Верхний баннер
06:04 | | 20 ОКТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 71.13

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

15:31, 09 сентября 2019

Александр Григоренко: «Молодежь всегда будет уезжать, потому что они стремятся к чему-то более, на их взгляд, интересному»

Гостем программы «Утренний разворот» стал депутат Законодательного собрания Пермского края Александр Григоренко. 

Анна Букатова: Программа «Утренний разворот», здесь помимо ведущих – на этой неделе Артем Жаворонков и Анна Букатова – появляется гость, сегодня это Александр Григоренко, депутат Законодательного собрания от ЛДПР, один из самых молодых депутатов. Александр, доброе утро.

Артём Жаворонков: Доброе утро. И, конечно, в начале, если позволите, у нас несколько тем – молодежный форум и молодежная политика – они во главе угла, а информация, связанная с данными Пермьстата как раз обсуждали, ваше мнение хотелось бы услышать. Количество людей, уезжающих из Перми уменьшилось по сравнению с теми, кто выбирает Пермь в качестве места по крайней мере длительного пребывания. Но тем не менее, как наши слушатели считают, качество тех, кто уезжает, заметно выше, чем качество – образования, квалификации тут речь идет – тех, кто приезжает, те заметно ниже.

Александр Григоренко: Я, конечно, не со всем этим согласен. Например, я, человек, приехавший в 2009 году, достаточно высокого качества. Это была шутка, на самом деле, да, есть такая проблема. Я, кстати, никогда не скрывал этого, и мы это обсуждали на «Эхо» летом. Есть у нас такая проблема, много людей уезжает из Пермского края, и в первую очередь это молодежь. Просто одна цифра. Ежегодно из Пермского края уезжает 2 тысячи школьников, выпускников 11 класса. И прежде всего, там 100 процентов, наверно, 200-балльников. То есть самых талантливых ребят. ТО же самое касается студентов. Много студентов уезжает, выпускников вузов, хотя, конечно, меньше. Потому что гораздо больше уезжает тех, кто поступает в московские вузы. И это, к сожалению, пока статистика сильно не смягчается. Есть надежда небольшая, что она в плане, по крайней мере, выпускников немножко улучшится, потому что Федерация предпринимает сейчас небольшие изменения: она увеличивает количество бюджетных мест в региональных вузах и сокращает количество мест в столичных вузах. Это, возможно, повлияет на статистику выпускников. Но в целом тренд пока не меняется, несмотря на все усилия краевых властей, в том числе, по комфортной среде, по молодежной политике, по рабочим местам и так далее.

Анна Букатова: Но получается, если уезжают, значит, не все так у нас с этими пунктами хорошо?

Александр Григоренко: Ну, разумеется, я бы сказал, есть два момента. Первое – это молодежь всегда будет уезжать, потому что они стремятся к чему-то более, на их взгляд, интересному, успешному, высокооплачиваемому, поэтому Москва, Питер, Екатеринбург – они никуда не денутся, по крайней мере, Москва, Питер – точно. Вопрос именно в качестве тех, кто уезжает, и в количестве. Второй момент, это то, что, к сожалению, у нас молодежь не воспринимает Пермь как то место, где им хотелось бы жить. Значительная часть молодежи. Напомню, был несколько лет назад, проводился соцопрос, по которому исследовалась миграционная среда для молодежи. Так вот, собственно говоря, чуть ли не 70% молодых хотели бы уехать из Перми. Там понятно, что в реальности хотело бы и уехало – это разные вещи, и разнятся они очень сильно, но факт миграционных намерений есть. И это связано, на мой взгляд, с образом Перми, что это достаточно серый, мрачный город, где неинтересно жить, где нет развлечений, где образование высшее – средненькое, это на взгляд молодых людей. Это не так, учитывая, что город последние несколько лет реально серьезно меняется, и в плане комфорта, да и в плане условий для молодежи той же – мы с вами об этом сегодня поговорим.

Артём Жаворонков: Так давайте поговорим. Молодежная политика в Пермском крае. Я цинично и, наверно, грубовато отношусь к этой истории, она отсутствует, молодежная политика. Может, нам, журналистам, не все видно, и нам не всегда понятно. Тот молодежный форум, который прошел в Перми и совпал с марафоном и еще рядом крупных мероприятий, он как-то незамеченным остался в информационном пространстве, хотя, в принципе, это мероприятие было по количеству участников весьма представительным.

