Верхний баннер
19:24 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 16 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.83 € 70.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

19:25, 29 августа 2019

Дмитрий Баранов: «У нас основная задача это догнать те долги, которые у нас имеются по существующему плану»

В гостях программы «Без посредников» - руководитель Фонда капитального ремонта в Пермском крае.

А.К.: Добрый день. В эфире «Эхо Москвы – Пермь». Меня зовут Александра Колпакова, в эфире программа «Без посредников». И сегодня мы беседуем с руководителем фонда капремонта Дмитрием Егоровичем Барановым. Добрый день.

Д.Б.: Здравствуйте.

А.К.: Вопросов по поводу капитального ремонта у нас много. Поэтому, давайте начнем, для того чтобы войти в тему… Может быть, вопрос такой наивный, но, может быть, не всем понятно, чем вообще занимается фонд? 

Д.Б.: Ну, основная деятельность фонда связана с организацией и проведением капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах на территории Пермского края. 

А.К.: А в капитальный ремонт что входит? Какие работы?

Д.Б.: Виды работ у нас напрямую прописываются в жилищном кодексе. Ну, в принципе, думаю, понятно. Это крыша, ремонт крыши, ремонт фасада, ремонт фундамента, ремонт всех инженерных систем. То есть, холодное водоснабжение, горячее, электрика, газ, ну и замена либо модернизация лифтов. И плюс еще ремонт подвального помещения. То есть все основные конструктивные элементы. 

А.К.: И на сегодня какие первоочередные задачи перед фондом стоят?

Д.Б.: Ну, если говорить про нас, именно про Пермский край, то пока, к сожалению, у нас основная задача это маленько все-таки догнать те долги, которые у нас имеются по существующему плану. У нас он прописывается в региональной программе капитального ремонта, этот план, до 44-го года на сегодняшний день. И вот цель и смысл, чтобы идти, что называется, год в год. Что запланировано, то и ремонтировать. 

А.К.: То есть на сегодня существует отставание от этого плана.

Д.Б.: Да. Действительно. Есть.

А.К.: Почему возникло?

Д.Б.: Ну. Одна, наверное, из основных… Много тоже об этом говорили. Это та программа, которая у нас существует в крае. Она, к сожалению, не совсем, что ли, корректная. Так скажу. То есть, там во-первых не все предусмотрено, что должно быть предусмотрено. Я имею в виду виды работ. Во-вторых, в ней, к сожалению, предусматриваются ремонты, которые делать на сегодня не надо. То есть такое тоже есть, и этого есть очень много. Ну и плюс, конечно, некий разрыв по объемам работ. Если в 15-м году предполагалось к ремонту тридцать домов, то в последующие годы уже тысячи домов. Отремонтировать тысячи домов за год… Ну, как бы и погодный фактор. Яркий пример – это лето. У нас строительный сезон, понятно, несколько сокращен. Плюс, при таком лете, когда каждый день идут дожди. Понятно, это все корректирует сроки, корректирует план. А сам механизм, так скажем, актуализации, корректировки этого плана, он не есть простой. Там не так, что вот вроде, надо какой-то ремонт в доме провести. Мы все понимаем. Давайте проводить. Нет. Там все гораздо сложнее. Если мы говорим про котловые дома, которые формируют свои фонды в общем котловом счете. Там мы уходим в то, что необходимо для переносов сроков, что вперед, что назад. Либо на более ранние, либо на более поздние периоды. Нам необходимы либо протоколы собственников общих собраний с количеством голосов не менее двух третей, либо какое-то техническое заключение о том, что ремонт требуется либо, наоборот, не требуется проводить. А это все время. Достаточно длительное время занимает. Не знаю. Может, тоже живете в многоквартирном доме. Тоже понимаете, что собрать там общее собрание, еще и протокол оформить, это как бы затруднительно и долго. 

А.К.: Зависит от того, есть ли какая-то организующая сила. Если она есть, то это как-то более оперативно происходит. Я думаю, что в разных домах все-таки по-разному.

Д.Б.: Это действительно так. Есть многоквартирные дома, где собственники достаточно активны. Где все понимают. Где все слышат. Готовы именно взаимодействовать, именно сотрудничать. И планы корректировать, и по уровню сбора работу проводить. Есть действительно дома, где мало что интересно. Есть дома, где мало что интересно. То есть, вроде что-то вам плачу, там где-то, и пусть что-нибудь происходит. На этом мой интерес заканчивается. 

А.К.: Пока потолок на голову не свалится.

Д.Б.: Ну, есть у нас и такие, к сожалению, примеры. Ну, условно такие. Есть многоквартирные дома, где собственники… Есть разделение. Ну, образно, половина настаивает, что цвет фасада должен быть темно-желтый. Часть думает – нет, он должен быть зеленый. Или там тоже очень распространенная дискуссия, когда собственники верхних этажей настаивают упорно на ремонте, замене лифтов, либо ремонте крыши. Собственники нижних этажей говорят о том, что в первую очередь надо ремонтировать подвал. И там, не знаю, входные группы. Еще что-то. 

