Верхний баннер
01:07 | ПЯТНИЦА | 06 ДЕКАБРЯ 2019

$ 63.81 € 70.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

10:54, 26 ноября 2019

Дарья Эйсфельд о бюджете Пермского края, образовании и медицине


Фото: «Эхо Перми»

Букатова: И снова здравствуйте. Второй час программы «Утренний разворот» стартует на 91.2 FM. «Утренний разворот» и ведущие на этой неделе Константин Лях.

Ведущий: Да, Анна Букатова. И мы очень-очень рады приветствовать в нашей студии фантастическую гостью, которая нашла в своём очень длинном, сложном расписании время придти к нам. Уважаемые радиослушатели, в гостях у «Утреннего разворота» Дарья Александровна Эйсфельд. Здравствуйте, Дарья Александровна.

Эйсфельд: Здравствуйте, доброе утро.

Букатова: Депутат Законодательного собрания...

Ведущий: Депутат Законодательного собрания, руководитель фракции «Справедливая Россия» именно в Законодательном собрании Пермского края. Как добрались, Дарья Александровна?

Эйсфельд: Всё хорошо, всё хорошо.

Ведущий: Потому что мы в начале часа говорили, что у нас уже начинаются пробки в это время, уже, к сожалению, аварии, но говорить мы сегодня будем совершенно о другом. Дело в том, что 28 ноября, уважаемые радиослушатели, для тех, кто не знает, во втором чтении депутаты Пермского края принимают бюджет Пермского края. Я прав, Дарья Александровна?

Эйсфельд: Всё верно, принимаем бюджет. И если говорить про бюджет, то концептуально он уже не изменится. Он уже свёрстан. Он уже дополнен необходимыми поправками, проведены соответствующая работа, и 28 ноября уже технически мы его принимаем.

Ведущий: То есть, подождите, какая-то безысходность возникает, типа: «Он уже...» Нет, подождите, всё равно же…?

Эйсфельд: Нет, это работа большая, большая работа. Утро просто. Большая работа.

Ведущий: Понедельника, да.

Эйсфельд: Большая работа закончена. И поэтому мы уже ставим точку. Безусловно, бюджет будет меняться ещё, потому что поправками всё равно заходят важные вещи, они заходят в течение года. Но сейчас мы принимаем этот вот основополагающий документ трёхлетнего бюджета.

Ведущий: Трёхлетнего?

Эйсфельд: Конечно, мы всегда принимаем бюджет на три года. А дальше уже будут какие-то изменения, но принята уже его основная версия, его концепция, дальше мы будем жить уже по этому бюджету.

Ведущий: Дарья Александровна, будем откровенны, ведь не бывает такого, что все прямо согласны и все-все-все говорят, что бюджет им нравится, он такой замечательный и так далее? Просто, чтобы нашим радиослушателям, понятно. Это как бюджет семьи, у каждого есть свои интересы, но семья движется в определённом направлении: кому-то хочется этого, кому-то хочется другого, кто-то хочет в отпуск, а кто-то хочет ремонт, мебель и так далее, и так далее. Вы нашли именно вот эту, главную линию? Мэйнстрим в этом бюджете?

Эйсфельд: Вот есть такое слово «сбалансированный бюджет». Он действительно сбалансированный, когда учтены интересы всех групп населения. Мы говорим, в основном, про «социалку», он социально ориентированный, он должен быть таким. Но социально ориентированный бюджет социально ориентированному бюджету - тоже рознь.

Деньги можно направлять на проедание, условно, как и в семейном бюджете, деньги можно направлять на строительство дальнейших каких-то базовых вех, базовых вещей, семейного бюджета. Здесь точно так же, у достаточно много средств направляется на бюджет развития.

Если раньше это было 9 миллиард, скажем, в 2016 году, то в 2020 году мы направляем уже на бюджет развития 37 миллиардов. То есть это строительство и школ - 17 миллиардов на школы, 13 миллиардов на театры, музеи, новый зоопарк, 7,5 миллиардов - на детские сады, школы, 2,5 миллиарда - на спортивные объекты и стадионы. То есть это на ту часть, которая позволит жителям Пермского края чувствовать себя комфортно, чувствовать себя защищённо в нашем Пермском краю и понимать, что их дети также будут чувствовать себя комфортно, и старики.

