он вполне подходит. Всё дело в том, что на сегодняшний день практика  на нашем рынке по территории Российской Федерации такова, что все эти бизнесы, все эти этапы, которые должны интегрироваться, правильно подмечено, с учётом появления регионального оператора в соответствии с его функциональными обязанностями, которые определены верхним законодателем, они разбросаны, они разорваны. Есть компании, которые работают в нише транспортировки, есть компании, которые работают в нише сортировки, есть компании, которые пытаются заниматься перегрузом и, соответственно, есть объекты размещения отходов, которые именуются в народе «полигоны» ТКО. Региональный оператор, конечно, все эти задачи консолидирует. Это правильно. Во-первых, автоматически формируется экономический задел, то есть идёт оптимизация при интегрировании вертикальном. И когда рассчитывается тариф, то, что касается населения, то это, естественно, всё учитывается. Если мы, к примеру, возьмём сейчас условно транспортные компании – это нерегулируемые организации, например, если мы все этапы цепи движения отходов признаем сейчас регулируемой организацией и начнём для них рассчитывать тариф, то соответственно в каждую организацию будет закладываться свой определённый процент прибыли. А при консолидации всех этих этапов в одну вертикальную ветвь получается, что тариф консолидированный, суммовой, он должен снизиться в части, как минимум, доходной, точнее прибыли. Ну и соответственно идёт оптимизация автоматически по всем этапам, то есть постоянные издержки…

Ведущий: – Это подсчитано?

Гость: – Нами – да, конечно.

Ведущий: – Есть расчёты, которые можно посмотреть?

Гость: – Да.

Ведущий: – То есть, реформа стоит того, я вот к чему.

Гость: – 100%, это отразится и на тарифе. Если мы сейчас просто возьмём простым математическим сложением суммируем все расходы всех этих этапов, звеньев этих отдельных рыночных ниш, то мы получим тот тариф, в котором мы сегодня работаем. А если мы возьмём отдельно взятого оператора, который включит в себя все эти функции, то соответственно тариф теоретически должен понизиться. Теоретически в нашем расчёте он, конечно, ниже процентов на 20. Но здесь нужно не забывать, что в соответствии с новым законодательством, в том числе с последними изменениями от 31 декабря прошлого года вошли новые дополнения в обязанности регионального оператора. Плюс есть дополнительная информация, то есть в нашем распоряжении есть проект федерального закона, где на регионального оператора в том числе будет возложена обязанность и организовывать места сбора и накопления отходов, в народе опять же именуемые «контейнерные площадки». Соответственно это всё входит в состав тарифа. Но это часть малая того прироста инвестиционного, который ожидается. Кроме того региональный оператор будет обязан инвестировать в развитие инфраструктуры: как минимум это станции перегруза, как в среднем это станции сортировки или завод по переработке отходов. Ну и как максимум – это наши масштабные полигоны на территории края. Соответственно эта инвестиционная составляющая тоже добавится. Опять же, по нашему расчёту, расчёту наших специалистов, тариф, который сегодня существует на рынке, например, с учётом негативного воздействия на окружающую среду, который появился у нас в этом году – надеюсь, мы ещё успеем поговорить на эту тему – то этот тариф будет примерно 730 руб. на куб. Он и сегодня такой же. Если из него вычесть сумму налога на негативное воздействие на окружающую среду, то мы как раз придём к тому тарифу, который существует – 660, и плюс прибавляем 75 руб. на куб, который появился в соответствии с введением нового налога в этом году для всех отходообразователей, включая физических лиц, в том числе и жителей многоквартирных домов и частных домовладений, то соответственно, выходим на 730. Если в пересчёте на квадратный метр, что ближе для обывателя, то сегодняшний тариф без негативного воздействия, без этой ставки, которая появилась в этом году – 2,82 руб., и в среднем 80 коп. добавляется к стоимости тарифа, получается 3,62.

Ведущий: – Красиво как-то получается, Сергей. Я верю, что эта реформа приведёт к тому, что этот бизнес станет цивилизованным и пойдёт на благо всем нам и региону. Не получится ли так, что рисовали-то красиво всё, но упёрлись в наши объективные реалии? Взять ту же схему, понятно, что реалии были другими, немного не та команда была на улице Куйбышева, другие люди делали, может, по другому техзаданию. Не значит, что она плохая.

Гость: – В данный момент о терсхеме говорите?

