Верхний баннер
04:27 | ЧЕТВЕРГ | 20 ИЮНЯ 2019

$ 63.98 € 71.64

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

14:44, 27 марта 2019

Проректор по внеучебной работе ПГГПУ Олег Лысенко о политической ситуации в регионе перед предстоящими федеральными и региональными выборами

Депутатский экватор. До следующих федеральных и региональных выборов два с половиной года. На «Кухне» пермского «Эха» продолжаем обсуждать особенности политической ситуации текущего момента. Начинаем прогнозировать, и гадаем на кофейной гуще вместе с проректором по внеучебной работе Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета, кандидатом социологических наук Олегом Лысенко.  

 

Ведущая: Добрый день, уважаемые радиослушатели, это «Политическая кухня» на «Эхе Перми», и с вами политконсультант Людмила Ознобишина. Депутатский экватор: до новых серьезных выборов 2,5 года. Мы продолжаем обсуждать особенности политической ситуации текущего момента. До следующих федеральных и региональных выборов остается 2,5 года. Начнем прогнозировать – чем же еще можно заниматься на кухне, особенно политической? Погадаем на кофейной гуще. И с нами Лысенко Олег Владиславович, проректор по внеучебной работе и развитию образовательной среды Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета, кандидат социологических наук, доцент. Здравствуйте, Олег Владиславович.

Олег Владиславович: Здравствуйте, Людмила.

Ведущая: Перед тем как мы обсудим основную тему нашего эфира, давайте несколько других вопросов обсудим. Прямо сейчас у нас продолжается так называемый «губернаторопад» - губернаторы падали, практически шесть губернаторов в регионах сменили на временно исполняющих обязанности. Как вы считаете, этот тренд на смену губернаторов – это некий ответ на падение рейтингов власти в отдельных регионах?

Олег Владиславович: Это один из факторов, который влияет на снятие губернаторов, насколько я понимаю, есть и другие, внутренние. Я подчеркиваю всегда – я социолог, мне проще говорить о настроениях людей, благо, что мы с вами проводим исследование, чем о каких-то внутренних интригах в закрытых органах власти. Очевидно, что здесь складываются несколько факторов, получается такой, как в физике, равнонаправленных вектор. То есть несколько обстоятельств, которые приводят к тому, что несколько губернаторов перестают казаться центральной власти достаточно надежным и обеспечивающим какую-то стабильность, в нем разочаровываются или, возможно, под грузом грехов невозможно его терпеть, и меняют. Чем дальше, тем этого будет больше и попытки будут более судорожные.

Ведущая: Пермский край пережил это к 2017 году, да, два года назад? Есть чем сравнивать, параллели проводить.

Олег Владиславович: И Пермскому краю это было на пользу. Это мое мнение.

Ведущая: Как говорится, вскрытие покажет, посмотрим на рейтинги партии власти…

Олег Владиславович: От последних двух лет какое-то послевкусие остается – не скажу, что сладкое, но более приятное, чем от предыдущего губернатора.

Ведущая: Кстати, перед тем, как перейти к теме нашего эфира. Я знаю, что вы активно занимаетесь социологическими исследованиями, в том числе и политическими, а выборными кампаниями занимаетесь?

Олег Владиславович: Занимался до 2016 года, а сейчас в силу основной работы могу себе позволить только политическую, электоральную социологию.

Ведущая: Последние социологические исследования в Пермском крае датируются каким годом?

Олег Владиславович: В 2018-м.

Ведущая: То есть сравнительно недавно. Какие перемены в настроениях вы уловили?

Олег Владиславович: В 2018-м на социологическом рынке такой тренд – смена от количественных к качественным. Наконец-то заказчики поняли, что такое фокус-группы и какие интересные данные они могут дать.

Ведущая: Тестируют слоганы, фотографии? Что еще?

Олег Владиславович: Глубже, знаете. В 2018 году было несколько таких заказов, которые во главу угла ставили настроение, идентичность, что очень интересно, местную, территориальную, локальную, политическую идентичность. Исследования становятся более тонкими и изощренными.

Ведущая: Какие грамотные заказчики.