Ведущий: Да, Дарья Александровна, извините, очень неловко, конечно, ведущему «Разворота» добавлять к словам депутата Законодательного собрания, но ведь самое-то главное, насколько и мы с Анной понимаем, что это деньги на долгосрочную перспективу. Это деньги ведь, как Вы правильно сказали, не то, что взяли, накрыли стол, поели, и вот, мы сытые и спим. Это деньги, тратятся на то, чтобы здесь жили мы, наши дети, внуки, потому что это длинные деньги. Это же будущее?

Эйсфельд: Всё так. Жителям что важно? Чтобы они получили квалифицированную медицинскую помощь.

Ведущий: И не в данный конкретный момент, а хотя чтобы она была...

Эйсфельд: Всегда, всегда.

Ведущий: Ну, наконец-то.

Эйсфельд: Всегда.

Ведущий: Да.

Эйсфельд: И жителям важно понимать, что они получат квалифицированную помощь, поэтому средства направляются на медицину. Такого не было никогда, чтобы треть всего бюджета, 51 миллиард был направлен на медицину. Так будет в 2020 году. Средства направляются на строительство медицинских объектов, на повышение заработной платы, на увеличение материально-технической базы, на строительство сельских амбулаторий. Это всё - долгосрочные деньги, которые позволят получать квалифицированную медицинскую помощь. Деньги будут направлены на образование.

Что жителям важно? Чтобы их дети, внуки получали качественное образование, поэтому это также повышение заработной платы, учителей, это материально-техническое оснащение. И этих также традиционно больше. Если говорить по процентам, то у нас процент соотношения, сколько направляется средств на здравоохранение, на образование, на непосредственно «социалку», у нас в процентном соотношении их больше, нежели в среднем по Российской Федерации.

И здесь... Мне тут пришло в голову, это определённый такой индикаторный показатель, как средства тратятся на «социалку». Чем в более сбалансированном формате, тем больше мы можем говорить об экономическом росте конкретного субъекта Российской Федерации. И у нас, в Пермском крае это стало прослеживаться.

Ведущий: Анна нас так внимательно слушает.

Букатова: Я слушаю, знаете, что? Кто-то может сказать, что чересчур социально ориентированный бюджет, он направлен не на зарабатывание региона и создание новых рабочих мест, правильно я говорю?

Ведущий: Нет.

Эйсфельд: Нет.

Букатова: Поправьте меня тогда, да.

Эйсфельд: Чересчур социально ориентированным бюджет быть не может. И мы сейчас поговорили уже с вами о том, что важно для жителей: здравоохранение, образование. Жителям важно ещё чувствовать и уверенность в том месте, где житель живёт. И когда дети имеют будущее, когда студенчество имеет будущее, ведь на студенчество мы тоже направляем средства, и никуда у нас не делись дополнительные стипендии, никуда у нас не делась дополнительная поддержка студенчества. И это, опять же, бюджет развития, это, опять же, бюджет, направленный на создание нашего будущего.

Мы не только хотим закрепить нашу талантливую молодёжь, а она у нас в Пермском крае талантливая, мы хотим и ещё переманить к себе талантливую молодёжь из других субъектов федерации. Не всё же ехать в Москву, правильно? Не всё же ехать за рубеж? Стали приезжать в Пермский край. Это первые шаги в этом направлении. Ну, как первые шаги? 225-бальники, поддержка их, она у нас существует уже на протяжении многих лет.

И мы также вкладываем сюда деньги, мы также вкладываем деньги и будем вкладывать в спорт, чтобы интересно было заниматься спортом, наукой, именно здесь, у нас, в Пермском крае. Поэтому, нет, это не проедание денег. Это именно инвестиции не только в строительство, мы об этом уже поговорили, в здравоохранении. Это инвестиции в человеческий потенциал. Потому что мы, власть, законодательная власть, как и исполнительная власть, как-то при вёрстке этого бюджета - у нас было единодушие, мы хотим инвестировать, мы инвестируем в человеческий потенциал тоже.

Букатова: Складывается впечатление, что Вам всё очень нравится в этом плане, в этом бюджете, о каких-то правках Вы с коллегами говорите? Планируете? Обсуждали?