Александр Григоренко: Начну с того, что до сих пор, как минимум, несколько лет назад, молодежной политики в Пермском крае практически не было. Государственной молодежной политики. Был формальный отдел в минкульте, были какие-то мероприятия, которые очень редко проводились, потому что было мало финансирования, не было особо заинтересованных людей в этом деле, но был один Евгений Хузин, который, собственно, боролся, когда был в минкульте, за эту тему. И все. 

Артём Жаворонков: Евгений Хузин – это тот самый руководитель…

Александр Григоренко: Сейчас руководитель департамента в администрации губернатора, который отвечает за некоммерческие организации, связи с НКО, гражданским обществом, а о этого он был руководителем отдела молодежной политики министерства культуры.

Артём Жаворонков: А до этого еще работал в городской администрации…

Александр Григоренко: …опять же в отделе молодежной политики. 

Артём Жаворонков: Вы знаете, что он выбран в результате телешоу? Специальный такой набор был организован в свое время…

Александр Григоренко: Был проект молодежный, об этом тоже сегодня поговорим, наверно. Слышал про это. Не только он, несколько человек в этом участвовали. 

Артём Жаворонков: Его можно признать удачным, этот проект…

Александр Григоренко: Его можно признать удачным, да. Долгое время практически ничего не было. Никому это было не интересно на уровне власти, людей, которые этим занимаются, практически не было. Были отдельные энтузиасты – всё. Где-то с 2018 года появились позитивные изменения. В конце 2018 года, наверное. Во-первых, был создан отдельный орган власти, который занимался молодежной политикой. Это Агентство по молодежной политике и развитию туризма. Это достижение, потому что когда-то, давным-давно, во времена Игумнова тоже был орган власти, а потом был провал. Во-вторых, стало увеличиваться количество средств – краевого бюджета, прежде всего, и городского бюджета в городе Перми, которые тратятся на молодежную политику. Это показатель, скорее, не в деньгах дело как таковых, это показатель отношения власти к молодежи, к молодежной политике. Вот сейчас заметно, что это отношение изменилось. В положительную сторону. Ну и, в третьих, появился целый ряд мероприятий, направленных именно на молодежь. Я говорю не только про форумы, фестивали и так далее, речь идет о вещах, которые направлены на развитие потенциала у молодежи, то же молодежный кадровый резерв. Плюс сейчас то же агентство активно начало работать с муниципалитетами – мы, наверно, об этом сегодня тоже поговорим. Но если говорить про молодежный форум, вот вы сказали, что он прошел как-то без особого шума, в отличие, кстати, от предыдущих лет. Молодежный форум – это мероприятие, которое проходит, во-первых, в течение года, это три мероприятия – осенний, зимний и, по-моему, летний – уже запутался немножко. В общем, три молодежных форума, по сути, в течение года происходят. Три этапа молодежного форума. И в них участвует большое количество молодежи. В последнем, который проходил в эту субботу, участвовало две тысячи человек. Это очень много на самом деле. Во-вторых, вы сказали…

Артём Жаворонков: По собственной воле? Они добровольно туда пришли? Потому что у нас в рамках всяких ура-патриотических идей очень часто сгоняют молодежь. Хорошо, бюджетников сгоняют, а молодежь – сами, это их выбор?

Александр Григоренко: Слушайте, я не заметил там людей согнанных. 

Анна Букатова: Я там была, проходила мимо. Можно сказать, что впервые видела я на каком-то пермском фестивале настолько подготовленных студентов, которые были в разных костюмах, которые на нескольких площадках выступали с музыкальными каким-то там историями, были танцевальные батлы, они прямо на европейский манер были круто подготовлены…

Артём Жаворонков: Это такая развлекательная часть форума. А деловая?