Ведущий: – Да, о терсхеме. Хорошо, отбросим даже её, но пробуксовки-то всё равно возможны. И скорее всего они будут, ведь есть жизнь – проснулись, а сегодня холодно, и ветер дует, и ощущаемая температура воздуха под -30оС.

Гость: – Согласен, просто размер пробуксовок зависит от компетентности по всей вертикали, которая сейчас управляет планированием и организацией стартапа, ведением такого нового института для каждого региона, и нас в частности, в Пермском крае, как региональный оператор.  Есть опыт уже сегодняшних региональных операторов в других субъектах Российской Федерации. У кого-то ошибок больше, у кого-то меньше, мы очень внимательно за ними следим, мы отслеживаем в том числе и судебные процессы, которые в связи с этим в первую очередь происходят для того, чтобы помочь частью, может быть, нашему правительству, в большей части – мы, конечно, бизнес, ничего личного, но мы должны застраховать и свои риски. Но здесь мы с Правительством Пермского края в одной лодке находимся, мы должны снизить риски, используя .тот опыт. И, как в поговорке «Было ровно на бумаге, не заметили овраги», мы должны знать эти «овраги». Их знают только те специалисты, те бизнесы, те инвесторы, которые работают на данной земле. Мы говорим о том, что проект будет успешным только тогда, когда эта консолидированная сила, которую мы сегодня представляем на территории Пермского края как объединение в виде «Ассоциации перевозчиков Пермского края», куда входит и наша компания, вот в таком составе мы можем просто подготовить реальную «конфетку» для региона, учесть эти все «овраги». Потому что мы знаем и отдалённые территории – в состав нашей ассоциации входит вся полностью территория Пермского края – взять север, взять юг, взять центральную часть Пермского края, сам город Пермь – естественно, мы можем всё учесть, сложив наш опыт. Кроме того, у нас ещё есть и потенциальные инвесторы, которые готовы заходить в Пермский край, которые в том числе говорят, что без местных игроков мы не сможем войти. Это всё уже готово, мы ждём отмашки, а также участия во всех рабочих группах, которые будут направлены на подготовку конкурсной документации и учёта всех потенциальных ошибок, которых мы можем избежать, глядя на опыт соседних регионов, где уже выбраны региональные операторы.

Ведущий: – По поводу Федерального закона, по которому уже действуют ваши коллеги-операторы в других регионах. Времени не было следить за обновлением новостной ленты 31 декабря, поэтому поговорим по-подробней об этом. Уже одобрены  в законодательном порядке изменения, поправки в этот закон. То есть практика уже есть правоприменительная, есть уже какая-то обратная связь от региональных операторов. Если «мусорная реформа» буксует где-то, то почему?

Гость: – Все связано банально – мы об этом уже говорили – с компетенцией тех лиц, которые организовывают этот процесс. Это руководители субъектов, точнее, та команда профильных специалистов, которые это делают. Второе, это та скорость, которую определяет субъект для прохождения этих процедур. Если не торопиться, то можно всё сделать правильно. Те объекты, которые прошли, по моему мнению, они все эти этапы прошли в очень большом, жёстком скоростном режиме. И в таком случае любой проект имеет большое количество рисков и имеет возможность фатала. В нашем случае очень идеальная ситуация сейчас складывается, когда мы можем глядеть на то, что происходит.

Ведущий: – То есть взять ошибки и над ними поработать.

Гость: – Да.

Ведущий: – Давайте телефонный звонок послушаем, потом к теме вернёмся. Добрый день, как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, Надя меня зовут. Экологи не говорят о вопросе излишней упаковки продуктов и вещей, что приводит, конечно, к большему мусору. А почему? Пример приведу. Купила лук, лук продавался в кулёчке, ещё и пластмассовая тарелочка. А зачем?

Гость: – Издержки буржуазного прошлого. На самом деле этот наш федеральный закон обязывает производителей продукции, и отдельно даже выделяет эту группу товаропроизводителей, которые занимаются производством упаковки, стремиться к производству упаковки биоразлагаемой. И в этом случае через экономическое стимулирование, которое также отражено в этом федеральном законе, идёт давление, если можно так сказать, в сторону производства такой упаковки. И в случае, если производитель занимается производством такой упаковки , или те, кто её использует потом в дальнейшем, они имеют право на льготы, по-моему, даже на 30% могут снизить им ставку экологического сбора. Это тоже отражено в этом законе. А то, что мы сейчас в пакетах всё фасуем и продаём – это, конечно, неправильно по нашему мнению, по мнению экологов.