Эйсфельд: Правки - да, мы вносили правки, мы поговорим ещё о правках. Но что хотелось бы сказать? То, что я сейчас говорю, несмотря на утро, да, это рисуется такая радужная картина... Это бюджет, это вёрстка, это то, что мы видим на бумаге, то, что мы сделали на бумаге - это качественно, это действительно может нравиться. Но дальше есть определённые опасения, они каждый год возникают - исполнение бюджета.

Ведущий: Мы, честно говоря, с Анной не надеялись, что это сейчас начнётся. Спасибо. Дальше?

Эйсфельд: Исполнение бюджета. Каждый год, когда мы видим исполнение бюджета, каждый год это определённая работа над ошибками. Есть тонкие моменты, есть управление капитального строительства, которое, да, сейчас увеличило штат. Мы надеемся, что с увеличением штата увеличится и процент исполнения бюджета по строительству тех же объектов, которые ждут жители, и которые ожидаются в разных направлениях, в том же здравоохранении, образовании, в «социалке», в спорте. И когда мы видим исполнение бюджета на 60% - это не есть «правильно».

Сейчас у нас произошёл прорыв в дорожной отрасли, когда исполнение бюджета мы видим на 96-98%. Это хорошо. Это деньги работают в том направлении, в котором они заложены. По здравоохранению, к сожалению, процент был ниже. И сейчас нам нужно идти к тому, чтобы приближаться к этим 100%. 100% - это... Не бывает такого практически никогда, к этому нужно стремиться. Нужно стремиться к тому, чтобы подрядчики не подводили, нужно стремиться к тому, чтобы этот чёрный шорт-лист, он пополнялся теми, кто из года в год подводит. И именно не организациями, а пофамильно, потому что фамилии не меняются, а организация сегодня называется так, завтра это называется по-другому, и вроде бы как уже не в чёрном шорт-листе. Но нужно работать и с этой часть, чтобы выигрывали именно те, которые не подводят, именно те, которые могут работать так, как нужно.

Ведущий: То есть, получается, что... Если мы возвращаемся, опять же, к некой аналогии семейного бюджета, то можно, конечно, назапланировать себе очень много важного и интересного.

Эйсфельд: Да, потом взял - деньги потерял.

Ведущий: Да, или нашёл строителей, которые взяли аванс и вместо ремонта устроили у вас в доме пьянку, как часто бывает. Поэтому у нас есть какие-то правила и так далее. Трудно было работать над бюджетом, Дарья Александровна?

Эйсфельд: Это ежегодная, кропотливая работа. Работают исполнительные органы власти, работает бюджетные... Да, бюджетный комитет. Работает депутатский корпус других комитетов. В каждом комитете есть своё видение.

У нас, у социального комитета, он такой, финансово ёмкий. Мы, в основном, тратим деньги. Это вот, инфраструктурные строят, вкладывают. Мы, в основном, тратим деньги. И нам важно, чтобы он действительно получился, бюджет, сбалансированным, чтобы интересы, которые представляет каждый комитет, были учтены.

Да, это сложная работа, ежегодная работа. Она проведена, она закончена. Закончен этап этой работы. А дальше мы уже будем отслеживать исполнение, вносить какие-то, уже несущественные, уже точечные практики. Это ежегодная работа.

Букатова: Мы вот говорим, сегодня часто звучит: «Скорая помощь, медицинские услуги». Вот не путаю ли я, по-моему, Вы ведь предлагали заложить средства на покупку новых автомобилей скорой помощи, это Ваши были предложения?

Эйсфельд: Да. Это наши были предложения с коллегой из комитета с Клепциным Сергеем Витальевичем. Всего заложено средств на покупку 230 карет скорой помощи. Но это не значит, что эти деньги сразу же будут потрачены. Так скажем, мы заложили финансовую возможность. У нас всего шесть...

Ведущий: Чего-то шесть.

Эйсфельд: Шесть станций скорой помощи. И у каждой станции есть главврач, и главврач определяется, уже сам будет определяться, как ему комфортнее, удобнее работать, как ему эффективнее работать: либо на аутсорсинге, как это сейчас происходит, либо будут покупаться собственные автомобили.