Александр Григоренко: Не совсем так. Что такое форум? Это, прежде всего, образовательное мероприятие, а не какое-то там политическое мероприятие, где реально сгоняют молодежь, как это часто бывает, чтобы они слушали, условно, губернатора или высшее лицо политическое. Это реально мероприятие прежде всего образовательное, где есть несколько направлений. Ряд мероприятий, в целом сконцентрированные вокруг – я бы объединил три темы. Первая – это молодежная политика как таковая, там были представители муниципалитетов, которые именно там занимаются молодежной политикой. Молодые чиновники в этой сфере – это впервые, наверно, кстати, это достижение. Второй момент – это ребята, которые связаны с IT-отраслью. У нас же сейчас цифровая экономика и тому подобное. В-третьих, это люди, молодежные активисты, российское движение школьников, стройотряды – общественники, которые занимаются именно в сфере молодежной политики. Вот если их объединить. Они занимались – там был целый набор мероприятий, начиная от – понятно, что были пленарные заседания, где был губернатор, где был заместитель главы Росмолодежи, это главный орган в нашей стране, который занимается молодежной политикой. Где был заместитель руководителя организации «Россия – страна возможностей», это президентская организация, которая сейчас аккумулировала очень много проектов, в том числе всем известный проект «Лидеры России». Были представители российского движения школьников, российского Союза молодежи и других организаций, которые на федеральном уровне занимаются молодежной политикой.

Артём Жаворонков: Успешно, на ваш взгляд?

Александр Григоренко: Секунду. Во-вторых, были различные образовательные мероприятия: лекции, хакатоны, семинары и так далее. Были так называемые визионерские лекции. Например, один из спикеров был всем известный Сергей Маленко, пермяк, который сейчас занимает достаточно высокую должность в Россотрудничестве. В целом, было очень интересно, поучаствовал просто как участник в этом мероприятии. Я участвовал в интеллектуальной игре в рамках направления «Про политику», и наша команда, команда ЛДПР выиграла эту игру.

Анна Букатова: В чем она заключалась?

Александр Григоренко: Там были различные вопросы про Конституцию, про выборы, про историю страны и так далее.

Анна Букатова: Тест на знание нас и того места, где мы живем?

Александр Григоренко: Ну можно и так сказать. 

Анна Букатова: Что ж, молодцы.

Александр Григоренко: В целом, форум – очень интересное мероприятие, в котором участвует большое количество молодежи, и которое при этом полезно и очень важное – подчеркну. Оно несет образовательный заряд серьезный. И для специалистов по молодежной политике. И для членов общественных организаций молодежных. И для начинающих молодых политиков, например, там были члены Молодежного парламента мной любимого и много чего еще. И, естественно, айтишники, которым там был посвящен целый блок. 

Артём Жаворонков: Возвращаясь к эффективности этих крупных федеральных структур, которые занимаются молодежной политикой. Опять же много критики в адрес этой самой политики, говорят, что она крутится вокруг, извините за тавтологию, одних и тех же тем, как раз связаны они в большей степени с патриотическим воспитанием, нежели с индивидуальным развитием. Взращиваться людей свободомыслящих, думающих в своих отраслях, государству не очень выгодно.

Александр Григоренко: Давайте сначала разделим. Есть государственная молодежная политика, есть образование, есть культура – это все-таки разные отрасли. Государственная молодежная политика занимается вполне конкретными вещами – содействие, самореализация, если из термина исходить, и социализация молодежи прежде всего. Образование – это не главное. Насколько оно там занимается ура-патриотизмом и так далее – я, честно говоря, не сильно заметил. Это скорее общее место, об этом говорят все – журналисты, общественники и так далее. Но вот, к примеру, Пермский форум – никакого ура-патриотизма там нет. При этом, да, есть патриотические мероприятия, различные форумы, но, опять же, я бы не сказал, что они доминируют, как минимум в Пермском крае. Про федерацию не скажу, потому что для меня прежде всего важен Пермский край. 

Артём Жаворонков: Вы до сих пор самый молодой…

Александр Григоренко: …один из самых молодых…

Артём Жаворонков: Один из самых молодых депутатов краевого заксобрания, но все-таки человек уже немолодой – ну, не двадцать лет нам, мы ровесники приблизительно. Со стороны если посмотреть на то, как развивалось направление «молодежная политика» в умах властьпридержащих – 10-15 лет назад, когда вы начинали заниматься политикой, и сегодня, на примере этого самого форума, содержательной части в этих дискуссиях стало больше? Или это все-таки навязывание мнения?