Олег Владиславович: Да, может быть, это не рейтинги, рейтинги можно всегда посмотреть у федеральных агентств, разница будет не очень существенная по партиям. А местные настроения будут более интересны. Они позволяют строить более тонкие стратегии поведения различных акторов на политической арене.

Ведущая: И строить активную действенную выборную кампанию.

Олег Владиславович: И не только, и просто взаимодействовать с населением, в межвыборный период улавливать их настроения, купировать негативные явления.

Ведущая: Еще вопрос, не из федеральной даже повестки – события в Казахстане. Я знаю, что вы были в Казахстане…

Олег Владиславович: Да, пару раз бывал.

Ведущая: Какие-то есть у вас штрихи о произошедшем?

Олег Владиславович: Всё абсолютно ожидаемо. Именно так и должно было развиваться по одной простой причине. Я помню свое первое сильное впечатление после посещения Астаны – знаменитая башня, которая стоит посередине большой пешеходной улицы, Байтерек, кажется, могу ошибаться. Целой делегацией туда поднялись, большая смотровая площадка, а посередине стоит большое возвышение, лестница идет наверх, все туда поднимаются – и я туда поднимаюсь. То что я увидел, меня очень впечатлило. Такая золоченая плита на каменных столбах со звериным стилем, а там ладонь. И он так – раз, прикладывает эту ладонь. Я спрашиваю охранника – а что это? Он говорит: это отпечаток правой руки Нурсултана Назарбаева. Это священнический такой акт, сакральный. Отцы поднимают своих детей, чтобы они приложили свою ручку туда. Вот, когда посмотришь на такие вещи, сразу становится всё понятно, эстетика понятна, все-таки она играет большую роль. Так что всё продолжается в той же самой эстетике обожествления. Так и должно было быть в Казахстане.

Ведущая: Вернемся тогда к нашим реалиям. Сегодня вечером в 20:00 состоится очередной прямой эфир губернатора Максима Решетникова в Инстаграм. Вы отслеживаете этот формат взаимодействия?

Олег Владиславович: Иногда. Не каждый раз.  Слышу всё равно всегда.

Ведущая: Как социолог и как проректор пединститута вы постоянно общаетесь со студентами, с молодежью. Как вы считаете, насколько эффективен такой формат с точки зрения решения вопросов, информирования о работе, взаимодействия с молодежью, потому что Инстаграм – это все-таки молодежная сеть?

Олег Владиславович: Для основной массы студенчества – я бы не сказал, что это их затрагивает, потому что другие интересы и прочее. Это скорее рассчитано на молодежь послевузовскую. 25, 35, 40 – вот эту вот. Почему? Потому что меняется поведение людей, начинается создание семьи, трудоустройство, какие-то решения практических задач, в том числе «шкурных», в хорошем смысле этого слова. Понятно, что больше внимания начинает уделяться образованию, транспорту и так далее – тому, что студенту неинтересно в силу возраста и в силу других социальных ролей, выскажусь как социолог, другого набора социальных ролей. А тут социальная роль подразумевает к этому интерес. На самом деле это хороший канал. Будет ли он развиваться? Да. Даже неважно, сколько его смотрит. Важен сам факт. Он влияет гораздо больше, чем конкретные ответы Максима Геннадьевича на вопросы своих молодых избирателей.

Ведущая: Олег Владиславович, у вас нет некого разрыва шаблона? Все-таки Инстаграм – это такая специфическая социальная сеть, ее еще называют ванильной, потому что там, как правило, фотографии, красота, самопрезентации. И когда смотришь эфир губернатора, получается, что паззлы не сходятся. В Инстаграме такое количество людей с проблемами, у которых не убирают мусор, они не могут записаться на анализы, попасть ко врачу и так далее.

Олег Владиславович: Я правильно понимаю, нет ли дисгармонии между вопросами и несколько несерьезным форматом?

Ведущая: Да, площадкой.

Олег Владиславович: Справедливости ради, все-таки не Решетников начал в Инстаграме первый делать такие вещи. До него была масса предшественников, в том числе некоторые достаточно одиозны. На самом деле нет, шаблона никакого нет, и это правильно. Вы же сами политтехнолог…

Ведущая: Политконсультант.

