Верхний баннер
02:37 | СРЕДА | 16 ОКТЯБРЯ 2019

$ 64.25 € 70.85

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

17:56, 12 августа 2019
Автор: Елена Vederina

Исполняющий обязанности ректора Аграрно-технологического университета Алексей Петрович Андреев: «Сегодня наши выпускники востребованы и успешны в самых разных сферах»

У пермских выпускников еще есть шанс стать студентами вуза, выпускники которого востребованы сегодня на рынке труда.

 Руководитель аграрного вуза рассказал в студии радиостанции «Эхо Перми» о современных трендах в развитии сельского хозяйства и основных направлениях обучения в вузе.

- По традиции утренние разговоры в студии начинаются с погоды, и для Перми в последние дни актуальна тема ураганов.

- Есть надежда, что деревья не падали, и новых побитых машин в Перми нет, и это избавит нас от дополнительной работы, поскольку мы столкнулись с достаточно интересной тенденцией. Сегодня наши автолюбители научились защищать свои интересы при падении деревьев. И университет стал одним из центров, куда обращаются для проведения дендрологических исследований на предмет определения того, кто же виноват в том, что дерево упало: недосмотрели ЖКХ и не констатировали, что дерево больно, или виновата стихия. В зависимости от этого суд и принимает решение.

- До определенного момента суды в таких случаях говорили о форс-мажоре. И речи о страховке не шло, Алексей Петрович?

- Постепенно наше общество становится все более юридически продвинутым, и на сегодняшний день складывается судебная практика, которая позволяет автолюбителю доказать, что управляющая компания или город виноваты в том, что дерево упало. Для этого проводится соответствующее исследование самого дерева, делается срез, и если заключение экспертов, в том числе и нашего университета, свидетельствует о том, что дерево было больное, а значит, за ним недоследили, ответственность за это несут город или управляющая компания. В зависимости от того, в чьем ведении находился тот или иной массив, УК или мэрия оплатят издержки по ремонту машины. Реальная практика уже есть, и сейчас мы проводим несколько экспертиз по итогам прошедшего урагана, который повалил деревья в целом ряде районов Перми.

- Алексей Петрович, а как давно сельхозакадемию переименовали в университет?

- Уже два года мы университет. Это связано с тем, что мы расширяем проблематику того образовательного направления, с которым работаем, в том числе вводим дополнительные специальности. И в этом отношении мы работает как структура, которая готовит специалиста «от поля до прилавка». Отсюда и название агротехнологический университет, поскольку речь идет как о переработке, так и о реализации сельхозпродукции. У нас есть и факультет товароведения.

- Так чем же университет круче академии?

- Когда мы говорим об университете, нужно отталкиваться от слова «универсальность», более широкую систему подготовки. Академия имеет более узкую направленность, как институт — конкретно направленную узкую специализацию. Допустим институт культуры, институт физкультуры, институт сельского хозяйства. Или академия сельского хозяйства — это подготовка прежде всего профильных специалистов. Университет — это более широкая проблематика, почему я и говорю о том, что мы расширяем направления подготовки специалистов. Второе — наряду с наличием образовательных программ университет предполагает научно-исследовательскую деятельность в большем объеме, чем, скажем, в институте или академии. И третий немаловажный момент, о котором я говорю как ректор — университет становится центром воспитательной деятельности, формирования культуры того студента, который обучается в этом учебном заведении.

- Получается, в вашей программе должны появиться и классические дисциплины?

- Они всегда там были. Наша система образования во многом заимствовала советский опыт, и универсальность советской системы образования она передавалась. В какие-то периоды этот опыт трансформировался в какие-то узкие направления. Бакалавриат, о котором мы сегодня говорим, это практически некий западный опыт, перенесенный на нашу почву — узконаправленная подготовка специалистов с ограниченным временным ресурсом. Если у нас специалитет длится 5 лет, то бакалавриат — это подготовка специалиста с четырехгодичным образованием. Фактически эта универсальность, которая закладывалась еще в советское время, сейчас немного убрана, но вместе с тем, мы все-таки не прерываем и гуманитарную, и другую составляющую, поскольку опыт наших специалистов свидетельствует о том, что узконаправленная специализация — это не есть гарантия эффективности деятельности. Поэтому чем шире познания, тем более универсальную работу может найти себе человек.