Александр Григоренко: Если в целом в историю уйти и не касаться Пермского края, то был период, когда у нас на федеральном уровне достаточно серьезно занимались молодежной политикой, но это был скорее политический момент. Помните движение «Наши»? Когда создавалась «Молодая гвардия» Единой России, тогда называлось «Молодежное Единство», ряд других организаций. Там была задача мобилизовать молодежь. Потом, после 2011 года, эта задача исчезла потихонечку, по крайней мере, в том виде, в котором она была, и появилось как раз то, что вы называете содержательностью. Стали обращать внимание на развитие кадрового потенциала молодежи. Появились конкурсы типа «Лидера России», типа молодежного кадрового резерва – то, что в Пермском крае проходит. Появились какие-то… Та же «Территория смысла», если говорить про федеральные лагеря, они тоже поменяли свое содержание. Если раньше была задача мобилизовать политически прежде всего, то сейчас это скорее развитие, во-первых, личностное, во-вторых, кадровое. Поэтому в той же «Территории смысла» есть IT-смена. Это показатель отношения властей. То есть для них уже важно не тупо, чтобы они пришли на выборы, вышли на митинг за власть, для них важно, чтобы появились молодые управленцы, появились реальные лидеры, появились профессионалы, которые будут полезны стране, полезны ее экономике. Это и на федеральном уровне происходит, и на уровне Пермского края сейчас происходит. Я это вижу и со стороны, и, по большому счету, изнутри. Потому что, несмотря на то, мне уже 36 лет, я до сих пор в этой теме, занимаюсь молодежной политикой, сало того, там у меня друзья, помощники и так далее – все они, почти все младше меня, они как раз в этой теме крутятся.

Артём Жаворонков: это как раз к вопросу о молодежном кадровом резерве. Он начал формироваться не сегодня, и те, кто сегодня в него входят, им предстоит выйти на первый план лет через пять, через семь. Те, что начинали в 2001 или в 2005 – я не знаю, когда только-только пошли такие первые, они сегодня востребованы как специалисты? И тут сразу вопрос в вопросе – а нынешний кадровый резерв как можно оценить? Он действительно способен потом…

Александр Григоренко: Во-первых, надо разделить. То, что было до 20172018 года, и то, что до этого было. До этого были отдельные попытки на федеральном, на региональном уровне. Например, на региональном уровне было пионером Законодательно собрание, которое формировало молодежный кадровый резерв при заксобрании, из которого формируются члены молодежного парламента и так далее. Плюс были проекты на уровне региона, как раз победителем которого являлся Евгений Хузин, можно еще вспомнить Александра Борисова, вице-премьера краевого правительства, можно вспомнить Марию Коновалову, сейчас депутат заксобрания, ну и пиарщик всем известный… Еще ряд людей, тот же Маленко, по-моему, тоже через подобное мероприятие прошел. Это были такие отдельные единичные явления, которые пытались реализовать или на уровне конкретного региона, на уровне конкретного города, редко – на федеральном уровне, я, по крайней мере, не слышал про конкретные кадровые проекты. Но примерно с 2018 года, во-первых, появился федеральный конкурс «Лидер России», который направлен… Во-первых, он организован на очень серьезном уровне, которым занимается «Россия – страна возможностей» и в общественный совет которого входит Президент России Владимир Путин. И этот конкурс организован на очень серьезном уровне. Есть несколько этапов, сначала тесты образовательные, потом управленческие тесты, потом очный этап на уровне федерального округа, потом опять их перетестируют, проверяют и так далее, потом федеральный этап. В итоге люди, которые становятся победители «Лидеров России», получают ряд возможностей. Во-первых, это миллион рублей на обучение, как правило, они учатся в РАНХИГСе в московском федеральном, во-вторых, они получают доступ на различного рода форумы очень серьезного масштаба, например, Петербургский экономический форум – туда попасть на самом деле очень сложно. Плюс доступ к определенным образовательным программам. При этом у нас из Пермского края уже несколько человек вышло победителем, например, Анна Козицына, которая победила в одном из первых, во втором, по-моему, конкурсе «Лидер России», которая сейчас замглавы департамента по кадрам администрации губернатора, которая занимается как раз проектом «Молодежный кадровый резерв» губернаторским. У нас Павел Шевченко, который победил в этом году, это организатор интеллектуальных игр, который на самом деле никакой должности не получил, у него нет такой задачи, у него задача была, скорей, узнать свои возможности, наладить связи и так далее. Но в целом, на мой взгляд, конкурс «Лидеры России» – это успешное мероприятие федеральных властей, которое сейчас есть в области молодежной политики, там, кстати, возрастное ограничение подняли, по-моему, до 40 лет – возрастные границы молодых – это отдельная история… На мой взгляд оно успешное, мало того, оно, на мой взгляд, будет влиять в ближайшие годы на политику, на управление, на экономику России, потому что это явление системное. Уже третий конкурс в этом году – или четвертый – будет стартовать… Четвертый конкурс в этом году в октябре стартует, всех, кстати, призываю там участвовать.