Олег Владиславович: Политконсультант, хорошо. Вы наверняка неоднократно собирали встречи своего кандидата во дворе, правда? Или политики приходят выступать на каких-то мероприятиях. Там обязательно кто-то подойдет и спросит. Мне кажется, это наши с вами заморочки. Люди там живут, часть людей живет – это для них одно из пространств, где они общаются. И когда там появляются какие-то другие темы, они легко переключаются. Это не то же самое, что прийти и обсуждать неубранные дворы в дорогой бутик или в самый дорогой ресторан. Для людей Инстаграм – это просто образ жизни, они там живут, несут туда всё, не только гламур, но и свои повседневные дела, переписываются там, общаются. На самом деле всё правильно. Надо идти туда, где максимальное количество избирателей тебя может увидеть. Если это не совпадает с предыдущими шаблонами – тем хуже для шаблонов.

Ведущая: А что можно сказать о будущих кампаниях в Государственную Думу, в Законодательное собрание, в Пермскую городскую Думу? В 2016 году Единая Россия достаточно успешно выступила, удалось взять немалое количество мандатов и по округам, и по спискам. Эксперты говорят, что такой ситуации, такого успеха не повторится в 2021 году. Может она повториться или нет?

Олег Владиславович: Думаю, сейчас об этом думают немало голов в Москве и в других городах, потому что, с одной стороны, власти хотелось бы, чтобы это повторилось. С другой стороны, мы понимаем, что 2016 год – это нисходящий, но все-таки Крымский консенсус, синдром – как угодно называйте. Впечатление от Крыма тогда еще не выветрилось. Как социолог я скажу, что действительно мы фиксируем изменения запроса на политику. Если 4-5 лет назад в соответствии со многими ставшими уже классическими политологическими тестами в российском обществе был запрос «сильная рука», «порядок», «надежный кандидат, мужик, который может всех спасти», то сейчас тренд меняется. На первое место выходит честность. Честность и справедливость. Сам по себе патерналистский тип отношений между людьми и властью не поменялся, он сохраняется. Когда ты спрашиваешь людей, что должен делать депутат Госдумы, обязательно скажут, что он должен контролировать исполнительную власть и должен помогать решать наши проблемы. Тут ничего не поменялось. Но поменялся сам тип политика, к которому испытывают доверие. Он должен быть честным. Запрос на эту честность существенно меняет расклад. При этом нельзя сказать, что эти тренды уже сформировались. Что называется, низовые настроения. Кто оседлает эту волну – вопрос открытый. Сумеет ли Единая Россия так перестроиться, что станет в глазах населения вдруг самой честной – мы понимаем, что это сложная задача. Наверное, тот человек, который ее решит, должен получить от президента пять наград. 

Ведущая: Честный – это «такой же как я» или «тот, кому я доверяю»? Какие есть нюансы?

Олег Владиславович: Нет, не только такие. Патернализм никуда не делся. Он должен быть нормальным, вменяемым, интересным – что я за соседа Ваську голосовать буду? Васька такой же, скажем так, он ничего не сможет, такой же клиент помощи. Должен быть вменяемый грамотный человек, но самое главное, он должен быть честным. Это бесконечное повторение во всех средствах массовой информации «этого посадили», «этого арестовали»…

Ведущая: Эхо коррупционной кампании…

Олег Владиславович: Конечно. Оно ведь рикошетом бьет совершенно по другому. Значит, все они там такие.

Ведущая: Формирует запрос на честность.

Олег Владиславович: Да. И мы никому уже не верим. Мы еще верим Путину, это фиксируется, особенно Путин во внешней политике молодец. Я сейчас говорю об ожиданиях людей. Ему благодарны за чувство гордости за страну, которое сохраняется. Там, правда, тоже есть нюансы, но не об этом сейчас. Но то, что касается внутренней политики, ну хоть кому-нибудь можно доверять? Ну что вы делаете? Ну кто вы такие?