А.К.: Кому какая проблема ближе.

Д.Б.: Конечно. И вот наша задача, чтобы эту дискуссию, как бы, регулировать. И делать действительно то, что надо. 

А.К.: Вообще фонд в решении этих вопросов внутри коллектива собственников принимает какое-то участие?

Д.Б.: Конечно. Очень, достаточно активное. Мы и сейчас… У нас практически каждый день сотрудники фонда выезжают на общие собрания. Я же еще отмечу, мы по краю, что называется, работаем. Не только Пермь. То есть, участвуем, выезжаем. И муниципалитеты. Большинство подавляющее, тоже слышат, понимают, организуют. И я выезжаю еженедельно тоже. Когда получается, так скажу, по плану. НА прошлой неделе в Краснокамске были. На этой неделе у нас тоже выезды планируются. В Губаху, насколько я 

помню. То есть, постоянно встречаемся в собственниками, разъясняем. И с управляющими компаниями тоже самое. Мы участвуем, на самом деле участвуем, разъясняем, но не влазим. Разъясняем. Единственно разъясняем. Плюсы спец-счетов, минусы спец-счетов. Плюсы котлового способа, сроки, форма протоколов и так далее. Все эти моменты разъясняем. 

А.К.: Вот смотрите. Еще один основополагающий момент, который мы еще не затронули, и дальше уже к более частным вопросам перейдем. Мы говорим о региональной программе капремонта. Что это такое? Какой статус у этого документа? Вы говорили, что его очень сложно поменять. Почему так?

Д.Б.: Ну, региональная программа, если более-менее доступно, объяснить, это некая очень большая таблица. Очень большая. 

А.К.: Список?

Д.Б.: Да. 

А.К.: Перечень?

Д.Б. Объектов многоквартирных домов с адресами ввода их в эксплуатацию. И до 44-го года по каждому расписывается, когда в каком периоде времени будет что проводиться. Какой ремонт. 

А.К.: То есть, по каждому дому есть определенные сроки?

Д.Б.: Да. 

А.К.: Которые закреплены в этой программе?

Д.Б.: Да.

А.К.: Ее утверждает…

Д.Б.: Утверждается на уровне правительства Пермского края. 

А.К.: И хорошо. Допустим, по моему дому там определенный срок есть. 2020, не знаю, третий год. Могу я как-то приблизить этот срок?

Д.Б.: Можете, как приблизить, так и, наоборот, на более поздний период перенести. Механизм…

А.К.: Я так понимаю, приблизить больше хочется.

Д.Б.: Ну, вы знаете, где-то примерно 60 на 40. То есть, 60 действительно обращений собственников – это речь идет на более ранние периоды. 40 процентов все-таки наоборот просят и настаивают, что, не знаю, такой-то конструктив вот сейчас нам ремонтировать не нужно. Либо там самостоятельно где-то по текущему ремонту перекрылись. Либо еще находятся в нормативном состоянии. И зачем денежные средства затрачивать. 

А.К.: Не хотят платить раньше времени?

Д.Б.: Конечно же. Такое тоже у нас есть. Примерно процентовка – 60 на 40. Механизм… Да, конечно же он есть. У нас он тоже регламентируется актом Правительства. Это 279-е постановление. Там на самом деле два основных момента. Первый. Если мы хотим перенести на более ранний срок, то это собираемость. Должна быть собираемость. По дому уровень сбора должен быть 80% от начислений. Не меньше. Если меньше, то Министерство жилищно-коммунального хозяйства отказывает в переносе на более ранний срок. И второй. Должно быть все-таки техническое... Недостаточно просто воли собственника. Одного или группы собственников. Просто, хотим и все. Не совсем так. Должно быть обязательно какое-то техническое заключение. Специализированная какая-то организация должна действительно подтвердить, что конструктив, который просят перенести на более ранний срок, находится не в нормативном состоянии. И перекрыть его текущим ремонтом, уже не представляется возможным. Вот основных два момента. Если мы говорим на более поздний период переноса, то там либо протокол собственников, где они сами решают, что нам этот ремонт либо не требуется вообще, либо не требуется сейчас. И второй момент это отсутствие конструктива. Такое тоже сейчас к сожалению у нас встречается. Что запланирован ремонт, не знаю, условно, подвала в доме. А подвала в доме просто нет. Такое у нас, к сожалению, тоже есть. Либо какое-то, опять-таки, заключение специализированной организации о том, что ремонт не требуется. И есть еще одно условие здесь же. Что при этом ремонт уже был ранее проведен. Здесь и возникает вопрос. С одной стороны у нас есть позиция наших тех же подрядчиков, которые являются специализированными организациями. Имеют допуски СРО соответствующие. И они нам говорят: «Слушайте, что ремонтировать. Тут все в надлежащем состоянии. Просто деньги на ветер». Но для того, чтобы нам это перенести, процедура, она такая и есть. Нам надо, первое, подтвердить, что ремонт был ранее проведен. Второе, что его не надо делать сейчас. То есть там два момента, два элемента. И вот с этим возникают, надо признаться, сложности. Даже там, где ремонт, допустим, был проведен. Надо и договор собрать, акты принятых работ. Не всегда эти документы удается где-то найти. Тут есть затруднения, да. 