Артём Жаворонков: Это «Лидеры России»?

Александр Григоренко: Это «Лидеры России», федеральный конкурс, очень серьезный, очень сложный.

Артём Жаворонков: Молодежный резерв Прикамья тогда в этой связи… Мы, если имеем тех, кто готов и неплохо демонстрирует свой уровень подготовки на уровне федеральном, все равно должны каким-то образом и краем закрывать эти вопросы.

Александр Григоренко: Да, есть еще конкурс «Молодежный резерв Прикамья», это по сути такая некая калька «Лидеров России», только на региональном уровне. Она запущена в прошлом году – в позапрошлом, точнее. Он чем-то похож на «Лидеров России», там тоже есть этап тестирования, там есть этап деловой игры, в ходе которой ребята показывают свои управленческие навыки. Итоговый этап – когда отбираются победители кадрового резерва. Как раз на молодежном форуме было, с одной стороны, подведение итогов прошлого «Молодежного кадрового резерва», с другой стороны, озвучивание результатов конкретного отбора конкурса этого года.

Анна Букатова: Там достаточно много было ребят.

Александр Григоренко: Да, победителей было много, ими стало, по-моему, 70 человек, это много, на самом деле. Также как и в прошлом году было примерно столько же. И важный момент – вот эти ребята, которые становятся победителями кадрового резерва, они не только там фотографируются на фоне доски с гербом Пермского края и губернатором, они проходят достаточно серьезное обучение после этого. Знаю об этом не понаслышке, потому что один из победителей прошлого кадрового резерва – мой помощник Богдан Константинов. Он прошел через все эти этапы и все это видел. Он после этого прошел обучение в Малой академии госуправления при ПГНИУ. Его руководителем является всем известный также Михаил Мухин. Плюс он реализует сейчас собственный проект «Пермяк, вернувшийся домой», ну и в общем-то, я думаю, парень достаточно перспективный, и на фоне него можно увидеть судьбу тех ребят, которые проходят кадровый резерв. Есть, правда, там и проблема. Предполагается, что ребята, которые являются победителями кадрового резерва, они, во-первых, проходят определенное обучение, во-вторых, проходят определенную практику при органах исполнительной власти. И формально так и происходит. Каждый прикреплен к определенному органу власти, но реально эта практика такая, во многом чисто формальная. Это, кстати, признал сам губернатор как раз на этой встрече, которая была на молодежном форуме. Он сказал, что тут есть, что дорабатывать и как бы он отдельно проработает с руководителями этих органов власти. Это раз. Второе – опять же в ходе молодежного форума было озвучено три проекта, которые готовили выпускники молодежного кадрового резерва предыдущего созыва. Мне на самом деле они понравились. Все три проекта были завязаны так или иначе на IT, но опять же цифровая экономика – куда нам без этого. Я отметил проект – два проекта. Первый проект направлен на повышение образовательного уровня врачей – это некий портал, где врачи смогут общаться с коллегами, где они смогут изучать какую-то литературу и так далее, взаимодействовать между собой, региональный именно. И второй момент, второй портал для учителей и родителей. Для учителей это должно позволить облегчить сдачу отчетности – вот вы не представляете, какая это проблема, во-вторых, туда же будет встроен электронный дневник, туда же будет встроен некий модуль для взаимодействия с родителями и так далее. Ребята представляли эти проекты изначально как свои собственные, но по факту они будут реализовываться с органами исполнительной власти, потому что на самом деле они идут параллельно. Минобр сейчас готовит подобный проект и минздрав что-то подобное делает, поэтому вот это пример того, что интересно, что полезно, то, что нужно.

Артём Жаворонков: Хотелось бы поговорить о молодежной политике региона, форум мы обсудили. Некоторые мероприятия, пусть в какой-то степени слизанные с федеральных трендов, тоже. В любом случае можно и покритиковать молодежную политику Пермского края…

Александр Григоренко: Сначала я вступлюсь насчет слизанных. Это неправильное понимание, скорее спущенных… Тоже неправильный термин. Прощу объясню. Молодежная политика, как любая политика, должна быть системной. У нас она должна быть на уровне федерации, региона, муниципалитета. Вот тот же молодежный форум, те же кадровые резервы – это реализация этого самого принципа системности. Потому что если мы будем только на федеральном уровне вариться, это там и пропадет. Если мы будем только на муниципальном – опять же там и пропадет. А если все три уровня, то это будет не быстро, но через несколько лет это принесет результат.