Ведущий: – Добрый день, слушаем вас.

Слушатель: – Здравствуйте, меня Владимир Николаевич зовут. Я бы хотел вот какой вопрос задать. Почему нельзя сделать пункты приёма утиль-сырья? Если я сдам плёнку, сдам газеты с рекламой, которой нам почтовые ящики забивают, у меня мусора в квартире – мы живём втроём – практически не будет.

Гость: – Отличный вопрос, в десятку. Опять же обращаясь к этому же закону, он действительно совершенный. Мы учли весь опыт европейских и других развитых стран, и вложили в этот закон. Он предусматривает раздельный сбор отходов, то, о чём говорит слушатель. Региональный оператор будет обязан, это не право, не возможность, не желание, это обязанность регионального оператора установить контейнеры для раздельного сбора. Он будет обязан держать инфраструктуру транспортных подразделений, которые должны отдельными мусоровозами вывозить отдельные фракции отходов. И таким образом снижать негативное воздействие на окружающую среду.

Ведущий: – Добрый день. Как вас зовут?

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Нина Михайловна. Как мусор будет? С квадратного метра или с человека? Если с квадратного метра – в 12-метровке пять человек живёт, а у нас трёхкомнатная квартира, и два человека. Как мы должны платить? Или пять человек живёт, или два человека – разница есть?

Гость: – Есть, конечно. В настоящий момент в правительстве Российской Федерации разрабатывается проект закона, точнее Постановления Правительства Российской Федерации по правилам коммерческого учёта, это происходит прямо сейчас, в настоящий момент, и мы в том числе принимаем непосредственное участие в разработке этого закона со своими идеями, предложениями и выгрузкой практики регионов как раз в той рабочей группе, которая этот вопрос сейчас решает, эту задачу. Предполагается, что будет и с метра квадратного, и с человека. Всё зависит от того, насколько будет доступна и открыта эта информация для оператора. И тогда уже совместными усилиями, возможно, по договорённости, в соответствии с действующим законодательством определять правила, по которым будет заключаться договор с тем или иным субъектом. Но это мой домысел, я не знаю, как примут депутаты этот закон. Может быть, установят отдельную норму на метр квадратный или на человека. Но вообще тренд такой идёт, что на человека.

Ведущий: – То есть по справедливости скорее, кто больше производит, тот больше и платит за отходы. Правильно?

Гость: – Совершенно верно.

Ведущий: – Добрый день, мы слушаем вас.

Слушатель: – Здравствуйте, меня зовут Эдуард. Я бы хотел, чтобы на «Эхе Москвы» слово «оптимизация» вообще не звучало, потому что это уже сравнивается, мне кажется, с негативом. «Оптимизация» – это унижение рабочего класса. Спасибо.

Гость: – Смотря в каком контексте смотреть. Если мы говорим оптимизация с целью снижения тарифа, то я думаю, вам понравится такая задача. А если мы будем говорить оптимизация с целью снижения уровня заработной платы, но сохранения тарифа и «жирения» тех инвесторов или тех операторов, которые будут этим заниматься, то в данном случае я с вами согласен.

Ведущий: – Добрый день, как вас зовут? Вы в эфире.

Слушатель: – Я звоню из Перми, меня зовут не важно как. Самое главное, почему вы погоду не повторяете? Все станции повторяют, а вам что, тяжело? Или очень дорого это?

Ведущий: – Спасибо. Давайте мы ответим на этот вопрос, но в рамках другой передачи. Мы много о чём говорим в течение эфирного дня. Ведь вывоз коммунальных отходов касается каждого из нас, каждого домохозяйства по сути. И начали мы разговор с того, что с момента вывоза этих отходов с нашей контейнерной площадки всё только начинается на самом деле. Потому что, как я понимаю – Сергей, поправьте меня, если я ошибусь – цикл жизни отходов, от того как они «проживут», зависит наше с вами здоровье в конечном счёте. Правильно?

