Верхний баннер
23:11 | ВТОРНИК | 16 ИЮЛЯ 2019

$ 62.81 € 70.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

20:33, 29 января 2019

Лауреаты «Золотой Маски» сценарист Ксения Перетрухина и режиссер Дмитрий Волкострелов о предстоящей премьере «Пермских богов» в Театре-Театре

В гостях программы «Человек Культурный» театральный художник, сценарист, лауреат «Золотой Маски» Ксения Перетрухина и режиссер, лауреат «Золотой Маски» Дмитрий Волкострелов. Сегодня говорим о предстоящей премьере «Пермские боги» в Театре-Театре, котороя состоится 8 февраля. 

Ведущая: Добрый день, дорогие радиослушатели! В эфире «Эха Перми» программа «Человек культурный». Я ее автор и ведущий, Анна Букатова. Сегодня у нас в студии удивительные гости: театральный художник, сценарист, режиссер из Москвы, Ксения Перетрухина. Ксения, день добрый!

Ксения Перетрухина: Здравствуйте!

Ведущая: Вот вас наш звукорежиссер выравнивал-выравнивал.

Ксения Перетрухина: Я здесь, я здесь!

Ведущая: Мне нравится озвучивать нашим слушателям какие-то регалии наших гостей, мало ли кто-то давно не был в театре, не следил. Ксения знакома пермякам по опере «Cantos» из Пермского оперного театра. Тогда была номинация на золотую маску даже за эту работу. Ксения один из основателей и директор уличного фестиваля видеоарта «ПУСТО». Почему вы хихикаете? Так или не так?

Ксения Перетрухина: Это было очень давно.

Ведущая: С 2002 по 2009 год, но все-таки фестиваль интересный. Участник всероссийских международных выставок и лауреат золотой маски. В остальном-то верно?

Ксения Перетрухина: Все верно.

Ведущая: Я смотрю за лицами наших гостей и их реакции интересны. Второй наш гость – режиссер из Санкт-Петербурга, Дмитрий Волкострелов. Дмитрий, здравствуйте!

Дмитрий Волкострелов: Добрый день!

Ведущая: То же самое. Создатель, руководитель театра «Пост», трехкратный лауреат Санкт-петербуржской молодежной театральной премии «Прорыв» и лауреат золотой маски. Для чего я это говорю? Чтобы понимали наши слушатели, что достаточно значимые в российской театральной среде люди здесь у нас в эфире, и это точно надо послушать. Вы едете куда-то, остановитесь и, знаете, как бывает, выключаешь радиостанцию, когда торопишься. Вот сейчас это не тот случай. Мы говорим о премьере спектакля «Пермские боги» в Театре-Театре 8 февраля назначена премьера. Ксения и Дмитрий, как раз, постановщики данного спектакля. Слушайте, благодаря кому такая команда оказалась в Перми? Чья была это идея? С кем вы это обсуждали?

Дмитрий Волкострелов: Это долгая история, она по времени достаточно долго развивается, где-то около года, может, даже чуть больше. Изначально было предложение от художественного руководителя «Сцены-Молот», тогда Владимира Гурфинкеля. Он пригласил и просто позвал меня, сказал: «Что хотите, то и делайте! Любое ваше предложение мы готовы в рамках разумного, конечно, в рамках пределов, учитывая контекст и т.д.». Он предложил просто подумать над каким-то проектов любым, который может быть. Мы тогда как раз были с театром «Пост» на гастролях в Перми, у нас были такие большие гастроли. Во время этих гастролей, я вновь сходил в Галерею, посмотрел на богов. Так еще случилось, нам повезло, нас еще запустили в хранилище.

Ведущая: Ух-ты!

Дмитрий Волкострелов: Там такие 2 комнаты, в которых количество богов на квадратный метр зашкаливало: богов, ангелов, распятий и т.д. Как-то так и возникла идея: почему бы не подумать, собственно говоря, про Пермских богов и сделать спектакль вот про это. Как мне кажется, сейчас можно достаточно далеко уйти от этого, и я боюсь, я не то чтобы боюсь, но предполагаю, что люди, которые, конечно, глубоко укоренены, и которые всю жизнь посвятили или часть жизни посвятили такому явлению, как Пермские боги, и вот как-то очень долго и внимательно их изучают, возможно, они будут удивлены этим спектаклем. Конечно, прямого разговора про Пермских богов, которые находятся в Галерее, у нас нет в спектакле, какой-то прямой истории, нарратива, который буквально про это говорит.

Ведущая: Ксения, а вы когда наших богов увидели?

