Верхний баннер
09:58 | ЧЕТВЕРГ | 23 СЕНТЯБРЯ 2021

$ 72.88 € 85.49

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

16:49, 29 июня 2021

Татьяна Горячева и Екатерина Косолапова о развитии группы компаний «Диомид»

15 часов 5 минут. Здравствуйте, друзья. Это программа «Здоровый подход». Меня зовут Роман Попов, и с превеликим удовольствием представлю моих сегодняшних гостей: Татьяна Горячева, собственник и директор группы компаний «Диомид» и Екатерина Косолапова, исполнительный директор группы компаний «Диомид».

ТГ: Здравствуйте, Роман.

РП: Екатерина Косолапова, исполнительный директор группы компаний «Диомид». Екатерина, добрый день.

ЕК: Здравствуйте.

РП: Михаил Пьянков – за звукорежиссерским пультом. У нас все микрофоны работают, все в порядке, очень хорошо. Ну что ж, мы сейчас ведь собрались здесь по очень значимому интересному важному и, мне кажется, торжественному немножечко поводу. Во-первых, давайте мы начнем сразу, Татьяна, с вас, когда день рождение у группы компаний "Диомид"?

ТГ: Ну, в конце этого года нам уже исполнится 25 лет.

РП: То есть получается вы уже четверть века дарите пермякам белоснежные улыбки?

ТГ: Да.

РП: Прямо четверть века на страже нашего здоровья. Давайте, в нескольких словах, вот, может быть, не все из наших слушателей знают, хотя в принципе вы на слуху, но, тем не менее, когда вас просят рассказать – а чем вы занимаетесь? Чем занимается "Диомид"? Вот, что вы обычно рассказываете в первую очередь?

ТГ: Ну, самая наша сильная чудесная сторона – это здоровые прекрасные улыбки наших пациентов. На самом деле основное направление – это стоматологические услуги.

РП: Екатерина, и при всем при этом, если я все правильно понимаю, далеко не единственное направление, это стоматологические услуги?

ЕК: Да, конечно. У нас есть лечебно-диагностическое отделение с узкими специалистами и диагностикой, которое находится в Закамске.

РП: А лечебно-диагностическое – это значит, что уже, уже, вот еще чуть-чуть и прямо широкий профиль?

ТГ: Даже не чуть-чуть, я бы сказала, уже широкий профиль. Ну, это пилотный проект, мы очень стараемся и постепенно, постепенно растем и в этом направлении.

РП: Екатерина, да.

ЕК: На самом деле у нас 4 стоматологических клиники и одно лечебное подразделение.

РП: То есть в данном случае, я так уже прикидываю, шесть, шесть таких крупных.

ТГ: Ну, у нас еще есть свой магазин, своя зуботехническая лаборатория, вот тогда будет все вместе шесть.

РП: Вот-вот, все понял.

ЕК: Офисное подразделение.

ТГ: Да, управляющее наше.

РП: И вы в данном случае, я так понимаю, уже прямо диверсифицированы в мощный медицинский бизнес.

ТГ: Да-да.

РП: Слушайте, давайте, поэтому я сразу вас попрошу тогда рассказать немножечко не про все 25 лет, а начнем с 2020 года. У нас пандемия, все прямо держатся за головы, все говорят, что ужас-ужас, на врачей какая-то немыслимая ответственность. Как прошли 20-й год? Мне всегда интересно.

ТГ: Ну, на самом деле мне лично 20-й год очень много дал. Это год каких-то возможностей, проверок. Во-первых, мы еще больше познакомились со своим коллективом, мы узнали, кто-то сбежал, струсил, кто-то, наоборот, мужественно с нами стоял. Понимаете? И мы все, за 20-й год мы смогли сохранить совершенно свой персонал, мы никого не потеряли, все остались работать. К нам приходили пациенты, нам было очень тяжело, но поскольку мы уже большая профессиональная команда, то, конечно, государство таким клиникам помогало. И 20-й год, конечно, мы прожили благодаря помощи государства. Но эту помощь мы смогли получить благодаря компетентности нашей бухгалтерии, нашей управляющей компании. И все-таки больше половины врачей работало весь 20-й год. И я, как собственник и директор, я благодарна своим сотрудникам.

РП: Екатерина, тут говорят, у нас скоро будет третья волна и я уже столько прогнозов разных слышал, но вы, я так понимаю, не боитесь. 20-й прожили, значит, и 21-й, 22-й проживете.

ЕК: Мне бы, конечно, хотелось верить в то, что будет все хорошо. Но, тем не менее, 20-й год показал, что мы можем надеяться на своих коллег, что мы можем дальше развиваться и принимать наших пациентов.

РП: Ну, классно. Татьяна, я так понимаю, что ведь далеко не первый был такой тяжелый год. Вообще за 25 лет, наверняка, история насчитывает и взлеты, и падения, и какие-то барьеры, препоны. Все удавалось преодолевать, раз уж вы здесь сидите в этой студии.