- Агроном со знанием классической греческой философии?

- А почему бы и нет? Конечно, до такого уровня мы не доходим, но я бы мечтал об этом. Или агроном, который вечером может читать стихи на французском языке. Можно поёрничать, но сегодня классическая музыка звучит иногда на фермах, и от этого производительность растет, то почему агроном не может читать стихи?

- Да, было время, когда на страницах газет рассуждали о том, что тяжелый рок ставить коровам это плохо. Музыка для коровы — это вроде как хорошо. А есть под этой историей серьезные научные основания?

- Принято говорить, что в каждой сказке есть доля сказки, но и в каждой истине есть доля истины. В этом отношении исследования действительно проводились. И самое важное, что животное, также как и человек, подвержено воздействию определенного звукового ряда. И рок может нарушать определенные биоритмы, а классическая музыка, наоборот. В реальности это уже не сказки — это практика, которая помогает повысить удои или набор веса у животных.

- Став университетом, заведение смогло уйти от практики, когда на некоторые специальности был недобор?

- За последние годы университет правильно выстроил свою профориентационную работу. Действительно, на сегодняшний день есть специальности, на которые непросто набрать слушателей. И в первую очередь это относится к категории чисто аграрно ориентированных специальностей: агрономы, зоотехник, ветеринар. Но этот год мы ознаменовали очень высоким уровнем конкурса к нам. В среднем у нас получилось около девяти заявлений на одно бюджетное место. Думаю, что по этому показателю мы вышли на уровень нашего достаточно продвинутого классического университета и политехнического университета. Это первый момент. Второй момент, на который мне хотелось бы обратить внимание — действительно расширена номенклатура специальностей, мы таким образом дали возможность ребятам выбирать и идти к нам учиться. Сегодня у нас наиболее востребованы такие специальности как экономика, IT-специалисты. При этом надо отдать должное, что университет сегодня готовит IT-специалистов не только для агропромышленного комплекса. Наши выпускники работают практически во всех отраслях народного хозяйства и по оценке работодателей, они относятся к категории наиболее хорошо подготовленных.

- Достаточно большой популярностью пользуются и такие направления, как экология и природопользование. Основная причина — сегодня в этой сфере широк выбор предложений на рынке труда. Требуются специалисты и предлагается немаленький уровень заработной платы. У нас за последнее время активно растет конкурс на ландшафтной архитектуре и дизайне. Недавно именно наши выпускники стали основными победителями в конкурсах «Сады над Камой» и будут принимать участие в следующих, международных этапах. Большой популярностью пользуется ветеринария, где достаточно высок конкурс. Здесь, как и в медицине, обучение длится дольше, - это специалитет. Сегодня при росте количества ветеринарных клиник в городе потребность в ветеринарах резко возросла, и у нас вырос конкурс не только на специалитет, но и в магистратуру.

Также достаточно высокий конкурс на специальности «Технология переработки сельхозпродукции». Кроме того, большая часть специалистов, работающих с автомобильным направлением, - тоже выпускники нашего университета. Мы отметили значительный прирост тех, кто поступал к нам на инженерный факультет, это и в техносферной безопансости, и в агроинженерии. Эти тенденции мы также считаем позитивными.

- Есть у вас специальность астроном-геодезист?