Ксения Перетрухина: Я увидела, я не помню, когда была в Перми первый раз, наверное, лет 10 назад, и вот я с тех пор, у меня есть традиция, Дима издевается надо мной, но я каждый раз, когда приезжаю в Пермь, иду смотреть. Причем мне каждый раз кажется, что вот сейчас я это сделаю для проформы, но просто чтобы формально поддержать вот этот закон, что я всегда иду, и у меня каждый раз огромные впечатления. Для меня это был восторг, когда Дима предложил работать над этой темой. Но мне не кажется, что мы так далеко от этого ушли. Ты используешь книги отзывов, но, мне кажется, мы только об этом и говорим. Просто вопрос: как в современном мире об этом можно еще говорить? Мне кажется, что этот спектакль в этом смысле, в хорошем смысле, симптоматичен, то есть каким образом мы сейчас можем вот с этим соприкасаться.

Дмитрий Волкострелов: На территории театра, да?

Ксения Перетрухина: Да, на территории вообще современности.

Дмитрий Волкострелов: На территории современности и современного искусства, современного театра.

Ксения Перетрухина: Да-да.

Дмитрий Волкострелов: В этом плане, конечно, да.

Ведущая: Листая публикации прошлогодние, как раз, как только появилась эта идея Владимира Львовича, была какая-то публикация в пермских СМИ. По-моему, ваша цитата, что как до этого еще никто не додумался, и не поставили спектакль о Пермских богах. Было такое?

Дмитрий Волкострелов: Было такое, да. Мы говорили об этом, но мне рассказывали, что идеи были, например, делать танцевальный спектакль о Пермских богах, но почему-то они каждый раз не реализовывались.

Ведущая: Там, по-моему, Надежда Беляева, президент Галереи, предлагала поставить Владимиру Васильеву, потому что на деньгах они не сошлись, и она сказала, что, слава Богу, молодого режиссера эта тема заинтересовала. Будто молодому режиссеру не нужны деньги. Или все это дешевле?

Дмитрий Волкострелов: Слушайте, наверное, я не знаю, я просто не знаю какие. Я просто не в курсе какой ценник у балетных людей. Ту же дело, деньги деньгами, но мы не про это, а просто про то, что вот вы говорите, что я петербуржский режиссер, и часто про это все говорят, что я петербуржский режиссер. На самом деле я москвич. Так случилось, что в Петербурге как-то у нас и театр, и т.д., а на самом-то деле, если копать глубже, часть моих корней на самом деле, это Пермский край.

Ведущая: Серьезно?!

Дмитрий Волкострелов: Да, конечно. У меня мама отсюда.

Ведущая: Прямо из Перми?

Дмитрий Волкострелов: Они вообще где-то в Меркушинском районе, и была такая деревня, которая называлась «Ольховка», ее больше не существует. Мы практически каждое лето приезжали сюда в деревню «Подземлянная», и почти каждое лето здесь проводили. Я просто очень хорошо помню, как мы ходили в эту деревню, которая была уже пустая, где мама родилась и провела первые 10 лет своей жизни с бабушкой и дедушкой. Каждое лето мы ходили, каждый раз просто видели, как она постепенно исчезает. Последний раз мы были достаточно давно, лет 10 назад с мамой, приезжали туда. Мы пришли на это место, и там уже не было вообще ничего, даже дорога исчезла, а когда-то, я помню, там стояли дома. Уже нет ничего. Мама говорит: «Вот эти вот тополя – это наши тополя. Вот там была наша усадьба». Нет больше ничего, исчезло все. Это серьезные впечатления, конечно.

Ведущая: Как хорошо, что вы это рассказали. Сейчас никто не сможет сказать, что приехали столичные режиссеры делать постановку про наших Пермских богов, про наше самое святое.

Дмитрий Волкострелов: Варяги такие.

Ведущая: То есть идея этого спектакля прямо в Галерее пришла?

Дмитрий Волкострелов: Не прямо в Галерее, конечно, а просто мы с моими товарищами, с коллегами из театра «Пост» ходили смотрели, разговаривали. Потом она уже, мне кажется, после появилась. Мы же не можем указать на тот момент, когда лампочка зажглась, это же такая процессуальная история. Первоначально было, вот Пермские боги, давайте, Владимир Львович, подумаем про это. Он сказал: «Какая прекрасная идея, давайте!» О чем изначально думалось и то, что сейчас получается, совсем разные вещи какие-то.

Ведущая: Это совместный проект с Галереей? Привлекаются научные сотрудники, может быть?

Дмитрий Волкострелов: В принципе, да, можно сказать, что совместный, но такой прямой работы непосредственно с сотрудниками Галерее, пожалуй, нет.