А.К.: А что касается этого технического заключения, которое необходимо для… В обоих случаях. Для приближения ремонта, либо для его отдаления во времени, то кто это заключение может выдать и каким образом это организовать? 

Д.Б.: Если говорить про нас, то тоже стоит напомнить, что та проблема, которую я сейчас озвучивал, с программой, это вопрос не сегодняшнего дня. Он еще у нас возник где-то во второй половине 17-го года даже. В 17-м году. И было принято решение о том, что, перед тем, как эту всю актуализацию проводить, изменения в программе, Что менять-то? Надо понимать объективное состояние. Что у нас вообще с жилым фондом? Где какие дома? Какая их площадь? Какой износ? Есть, зачастую, программа, вот эта самая. В ней, в том числе, указывается износ каждого дома. А износ-то где берут? Берут в паспортах многоквартирных домов. А они как правило все еще времен тех. Далеких-далеких.

А.К.: Советских.

Д.Б.: Да, и советских. И девяностых. То есть, когда после определения последнего износа прошло уже пятнадцать, там, двадцать лет. Понятно, он не объективный. Это надо все делать. Так вот, было принято решение о том, что первое, что мы сейчас сделаем, это мы все обследуем. Обследуем мы силами, опять-таки, специализированных организаций подрядных, у которых есть соответствующий допуск и СРО. Они непосредственно выезжают на место. Проводят обследование в объеме визуальном. В объеме визуальном. При необходимости, где уже видно, что визуального недостаточно, мы уходим в следующим этап. Это детально-инструментальное обследование. Но это намного, значительно, дороже. И уже единичные случаи. После этого нам готовится заключение, которое мы уже учитываем в своей работе. В заключении даются как рекомендации, какие виды работ надо сейчас сделать, какие можно отложить, повременить. Мы уже вот это учитываем. И как бы цель в том, чтобы провести обследование всего перечня домов в нашей программе. Их на сегодня 13 тысяч, чуть больше. И чуть более 9 тысяч, они формируют свои фонды капитального ремонта, так скажем, на котловом счете, общем котловом счете. Так вот, на сегодня мы чуть больше 3 тысяч домов уже обследовали. А сейчас переходим уже плавно к обследованию следующей партии, количества домов. После этого уже будем массово, глобально пересматривать все эти существующие планы. 

А.К.: То есть обследование в плановом порядке проводится?

Д.Б.: Ну, как вам сказать, планово. Проводится. Планово? Понимаете, планово, еще раз… Программа, региональная программа капитального ремонта… Ее смысл, что ее один раз утвердили, и потом ее уже особо менять не надо. Просто исполняй. Только где-то чуть-чуть чего-то уточняй. В крае программа была утверждена в 14-м году. И, конечно же, по своей логике вот эти все обследования, вот этот мониторинг, реальный, актуальный хотя бы в визуальном объеме. Его-то надо было проводить перед утверждением программы. А потом уже планово тихонько исполнять. У нас программа была утверждена. Ну, честно, я там не участвовал, но из того, что вижу при исполнении, конечно, там она. Не знаю, какие обследования проводились. Очень тяжело сказать. Очень тяжело. И поэтому неплановая. Тут наоборот как раз есть то отставание… Подавляющее число регионов эти все обследования либо силами управляющих компаний, либо силами бюджета, собственников, проводили тогда. 12-й, 13-й годы. Те. И сейчас они просто планово исполняют то, что наобследовали, простым языком. Мы же вот здесь только сейчас это делаем.  То есть, получается, мы параллельно исполняем план, какой бы он ни был, догоняем его. И параллельно мы проводим работу, подготавливаем базу для его, ну так скажем, большого качественного пересмотра. 

А.К.: Еще раз, на сегодня сколько домов обследовано?

Д.Б.: Чуть более трех тысяч. 

А.К.: Но это значительная часть, получается, из тринадцати тысяч. Значительная часть еще впереди.

Д.Б.: Тут сразу отмечу, что есть там тоже разделение, на самом деле. Там из тринадцати тысяч домов, которые у нас в программе, четыре тысячи – это спец-счетники. Спец-счетники – это все-таки определенная самостоятельность. Это не такая большая зависимость от регионального оператора. Если она вообще какая-то есть. Они, так скажем, своей такой судьбой живут. В общих правилах. В общих правилах, но своей судьбой. 