Гость: – 100%. Мы сейчас пожинаем плоды наших предков, трат предков, которые в своё время начали эту пресловутую плёнку захоранивать на полигон. Раньше-то просто валили, выбирали поляну и начинали на неё валить так, чтобы она глазам не мешала. И лет 70-80 назад ещё не было тех требований, которые сегодня устанавливаются для объектов размещения отходов, включая все мембраны, слои, которые сначала устилаются, водостоки, дренажи для отвода фильтрата, который должен поступать не в грунтовые воды, а должен собираться в специальном изолированном котловане. Плюс дренажи для сбора полигонного газа, который не должен уходить в атмосферу, а должен собираться и использоваться по назначению, как это сделано в Швеции, например. Там 60% муниципального парка автобусного и нового муниципального парка работают как раз на этом биогазе, включая грузовики и автомобили инфраструктуры, которая задействована на работе по обращению с отходами, 100% инфраструктуры на этом газе работают. Та плёнка, которая валяется у нас на полигоне, период полураспада там, по-моему, 500 лет, и поэтому один из первых слушателей, который звонил, сказал, что от плёнки надо уходить. Совершенно верно, от плёнки надо уходить, потому что нет таких технологий, которые могли бы ускорять переработку этой плёнки в месте её хранения, на полигоне, поэтому её надо отбирать до того, как она попадёт на полигон для того, чтобы дать её вторую жизнь. То есть надо увеличивать ресурсный потенциал тех отходов, которые сегодня поступают.

Ведущий: – Добрый день, мы слушаем вас.

Слушатель: – Добрый день. Меня зовут Адель. Очень много торгующих точек, киосков, на дорогах торгуют, и они все мусор носят в нашу мусоровозку. Это как будет учитываться? Сколько вывезли отсюда мусора, и будут делить на жильцов?

Гость: – Нет, не так будет учитываться, это первое. Второе, на сегодняшний день огромная, глобальная проблема для операторов, которые работают в сфере сбора и транспортировки отходов – ларьки, павильончики, небольшие магазины, в отличии от крупных сетей и магазинов, как правило избегают заключения договоров на вывоз отходов, а на самом деле – всё верно – несут к нам во дворы, на наши контейнерные площадки. И новое законодательство, которое вводит как раз регионального оператора, и появление этого регионального оператора позволяет спокойно заключать договор с любым хозяйствующим объектом, с любым юридическим лицом, а сами юридические лица обязывает заключать договор с региональным оператором. То есть если сегодня транспортная компания в лице менеджера по продажам приходит и стучится в какой-нибудь ларёк, ему говорят: «Извините, у нас отходов нет. Либо мы эти отходы возим сами к себе куда-то.» «А куда возят?» – «На ближайшую контейнерную площадку мы на носим.» И непонятно куда мусор поехал. И эта же «Газель» тут же выезжает и едет через площадку на следующую и начинает там выгружаться, нарушает как минимум эстетику, как максимум санитарно-экологические нормы. Потом мы там ловим крыс, потому что контейнерная площадка не рассчитана на такой объём.

Ведущий: – Давайте ещё послушаем звонок. Добрый день, слушаем вас.

Слушатель: – Добрый день. Нина Григорьевна, Успенского, 7. На каком расстоянии должна быть мусорка от дома? У нас мусорка за тридевять земель.

Гость: – Не менее 20 метров, не далее 100. Но допускаются исключения по согласованию с общим собранием жителей многоквартирного дома.

Ведущий: – Давайте вернёмся, Сергей, к теме поправок в Федеральный закон. Что поменялось для жителей с принятием данных поправок? Мы сказали о том, что 31 декабря, в самый канун Нового года в закон, по которому уже работают региональные операторы в других субъектах Федерации, приняты поправки. Была правоприменительная практика. Вы сказали, что у нас, у Пермского края, есть в этом смысле шанс взять всё самое лучшее, отсеять ошибки. Что меняется принципиально для жителей? Ведь эту ситуацию можно и на нас с вами наложить, для Пермского края потом уже экстраполировать.