Ксения Перетрухина: Мне кажется, нужно сказать про твою главную идею, она совершенно прекрасная. Диму же волнует не история пермской скульптуры, а то, что вот эти самые Христы, это документальные портреты пермских мужиков своего времени. Собственно говоря, спектакль про это. Про то, про попытку увидеть современность, вот эта современность та соединяется с современностью сегодняшней. Вот этот мостик просто удивительно построен через изображения Христа, а так, это сидят такие задумчивые пермские мужики, подперев своими человеческими руками свои человеческие лица.

Дмитрий Волкострелов: Мужики ли?

Ксения Перетрухина: Вы понимате, что я всем напоминаю. Вот там стоит Никола Можайский, он как бы лишен портретных черт, и это совсем не та скульптура, которую вы больше всего помните, вы помните вот этих…

Ведущая: Сидячего Христа.

Ксения Перетрухина: Да-да, они разные, и они документальные, и вот это, мне кажется, очень важный момент.

Дмитрий Волкострелов: Более того насколько документальность, мы рассказываем как раз о посещениях этой Галереи. Что врачи, когда приходят и видят эти скульптуры, они просто диагностируют болезни.

Ведущая: Врачи?

Дмитрий Волкострелов: Врачи, да.

Ксения Перетрухина: Косточки какие на ногах…

Дмитрий Волкострелов: Кости торчат, артрит, еще что-то. Я просто не специалист, но врачи просто диагностируют.

Ксения Перетрухина: Там есть такой с косточками на ногах, я тоже обращала внимание.

Ведущая: Какие интересные вещи.

Дмитрий Волкострелов: Они же с кого могли вот эти портреты рубить? С соседа. А с кого еще?

Ведущая: Тогда расскажите о сюжете вашего спектакля. Он есть ведь?

Дмитрий Волкострелов: Сюжет, история, они есть во всем буквально, конечно, всегда и во всем они присутствуют, но такого прямого нарратива, такой прямой истории, пожалуй, у нас нет.

Ксения Перетрухина: Ксения такая удивленная.

Дмитрий Волкострелов: Нет, того к чему мы привыкли, читать романы, я не знаю.

Ксения Перетрухина: Почему? У нас есть природные циклы.

Дмитрий Волкострелов: Вот, то, что есть в нашем спектакле, есть история времени, история времен года, которая разворачивается на наших глазах. Вот это вот есть. Некая цикличность, в которой мы находимся.

Ксения Перетрухина: На самом деле тут есть, что рассказать, но не очень, наверное, корректно.

Дмитрий Волкострелов: Спойлер.

Ксения Перетрухина: Да, потому что это спойлер.

Ведущая: Хоть немножко. Хоть что-нибудь.

Ксения Перетрухина: Можно рассказать, тогда уж, спойлер.

Ведущая: Это не будет спойлером, это будет, знаете, охота будет поглядеть, посмотреть.

Ксения Перетрухина: У нас 5 времен года: зима, весна, лето, осень и снова зима. Мы как бы прослеживаем такой цикл, и он очень про этого режиссера. Каждое время года идет всего 12 минут. Эти 12 минут, они вычислены по тому, сколько занимает световой день и сколько ночь. Мы вот так сидим и проживаем вот этот год с хвостиком, дни и ночи. Вы проживаете такой целый год еще одну зиму, в процессе спектакля, мне кажется, это прекрасно.

Дмитрий Волкострелов: Да, мы просто посчитали среднюю продолжительность дня в Пермском крае зимой, среднюю продолжительность дня летом, весной, осенью, и это вот мы проживаем на сцене.

Ксения Перетрухина: Это сжато до времени одного спектакля. Это очень интересно, что понятно, ты понимаешь, сколько занимает световой день, сколько занимает ночь в жизни человека. Вот актеры существуют в этом: совершают физические действия, читают стихи. Это очень хороший спектакль.

Ведущая: В этом точно сомнений не будет, вот так вот глядя на вас.

Дмитрий Волкострелов: Пока это еще не известно.

Ксения Перетрухина: Мы его еще не сделали, но мне он очень нравится. Мне кажется, что он совершенно прекрасный, возвышающий человека, что всегда важно. Меня это очень трогает, то, что я вижу. Он совершенно еще не доделанный, не о чем еще говорить, так как мы еще в процессе.

Ведущая: До премьеры же чуть больше недели, дней 10.

Ксения Перетрухина: Это очень много.

Ведущая: Вот так.