А.К.: Ну что ж. Мы продолжим наш разговор через несколько минут. Не отключайтесь. 

А.К.: «Эхо Москвы – Пермь», «Без посредников». Добрый день. Меня зовут Александра Колпакова. В студии сегодня руководитель Фонда капремонта Пермского края Дмитрий Баранов. Добрый день, еще раз. И мы продолжаем наш разговор о том, что и как… Какие многоквартирные дома ремонтируются

в нашем регионе. Вот смотрите, Дмитрий Егорович. Вы затронули тоже такую тему, которая может быть не всем знакома. Котловой метод оплаты капремонта и спец-счета. Пару слов скажите, пожалуйста, что это такое. Потому что, может быть, не все знают, что можно спец-счета открывать. 

Д.Б.: Ну, на самом деле, почему-то думаю, что все, кто живут в многоквартирных домах, уже в той или иной степени с этим знакомы. Суть в следующем. Спец-счет – это отдельный, специальный банковский счет, простым языком, на который складывают собственники денежные средства. Только одного дома. Никак не связано этот счет с другими домами. Либо с другими счетами. Отдельный счет. Собственники сами решают, когда и что проводить. Какие виды ремонтов проводить по этому дому. Там есть единственное условие, чтобы денег было достаточно. По ним также в программе региональной существуют сроки предельные. Ну вот, помните про таблицу. Такую образную говорили. Понятно, что по этим домам тоже есть на определенные года определенные виды работ. Так вот, обязанность собственников на спец-счете не опаздывать с ремонтом запланированным. Они могут его перенести. Они могут сделать что-то, также протокольно оформить о том, что, слушайте, у нас там запланирован на 19-й год ремонт крыши. А вот вам протокол, просим его перенести на 23-й год. Пожалуйста. Но если они перенесут на 23-й год, и в 23-м году ничего не сделают и не перенесут, то все. Это будет означать, что их переведут на котловой счет. Котловой способ подразумевает также один расчетный счет в банке. Но туда денежные средства сдают все собственники, которые не спец-счетники. Их, напомню, сейчас чуть менее 9 тысяч. Там, понятно…

А.К.: Чуть менее 9 тысяч домов?

Д.Б.: Да. Там на каждого собственника свой лицевой счет. На каждого собственника ведется учет, сколько денежных средств начислено, сдано, сколько из них потрачено на ремонт, какой ремонт. Это все учитывается. Но там особенности и отличие, в принципе, котлового от спец-счета, что на котловом при недостаточности денежных средств для ремонта, они берутся на возвратной основе в долг у собственников других домов. Принцип в этом. Спец-счетники ни у кого в долг брать не могут. Они могут кредит взять только. Либо заключить договор на ремонт с подрядной организацией, есть некая рассрочка, и так далее. Они там, по сути, спец-счетники ограничены теми средствами, которые у них есть. На котловом же это ограничение условное, потому что всегда можно взять в долг у собственников других многоквартирных домов. Опять-таки на возвратной основе. Когда определять, какой дом ремонтировать, это как раз и прописывается… Эта очередность… Она прописывается в региональной программе. Почему этот дом раньше. Почему тот позже. Это все должно учитываться в региональной программе. Есть критерии, почему один дом раньше. С видом работ. А второй, соседний, дом позже. Это по критериям должно все рассчитываться. Плюсы есть, как на спец-счете, так и на котловом способе. Котловой – понятно. Там, все-таки, более большие возможности с финансовой точки зрения. Потому что набрать денежных средств одномоментно, на замену тех же лифтов, во всех подъездах дома… Один лифт – это порядка двух миллионов. Один. И то, если мы говорим, до 400 килограмм. В девятиэтажке стандартный пассажирский лифт. Если грузовой, то там еще больше на порядок. Понятно, что набрать собственникам одномоментно такую сумму проблематично. С другой стороны, спец-счетники, они более свободны. То есть, к примеру, мы подрядчиков выбираем на аукционах. Тоже можно долго дискутировать. Плюсы этой процедуры, минусы, сроки. У нас аукцион, один аукцион занимает с момента размещения извещения до момента заключения договора месяц-полтора. В этот период времени просто ничего не происходит. Плюс возможны всякие разного рода обжалования и так далее. То есть эта процедура еще растянется. Соответственно, сроки ремонта. При том, что у 