Ведущая: Скажите пожалуйста, какие события оказали влияние не ситуацию, когда у нас все фиксируют падение рейтингов власти, и социологи говорят, что власть только сейчас начинает выходить из этого пике? Что повлияло в комплексе? Может, какой-то был один провал и ли их было несколько? Что, как вы думаете, может заменить Крымский консенсус? Продолжится собирание земель? Что может быть сигналом?

Олег Владиславович: Вопрос очень непростой. Самый очевидный, самый нежелательный сценарий развития – это очередная маленькая победоносная война. Этот сценарий понятен, использовался в истории неоднократно.

Ведущая: Вы считаете, что ресурс имперских амбиций не исчерпан и есть запрос на различные военные операции в других странах – то есть люди не связывают…

Олег Владиславович: Мне кажется, исчерпаны материальные ресурсы. А эмоциональный ресурс – нет. Да, нужно еще сильнее, надо еще увеличивать. Сильные эмоции надо подстегивать, разгонять. Но мы понимаем, что это сценарий тупиковый. Потому что очень дорого, а во-вторых, не факт, что получится. И очень опасно. Если не получится, тогда всё рухнет в разы быстрее. Второй вариант – это тот, который, как я сейчас вижу, например, на ниве образования и науки разворачивается. Начали с цифровизации, далее заговорили о большом научном прорыве. Выглядит на словах чрезвычайно интересно. Что это такое – мало кто понимает. Пермь оказалась на острие прорыва, научно-образовательный центр в Перми планируется. Такие вещи более разумны, а в то же время способны деловой оптимизм внушить.

Ведущая: То есть некий разворот внутренней политики и малые дела, работа с различными отраслями? Классика жанра, нацпроекты…

Олег Владиславович: Да, когда ты утешаешь расстроенного человека, ты можешь говорить про его проблемы, но это будет его еще сильнее погружать в комплекс саможалости. Можно отвлечь чем-то интересным, позитивным, заменить негативную повестку на позитивную. В принципе такой способ позитивной повестки как минимум более плодотворен. Если он хотя бы частично реализуется, он после себя оставляет что-то помимо удовлетворенного чувства собственного достоинства.

Ведущая: И рейтингов.

Олег Владиславович: Что-то материальное, да. Это дает надежду на то, что перспектива где-то есть, что есть свет в конце тоннеля. Понятно, что куда-то можно двигаться. Если не я двигаюсь, то все вокруг куда-то двигаются, на общем фоне, может быть, и я больше позитивных эмоций хапну.

Ведущая: Олег, есть такая цитата из интернета, многим ее приписывают: «Я, скорее, больше склонен забывать, чем прощать». Способны ли забыть или простить избиратели определенной возрастной когорты непопулярные реформы через 2,5 года? Я говорю прежде всего о пенсионной реформе. 

Олег Владиславович: На эмоциональном уровне простить и забыть – это то же самое. Это нюансы, они значимы для людей, привыкших к рефлексии. Я вас умоляю, большинство людей по поводу политики не рефлексирует. Мы же видим, что явки снижаются и снижаются. Что толку заниматься политикой, где всё одно и то же? Ты их спросишь – они могут взорваться, ты их не спросишь – они взрываться не будут, они пойдут заниматься своими делами. Это только в социальных сетях журналисты, аналитики, публицисты – люди слова, которые привыкли думать и формулировать – они такие красивые, безусловно, фразы могут выдавать. Для подавляющего числа людей это одно и то же.

Ведущая: Совсем недавно Государственная Дума отправила на дополнительную подготовку Министра экономического развития Орешкина Максима Станиславовича с докладом. Отмечают все, что риторика в сторону правительства от депутатов сменилась на более жесткую. В апреле депутаты заслушают доклад Дмитрия Медведева, но недовольства уже звучат. Что это? Депутаты Госдумы устали быть мальчиками для битья? Брать на себя политические риски за непопулярные реформы? Как вы считаете? Это к вам больше не как к социологу, а как к человеку, который интересуется и участвует в политических процессах. Как вы считаете, насколько это расхождение, этот конфликт между Правительством и Государственной Думой, между парламентом будет иметь продолжение?