Дмитрий Волкострелов: Да-да. С другой стороны, я знаю, что времени всегда не хватает, его всегда мало, сколько бы у тебя не было на репетиции времени, хоть год, хоть полгода, хоть неделя.

Ксения Перетрухина: Поэтому Дмитрий взялся изучать время. Это уже не первая работа, где он изучает время, и вот здесь продолжает свойствами театра изучать.

Дмитрий Волкострелов: Так или иначе, да.

Ведущая: Спектакль о Пермских богах и о богах, Ксения, вы говорите, возвышает и какие-то чувства такие светлые рождаются. Наверное, так и должно было быть.

Ксения Перетрухина: Очень забавно, Пермских богов все обобщают.

Ведущая: С богами в принципе?

Ксения Перетрухина: Как бы так по-язычески они обобщают.

Дмитрий Волкострелов: Да-да.

Ксения Перетрухина: Когда мы говорим «боги», то обычно «боги» говорят только в языческом контексте, хотя это только изображения Христа. То и другое важно, оба смысла присутствуют. Языческая культура, которая соответственно является и частью традиционной православной культуры, она вошла как часть, и как раз природные праздники, вот эти природные циклы, они тоже языческие. Про возвышение. Мне кажется, что это про человека так такового в современности. Просто тогда эта временная дистанция позволяет показать его: у нас есть человек, запечатленный в образе Христа, которому несколько сотен лет, и современный. Наверное, спектакль о том, как они похожи.

Дмитрий Волкострелов: Как они соотносятся друг с другом.

Ксения Перетрухина: Да.

Ведущая: Об этом мы продолжим говорить после небольшой рекламы, оставайтесь с «Эхом». Мы возвращаемся в прямой эфир «Эха Перми» , программа «Человек культурный» в эфире, гости студии сегодня: художник Ксения Перетрухина, режиссер Дмитрий Волкострелов. Это все постановщики нового спектакля «Пермские боги» Театра-Театра, 8 февраля премьера. Вообще здорово, что такая столичная команда работает над новой пермской постановкой. До перерыва на рекламу мы говорили о смыслах, Ксения сказала, что артисты читают стихи, и сразу стало интересно много ли этих артистов на сцене. Это какая-то камерная история или что-то масштабное?

Ксения Перетрухина: Камерная, 6 человек. Шесть человек – это камерное?

Дмитрий Волкострелов: Да, плюс ко всему это «Сцена-Молот», это камерное пространство.

Ведущая: То есть это «Сцена-Молот».

Дмитрий Волкострелов: Да, конечно, это «Сцена-Молот».

Ксения Перетрухина: Это камерное пространство и это очень для нас важно. Мы так с ним и работаем. Шесть человек: три мальчика, три девочки.

Ведущая: Как вы выбирали их из всей толпы? Кого вы выбрали?

Ксения Перетрухина: Вы смотрите туда. Я же никогда не выбираю людей, я - больше стулья.

Дмитрий Волкострелов: Как?

Ведущая: На что обращали внимание?

Дмитрий Волкострелов: Честно говоря, когда приглашают в театр. Неизвесный театр, неизвестая труппа, мне часто говорят: «Сходите, посмотрите спектакли».

Ведущая: Что вы выглядели?

Дмитрий Волкострелов: Я честно вам скажу, я спектакли смотрел, но я как-то стараюсь знакомиться, я не люблю слово кастинг, очень не нравится это слово. Знакомлюсь с людьми, и для меня это гораздо важнее, чем то, как они играют спектакли на сцене. Это такая вкусовая вещь. Спектакль может не понравиться, а я перенесу это на актера. Понимаете?

Ведущая: Вы все-таки посмотрели какой-то спектакль?

Дмитрий Волкострелов: Спектакль я смотрел, но про это я сейчас говорить не буду. Потому что это как бы работа коллег, и я стараюсь не обсуждать. Может и не нравиться, это не имеет значение.

Ведущая: Тогда об этом кастинге расскажите.

Дмитрий Волкострелов: Я сказал, что мне нужен примерно вот такой возрастной диапазон. Я просто прилетел, с каждым из людей минут 10-15 разговаривал.

Ведущая: О жизни?

Дмитрий Волкострелов: О разном, со всеми по-разному. Как правило о жизни, о том, о сем.

Ведущая: Не о богах?

Дмитрий Волкострелов: Нет, не о богах.

Ведущая: Кто вас зацепил, кого вы выбрали?