Сейчас бригады скорой помощи обслуживаются автомобилями по системе аусорсинга. И мы увидели, что есть определённые сложности, есть и финансовые сложности у того, кто предоставляет эту услугу. И поэтому в качестве подстраховки мы заложили средства, чтобы, если что-то произойдёт с той командой, которая обеспечивает этот аусорсинг, у нас были финансовые средства на покупку автомобилей. Если ничего не произойдёт, если главврачи примут решение, что это так будет продолжаться, на аусорсинге, то это будет так продолжаться. Если они примут решение покупать кареты скорой помощи, то финансовая возможность такая есть.

А мы, в свою очередь будем, как и Министерство здравоохранения контролировать уже, что это должно именно в те временные интервалы происходить, предоставляться скорая помощь, именно в тот временной интервал, который нужно, качество соответствовать, тогда всё будет хорошо.

Букатова: Это как-то… Я не путаю, это как с питанием в детских садах? Там ведь тоже стало как-то выгоднее более приглашать людей со стороны, которые этим занимаются, профессионалы?

Эйсфельд: А вот, по-разному.

Букатова: Там, по-моему, получается, с этим.

Эйсфельд: Мы с детскими садами, со школами разговариваем. Кому-то удобнее с аусорсингом. Есть те, которые обеспечивают собственное питание. Разные. Нам ведь важно, чтобы дети питались правильно, дети питались сбалансированно, дети питались качественно. Точно так же и по скорой помощи, услуга должна представлена быть...

Не люблю это слово в качестве применительно к медицине - «услуга». От этого, я считаю, всё равно будем уходить. Помощь, помощь медицинская, чтобы она была оказана в срок, в том время, когда это нужно по нормативам и оказана должна быть качественна.

Ведущий: Не уйдём, потому что в экономике нет понятия «помощь». Товар или услуга.

Эйсфельд: А знаете, мы недавно на площадке Общероссийского Народного Фронта с Рошалем обсуждали как раз эту тему. Я считаю его очень большой величиной. И мы как раз обсуждали тему ухода от слова «услуга», «медицинская услуга». Здесь такой, произошёл крен в сторону экономической терминологии, но медицинская услуга может быть медицинской, услугой, если это касается каких-то вещей типа пластической хирургии - да, тогда это может быть услуга. Но когда это касается спасения жизней, когда это касается оказания помощи для сохранения здоровья, тогда это помощь всё-таки.

Ведущий: Но помощь не посчитать в цифрах. Сохранение жизни бесценно.

Эйсфельд: Ну, здесь мы можем... Пофилософствовать. Оцифровано всё может быть. И помощь может быть оцифрована.

Ведущий: Не может, потому что душу не оцифровать.

Букатова: Дарья Александровна, здесь я вижу, что укрепление материально-технической базы скорой помощи, где в том числе и покупка новых автомобилей оценена в сумму выше 1 миллиарда рублей. Не боитесь, что кто-то может сказать: «Вроде как многовато»?

Эйсфельд: У нас жители наши не только пермяки, жители живут в муниципалитетах. Если в Перми медицинская помощь, медицинская услуга более доступна, то в сельской местности она менее доступна, и от этого никуда не уйти. Недофинансировалась эта отрасль на протяжении последних лет. И об этом говорила и Контрольно-счётная палата, об этом говорила и медицина на местах. И сейчас нам нужно эту отрасль всё-таки дофинансировать.

Необходимы фельдшерско-акушерские пункты, необходимы врачи, необходим медицинский персонал, который будет оказывать эту помощь на местах. У нас нехватка медицинского персонала. Это нужно признать. Ситуация в территориях очень серьёзная и очень сложная по оказанию медицинской услуги. У нас не хватает медицинских сотрудников, поэтому это деньги, которые будут направлены и в территории. Это деньги, которые будут направлены и в какой-то степени, опосредованно, так скажем, на покупку медицинского персонала. Это средства, которые будут направлены на оснащение тех мест, где эта помощь будет оказываться. И здесь мы уповаем на муниципалитеты. Муниципалитетам неоднократно это говорилось.