Олег Владиславович: Трудно сказать. Как напишут сценарий, мне кажется. Если в сценарии, я думаю, который пишется, будет прописано, что для поднятия рейтинга Думы перед новыми выборами нужно немного ее покритиковать, тогда покритикуют. Если скажут, что нет, мы должны продемонстрировать сплочение, то продемонстрируют. Никаких иллюзий. Другое дело, что отдельные партии были бы заинтересованы в том, чтобы градус по-тихоньку повышался. С одной стороны, этот нежданный успех коммунистов и жириновцев на губернаторских выборах…

Ведущая: Это новая политическая реальность, с ней надо считаться.

Олег Владиславович: Боюсь, что они были очень не готовы. Думаю, что теперь они как минимум принимают в расчет, что это может повторяться. Есть некий шанс повысить свой политический вес в том числе в расторговках внутри элит. Соответственно, и продлить свое существование. С их стороны эта риторика будет только повышаться, конечно. Как поведет себя Единая Россия, я уже сказал – смотри пункт 1. Как напишут сценарий, так и будет.

Ведущая: Какие могут быть стратегии для удержания статуса-кво? Перейти на одномандатные округа, где единороссы в силу большего количества ресурсов, административного, финансового, личного ресурса? Или обновление тотальное произвести, новых нарожать или старых отмыть? Захват партийных отделений? ОНФ вывести в публичную плоскость? Маскироваться под самовыдвижение? Пространство вариантов огромное…

Олег Владиславович: Я не знаю, что они делают! Как они планируют, как они захотят, так и делают. Я могу только оценить с точки зрения тех представлений о российском обществе, которые у меня сформировались, перспективность тех или иных шагов. В паре «отмыть старых – нарожать новых», безусловно, проще нарожать новых.

Ведущая: Все-таки что делать к 2021 году – старых отмыть политиков, новых нарожать?

Олег Владиславович: Я уже сказал, нарожать новых проще.

Ведущая: Проще, да?

Олег Владиславович: Проще. Ну, понятно, что не надо…

Ведущая: Лидеры России и так далее.

Олег Владиславович: Вот, абсолютно верно. Конечно, тут не надо абсолютизировать, кто-то пригодится и из старых, далеко не у всех карьера закончена, но вот в массовом порядке запрос на честных.

Ведущая: И на обновление, то есть на новых честных?

Олег Владиславович: А репутация, если она, скажем так, подмочена, понятно, что ее гораздо тяжелее исправить, чем нарисовать с нуля. Вы же, опять же, как политконсультант это прекрасно знаете, да? Гораздо проще сформировать новое, чем перестроить старое в этой сфере. Далее, на самом деле, тут вообще такая смена риторики, она уже началась. Знаете, есть книжка одного интересного автора, по-моему, по фамилии Прохоров,  но это понятно…

Ведущая: Не наш.

Олег Владиславович: Не наш, и не олигарх, не Михаил Прохоров. Забыл инициалы, просто вот сейчас вспомнил. Человек, скажем, не чуждый науке, со степенью и в то же время с хорошим таким опытом в реальном управлении. У него интересная есть идея русского стиля управления. Почему иностранцы не могут понять, почему Россия – таинственная страна. У нас качели. У нас то это мобилизационная экономика прорыва, и требуются одни люди, то у нас наоборот период застоя, когда требуются совершенно другие люди. Очевидно, период застоя заканчивается, период, когда нужны были люди лояльные, понимающие…

Ведущая: Встроенные в вертикаль.

Олег Владиславович: Да, встроенные в вертикаль, немножко медлительные, он заканчивается.

Ведущая: Консерватизм уходит.

Олег Владиславович: Да, кстати. По его мысли, в конце каждого периода, на стыке, скажем так, этих двух периодов всегда, понятно, старых должны защищать, новых должны выдвигать. То есть сейчас идет время, боюсь, комиссаров. Новой волны комиссаров, новой волны героев, которые встанут, своей грудью закроют и так далее.

Ведущая: То есть время популистов, я правильно понимаю?

Олег Владиславович: Не совсем популистов.

Ведущая: Не совсем популистов.

Олег Владиславович: Время людей, которые могут, невзирая ни на что, не оглядываясь там на какие-то правила и прочее, получить задание и уйти в прорыв…

Ведущая: Прыгнуть со скалы.