Дмитрий Волкострелов: Кто зацепил? Так сложилось, такая компания, она сложилась в силу ряда причин. Вы понимаете, это такая вещь, что мы с актерами проводим какое-то количество времени, и как правило этого времени всегда, к сожалению, мало. Я по своему опыту знаю, что когда ты уже познакомился с человеком, на самом деле минут 5 достаточно, чтобы понять, есть ли у нас симпатия, контакт и т.д. Если этого нет, то я знаю, что потом в процессе работы это может появиться. Но, к сожалению, времени всегда так мало всегда, что лучше, чтобы эти симпатия и контакты, они возникли с самого начала, чтобы потом не тратить время на то, чтобы эту симпатию или контакт в процессе репетиций доставать, чтобы эти шестиренки у вас сошлись. Просто это оказались люди, с которыми, как мне кажется, у нас возникла взаимная симпатия. Она возникла не только с этими людьми, безусловно, но так сложилось, потому что это театр, там есть труппа, есть условия, есть занятость актеров и т.д. Вот просто так сложилось.

Ведущая: Вы такой очень аккуратный в словах. Наверное, понимают.

Ксения Перетрухина: Они чудесные ребята, правда. Очень красивые, внимательные.

Дмитрий Волкострелов: Чуткие. Мне кажется, у нас очень прекрасная компания.

Ксения Перетрухина: На самом деле не всегда так бывает. Бывает, очень конфликтно строятся взаимоотношения, бывает в контрах, бывает протест.

Дмитрий Волкострелов: Но не у меня.

Ведущая: Потому что мы все хотим идти на кастинги.

Ксения Перетрухина: Ой-ой. Бывало по-разному. Просто сейчас какая-то такая благодатная ситуация, когда люди заинтересованные, они сами по себе какие-то прекрасные. Я не знаю, может, у меня восприятие такое, призма видения, она именно про этих богов. Я вот смотрю и пытаюсь разглядеть во всех частичку.

Ведущая: Божественного?

Ксения Перетрухина: Не совсем божественного, но на самом деле слово «духовное» так зазвучит трудновато.

Ведущая: Светлого.

Ксения Перетрухина: Но я именно то имею в виду. Это очень неплоские люди. Они очень интересные и очень разные. Я смотрю, как они существуют, это очень интересно. Еще они очень красивые, и это здорово. При том, что, мне кажется, что они все разные. Чудные люди. Приходите!

Ведущая: Какие будут тексты? Какие стихи они будут читать?

Дмитрий Волкострелов: У нас достаточно большой массив информации. У нас есть какие-то отобранные стихи, есть какая-то структура определенная стихов. Мне хочется, чтобы структура была достаточно открытая, и я надеюсь, что часть стихов была предложена актерами, надеюсь, что эта структура будет меняться, и актеры будут предлагать какие-то новые стихи и дополнять эту структуру новыми стихами, которыми, им кажется, подходят. Этому времени года, этой теме.

Ведущая: Это авторы всех времен и всех стилей?

Дмитрий Волкострелов: Сейчас у нас 20 век.

Ксения Перетрухина: Но никаких границ нет. То, что Дима рассказывает, это всегда очень про его творчество. Я как раз сегодня слушала и спросила Диму, рандомно ли они читают. Да, как всегда, у Димы нет жесткого порядка, ему очень важно, что бы все было в движении. Кто сегодня будет читать какое стихотворение, скорее всего актеры знать не будут.

Дмитрий Волкострелов: Да-да.

Ксения Перетрухина: То есть это будет некое поле этих поэтических произведений, которые будут каждый раз, в разном порядке разными людьми воспроизводиться. Соответственно они могут меняться. Да, живое поле будет.

Ведущая: Вот так послушать, кажется, что очень свободная какая-то атмосфера: актеры, артисты предлагают свои стихи, вот этот порядок их выступлений и репетиций он тоже не четкий, не прописанный. Хочется комментариев.

Ксения Перетрухина: Метод этого режиссера, и действия они предлагают. Вот один из актеров привез из деревни тазик, в котором он рубит капусту.

Дмитрий Волкострелов: Тазик привез, сундук, косу.

Ксения Перетрухина: Современные люди принесли с собой и выбор стихов, и тазики, и косы.

Ведущая: Задача, видимо, была поставлена, как связь времен?

Дмитрий Волкострелов: Да, конечно, и это тоже. У меня есть еще такое не то чтобы понимание, но чувство, что на самом деле, такая ситуация, прошлое, настоящее, что все происходит одновременно. У меня нет такого ощущения вот какого-то такого прошлого, которое было когда-то. Оно для меня не менее существенно, и так же существует, как и настоящее, и время, мне кажется, не линейно существует, а как-то иначе.

Ксения Перетрухина: Это тоже был спойлер.

Дмитрий Волкострелов: Да, линейность, же такая простая концепция.