Артём Жаворонков: По крайней мере, какие-то лифты между разными уровнями власти. Муниципальный, региональный и федеральный. И самые талантливые смогут получить возможность добиться чего-то такого. 

Александр Григоренко: Да, но при этом мы говорим не только про власть как таковую, мы говорим вообще про возможности. Речь идет об образовании, о некоммерческом секторе, о бизнесе, о IT-отрасти, экономике в различных отраслях и так далее. Мы не говорим о цели только в политике. У нас долгое время было понимание молодежной политики, что это некие молодые ребята, которые стремятся прийти во власть. Молодежная политика, государственная молодежная политика – важный момент – это немножко о другом, это о создании условий для самореализации молодежи. Для ее социализации, чтобы они развивались, чтобы они находили новые горизонты, чтобы они могли приносить пользу и себе, и обществу, и стране, и государству, и народу.

Артём Жаворонков: Ну хорошо. Есть в Пермском крае агентство, пусть и недавно созданное. Какие перед ним стоят задачи, насколько они реализуемы сегодня на уровне Пермского края? Ведь пока мы имеем только отток молодежи, о котором говорили в самом начале. 

Александр Григоренко: Задача оттока молодежи – это сложная задача. Скажем так, агентство за нее отвечает, наверно, в минимальной степени, потому что это вопрос прежде всего социальной политики, вопрос комфортной среды, вопрос экономики рабочих мест. Все-таки я не случайно говорю слова «государственная молодежная политика», это такой подраздел, у которого есть конкретные задачи, это не молодежная жилищная политика. Агентство не занимается жильем для молодежи, не занимается организацией рабочих мест, не занимается другими социальными вещами, это не его задачи. Его задачи – это конкретно то, что я сказал. Это создание возможности для самореализации, социализация, выраженная в различного рода мероприятиях для молодежи, в точечной работе с молодежными лидерами и так далее. Вы правильно сказали, агентству примерно полгода, чуть больше прошло, на мой взгляд, результат положительный есть. Появилась некое понимание системы молодежной политики. Они мало того, что занимаются молодежной политикой на уровне региона – те же молодежные форумы, ряд других мероприятий, они так же, впервые, наверно, по крайней мере, насколько я наблюдаю за этой темой в Пермской крае, ушли в муниципалитеты, начали работать с теми людьми, которые занимаются молодежной политикой на уровне муниципалитетов. Потому что как у нас обычно происходит – условно говоря, есть город Чусовой, это положительный пример, там главе небезразлична молодежная политика, поэтому там есть отдельный департамент, который занимается в том числе и молодежной политикой, проводятся мероприятия для молодежи, есть определенная среда, движуха – если по-нашему, по пока еще молодежному. Есть, условно говоря, город Гремячинск – это мой округ избирательный, где с этим достаточно все плохо, потому что город маленький, денег нет, и у главы, у органов власти проблема молодежной политики находится на двадесятом месте, потому что денег нет, надо трубы протекающие реставрировать.

Артём Жаворонков: Наверно, и желания нет заниматься?

Александр Григоренко: Да не в желании даже дело в данном случае. С Гремячинском именно трубы надо реставрировать. А вот есть город – не буду называть – но он какой-нибудь город N. Вроде бы и деньги есть, вроде бы и у власти достаточно грамотные управленцы, но это им не интересно, не важно. Им там важнее комфортная среда, чтобы пенсионеры были довольны – это тоже хорошо. Им важно, чтобы больше денег собиралось в бюджет или у края больше денег взять, чтобы их потратить, освоить. Но молодежная политика у них не в приоритете. А люди уезжают. Даже не знаю, из-за чего, город достаточно сытый, не бедный. 

Артём Жаворонков: Муниципалитеты, всегда казалось мне, и я поэтому не большой сторонник – не сторонник, а по крайней мере понимал, почему все меньше и меньше власти остается у муниципалитетов, почему, допустим, краевая власть целенаправленно идет к тому, чтобы лишить их какого-то слова. Много было программ различных, которые были инспирированы краевой властью на уровне муниципалитетов. Им оставалось только подготовить программные документы и прийти взять. Но они этого не делают с каким-то упорством, заслуживающим лучшего применения. Если сейчас агентство начнет аккумулировать какие-то идеи, смыслы, деньги – будут ли муниципалитеты откликаться на эти предложения?