нас сезон строительный достаточно короткий. Это все учитывается. Мы ремонты, которые проводим… У нас, так скажем, ценники и стоимость чуть подороже, чем тоже самое делают спец-счетники. Почему? Потому что, еще раз, мы выбираем… Мы обязательно привлекаем организацию, являющуюся членом СРО, а это деньги. То есть, вступить в СРО – это взносы заплати и регулярно их плати. Мы на аукционах заключаем договоры. А это – площадке заплати. Для нас обязательна гарантия пять лет. Хотя для спец-счетников тоже обязательна. Обеспечение мы обязательно берем с подрядчиков. Это либо банковская гарантия, либо денежные средства. И вот эти все затраты, все-все-все, они в конечном итоге ложатся в стоимость работы. Плюс мы договоры страхования просим обязательно с подрядных организаций. А если говорить про спец-счетников, то, к примеру, у нас по градостроительному кодексу, работы до 3 миллионов, там допуски СРО не нужны. Аукционов нет, допуски СРО не нужны, обеспечение, ну не знаю, по воле собственников можно никакое не брать. Все. Соответственно, ценник ниже. Более приемлемо, выгодно. 

А.К.: Получается, что ваша система более сложная и громоздкая? И все эти усложнения введены, чтобы обеспечить более надежные услуги?

Д.Б.: Конечно, безусловно, естественно, она… Потому он, видимо, и котловой. То есть, понятно, решать вопросы, проблемы, задачи по одному дому намного проще, чем решать вопросы и задачи по 9 тысячам домов. Понятно, все очевидно. И естественно эти все публичные процедуры, они тоже связаны именно с этим. Чтобы была и гарантия. Потому что… Случай некачественного ремонта. Чтобы как-то были условия для того, чтобы подрядчик устранял их. Есть у нас случаи и уклонения от заключения договора. Тоже, чтобы как-то это все компенсировать. Естественно это все придумано именно для этого. Поэтому у нас… С другой стороны, понимаете, к собственнику многие приходят, говорят: кто у нас будет искать. Я имею в виду, спец-счетникам. Кто у нас там будет искать этих подрядчиков, и где мы их возьмем, мы никого не знаем. Вы что-то знаете, вроде, делаете. Давайте, вы и занимайтесь. Нам, некому. Хотя тоже, казалось бы, в чем там проблема. Ведь почти у всех есть ТСЖ, управляющие компании, которые в этом должны ориентироваться. На мой взгляд. 

А.К.: Вопрос, продолжая эту тему, хотела задать такой: по имеющемуся опыту среди проведенных ремонтов в домах со спец-счетами. Эта упрощенная система не дает сбоев?

Д.Б.: Знаете, все индивидуально. Все индивидуально, на самом деле. Есть, где просто откровенно деньги тащили. Грубо говоря, по документам есть ремонты. Приезжаешь смотреть…

А.К.: Ничего не сделано.

Д.Б.: Да. А договор есть, акт есть. Вопрос: это как вообще. У нас в Мотовилихе был такой вот случай. Есть, где путают капитальный ремонт с текущим ремонтом. Да. На самом деле есть отличие. И расходуют денежные средства. Есть, где вполне справляются и дом содержат в надлежащем состоянии. Вот тут все индивидуально. Зависит от людей, от организаций, от опыта. И от дома, конечно, тоже зависит. Поскольку дома там, знаете, 20-х , 30-х годов. Где материал стен или шлакоблочные, из дерева. Понятно, что там просто в силу времени. Каким ты ни будь умным, толковым, хорошим, красивым, но просто есть момент времени. Все у нас имеет свои сроки, износы. Есть такое. Тут все индивидуально. 

А.К.: Но смысл основной в том, что спец-счета подразумевают большую ответственность и вникание со стороны собственников?

Д.Б.: Ну, да. Собственников, группы собственников. Наверное, да. Хотя напомню, что и у нас собственники являются… Представители собственников являются членами комиссии по приемке работ. При котловом они, так скажем, абсолютно не устранены.

А.К.: Тоже. 

Д.Б.: И участвуют. И, поверьте, достаточно активно. У меня в день по несколько совещаний. С разными домами, с разными собственниками. Ставят тоже определенные вопросы. Но решаем, общаемся. Активность собственников постольку-поскольку зависит от способов формирования. Но по спец-счету, еще раз, там вариаций. Все быстрей. Все быстрей. Там одна проблема. Она у них одна-единственная. Это деньги. Им надо как-то набрать сразу же, а ремонт – это очень дорогое удовольствие. Чем больше дом, тем больше сбор, вроде. Но в то же время, тем больше расходы. 

А.К.: Мы продолжим разговор о капремонте через несколько минут. В эфире «Местные новости». Не отключайтесь. 

А.К.: «Без посредников». В эфире «Эхо Москвы – Пермь». Меня зовут Александра Колпакова. В студии сегодня руководитель Фонда капремонта Пермского края Дмитрий Баранов. И мы обсуждаем разные вопросы, связанные с ремонтом многоквартирных домов. Дмитрий Егорович, вы упомянули, что проводите…

Д.Б.: Сейчас извините. Можно еще ремарку к предыдущему вопросу. Просто пока был перерыв. Буквально просто еще…

А.К.: Да, пожалуйста.