Ведущая: То есть боги среди нас? И мы с ними общаемся?

Ксения Перетрухина: Вот вы всегда говорите: «Боги, боги…», - а я напоминаю вам, что это скульптура, изображающая Христа в темнице, о котором мы говорим. Это как бы, собственно говоря, наверное, предметом исследования больше являются вот эти пермские мужики. Я бы сказала, что этот образ Христа в темнице, это мостик между теми современниками, когда это делалось, и этими. Это не прямой предмет исследования. Мы носители, мы живем в христианской культуре, они тогда жили, и мы живем, как бы мы не относились к этому. Мы можем быть атеистами или даже какой-то другой религии следовать, но мы живем в пространстве христианской культуры. Она ровно в этом количестве, в котором она присутствует в нашей современной жизни, вошла в это исследование.

Дмитрий Волкострелов: Да-да.

Ксения Перетрухина: Примерно так. Это скорее про человека.

Ведущая: Про человека и премьеру «Театра-Театра» «Пермские боги» мы будем говорить после перерыва на местные новости.

Ведущая: И снова здравствуйте, добрый день, наши радиослушатели. Это программа «Человек культурный». Продолжается третья часть, завершающая. Меня зовут Анна Букатова, и гости студии сегодня столичные постановщики: театральный художник Ксения Перетрухина и режиссер Дмитрий Волкострелов. Мы говорим о премьере спектакля «Пермские боги» в Теаре-Театре, премьера 8 февраля. Знаете, говоря о Пермских богах, и когда вы говорили, как гуляете по фондам Галереи, такое ощущение, что может появиться на сцене какой-нибудь экспонат.

Ксения Перетрухина: Практически так и будет.

Ведущая: Серьезно?

Ксения Перетрухина: На премьерных спектаклях, на трех первых премьерных спектаклях Да?

Дмитрий Волкострелов: Да.

Ксения Перетрухина: Вот как раз сотрудничество с Пермской Галереей вылилось в выставку. Эту выставку предполагалось организовать в фойе на время премьерных спектаклей, но в фойе, оно очень уже организовано, а такая вот интимная тема, есть выставка фотографий, собственно говоря, Пермских богов.

Ведущая: Да, в театре, в фойе.

Ксения Перетрухина: Но в фойе мы решили ее не делать, потому что, если вы были в фойе, оно просто все другое.

Ведущая: Маленькое.

Ксения Перетрухина: Нет. Не маленькое. Оно просто уже решено и стилистически, там столько всего. Нужно сказать, что вот эта пермская скульптура совершенно грандиозно выставлена в этой вершинке.

Ведущая: На третьем этаже Галереи под куполом.

Ксения Перетрухина: Да, под куполом. Это место, где ты в церкви никогда не бываешь, и то, что ты там находишься, там выставлены скульптуры, это отдельные сильнейшие впечатления. Фойе «Сцены-Молот» для этого совершенно не подходит. Мы решили, что мы сделаем эту выставку, собственно говоря, в пространстве спектакля.

Ведущая: Ух-ты! Пространство сцены? Или в зрительном зале где-то?

Ксения Перетрухина: Там достаточно такое будет единое пространство, и вот в этом же пространстве еще будет и в первые дни выставка. Мне кажется, будет очень интересно, посмотрим.

Ведущая: Ксения, как художник, расскажите, пожалуйста, как вы еще работали с пространством. Будет ли оно совсем перестроено?

Ксения Перетрухина: Я же вообще не великий перестраиватель пространств, я обычно делаю такие малопредметные спектакли, хотя как раз об этом спектакле так нельзя сказать. Наверное, в перечислении это все не очень интересно, но мне хотелось работать с природными материалами, согласно той теме, о которой мы уже давно говорим. О том, что это природные циклы, какая-то вписанность жизни человека в них. Мы просили собрать нам старое дерево, которое было повреждено. Это разобранные разломанные дома старые, вот мы брали древесину из них, и она станет основой декораций. Вот из соседних деревень деревяшки старые и будут составлять сценическое пространство. Это довольно большая декорация. Мне хотелось создать, чтобы сценическое пространство, вот это камерное, но оно не такое уж маленькое, чтобы это был целый мир. Эти декорации будут представлять собой такую систему мостков на земле и систему такого дырчатого потолка под небом. Мне очень важно, чтобы наши персонажи находились между небом и землей. Чтобы они не ходили по полу, они будут ходить по специальным мосткам из этого дерева, и они будут перемещаться по вертикальным лестницам. Тоже такой близкий образ лестницы, по которым они бегают туда-сюда. В общем-то тоже, какая-то очень поэтичная конструкция, но мне очень важно, что она сделана из реальных материалов. Но, честно говоря, если бы мы решились делать ее из обыкновенных деревяшек, то чем они хуже? Та же сосна, которая и была. Но мы делаем преимущественно именно из такого исторического материала.