- Мы, хотя и занимаемся астрономией, астроном-геодезист это не наше направление. На сегодняшний день работаем с космосом достаточно активно, но применительно к тем направлениям, которые касаются сельского хозяйства. Что касается практической деятельности, то сейчас мы подписываем договор с министерством сельского хозяйства Пермского края на предмет проведения исследований по введению земель в сельхозоборот. На это заложены бюджетные деньги, и те предприятия, колхозы и фирмы, которые сегодня распахивают землю, получают за это средства. Используя космические снимки, используя наши летательные аппараты, а университет сегодня обладает своими микросамолетами и квадракоптерами, мы проводим соответствующие исследования. Но самое главное — надо понимать, что зонирование из воздушного пространства нужно не только для того, чтобы наблюдать границы используемых участков. Это прежде всего важно для понимания тех процессов, которые происходят в почве. В климатическом отношении наш регион достаточно рискованный, и агроному самому объехать поля, чтобы понять, что происходит, достаточно тяжело. Для этого и работают соответствующие инструментарии, которые используются в прикладных исследованиях, в том числе и по определению количества солей в почве, оценке ее увлажненности или зарастания сорняками. Есть и масса других направлений, которые востребованы. Так что сегодня сельское хозяйство — это не только лопата и вилы, это современное производство с высокотехнологичной системой организации труда. Одно из направлений, которым мы занимаемся, - «электронный ветеринар». Суть состоит в том, что фактически университет обрабатывает огромную базу данных по болезням животных для того, чтобы ветеринар в каком-то колхозе мог войти и оперативно ознакомиться с тем, какие средства принимать для лечения тех или иных заболеваний, какие процедуры проводить. Так что подходы меняются.

- Сейчас одна из главных проблем — сокращение количества людей, которые заняты в сельском хозяйстве. И происходит это как раз потому, что новые технологии резко повышают производительность труда в сельском хозяйстве, соответственно количество людей, занятых там, сокращается. А если учесть, что Пермский край — в принципе не самый удачный регион для ведения сельского хозяйства, то эта тенденция у нас должна еще и усиливаться?

- Здесь мы сталкиваемся с двумя тенденциями. С одной стороны, мы действительно сталкиваемся с тенденцией сокращения численности трудовых ресурсов, занятых в агропромышленном комплексе. С другой стороны, мы сталкиваемся с необходимостью развития сельских территорий. В чем эти казалось бы, две взаимоисключающие составляющие? Первое — повышение интенсивности приводит к сокращению кадров. Но сокращение количества требует повышения уровня подготовки специалистов. Если раньше требовались просто рабочие или трактористы, дояры, то сегодня это уже определенные операторы, управляющие технологическим процессом. А это более высокий уровень подготовки. В этом отношении мы как университет выигрываем, потому что растет потребность в высококвалифицированных специалистах. А это как раз те люди, кто обучается в университете или специализированных заведениях. Второе — мы сталкиваемся с необходимостью развития сельских территорий. Делать это можно по двум направлениям. Первое — путем развития небольших крестьянско-фермерских хозяйств, как традиционно это было в сельской местности. Начиная от хутора до современных технологических сельских баз. Небольшие хозяйства как минимум требуют квалификации людей, занимающихся этой проблематикой. На сегодня фермер одновременно выполняет несколько функций:он и организатор производства, и специалист по разработке бизнес-планов, и маркетолог. В связи с этим ему необходимы дополнительные новые знания, в противном случае он не выживет. Ошибки специалистов в сельском хозяйстве, как и в других отраслях, иногда оборачиваются миллионными издержками для крупных производств и разорением крестьянско-фермерского хозяйства — для мелкого производителя. В связи с этим университет отработал и реализует такое направление как консультирование мелкого производителя. В рамках соглашения с министерством сельского хозяйства есть специальный центр дополнительного профессионального образования, который работает с конкретными производителями — от самого мелкого до крупного для того чтобы просто иногда подсказать, создать определенные предпосылки. Задача расширения географии земельных ресурсов, которая сейчас стоит перед регионом, как раз потребует большого количества таких специалистов, и мы их подготовкой занимаемся.

- Мы понимаем, что количество сельского населения, профессионально занятого в сельском хозяйстве, будет сокращаться в результате интенсификации, новых технологий. Есть ли при такой тенденции смысл разрабатывать под сельское хозяйство новые территории Пермского края?

- Развитие сельских территорий предполагает развитие нескольких возможных направлений. Почему бы не использовать такое направление, как сельский туризм? Он же тоже осваивает эти земли. Давайте будем откровенны: когда человек проводит в городе месяц за месяцем, дыша загазованным воздухом, то почему бы не выехать к той же бабушке в тур выходного дня, чтобы получить наслаждение от природы, с которой ты столкнешься?