Александр Григоренко: Пока, вот понимаете, проблема, одна из главных проблем, почему муниципалитеты именно в сфере молодежной политики остаточно плохо работают, проблема в том, что а – они не понимают, зачем это нужно, б – они не умеют и не знают, как работать с молодежью. Сейчас, насколько я знаю, общаясь как раз с работниками агентства по молодежной политики, они занимаются тем, что анализируют ситуацию в муниципалитетах, потому что везде по-разному. Вот я примеры привел, так очень в общей форме, но есть муниципалитеты, где это на высоком уровне развито, есть муниципалитеты, где средненько, где вообще такого слова даже не знают. Вот сейчас агентство занимается сбором информации, анализом. Второе – оно находит людей, которые молодежные политикой занимаются в муниципалитетах, пытаются их обучить, объяснить им, для чего это нужно, как работать. Вот как раз на молодежном форуме в том числе были отдельные роялти вот для этих самых людей. И это на самом деле большое достижение, несколько лет этим никто не занимался. Вообще не было понимания, что нужно в муниципалитетах краю с молодежной политикой что-то делать. Это их полномочия, пусть они варятся в собственном соку. У нас же как – чиновники краевые говорят: это не наши полномочия, то же самое муниципальные говорят: это не наши полномочия. А на самом деле, без помощи края на уровне муниципалитетов молодежной политики не будет. Потому что ресурсы не те, потому что все равно должна быть синергия управленцев в этом направлении, ну и, собственно, все равно нужен какой-то толчок, к сожалению.

Артём Жаворонков: Пинок.

Александр Григоренко: Пинок. Хотя бы толчок в данном случае.

Артём Жаворонков: И кто должен нанести этот удар?

Александр Григоренко: Ну. Это мы уже озвучили, этим занимается агентство по молодежной политике.

Артём Жаворонков: Агентству-то хватит полномочий, компетенций.

Александр Григоренко: Вот вы затронули как раз больную тему. Орган, созданный недавно, причем орган очень маленький по количеству людей, которые там работают, молодежной политикой вначале занималось 4 человека, представляете? 4 человека во всем регионе занималось молодежной политикой. Сейчас чуть больше. Бюджеты у них достаточно ограниченные, поэтому, на мой взгляд, главная проблема молодежной политики в регионе – это как раз то, что, к сожалению, пока уровень средств, которые им предоставляются, не такой уж большой. Хотя, с другой стороны, он никогда не будет гигантским, понятное дело, там есть приоритеты с точки зрения власти более важные и главные.

Артём Жаворонков: В смысле? Образование?

Александр Григоренко: Образование, социалка и так далее. Но с другой стороны, в этом году впервые в бюджет будут заложены как раз средства на работу с муниципалитетами, в госпрограмму по молодежной политике. Это на самом деле достижение. Что будет в следующем году – посмотрим. Но мой взгляд, там тоже есть еще куда расти. 

Артём Жаворонков: Куда расти? Каков этот образ молодежной политики в начале, по крайней мере, в вашей голове сейчас выстраивается на перспективу трех-пяти лет?

Анна Букатова: Может, на кого мы равняемся? Эталон, который в этом плане прямо впереди всей страны?

Александр Григоренко: Один регион сложно назвать, есть несколько регионов. Это Татарстан. Вообще, Татарстан – пример во многих вещах, в том числе в молодежной политике. Тот же орган власти там, по моему, существовал всегда, который занимается молодежной политикой. Могу привести пример из собственной жизни. Я же мигрант, я не из Пермского края уехал, я в 2009 году приехал из Ярославской области. В Ярославской области уже в 2009 году была выстроена система молодежной политики. Там был орган власти, были общественные организации, которые занимались молодежной политикой уже тогда. Был целый цикл мероприятий, направленных на формирование лидерства молодежи. Я сам, например, там прошел через несколько лагерей для студенческой молодежи. Аналогичные лагеря были для школьников, для студентов сузов, для рабочей молодежи и так далее. Ну, есть пример других регионов тоже. Самое главное, если говорить про образ молодежной политики, который должен быть в Пермском крае, это, на мой взгляд, должна быть система, начиная от краевого уровня, заканчивая муниципалитетами. В этой системе должно быть, во-первых, должны быть форумы, типа молодежного форума «Пермский период». Нужно, полезно и правильно то, что он проводится уже третий год. Во-вторых…