Ведущая: Без истории деревяшки, без энергии какой-то.

Ксения Перетрухина: Вот это совершенно, кстати, за что люблю этого режиссера, у него совсем другой взгляд на современность. Вот эта какая-то оппозиция, что все, что было в прошлом, является таким глубоким, духовным, а то, что есть сейчас – без истории. Почему же? Та же сосна. Мы отделены вот от тех самых мужиков, о которых мы говорим, мы на несколько сосен от них отделены. Понимаете? На возраст деревьев. Всего несколько сосен выросло за это время. Почему же они не духовные?

Ведущая: Это очень интересно. Вы их из деревень каких-то старых привозили?

Ксения Перетрухина: Да нет, по Перми собрали. Это же совершенно реальные бытовые вопросы, которые были и несколько сотен лет назад. Вот есть, например, очень много разрушенных старых домов.

Ведущая: Бараков.

Ксения Перетрухина: И вопрос получить разрешение. И в деревнях есть старые дома, но ты же не можешь так просто взять, прийти и забрать эти деревяшки. Надо как-то исхитриться и найти какой-то способ договориться. В театре совершенно чудесные цеха. Мы как раз сегодня обсуждали, что особенно меня всегда восхищает, что всегда люди, которые работают с обработкой древесины, они вообще всегда самые лучшие и вменяемые, наверное, потому что соприкосновение с каким-то природным материалом очень поддерживает какую-то основу человека, что ты не потерянный в смыслах. С деревом есть законы, направления, по которым можно пилить или нельзя, делать так, как оно потом будет выглядеть. Вот эи все прекрасные люди придумали, где это взять.

Ведущая: Что касается костюмов артистов?

Ксения Перетрухина: Ой, это беда. Костюмы делаю я. Я костюмы никогда не делала.

Ведущая: Не в набедренных же повязках они у нас?

Ксения Перетрухина: К сожалению, нет. Потому что я всегда работаю в паре либо с одним, либо с другим художником по костюмам, а в этой работе, она просто так сложилась, это не было идеей, просто она все время откладывалась. В силу этого, я оказалась без художника по костюмам, и показалось, наверное, что так и надо, и мы вот с вами, как бы все это придумаем. Я пытаюсь придумать, очень неуверенно чувствую себя на этой территории.

Дмитрий Волкострелов: Ксения дебютирует как художник по костюмам.

Ксения Перетрухина: Я где-то была уже художником по костюмам, но я не уверено себя чувствую, и все издеваются надо мной.

Ведущая: То есть еще за неделю до премьеры не совсем понятно, в чем они будут?

Ксения Перетрухина: У вас, знаете, такое представление о том, как делается спектакль, что за какое-то время, что все… Знаете, бывает совершено по-разному. Бывает, например, такой европейский принцип, когда за какое-то короткое время, например, за 2 недели до премьеры, уже все готово, стоят декорации, готовы костюмы, и люди во все это влезают и делают спектакль. Это вообще не свойственно для русского театра. Как раз, мне кажется, что мы такие настоящие наследники русской идеи, что все делается до последнего момента, но в этом есть некая большая тоже правда того, что это   исследование, исследовательский метод. Вы смотрите и что-то меняете, подбираете. Вот у человека, чью работу я пытаюсь воспроизводить, Леши Лобанова, человека, с которым я очень много работаю по костюмам. Вот он всегда все время все меняет, он приносит что-то, человек выходит в этом на сцену, он смотрит, что-то забирает, что-то уносит, у него вообще есть огромная коллекция вещей в ротации, которые он вот так прикладывает к людям. Это, наверное, какой-то очень для этой работы подходящий способ создания этой сценической реальности. Вот и я точно так же. На самом деле сформулировал Энди Уорхол потрясающий этот способ, он потрясающе описывал его. Он говорил, что я смотрю на картину, она просит синего, я мажу ее синим. Смотрю снова, она просит желтого, я мажу ее желтым и так пока она не перестанет просить. Наверное, по такому принципу можно объяснить, как происходит. Поскольку это придумывается здесь и сейчас, это и делается. Бывает, есть концептуальные решения, например, все в больничных халатах. Сюда не подходит, но куда-то подходит. Здесь вот именно мы пытаемся создать, чтобы это были современные люди, но при этом проследить вот эти связи какие-то с вот этими самыми волшебными мужиками, которые сидят сейчас в деревянном виде, подпирая головы руками.