Д.Б.: Напомню, что еще отличие. Многие обращаются собственники, кто на спец-счете. У них вызывает вопрос, а где квитанции? Мы вроде бы у вас. А сейчас, где мы должны брать квитанции? Тут тоже особенность, что спец-счет – это отдельные затраты собственников на печать и доставку квитанций. Это отдельные их расходы на работу с неплательщиками. На юридическое сопровождение, на госпошлину и так далее. Просто забыл это уточнить. Это на самом деле важно. Потому что такие обращения от граждан тоже поступают. Вроде, раньше было все. Кто-то там делал. А сейчас, кто и где. Вроде, давайте. Мы им тоже разъясняем, что – нет. Давайте уже самостоятельно. Тоже это важно.

А.К.: А вот смотрите. То есть, кто, какая организация должна в таком случае выпускать эти квитанции?

Д.Б.: Владелец спец-счета. Управляющая компания должна проводить. Этот вопрос тоже мы разбирали. Уже практика есть судебная, сложившаяся. Это больше вопрос владельцев спец-счета и управляющей компании. А вообще собственники сами общим собранием… Это один из вопросов, которые они должны решить. Мы уходим на спец-счет, поэтому взнос будет такой-то минимальный, но будет не меньше, чем утвержден на уровне субъекта. Банк будет такой-то. Владелец спец-счета будет тот-то. УК, ТСЖ, ЖСК. Квитанции нам будут делать с такой-то периодичностью, такая-то организация, доставлять будут так-то. Мы решили, что давайте по электронке друг другу направлять. Они самостоятельны в этом во всем. Но решить должны сами. И кого они выбирают, уполномочивают, по согласованию должны эту работу выполнять. И источники финансирования собственники должны определить. Понятно, что если квитанции те же самые печатать, это деньги. Это затраты, типография, бумага и так далее. Это тоже они должны все определить, все решить. Может, они в единую сделают с… Они вольны. Но решать вопросы предстоит собственникам. 

А.К.: Спасибо за разъяснения. К следующему вопросу. Вы упомянули, что проводите выездные встречи в различных территориях. Расскажите, что на этих встречах происходит? К каким вы выводам приходите? Допустим, в Краснокамске у вас была встреча. Что можно по итогам ее сказать?

Д.Б.: Обязательно выезжаем на объекты. Посмотреть непосредственно, что там, где принято, где работы ведутся. Какие жалобы от собственников.

А.К.: Текущие работы?

Д.Б.: Конечно, да. Текущие. Что там. Шумят, не шумят. Соблюдаются ли нормы и правила. Как было, что будет. В этом году у нас есть прямо такой негатив, связанный с колоссальным увеличением жалоб на затопления. При, непосредственно, проведении капитального ремонта. Понятно, этот вопрос очень актуальный у собственников. Тоже их разбираем, их разъясняем. Тоже, где удается, эти вопросы сразу закрываем. Сразу, скажу, что на практике все случаи причинения вреда общему, ну не общему, да и общему имуществу собственников, которые в квартирах, это у нас ответственность подрядчика. В подавляющем числе случаев подрядчик эти вопросы сам закрывает, сам регулирует. Если же случается ситуация, что подрядная организация, чьи действия привели к этому, не может с собственниками о чем-то договориться, как-то это все урегулировать, здесь уже естественно вступаем в дело мы. Для собственников, сразу хочу сказать, перед собственниками ответственность несем мы. То есть, если вдруг подрядчик говорит: не я причинил, не я виноват». Это что-то там, молния ударила, птицы что-то там наделали, еще что-то. Мы уже уходим в экспертизу, суды. Да, это долго. Но с собственником вопрос закрываем. С подрядчиком разбираемся сами. Но по результатам уже определенных экспертиз, не просто так на словах, по результатам судов. Это, к сожалению, неизбежно. Такие прецеденты у нас были. Единичные, но были. Были случаи, когда в рамках гарантийных обязательств подрядчик отказывался устранять некачественный ремонт. Говорил, что это не по его вине. Ну, крышу отремонтировали там. Снегоудержание отлетело. И собственнику на балкон весь снег, все-все-все. Подрядчик настаивал, что это не его вина. Что это вина управляющей компании. Собственник там нес определенные негативные моменты. Тоже ушли в суд. Подрядчика обязали. Сейчас он за свой счет ущерб возмещает и недостатки работы устраняет. Главное для собственников хочу сказать, что перед ними ответственность несем мы. Но на практике это все удается решить, пример Краснокамск, в Соликамске тоже был на позапрошлой неделе. Тоже там по затоплению вопросы возникали, еще до приемки работ. То есть, когда мы выходим на приемку, мы уже помимо прочего проверяем, есть или нет какие-то жалобы, какие-то нерешенные вопросы с собственниками. Если есть, то оперативно просим решить. Если нет, значит, все решено, все закрыто, работы принимаем. 