И вот, я ещё раз обращусь к тому, что говорил Леонид Михайлович Рошаль: «Без муниципалитетов вопрос не будет решён». У нас в 131 законе достаточно обтекаемо написано: «Муниципалитеты должны создавать условия для оказания медицинской помощи». Я вижу, и не только я, и эксперты Общероссийского народного фронта, что и 131 закон в этой части нужно править. Что значит «сознание условий»? С врачом поздоровались - создали ему условия, хорошее настроение.

Ведущий: Да. «Как дела?» - спросили.

Эйсфельд: Да. «Как дела?» Но муниципалитету... У нас только по 2015 году 9 муниципалитетов в своих программах заложили средства на обеспечение жильём медицинских работников.

Букатова: Приезжих, например?

Эйсфельд: Да. Это же не нормально - 8 всего муниципалитетов. Пока муниципалитеты единым фронтом здесь не начнут подключаться к решению этой проблемы, а это проблемы на сегодняшний момент, до тех пор она не будет решена. Потому что да, Минздрав, средства оцифровали, куда это должно быть направлено. Мы эти средства в бюджет заложили, а дальше это может также упереться в муниципалитеты, которые будут кивать на Минздрав и говорить: «А вот это там сейчас, идите туда». То есть должна быть ответственность глав муниципалитетов. Есть более ответственные главы муниципалитетов, а есть, к сожалению, менее ответственные главы муниципалитетов.

Букатова: Как-то менять. То есть если какие-то инструменты воздействия, может быть, в будущем году не появятся, есть какие-то главы, которые на контроле?

Спрашиваю, как простой человек, который хочет ходить в больницу и получать определённую услугу. Которые нас сейчас слушают, например, что им можно сказать?

Эйсфельд: Мы сейчас перейдём к нашей инициативе, если у нас время будет.

Ведущий: Будет, будет.

Эйсфельд: По выборам. Глав-то нам как раз не поменять, потому что это местное самоуправление - отдельный институт. Он не подчиняется губерна... Ну, как? По вертикали в какой-то степени подчиняются, но принимают решение главы муниципалитетов самостоятельно в соответствии со 131 законом.

Поэтому мы с коллегами и вносили инициативу о прямых выборах. Причём мы не просто так, вот захотели и внесли. Мы опирались на исследование Центра сравнительных исторических и политических исследований Пермского государственного научно-исследовательского университета и Петербургского европейского университета. И учёные проанализировали глав, которые сейчас находятся в муниципалитетах. Причём они их анализировало по разным критериям. Вот абсолютно по разным критериям, включая образование, включая, как они пришли к управлению - либо путём назначения, либо путём выборов. И получилось, что у нас в Пермском крае главы более компетентные и 50% глав пришли к управлению муниципалитетами путём прямых выборов. В то время как в Российской Федерации всего 30%. И поэтому у нас такие, более матёрые, более маститые главы. Более работающие. То есть на основании нескольких субъектов федерации было показано, что чем самостоятельнее главы, чем больше они прошли через институт выборов, тем они более эффективны.

Сейчас, к сожалению, мы уходим от этого института, к институту назначения глав. А назначенные главы, они полностью ориентированы на тех, кто их назначает: на губернатора, на Правительство. Они менее ориентированы на своих жителей, на своих избирателей. Поэтому... Ну, к вопросу об ответственности глав перед своими избирателями. Назначенному главе легче кивнуть на Министерство здравоохранения: «Решайте там вопросы. Дадут денег? Будет у нас». А тому главе, которого жители выбрали, ему уже не кивнуть куда-то там наверх.

Ведущий: Дарья Александровна, нам тоже.

Букатова: Кивает нам звукорежиссёр.

Ведущий: И нам тоже дадут денег, если мы выпустим новости, рекламу, и потом будет ещё интересно, уважаемые радиослушатели, не переключайтесь.

Букатова: Возвращаемся в прямой эфир радиостанции «Эхо Перми». Программа «Утренний разворот» в эфире. Константин Лях.

Ведущий: Да. Анна Букатотва. И наша сегодняшняя гостья Дарья Александровна Эйсфельд, уважаемые радиослушатели, депутат Законодательного собрания Пермского края, руководитель фракция «Справедливая Россия». Ещё раз, доброе утро, Дарья Александровна.