Артём Жаворонков: Я прошу прощения, можно такое лирическое отступление. Чисто гипотетически невозможно перенести площадку проведения пермского молодежного форума куда-нибудь в Березники, Соликамск? Может, это всколыхнуло бы то болотце…

Александр Григоренко: Скорее правильно будет проводить подобные форумы на уровне кустов, условно говоря, северо-восток края, северо-запад и так далее. Это правильнее и нужнее. Потому что, понятно, что там значительная часть молодежи из Перми, в Березники не поедет. Ну и как бы уровень, по-честному, разный у молодежи в муниципалитетах, не везде, но есть территории, где пониже все-таки, это объективно, потому что вымывается молодежь, в том числе, в город Пермь. Правильней, чтобы был общий, общекраевой форум плюс были окружные форумы на уровне муниципалитетов. И они, собственно, будут проводится, насколько я знаю. Во-вторых, нужно что-то вроде лагерей, имеется в виду молодежных лагерей, в ходе которых будет происходить выявление молодежных лидеров, обучение, образование и так далее. Это нужно именно в формате лагерей – почему? Потому что нужно некое время, нужно совместное проживание, нужно наблюдение за этими ребятами, нужен образовательный модуль и так далее. В общем, кто занимается молодежной политикой, понимают, что я прав. Вот сам в свое время прошел и, кстати, на мой взгляд, достаточно результативно. Дальше нужно, очень важно, нужно, естественно, кадровые конкурсы, кадровые резервы, чтобы у этой молодежи появилась некая перспектива. Очень важно, чтобы кадровые конкурсы и молодежные резервы не проходили впустую, чтобы там было и образование, и некие карьерные перспективы в том числе. Ну вот пример того же молодежного кадрового резерва очень хорошо, что один из его победителей в итоге его назначили в администрацию, та же Аня Козицына. Это очень хорошо, такие примеры должны быть и нужны, чтобы молодежь видела перспективу. Не только в органах власти – в бизнесе и так далее. 

Артём Жаворонков: Возвращаясь к во-вторых – там во-первых было. Или мы уже окончательно сбились…

Александр Григоренко: Ну немного сбились, да, в последовательности. 

Артём Жаворонков: И все-таки я еще раз радам этот вопрос: молодежная политика в Пермском крае, вы отвечали на Анин вопрос, на кого можно было бы равняться, а молодежная политика в Пермском крае через три-пять лет, скажем так, идеальный вариант развития этого направления и реальный? Или тот, который следует из того, что происходит в этой отрасли сейчас?

Александр Григоренко: Ну, я примерно озвучил то, что, на мой взгляд, я примерно хотел бы видеть. То есть, все-таки молодежная политика – прежде всего, работа с людьми. Для этого нужны форумы, образовательные мероприятия, молодежные смены и так далее. Причем на уровне края, на уровне муниципалитетов. Нужна очень тесная работа с молодежными образовательными учреждениями, организациями, те же стройотряды, Российское движение школьников, молодежные организации при политических партиях и так далее. Грубо говоря, нужна некая среда, которая молодежи будет интересно, которая молодежи будет полезна, и которая будет приносить пользу не только отдельным представителям молодежи – карьерные или образовательные – но и в целом краю. И я понимаю, что очень все сумбурно обрисовал, но по-другому никак. Потому что это все-таки не экономика, не создание рабочих мест, когда мы говорим о людях, по-другому не сформулируешь.

Артём Жаворонков: Мы делаем первые шаги – еще не стоит забывать…

Александр Григоренко: Мы делаем первые шаги, да, я достаточно пока оптимистичен в этом направлении, во еще года три назад, два, я был гораздо более пессимистичен, сейчас есть понимание, что на самом деле в плане молодежной политике прогресс есть, перспективы есть, я думаю, все будет нормально, лично я как депутат, по крайней мере в этом плане, приложу все усилия, толкая орган власти в этом направлении, когда это нужно. Ну, и когда это нужно, необходимо, через бюджетные процессы добиваясь выделения средств на молодежную политику.

Артём Жаворонков: Будем надеяться, что это состоится, потому что мы от этой темы тоже не отходим и будем за ней пристально наблюдать. 

Обсуждение
1055
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.