А.К.: Затопления при каких работах возникают?

Д.Б.: Понятно, это крыши. Мы же меняем полностью все. 

А.К.: Вы говорите, участились… Я делаю вывод, что это связано с погодой.

Д.Б.: Да, дожди. Просто проливные дожди. Понятно, что где-то и подрядчик, видимо, торопится. Но тем не менее, все-таки. В том году, поза-том такого не было. В этом году – да. Ну что еще. Плюс, обязательно встреча с гражданами. На самом деле сейчас… Я и в 17-м году, и в 18-м тоже такие выезды совершал. Честно хочу сказать, что сейчас людей стало приходить поменьше. Поменьше. Тут не знаю. Тут двоякое. С одной стороны, значит вопросов нет, значит – что-то делается, работы выполняются. Но все-таки люди приходят. Вопросы задают. Тоже в принципе, вроде разъясняем. Вопросы есть повторяющиеся. Получение льготы лицами преклонного возраста, пенсионерами. Перенос срока на более поздний. Плюсы и минусы спец-счетов. Качество непосредственно работы. Контроль за подрядчиками. Есть конечно, все еще присутствуют вопросы абсолютно теоретические. Вроде как, это все незаконно. Вроде как, платить мы ничего не должны. Есть такие, такие тоже встречаются. Апеллируют к разным статьям. И эту работу проводим разъясняем, что этот вопрос уже был на рассмотрении Конституционного суда. И Верховного суда. Все это рассмотрено. Ответы, на самом деле, все даны. Есть мнение, возврат… Вот, как было хорошо еще в советском периоде. Всякие есть. На все отвечаем, работаем со всеми.

А.К.: Вот смотрите. Одна из проблем, которые постоянно на слуху, это замена лифтов. Как идет в этом конкретном направлении работа? Сколько у нас заменено лифтов, и какие проблемы возникают?

Д.Б.: Проблема есть. Ну как проблема. Она, в принципе, решаемая. Решается. У нас задача есть точнее. Не то, что проблема. Задача. План. Мы чуть менее тысячи лифтов должны провести замену либо модернизацию. Это кстати тоже отличие: замена либо модернизация. 

А.К.: Это в этом году? Или на какой срок?

Д.Б.: Это до конца 20-го года. Это вообще план на 17-й, 18-й, 19-й и 20-й годы. У нас задача в этом состоит. На сегодня мы чуть менее 500 уже лифтов поменяли. И сейчас уже очень активно проводим работу по замене еще оставшихся, тоже примерно 500. Территория всего края у нас. Опять-таки подрядчики у нас на первом этапе – Щербинский лифтостроительный завод, Карачаровский, местные организации тоже в этом участвовали. Сейчас работу проводим. У нас два договора… Три договора. С первой лифтовой компанией и Щербинским лифтостроительным заводом. На сегодня мы в Чусовом уже… Ой, не в Чусовом, прошу прощения. В Полазне, Добрянке. В Добрянке уже вопрос закрыли, все поменяли. Сейчас это Пермь, Чусовой, Березники. Тоже работу проводим. Проблемы там. Проблемы там, наверное, с самой процедурой. Замена лифтов – это тоже не день, не два, не неделя и даже не месяц. Там все начинается с обследования. После того, как проходит обследование, нам подрядчик говорит, что надо менять, что не надо менять. Те же самые направляющие – оставлять или менять. В каком там что состоянии. После этого мы приходим к проектированию. Потом идет этап проектирования, заказа оборудования на заводе. Только после этого мы приступаем к монтажу. Грубо говоря, лифт старый останавливается. Его демонтируют. Привозят новый. Устанавливают. И дальше идет освидетельствование, есть такая процедура… Это проверка. Грубо говоря, независимые эксперты приходят, проверяют, все ли работает. Все ли по ГОСТу, все ли по правилам. Итогом всего для нас является приемка работ. Комиссионная. Мы все принимаем. И передаем управляющим компаниям. Там ТСЖ, кто управляет домом. Передаем весь пакет документов, всю исполнительную документацию. И дальше уже у нас управляющие компании должны обратиться в Ростехнадзор для того, что лифт новый, установленный, ввели в эксплуатацию. И запуск возможен только после ввода в эксплуатацию лифта. Понятно, что мы тоже участвуем. Поскольку наши подрядчики выполняли работы. Но там уже все упирается во взаимодействие управляющей компании и Ростехнадзора. Ростехнадзор выходит. Если есть какие-то замечания, он их выдает. Замечания, причем, не только по монтажу. Замечания могут касаться и документов, которые ведутся при использовании лифта. И после того, как все замечания устраняются, только после этого лифт запускают. Понятно, что вся эта длительная процедура, как бы ни была нужна эта работа, как бы ни была она важна, но это вызывает определенные негативные моменты у собственников. Потому что это долго.