Гость: – Конечно. В первую очередь в Федеральном законе расширены, добавлены обязанности как в полномочиях для Правительства Российской Федерации, так и для субъектов Российской Федерации. Если говорить о полномочиях Правительства Российской Федерации, в том, что добавлены, и что идёт на пользу видимой части обращения с отходами – то, с чем мы сталкиваемся, контейнерные площадки, как транспортируются отходы по городу, эти гнилые мусоровозы идут, оттуда всё капает, течёт из них, как из решета, особенно в сентябрьский период, когда арбузы и помидоры вывозятся, то в первую очередь добавляется такой термин, как «накопление отходов» Его раньше не было. Теперь Правительство Российской Федерации будет регулировать накопление отходов. Накопление отходов – это сбор и временное хранение с целью дальнейшей утилизации, в том числе размещение и захоронение на полигонах, не более, чем 11 месяцев. Сюда под этот термин попадает и контейнерная площадка. Раньше контейнерная площадка не регулировалась никак. Любой город возьми, заедь и увидишь в одном городе один вид контейнерной площадки, в другом – другой и так далее. То есть вообще разноцветная практика, и оно не упорядочена. Теперь правительство будет устанавливать требования к объектам накопления отходов, и мы будем по всей территории Российской Федерации соблюдать эти требования, в том числе это касается и придомовых территорий. Далее, вводится такая опция как общественное обсуждение. То есть если раньше территориальная схема, которая у нас ранее принята была без этого полномочия, она принималась без участия общественного мнения, то теперь при корректировке терсхемы, которая у нас в настоящий момент предполагается (Правительство Российской Федерации в настоящий момент будет заказывать корректировку терсхемы, потому что вышло очень много изменений и поправок в нашем федеральном законодательстве, в соответствии с которыми надо привести нашу действующую терсхему), мы её вынесем на общественное обсуждение для того, чтобы согласиться, первое, с полигонами, где они будут размещаться. Второе – со станциями сортировки, с заводом по переработке отходов и так далее. То есть здесь принимает участие и население, раньше это было без их воли.

Ведущий: – Давайте резюмируем первую часть нашей сегодняшней беседы. Итак, нас ждёт так или иначе эта «мусорная реформа». Правоприменительная практика по территории России уже есть, и есть возможность часть этой практики применить к нам.  Нет ли таких проблемных точек, которые видно уже прямо сейчас? Хотя бы взять то же согласование.

Гость: – Конечно, есть. Согласование размещения полигонов вы имеете в виду?

Ведущий: – Совершенно верно.

Гость: – Конечно, есть. Если раньше у людей не спрашивали, ткнули пальцем в карту: «Здесь будет полигон», то теперь будут проводить общественное обсуждение. Далее. Все заданные вопросы как раз относятся к тем проблемам, которые сейчас и будут решаться. Это и порядок сбора отходов, и сортировка отходов и так далее. Всё, что мы ранее обсуждали, это всё будет учитываться. Раньше этого не было, всё в хаосе находится в данный момент.

Ведущий: – Что изменяется для жителей кроме согласования в части размещения ТБО. Как я понимаю по отдельной поправке в этом законе, обязанность оплаты услуг по вывозу и утилизации твёрдых коммунальных отходов была прописана. Наивный вопрос: а раньше не было такой обязанности, не вытекала она?

Гость: – Обязанность была, ответственности не было. Что обозначает отсутствие обязанностей. Если человек не выполняет эту обязанность и не несёт при этом никакой ответственности, то он и не чувствует этой обязанности. Это даёт ему его право. По этой причине недобросовестные отходообразователи, такие как ларьки, павильоны, магазины и прочие, у нас даже управляющие компании есть, публичный пример есть – недавно осудили руководителя одной из управляющих компаний на длительный срок за то, что он не платил как раз ресурсоснабжающим организациям, в том числе и нашей организации, мы также участвовали в этом процессе – этого уже не будет. Исключается возможность у этих отходообразователей, у них появляется обязанность заключить (договор), за этим следует определённая ответственность. И в данном случае будет выгоднее сразу же заключить договор, чем доводить дело до суда и потом платить с учётом штрафных санкций, неустоек и так далее.

Ведущий: – Алло, добрый день.

Слушатель: – Вы меня выслушайте, очень прошу. Нина Григорьевна, Успенского, 7. Мусорка за тридевять земель у нас. Я работаю дворником на Компросе, 49. Все бабули идут на почту и несут в мою мусорку. Я её только уберу – через час она опять полная. Почему так сделали мусорку далеко?

Ведущий: – Бабули не ваши, как я понимаю?

Слушатель: – Наши, я их знаю, они несут ко мне на участок, потому что у нас во дворе на Успенского нет мусорки. Мусорка находится на Куйбышева, такая даль! Два перехода.

Ведущий: – Спасибо.