Эйсфельд: Доброе утро.

Ведущий: Остановили мы наш разговор на инициативе по поводу прямых выборов глав муниципалитетов. И говорили об этом достаточно серьёзно, опираясь на данные научных исследований. Знаете, что меня, как бы это сказать, немного покоробило в этой истории? Чтобы было понятно нашим радиослушателям, было голосование по этой инициативе, и инициативу не поддержали. Так вот, меня покоробило, как не поддержали вашу инициативу.

Дело в том, что, как пишут наши коллеги, если я буду не прав, поправьте меня, пожалуйста: 21 депутат высказались «против» этой инициативы, 15 – «за», а теперь внимание - 15 воздержались. Как так?

Эйсфельд: Это ведь тоже показатель, да?

Ведущий: Вот я про это и говорю.

Эйсфельд: Это тоже показатель. Насколько я понимаю, на фракции «Единая Россия» этот вопрос был рассмотрен, и принято решение о консолидированном голосовании, о консолидированной неподдержке этого законопроекта. Но и в рядах единоросов, как показало голосование, есть те, кто считают, что решение этого вопроса уже назрело. Поэтому я тоже была удивлена таким голосованием, что всего только 21 депутат из 60 высказались «против». Не поддержали - не поддержали. То есть мы наметили, мы в очередной раз обозначили вектор, зафиксировали вектор.

Так ведь неоднократно уже было, когда мы выходим с какой-то инициативой, а дальше эта инициатива, вот этот вектор наслаивает на себя инициативы, которые потом выходят из-под пера единоросов, из-под пера губернатора.

Ведущий: На самом деле есть такие люди, и мы в детстве все их знали вообще, которые очень любят, услышав чужую неделю, на следующий день сказать, что она его, то есть присвоить.

Эйсфельд: Нет, я бы так резко не говорила.

Ведущий: Мне можно.

Эйсфельд: Я бы так резко не говорила.

Ведущий: Конечно.

Эйсфельд: У нас цель одна, у депутатов, я имею в виду, чтобы нашим жителям, жителям Пермского края жилось лучше.

Ведущий: Об этом я и говорю, о том, что если бы эта инициатива была бы, знаете, плохой, ужасной, нежизнеспособной, то цифры были бы другие, с моей точки зрения.

Эйсфельд: Да, да.

Ведущий: То есть на самом деле это голосование для меня показало, что мнения просто разделились. Примерно 50/50, по большому счёту, потому что, что такое «воздержались»? Это значит: «У меня нет дополнительной информации, я недостаточно чётко разбираюсь в этом вопросе».

Эйсфельд: Я не могу проголосовать «против»».

Ведущий: Это кто из нас так жёстко не говорил.

Эйсфельд: Я начала говорить о другом. Я начала говорить о том, что мы делаем одно дело. Если наши инициатива сейчас не поддержана, затем она заходит от другой партии либо от другого субъекта законодательной инициативы, то мы считаем, что этот вопрос решён, что вектор, который мы задали, он просто продолжен, и дело делается. Нам без разницы, на котором эти лавры будут. Нам важно, чтобы оно было так, как лучше для жителей Пермского края.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели, чтобы было понятно, понятие «авторские права» в данном контексте, оно отсутствует.

Эйсфельд: Это неважно.

Ведущий: Главное, чтобы было хорошо, работало, было дело.

Эйсфельд: Да.

Ведущий: Это удивительная позиция на самом деле. Мне очень нравится.

Эйсфельд: А, нет. Почему удивительная? Она просто конструктивная.

Ведущий: тогда, получается, вокруг нас в этом хайпе, связанным со всевозможными явлениями в нашей стране, городе, люди неконструктивно себя ведут.

Эйсфельд: По-разному. Господи, да человеческий фактор есть везде. Я бы сказала, что вот... Если о конструктиве говорить, мы про бюджет говорили, это был пример конструктивной работы.

Ведущий: Тогда почему 3 человека проголосовало «против»?

Эйсфельд: «Против» бюджета?

Ведущий: Да.

Эйсфельд: Есть партийная дисциплина.

Ведущий: Опять?

Эйсфельд: Есть партийная дисциплина, я думаю. Это представители других партий. Мы голосовали «за». Я не хотела бы говорить за других депутатов.