Олег Владиславович: Прыгнуть со скалы.

Ведущая: Разбежавшись.

Олег Владиславович: Да, лечь под танк и так далее. Этот тренд еще не сформировался до конца. Это пока вот «Лидеры России» и еще что-то. Это первые ласточки, то есть мы понимаем, что когда мы говорим власть – власть это не один человек, это много людей, которые определённым образом взаимодействуют, это очень много голов. Этот тренд, он такой, очень вырисовывается, и запрос на него есть. Запрос на чудо – вот он уже сформировался. Честность – это в том числе и чудо. Люди же на 100% уверены, что честных политиков не бывает. Но хочется честных, значит, должно случиться чудо.

Ведущая: Скажите, может, этого чуда и не произойдет и такая стратегия – чем хуже, тем лучше.

Олег Владиславович: Чья стратегия?

Ведущая: Стратегия тех, кто…

Олег Владиславович: Власти?

Ведущая: Власти в том числе.

Олег Владиславович: Ну слушайте…

Ведущая: Чтобы потом формировать органы власти, я сейчас про региональную ситуацию, под действующего губернатора, то есть под нового губернатора. Мы понимаем, что у нас каждое законодательное собрание, оно сформировано предыдущим губернатором.

Олег Владиславович: Под предыдущего.

Ведущая: Заксобрание 2011 года было сформировано Олегом Анатолиевичем Чиркуновым, и Виктор Федорович Басаргин соответственно с этим…

Олег Владиславович: Там маленькая корректировка.

Ведущая: Так.

Олег Владиславович: Оно формировалось по поводу Олега Чиркунова. Часть – его, там продвиженцы, ставленники, а часть приходили туда на волне его критики. Но я абсолютно согласен, повестка всегда была предыдущего губернатора, это очень хорошо заметно на нынешнем Заксобрании.

Ведущая: То есть чем хуже, тем лучше, здесь негативный момент.

Олег Владиславович: А вот это я не понял, чем хуже, тем лучше кто?

Ведущая: Ну смотрите, у нас запрос на обновление, соответственно та команда…

Олег Владиславович: У населения.

Ведущая: У населения, да. Соответственно та команда кандидатов, которые пойдут на выборы, они начнут говорить, что то, что было сделано, это было сделано тем составом Законодательного Собрания, теми депутатами, которые сейчас. Они не смогли, их избрали при том губернаторе, а вы его помните? Не местный, с командой, которая себя дискредитировала, и так далее. Нам сейчас нужны новые. И появляются тридцать три богатыря или там шестьдесят кандидатов, ну я примитивизирую сейчас.

Олег Владиславович: Это точно не описывается фразой «чем хуже, тем лучше», во-первых. Во-первых, если раскачивать лодку сейчас, ты можешь туда просто не попасть, начнем с этого. Так что все-таки преемственность, лояльность, некоторый партийный механизм захода, одномандатные округа, они всё равно требуют  определенных договоренностей, да. Вызывать на себя сейчас огонь, мягко говоря, преждевременно. То, что  они будут говорить: вот предыдущие неправильно все сделали, а мы правильно все сделаем, правильно. Это безусловно, это правила игры, которые разделяются всеми, это как некая театральная условность. Вот в опере есть театральная условность, в балете есть театральная условность. 

Ведущая: Ритуал.

Олег Владиславович: Ритуал, да. Мы все понимаем, что это жанр такой, значит, так оно и будет, но при всем том, что мы наблюдаем, если говорим про Пермь? В Перми на данный момент отсутствует какая-то такая ярко выраженная группировка, направленная против губернатора и против основных действующих игроков. Ровно по той причине, о которой вы сказали, да. Предыдущий, нынешний ЗакС формировался на фоне либо поддержки, либо войны с предыдущим губернатором, с Басаргиным. Победа случилась, Басаргина не стало, предметы для конфликта исчезли.

Ведущая: Топор войны зарыт.