- Согласен, но это норма скорее для урбанизированной природы, а у нас еще есть бабушка в деревне, есть дачи.

- Как человек, поддерживающий достаточно плотные контакты с Москвой, могу сказать, что москвичи уже взвыли и готовы поехать куда угодно, чтобы найти просто кусочек природы и отдохнуть от этого мегаполиса. Мы к этому тоже придем, и к этому надо готовиться.

- Вы согласны с тем, что наши территории в ближайшей перспективе будут не для сельского хозяйства?

- Не согласен. Будем исходить из тех современных тенденций, которые мы реализуем. В последнее время одна из принципиальных задач, которые ставятся государством — это развитие сельского хозяйства. Как минимум для обеспечения собственной продовольственной безопасности. Следующий этап, который у нас сейчас идет — это расширение экспорта продукции за рубеж. Сегодня уже многие считают наши доходы от продажи зерна на международном рынке сопоставимыми с вооружением. Чем мы сильны и что для нас принципиально? Это возможность развития эко-направления в сельском хозяйстве, которая практически исчерпана в подавляющем большинстве стран Европы и в Соединенных Штатах. И в этом отношении мы «зеленое» государство, которое может этот тренд использовать в полном объеме.

- Согласен, но я не верю, что Прикамье будет мировой житницей.

- А мы и не говорим, что Прикамье должно быть мировой житницей. У Прикамья есть свои задачи, связанные с решением этой же проблемы. Мы — зона рискованного земледелия. Да, мы не можем и не будем в полном объеме выращивать зерновые, чтобы обеспечивать ими зарубежные страны. Но Прикамье — регион, который может работать в очень хорошем направлении — с дикоросами. Наши ягоды, грибы, то, что в советское время заготавливалось через соответствующие кооперативы, на сегодняшний день в полном объеме не используется. А их можно использовать как компонент для лечения. Занимайте свою нишу. У нас активно выращивается жимолость, облепиха. Создавайте дополнительный перерабатывающий ресурс и выходите на рынок с тем, что мы можем представить. У нас есть те ресурсы, которые можно использовать в наших интересах. И не надо здесь создавать житницу яровых по примеру Кубани. Да, мы выращиваем зерно прежде всего для обеспечения нашего животноводства. Так выстраивался наш агропромышленный комплекс. Но вместе с тем мы проводим эксперименты по выращиванию элитной зерновой составляющей, которую мы будем продавать нашим колхозникам.

- Что еще мы можем сделать как сельскохозяйственный регион?

- Одно из наших преимуществ — возможность развития животноводства. Луга дают возможность заготовки кормов, это ресурс, который у нас достаточно широк. Второй момент — традиционно Пермь сама себя обеспечивала не только мясом КРС, у нас были свои свинокомплексы, птицефабрики. Это направление и сегодня реализуется, оно перспективное. Плюс к этому мы можем стать одной из ресурсных баз по заготовке кормов, которые будут использоваться в более южных и засушливых регионах. Да, везти тюки с сеном тяжело, но возможно, Кама позволяет это сделать. Заготавливайте и сплавляйте до Ирана и далее. Но есть технологии более глубокой переработки той же зеленой массы в гранулированную составляющую, которая будет востребована в Астрахани, Волгограде и других регионах, которые развивают животноводство и нуждаются в кормах. Это система организации производства исходя из имеющихся природных ресурсов и это даст результат. А там где этого недостаточно, приходят новые технологии, которые тоже дадут свой эффект.

- Скажите, есть ли возможность поступить в ваш вуз еще в этом году?

- Приемная кампания еще не закончилась. Ее специфика такова, что мы провели зачисление только 80% абитуриентов. Из-за того, что часть студентов подавали документы в несколько вузов, мы работаем до 26 августа. На заочное отделение у нас будет зачисление только в конце августа. Мы открыты для тех, кто приходит на обучение на платной основе.

 

Обсуждение
7062
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.