Ведущий: Мы их пригласим в гости, они нам расскажут.

Эйсфельд: Пусть будет так.

Ведущий: Итак, смотрите, уважаемые радиослушатели, мы приняли бюджет в первом чтении. 28 ноября он будет приниматься во втором чтении. То есть технически мы определяем некий вектор нашей жизни на 3 года вперёд. Хотя бы финансовый, законодательный вектор. Я правильно понимаю?

Эйсфельд: Да.

Ведущий: Соответственно, вот туда. Бюджет говорит: «Выльется вот туда». Опять же, если возвращаясь к аналогии с семьёй, которая живет просто-напросто своими семейными ценностями: «У нас будет отпуск, у нас будет маленький ремонт, мы купим что-то ещё и поменяем колёса на автомобиле». То есть у нас есть некие планы такие, законодательно утвержденные в этом финансовом документе. Плюс, у нас есть возможность, что называется, отдать деньги в муниципалитеты, где эти деньги будут реализованы, использованы для того, чтобы в территориях стали жить лучше. Дарья Александровна, это всё зачем?

Эйсфельд: Это... Я поняла, куда Вы всё ведёте. Мы средства заложили. Мы вектор обозначили. Вектор обозначен и муниципалитетом. Я ещё не сказала о том, что муниципалитетам беспрецедентно много денег направлено в 2020 году. И муниципалитеты сейчас этими деньгами должны будут распорядиться. Ещё раз повторюсь, вектор мы обозначили муниципалитетам. И очень не хочется, в очередной раз приезжая в муниципалитеты, слышать о том, что: «Вот средства, например, на поддержку малого и среднего предпринимательства, вот в 2018 году было их истрачено 400 миллионов. А вот в 2019 году - их истрачено 9 миллионов». И на вопрос: «Почему так?» - пожимают плечами. То есть так не должно быть.

Муниципалитеты должны рисовать и свои векторы. Но для этого, то, о чём мы говорим, должна быть единая программа, программа социально-экономического развития Пермского края. Она была у нас, в Пермском крае. Она закончила своё действие в 2016 году. Новая пока не свёрстана. Мы, надеюсь, и здесь найдём с Правительством единое понимание - верстать программу социально-экономического развития должно Правительство. Пока новой программы не свёрстано и на уровне Российской Федерации. Она на выходе. Но, как мне видится, мы должны, конечно, учитывать тот вектор, который будет задан с уровня Российской Федерации, но мы должны уже определить свои вектора, Пермского края. Поэтому нам нужна уже своя программа социально-экономического развития, чтобы все всё понимали одинаково. А не так, что один понял так, во втором муниципалитете поняли так.

Пока это не будет всё оцифровано, пока не будут обозначены... Ну, KPI можно обозначить, это можно обозначить разными цифровыми показателями, если мы хотим, чтобы у нас в демографической области были такие-то цифры, вот такой-то коэффициент рождаемости, и мы его поставили на бумагу, то дальше уже будет понятно: какие и что нужно принимать для того, чтобы увеличивать рождаемость. И увеличивать рождаемость за счёт кого? Либо за счёт первородящих, которым там 20-22 года, либо за счёт многодетных. Нужно понимать, сколько у нас молодых. А мы понимаем, что сейчас демографическая яма, что сейчас семьи создают дети 90. Это была ещё одна демографическая яма. То есть нужно видеть цифры, и к этим цифрам уже будут привязаны инструментарии, инструменты. А к этим инструментам уже приняты те или иные законы. Либо отрегулированы, как-то исправлены, подредактированы те законы, которые сейчас действуют.

Ведущий: Я бы нашим радиослушателям объяснил всё чуть-чуть проще. Сейчас же модно сравнивать либо с механизмом, либо с организмом. И я считаю, что если, например, организму дано задание - бежать длинную дистанцию, то бегут не только ноги, бегут ещё все остальные части организма в нужном направлении. Если мы говорим о механизме, то если машина у нас едет по дороге, то все части автомобиля делают то, чтобы машина ехала безопасно, в правильном направлении: тормоза выполняют свою функцию, стёклышки у нас вытирают специальные дворники. Так вот, это консолидированное движение, оно и приводит к результату, в результате? Я правильно понимаю?