Олег Владиславович: Да, и вот этот медовый период, когда новый губернатор, конечно выгодно отличающийся от предыдущего, с которым связывались перспективы, да. Он, на самом деле, на фоне Виктора Федоровича, в общем ему это было сделать достаточно просто. Уж больно Басаргин здесь не зашел, не получилось у него с Пермью подружиться, вот. Но этот период, конечно, заканчивается. Разумеется, так будет не всегда, разумеется, приближающиеся выборы, они актуализируют в том числе запрос на некую критику, то есть на чем-то надо избираться.

Ведущая: Кроме того, очень много непопулярных реформ региональных: это и мусорная реформа, это и оптимизация управленческая, это и реформа местного самоуправления.

Олег Владиславович: Стоп-стоп-стоп. По поводу мусорной реформы. Население о ней в массе своей знает? Не уверен, не замерял, но не уверен.

Ведущая: Двадцать процентов – собираемость платежей за сбор.

Олег Владиславович: Так это, а при чем здесь мусорная реформа? А если бы не было мусорной реформы, что, платежи бы выросли? Вы считаете, что пермяки не платят за вывоз мусора потому что…

Ведущая: В настоящее время эти цифры.

Олег Владиславович: Потому что они против этой политики? Уверяю вас, не так. Не так. Тема мало кого интересует, тарифы растут плохо, но что это связано с мусорной реформой… опять же, это интересует десять-пятнадцать процентов образованного, читающего газеты…

Ведущая: И считающего платежи.

Олег Владиславович: Нет, те, кто считает платежи, они, как правило, рост платежей связывают с совершенно другими вещами. Ну, то есть, там более простая схема: «опять эти гады все разворовали». И всё. Что бы ни происходило. Далее. Что касается оптимизации управления: я вас уверяю, тут 100%, я готов об заклад побиться, если мы завтра проведем опрос пермяков и спросим, что вы знаете про оптимизацию?

Ведущая: Нет, не оптимизация, а объединение учреждений. Если в Перми…

Олег Владиславович: Вот. Школы, садики – тут да.

Ведущая: Здания холдингов. Если в Перми реформа детских садов прошла, то в территориях, где идет объединение учреждений культуры, где идет создание облачной бухгалтерии и часть тех же чиновников, они остаются без работы, а дальше муниципальная реформа оставляет людей, причем мы понимаем, что это не последние люди в малых городах и сельских поселениях, они остаются без работы.

Олег Владиславович: Они остаются без работы. Сможет ли это сильно повилять на общие настроения, ну тут надо смотреть. Садики – согласен, могут. Мы видим, что в Перми по поводу объединения школ, садиков кое-где местами, такие конфликты, действительно, спихивали. Но где? В школах, где очень элитные родители. То есть это престижные школы. Я помню, в 77 был конфликт, такой, достаточно сильный.

Ведущая: Да, ее к 84, по-моему, присоединили.

Олег Владиславович: К 84 не знаю.

Ведущая: Это «Дуплекс». Или директора присоединили?

Олег Владиславович: А это «Дуплекс», да?

Ведущая: Да.

Олег Владиславович: Ну тогда эта 77 с «Дуплексом» же и должны были объединяться, если я ничего не путаю.

Ведущая: Да.

Олег Владиславович: Ну 77 – старая престижная школа со сложившимися традициями, где родители сами выучились в ней и теперь своих детей учат, если не внуков. В массе своей, скажем так, некая тревога, что происходит – непонятно, и если ничего принципиально не изменилось, то это быстро уходит из повестки дня и забывается.

Ведущая: У нас остается три минуты до окончания эфира, Олег Владиславович, вопросы про ваш университет. Есть какие-то? Давайте поговорим. От школы к университету. Есть какие-то новости про прием в университет, особенность приемной кампании этого года, новые специальности? Вот у нас, неделю назад мы беседовали с Александром Егоровичем Филипповым, выпускником историко-политологического факультета классического университета, были такие интересные вопросы о ликвидации специальностей одной из кафедр, о слиянии кафедр, о реорганизации. У вас какие события?