Гость: – Такая ситуация иногда возникает в городе Перми, и она в первую очередь зависит от инициативы самих жителей. Ликвидируется, допустим, контейнерная площадка. Чаще ликвидируются контейнерные площадки по инициативе жителей. Есть собственник территории, на которой размещена контейнерная площадка, в виде многоквартирного дома, многоквартирный дом принимает решение о ликвидации этой контейнерной площадки. Где будет другая контейнерная площадка, их не интересует даже с учётом их интересов по удалённости контейнерной площадки или возможности сбора. Либо собственник, управляющая компания или ТСЖ ставят на своей придомовой территории контейнер и исключает возможность нахождения на его территории общей контейнерной площадки, которой пользуются все, кому не лень. Сейчас однозначно на вопрос Нины Григорьевны нельзя ответить, потому что нет исходных данных: какие дома стоят, какие заключили дома договоры с оператором, где этот оператор осуществляет сбор и временное накопление этих отходов.

Ведущий: – Алло, добрый день.

Слушатель: – Здравствуйте, это ещё раз Владимир Николаевич. Я не получил ответа на свой вопрос. Плёнку, бумагу, бутылки, банки я буду сдавать на базу утиль-сырья. Организуйте эти пункты, а вы ответили мне про раздельный сбор. Надо организовать пункты приёма макулатуры, плёнки и бутылки, как раньше сдавали. И тогда у меня мусора не будет в квартире.

Ведущий: – Вы имеете в виду, что вы прямо из своего домохозяйства…

Слушатель: – Да, я сам буду сдавать, сам принесу и получу копеечку какую-то. И народ будет заинтересован в этом.

Ведущий: – А вы мыть-то сами будете? Промывать банки консервные, от жира, например?

Гость: – Этикетку снимать, пробки откручивать, сортировать – первичную сортировку.

Слушатель: – Плёнка, она разве грязная, бутылки грязные стеклянные?

Ведущий: – Владимир Николаевич, я с вами не спорю, мне просто хочется понять, вы дома раздельно мусор храните? Сейчас прямо?

Слушатель: – Сейчас пока нет, но будет организовано, я буду всё разбирать и сдавать. У меня сейчас под окном принимают металл. Кому надо – тот принёс и сдал.

Гость: – У кого-то под окном бутылки принимают.

Ведущий: – Владимир Николаевич, спасибо, Мы поняли вопрос.

Гость: – Опять же мы говорим об экономическом стимулировании раздельного сбора и…

Ведущий: – Почему бы домохозяйство не простимулировать, если человек готов?

Гость: – Они будут простимулированы через этот раздельный сбор отходов. Если домохозяйство собирает отходы в раздельные контейнеры, то тариф таким домохозяйствам намного ниже, всё равно, что заработал. Если это домохозяйство валит в один общий контейнер все отходы, соответственно тариф для такого домохозяйства будет максимальным Здесь и есть экономия, здесь и есть как раз это экономический смысл, экономическое стимулирование. Таким образом, сэкономил значит заработал, то о чём говорит слушатель.

Ведущий: – По поводу сортировки мусора, я как-то уже говорил в эфире, но повторюсь. С коллегами очень давно делали материал. По ленте едет мусор, и люди его сортируют. На самом деле так себе зрелище, и так себе работа, потому что когда рассуждаешь в эфире об этом – это одна составляющая, когда видишь объёмы мусора, и как это выглядит на практике – это не то, чтобы тяжёлый бизнес, правильно я понимаю, Сергей? Мусорный бизнес – это не лёгкая история, под названием «забрал, увёз и получил деньги».

Гость: – Сложно сравнивать, бизнесы все тяжёлые, все ответственные, все рискованные. И за каждым бизнесом стоит личная ответственность владельца этого бизнеса. Я не берусь сравнивать все бизнесы, потому что я работаю только в мусорном бизнесе. До этого я управлял различными компаниями в виде руководителя, тоже могу сказать, что нелёгкий труд. Поэтому да, это тяжело, если мы говорим про условия, которые связаны именно с сортировкой, тех людей, которые занимаются этой сортировкой. Тут зависит как раз от владельца этого бизнеса, то как он организует эти условия. Давайте заедем в Краснокамск на «Буматику» – там и вытяжки стоят, там и спецодежда, там и средства индивидуальной защиты у людей, там и сменность – чётко регулируется и контролируется время смен и так далее. Я думаю, что там все условия для этого созданы, не думаю, что это труд тяжелее, чем у хлебопёков или наоборот.