Эйсфельд: Да. А я бы параллель с семьёй, раз Вы, Константин начали с семьи. Если говорить про семью, если семья живёт без плана, без своего экономического плана, то вот Вы говорили: заложили они деньги на колёса, а плана нет. И жена увидела шубу замечательную, купила шубу. А дальше уже пошли сложности: детей не на чем увезти. Машина из-за того, что лысая резина, попала в ДТП. И совершенно другие пошли вектора какие-то в семейном бюджете.

Ведущий: Да. Вы нам только что про космодром «Восточный» рассказывали, я правильно понимаю? Окей. Время летит просто фантастически быстро. Дарья Александровна, обсудили бюджет. Ждёте что-то от 28 числа? Как всё это будет происходить? Есть какой-то прогноз?

Эйсфельд: Да какой тут прогноз, когда отработано всеми всё?

Ведущий: Да, вот. Об этом как раз и разговор, уважаемые радиослушатели, чтобы было понятно. Дело в том, что у нас есть просто, знаете, коллеги-злопыхатели, которые будут писать, что кто-то проголосует «против», что кто-то не согласится. На самом деле технически бюджет готов. Технически это социально ориентированный бюджет. 70%, по-моему, да, в этом бюджете?

Эйсфельд: 74%.

Ведущий: 74%?

Эйсфельд: Да.

Ведущий: Это фантастическая цифра, просто фантастическая цифра.

Спасибо Вам огромное за то, что Вы принимали активнейшее участие в её создании. Потому что, с моей точки зрения, то, что называется «экономикой общественного сектора», то есть создание инфраструктуры, здравоохранения, образования нуждаются, катастрофически нуждаются в деньгах сейчас. И то, что вы их даёте, очень здорово. Мне это кажется, во всяком случае. Я не прощаюсь ещё, у нас ещё есть целая минута для разговора. Окей, приняли бюджет. Дальше?

Эйсфельд: Дальше самое сложное. Бюджет - это техническая составляющая. Дальше самое сложное - его реализация. И здесь у нас есть разные инструменты. Есть у нас инструмент Консультативного совета в рамках Законодательного собрания, есть у нас выездные заседания комитетов, всех пяти комитетов. И мы стараемся ездить в самые дальние уголки Пермского края для того, чтобы на примере конкретных муниципалитетов видеть, как реализуется то или иное направление.

То есть нельзя вот так: направили деньги, и оставить это без контроля. Это не значит, что мы должны контролировать глав муниципалитетов. Это значит, что они к нам могут обратиться со своими какими-то сложностями и сказать: «А здесь-то вы недоработали». И мы скажем: «Окей, мы доработаем». Либо главам можем подсказать: «А здесь-то вы почему так сделали? Нужно было сделать по-другому. Давайте мы вам поможем и вместе сделаем так». То есть должны быть такие вот реперные, индикаторные точки, которые будут отслеживать реализацию бюджета на местах в течение года.

Ведущий: Прям, опять же, аналогия с семьёй прямо напрашивается. Поставили некую точечку, достигли её - идём дальше. Идём дальше, идём дальше. И именно так и будем двигаться, я правильно понимаю, Дарья Александровна?

Эйсфельд: Так и будем двигаться. Так мы двигаемся из года в год. Но здесь бы я всё-таки, здесь у нас такая экспонента идёт, восходящая. И финансово восходящая, и экономически восходящая. Будем работать так, чтобы этот вектор и продолжался.

Букатова: Хорошая точка для сегодняшнего эфира. Остаётся только напомнить, что гостем программы «Утренний разворот» сегодня, в понедельник, была Дарья Эйсфельд, депутат Законодательного собрания Пермского края, руководитель фракции «Справедливая Россия». Говорили о бюджете, во втором чтении 28 ноября будет приниматься.

Эйсфельд: Да.

Ведущий: Спасибо Вам большущее, что пришли к нам в гости. Вам доброго дня, Дарья Александровна. Увидимся.

Эйсфельд: Спасибо вам.

Букатова: Спасибо Вам.

Эйсфельд: До свидания.

 


Обсуждение
878
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.