Олег Владиславович: У нас этот процесс, достаточно болезненный, слава богу закончен. У нас тоже была реорганизация, слияние кафедр. Вызвано это было сугубо внешними обстоятельствами, то есть это изменение соотношения преподавателей и студентов, нормативного соотношения, которое устанавливает учредитель. И тут деваться некуда: ты или должен сокращаться, но, соответственно, подпет аудиторная нагрузка и так далее. Понятно, процесс неприятный, болезненный, но, увы, не от нас зависящий. Сейчас все спокойно, из этого процесса мы вышли…

Ведущая: Без потерь особых.

Олег Владиславович: Ну, к сожалению, не могу сказать. Потому что несколько людей ушли, потому что когда начинается такая нестабильность, часть людей предпочитает уйти в другие места, но основной костяк сохранился, и это нормально, все хорошо.

Ведущая: Какие у вас самые популярные специальности для абитуриентов? 

Олег Владиславович: Можем судить по прошлому году, прошлый год был неожиданный, вот этого никто не ожидал. Самый высокий проходной балл ЕГЭ у нас случился на филологическом факультете, русский язык и литература. Правда неожиданно?

Ведущая: Неожиданно, конечно.

Олег Владиславович: До этого лидировал…

Ведущая: Иняз?

Олег Владиславович: Да, иняз. Филологи в этом году обогнали. То есть запрос на нормальное, классическое образование. Ничего не хочу сказать против наших иностранцев, они у нас

Ведущая: Вне конкуренции.

Олег Владиславович: Нет, наш факультет действительно…

Ведущая: На хорошем счету.

Олег Владиславович: Не только мое мнение, что факультет иностранных языков очень сильный. Точно не прогадаю, если скажу: один из самых сильных в городе, а может быть и самый сильный. Ну, это…

Ведущая: Рекламная пауза.

Олег Владиславович: Это реклама. Но, тем не менее, есть и такие вещи, что будет в этом году, предсказать сложно, потому что на самом деле это такая, открытая система. На нее влияет огромное количество разных факторов, в том числе привыкание и не привыкание к кризису. Я говорю, мы видели, все пермские вузы видели в последние годы повышение вообще конкурса и проходного балла. В том числе это можно объяснить и тем, что у населения снижаются доходы, и часть ребят, которые планировали уехать учиться в Москву, в Питер, они не уехали, потому что родители элементарно побоялись, что они не смогут их там содержать, все-таки затраты. И они увеличивают конкурс. Будет это продолжаться или наоборот, или родители привыкли и сейчас больший поток пойдет в Москву и в Питер, мы предсказать не можем, но надеемся, что все будет хорошо. По крайней мере, по той активности абитуриентов, которые к нам приходят, на разного рода школы, на олимпиады и так далее, поколение есть, поколение будет очень хорошим.

Ведущая: Количество бюджетных мест не сокращается? То есть, я понимаю, что сейчас такой минимум остался.

Олег Владиславович: Ну…

Ведущая: И целевой прием, я так понимаю, в педуниверситет, как раз был силен за счет целевиков.

Олег Владиславович: Надеемся, если я правильно помню, сейчас как раз идет период, когда формируется.

Ведущая: Формируется заказ.

Олег Владиславович: Но тут извините, изменился закон о целевом приеме. И если раньше целевое обучение, оно с самого начала должно быть, то теперь работодатель может заключить договор о целевом обучении с третьекурсником, четверокурсником, выпускником на последний год, поэтому, я думаю, это существенно увеличит количество целевиков. А то что касается, вы спросили перед этим..

Ведущая: Про новые специальности, про бюджет.

Олег Владиславович: Про бюджет. Интересная штука, на самом деле, у нас увеличивается количество заочки и уменьшается количество дневных, особенно это несколько лет подряд на уровне магистратуры. Это не очень хорошо.

Ведущая: У нас была крайне интересная беседа, но, к сожалению, время, пора.

Олег Владиславович: Отдельно приглашайте, поговорим про наш…

Ведущая: Про университет поговорим, Олег Владиславович.

Олег Владиславович: Олег.

Ведущая: Олег, спасибо вам большое, будем ждать вас на «Политической кухне».

Олег: Приглашайте, всегда с удовольствием. До свидания. 

Ведущий: Людмила Ознобишина 

Слушайте радио «Эхо Перми» на 91,2 FM или на нашем сайте.

Обсуждение
1314
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.