А.К.: У тех самых жителей верхних этажей.

Д.Б.: Особенно. Потому что всем кажется: вроде, новый привезли. Старый убрали, новый поставили. Ну там пару раз проехали, попробовали, все вроде нормально. Не скрипит ничего. Ну, вроде – запускайте. На самом деле, все не так. Все посложнее. Там очень такая значительная процедура. Контрольная приемочная. Ну и тоже, думаю, понятно, почему. Случаи на слуху все эти были. Когда и при работе лифта погибали люди. Все это для того, чтобы это исключить, минимизировать. Но вообще исключить, конечно. Все это делается для этого. Три проверки, по сути, проходит. Три проверки – новый установленный лифт. 

А.К.: А все-таки побыстрее не могут эти проверки проходить?

Д.Б.: Вот смотрите. Момент обследования, момент проектирования… Старый лифт, он не останавливается. Он эксплуатируется. У нас все начинается с момента монтажа. С момента монтажа. И непосредственно – старое убираем, новое ставим. Это длится, может быть, месяц. И то я это говорю с натягом большим. Реально – меньше. Дальше никто на себя не берет ответственность, никто не возьмет, и это верно и правильно, пока не проведет свою проверку Ростехнадзор. Оно так. Все. Потому что, знаете, его запустить, чтобы, не дай Бог, что-то случилось, это все понятно. Дорожка понятно куда. Мы в этом году, в отличие от прошлого периода, вышли на некую этапность. Если в 18-м году, в конце 17-го у нас работа как выстраивалась? Заключили контракт, сразу все открыли. Там, условно, 30 домов. И подрядчик побежал все обследовать, все смотреть, заказывать оборудование. Сразу пришло оборудование на 30 домов массово. И вот побежали 30 лифтов менять одномоментно. И со всем этим добром потом пришли в Ростехнадзор. Вот держите. Давайте, ездите, смотрите. Понятно, что у того же Ростехнадзора силы не безграничны. Ушли в определенный график. Были определенные задержки. В этом году мы вышли на такую плановость, на такую некую этапность. Часть сделали – перешли к следующей. Часть сделали – перешли к следующей. Поэтому у нас и сроки контрактов до 20-го года. В 20-м году все должно закончиться в части вот этой тысячи лифтов. Учитываем тот негатив и недостатки, какие были. Но какие есть сроки минимальные. Мы от них уйти не сможем. 

А.К.: Вот конкретный случай на Парковом с лифтами. Были большие возмущения. В домах 41б и 46. Это связано с тем, о чем вы сейчас рассказывали? Со сроками проверок? Или там еще какие-то были…

Д.Б.: Ну там вот да. Там около месяца длились сами монтажные работы. Сейчас уже в Ростехнадзоре. Ростехнадзор выходил с проверкой. Выдал определенные замечания, дал срок на устранение. Сейчас замечания устраняются. На самом деле нет там какой-то…

А.К.: Нет срыва сроков.

Д.Б.: Ну каких-то там да. Долго. Действительно, долго. Но, еще раз, это процедура, она все-таки такая. Лифт… Мы, еще раз повторяю, меняем полностью все. Это не так, как некоторые там дома, как у меня там. У мамы у меня в подъезде. Они – спец-счетники. Им поменяли там. Двери оставили. Просто кабину поменяли. Понимаете. Мы-то ведь меняем все. И ремонтируем шахту, и машинное помещение. И, где необходимо, направляющие. И двери. То есть, все. Полностью оборудование новое. И диспечеризация. Там очень много всяких вопросов. Все вот это проверяется. Все это смотрится. На само деле, прошу всех к срокам относиться с пониманием. И на самом деле у нас подрядная организация выходит и, по крайней мере, с управляющими компаниями заблаговременно говорит, что примерные сроки. И мы, когда встречаемся с собственниками, тоже говорим заблаговременно, когда, хотя бы ориентировочно, будет вот эта остановка работы лифтов. И просим, если есть возможность, людей преклонного возраста, маломобильные группы населения, если есть возможность, куда-то там на время перевести. Может, пожить у родственников, соседей, друзей, еще что-то. Тоже понятно. Где бабушки там живут на 9-х тире 15-х этажах, каждый день по лестнице – это для них катастрофа. Ну, что можем, то можем. Что можем, то делаем. Просим тоже относиться с пониманием, это необходимо делать. 

А.К.: Ну что ж. Наше время в эфире подходит к концу. Я благодарю Дмитрия Баранова за то, что он посетил нашу студию. Это была программа «Без посредников». Александра Колпакова. До встречи в эфире.

Обсуждение
911
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.