Ведущий: – Давайте к дню сегодняшнему обратимся, то, что сейчас происходит на мусорном рынке в краевой столице. Ситуация, насколько я понимаю, Сергей, поправьте меня, если я ошибусь, такая: в Перми сейчас был утверждён тариф на вывоз мусора, и по каким-то не совсем понятным причинам он был изменён, и на выходе предприятия, куда вывозят все отходы, выставил перевозчикам, то есть вам, счета с суммой в три раза выше по факту. На ваш взгляд, что произошло? Это было сообщение вашей пресс-службы, что такая ситуация. Как я понимаю, на входе цифры одни, на выходе цифры другие. Так?

Гость: – Так и не так. Мы говорим сейчас о плате за негативное воздействие на окружающую среду. Она была и ранее, но она была другой. Что-то в размере 20-30 рублей за тонну отходов. Правительством Российской Федерации с 2016 года включительно установлен новый размер платежа за негативное воздействие отхода, за 4-й класс опасности, в размере 782 рублей 50 копеек. И это означает, что ранее мы платили 20 рублей с тонны, соответственно это должно попасть в тариф для всех пользователей, всех отходообразователей, которые пользуются данной услугой. А ей пользуются все. Другое дело, что на текущий момент эта плата за негативное воздействие на окружающую среду не вошла в состав самого тарифа, а была приписана нашим органом РСТ звёздочкой снизу. Я не знаю, с чем это связано, но ситуация двоякая. С одной стороны объекты размещения обязаны взыскивать оплату, с другой стороны этот платёж не включили в тариф, и обязанность объектов размещения оплатить за негативное воздействие на окружающую среду у них возникает в этом году с 1 января. Этот платёж также был включён в 2016 году, 2017 году, но регионы очень долго разминались, никто никак не мог включить, внедрить, не знаю, по какой причине, у каждого региона своя субъективная ситуация. В итоге федеральный законодатель отменил, сделал амнистию на период 16-17 года, но обязал регионы включить этот тариф с 18 года. Конечно, этот вопрос «поставил на уши» всех. И транспортные компании, в которые в первую очередь пришли эти уведомления о повышении  тарифа, и естественно управляющие компании, ТСЖ и юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, которым эти уведомления нашими транспортными компаниями как минимум города Перми были разосланы.

Ведущий: – Здесь «Экол», как я понимаю, встал на сторону жителей?

Гость: – Да, мы обратились в соответствующие органы для того, чтобы прояснить ситуацию и выровнять кривизну, связанную с отсутствием именно в тарифе этой платы. Мы обратились в ФАС, ФАС немедленно отреагировал, за что им огромнейшее спасибо, и плюс администрация города Перми по инициативе операторов, которые поставили оперативно, быстро перед Администрацией города этот вопрос, также отреагировала. И сейчас есть общее консолидированное решение и ФАС и Администрации города Перми о том, чтобы включить  в этот тариф для жителей города и юридических лиц этот ВОС (воздействие на окружающую среду – прим.) и уже официально его взыскивать. Как будет строиться судьба этого платежа для объектов размещения с 1 января, я не представляю. Закон действует, а по идее объекты размещения через нас должны взыскивать его с отходообразователей. И здесь пока заминка. Но Администрация города Перми пообещала не ранее, чем к марту месяцу, допустим, утвердить новый тариф, о котором я говорил, чуть выше 3,6 руб./м2 по нашим расчётам при существующем тарифе 2,82 руб./м2 до Нового года. Тогда будет понятно, как нужно работать с этой платой.

Ведущий: – Давайте краткое резюме сегодняшней беседы подведём. Итак, пункт первый: «мусорная реформа» – это данность, и так или иначе в информ-пространстве она будет появляться, и мы будем за ней следить. Региональный оператор – это компания из нашего региона?

Гость: – Да, компания «Экол» объявила о себе, что она обязательно будет участвовать. И я считаю, что она будет одним из фаворитов этой гонки, без нас никто не справится в этом регионе из варягов.

Ведущий: – Варяги, насколько вероятен их приход, насколько они могут быть агрессивны?

Гость: – Я ранее уже сказал, варяги есть. И если мы поделим варягов на две категории: те, которые слышат регион, приходят сюда, здесь разговаривают с местным бизнесом и в каких-то совместных предприятиях планируют сюда зайти – это одна история, она гибкая без потрясений. И другая история, что вполне возможно есть какие-то латентные инвест оры, которые не заявили о себе, но пытаются…

Ведущий: – В формате «да-нет», Сергей, «мусорная реформа» – это на благо жителей Пермского края?

Гость: – Да.

Ведущий: – Сергей, спасибо.

Обсуждение
1484
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.