Ведущая: Хочется интересного режиссера спросить. Дмитрий, на тему ваших мыслей о деревянных богах наших и современного мужика. Вот представить современного мужика, мужчину в 21 веке. Это парень в кедах, джинсах и толстовке. Как-то вроде ничего общего у него нет с этим образом.

Дмитрий Волкострелов: Ну, как ничего нет. У него тоже есть глаза, уши, ноздри, нос, ноги и т.д. Кажется, да, ничего общего нет, но я в этом не уверен. Мне кажется, что если посмотреть внимательнее, то можно обнаружить сходство, несмотря на то, что у нас наушники, часы и т.д. Мне кажется мы близко находимся. Нет?

Ксения Перетрухина: Мне, честно говоря, никогда не кажется, что нет общего. Я помню, у нас был разговор с мужем моим, Михаилом Дурниковым. Мы находились в Стамбуле, в Софии. Там его восхитили росписи, он видит, что они кривые, что какой-то человек дрожащей рукой это расписывал. Его именно восхитило не совершенство, а несовершенство. Он сказал, что он через это несовершенство ощущаю нашу связь вот с теми людьми. Что не в смысле, что какие-то другие, не те, создали что-то великое, а что вот такой же человек как я, у которого здесь получилось чуть кривее. И, наверное, тоже при соприкосновении с историей, всегда происходит соединение вот в этом моменте человеческого несовершенства. Мне кажется, что это проявляется и в одежде. Не разрешила мне группа дать красивые штаны красивому актеру. Говорят, не хорошо, говорят, треники давать. Сошлись мы на трениках, вероятно, по этой же причине, что все хотят вытянутых коленок, хотя бывают штаны, где не вытягиваются коленки, но вот почему-то всем хочется видеть эти вытянутые коленки. Вероятно, мы себя с ними ассоциируем.

Ведущая: Ходят и сейчас в таких, конечно.

Ксения Перетрухина: Да и в других часто ходят, но в вытянутых коленках мы ощущаем, что у нас есть коленки.

Ведущая: У нас 2 минуты до конца эфира. Вы знаете, я не могу не спросить. Все-таки Пермские боги – это не то чтобы святыня, но символ Перми, знак Перми, который знают во всей стране. От работы над спектаклем, связанной с этой темой, чувствуете ли волнение какое-то, апатию?

Дмитрий Волкострелов: Груз ответственности. На самом деле, по началу, да, по началу, эта идея как-то возникла легко, и я так легко ее предложил, а потом со временем начал накапливаться груз ответственности. Пришло осознание, что это действительно такая большая серьезная тема, такая важная для города, для края. Эта ответственность начала в какой-то момент давить, а потом она в какой-то момент раз и исчезла. Тогда появилось какое-то понимание, что это будет, наверное, вот так вот выглядеть, наверное, будет вот такой спектакль. У меня сейчас так такового груза нет. И, наверное, очень важная вещь – свободно существовать, свободно думать и свободно искать, не оглядываясь назад, на какое-то общее понимание явления. Важно, что мы это делаем и что мы про это размышляем, и как размышляем. Мне кажется, что это ценно прежде всего. Не конкретные какие-то общие размышления, не какие-то общие искусствоведческие вещи. Важен, мне кажется, в любой ситуации взгляд конкретного человека, взгляд конкретно этих актеров на это явление, и это ценно. А не какое-то общее представление.

Ксения Перетрухина: Для меня скорее не то чтобы груз, но для меня очень важно, что мы дотрагиваемся до христианства, здесь это невозможно. Сейчас такое время, когда верующие часто оскорбляются, то для меня это очень волнительная тема, потому что есть христианская символика в спектакле, но ее здесь не может не быть, мы обсуждали это и с Димой. Там есть символика Христа, но я сама себе гарантия. Для меня это честная серьезная работа, как говорится, как художник, я ничего больше не могу предложить. Я могу только делать для себя какое-то очень важное и честное сообщение, надеясь, что никто не будет оскорблен.

Ведущая: Это хорошая точка этой темы. К сожалению, закончился этот эфир. Напомню, что героями программы сегодня были столичные постановщики: театральный художник Ксения Перетрухина и режиссер Дмитрий Волкострелов. Мы говорили о премьере спектакля в Театре-Театре «Пермские боги». Премьера, напомню, 8 февраля. Спасибо вам!

Ведущая: Анна Букатова 

Слушайте радио «Эхо Москвы — Пермь» на 91,2 FM или онлайн на нашем сайте.

Обсуждение
1699
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.