ТГ: Ну, вы знаете, я не такая мужественная женщина и в своем бизнесе у меня немножко другой подход. На самом деле я всегда в жизни побаиваюсь. И 20-й год отличался от других таких трудных лет, скажем так, тем, что он был очень непонятен, поскольку все равно у меня медицинское базовое образование. И, как медик, я и до сих пор не понимаю, потому что есть какие-то вещи базовые, как нас учили в институте, и они совершенно не совпадают. И я на сегодня на самом деле не могу объективно понять, насколько опасен этот грипп, потому что для меня грипп – это вариант нормы. И понимаете, до сих пор вот эта волна, не волна, конечно, здоровый образ жизни. Но реально я знаю, что у меня знакомые кто-то умер, реально вижу, что умирают старые люди, умирают люди с хроническими заболеваниями, есть такое. Но все равно, я считаю, что во всем должен быть дар рассуждения.

РП: Екатерина, у вас тоже 20-й получается за всю практику самый тяжелый был? Или были времена и пострашнее? Знаете, просто иногда, так говорят, слушайте, мы начинали тогда, когда, я там не знаю, еще 90-е на дворе стояли. Были времена пострашнее?

ЕК: Ну, вы знаете, наверное, всегда нелегко бывает, да, в жизни. Но 20-й год, он все-таки показал, что наша компания сумела удержать себя на рынке стоматологических услуг. Да, было трудно, было нелегко, но еще раз говорю, благодаря всей команде мы сумели удержать свои позиции на рынке.

РП: Это программа "Здоровый подход", у нас в гостях Татьяна Горячева, Екатерина Косолапова, в данном случае представители группы компаний "Диомид". Мы продолжаем. Татьяна, а с чего все начиналось вообще?

ТГ: Ой, это был 96-й год, была зарплата у врачей-стоматологов за месяц 500 рублей, чтоб человеку прожить, нужно было в день 500 рублей. И вот мне было тогда 26 лет, я поняла, что, простите меня, я все-таки хочу открыть свой бизнес. У меня был ваучер, который давали тогда в те годы, и я на этот ваучер купила свою первую стоматологическую чешскую установку. Поэтому я даже господина Чубайса очень за что-то благодарю, потому что его ваучер для меня значил очень много.

РП: Вот нормально, помните, он тогда в свое время говорил, что вот у каждого из россиян там появится возможность, что на "Волгу"…типа на "Волге" за ваучер. Я так думаю, что сейчас, так вот спокойно оборачиваясь, наверное, не одну "Волгу" на ваучер-то.

ТГ: Ну, во всяком случае этот ваучер, он же мне помог в этой жизни моей.

РП: Итак, это чешская установка, что за установка?

ТГ: "Дипломат" – установка. Сейчас уже такие не выпускают, а если выпускают, это не то качество. Но ее плюс был, что она была самой дешевой импортной установкой, которую тогда я могла себе позволить. И она преданно отработала лет 15, наверное, точно. И после "Дипломата" я вообще очень много лет, как собственник, любила все установки "Дипломат", потому что они были надежные, качественные, металлические, беленькие и очень красивые.

РП: Да, итак, вы тратите ваучер на то, что покупаете чешскую установку. Куда вы ее ставите? В квартиру прямо.

ТГ: Да, конечно, вы представляете…

РП: Серьезно?

ТГ: Тогда не было таких норм, тогда еще не было таких вот лицензионных комитетов очень строгих. И первый свой стоматкабинет на самом деле, у меня родился ребенок, и в 2 года, когда он уже подрос, я решила себе открыть стоматкабинет. У меня была в собственности вот эта своя квартира на улице Волгодонской, еще тогда двухкомнатная и получается, я подумала, ну, наверное, еще поживу с мамой и в этом кабинете, в этой двухкомнатной квартире мы прямо заходили через подъезд. Я себе поставила первую стоматологическую чешскую установку.

РП: Как оно вообще было? Вот я так понимаю, что это же те самые времена, которые у нас принято называть лихими, я так понимаю, что со многим приходилось сталкиваться?

ТГ: Вообще сталкиваться – это, конечно, очень интересно, но на самом деле времена были для бизнеса самые шикарные, потому что самая большая потребность у пациентов наших была это только, чтобы было хотя бы не больно. Потому что только в 96-м году на рынок заходил такой обезболивающий препарат, как "Ультракаин". Всем ставили в поликлинике "Новокаин", люди очень боялись и поэтому, если ты могла сделать не больно, то ты уже супергерой. А если ты еще поставила и световую пломбу, когда еще и чуть-чуть не видно, то можно сказать, все ваша жизнь стоматолога просто состоялась.

РП: Ну и как, как быстро ощутили, что вот это поперло.

ТГ: Ну, ну, через полгода, я не знаю, что такое поперло, было всегда хорошо, но через полгода я уже понимала, что я уже состоялась, что я могу съездить в отпуск. Ну, как бы, потому что я не понимала, как можно прожить на 500 рублей в месяц – это уж точно.

РП: Но при всем при этом, Татьяна, вот на данный момент пока у вас одна установка и вы один стоматолог. Нет?

ТГ:  Нет, почему? У меня была прекрасная подруга в институте, мы с ней вместе открылись, я работала в одну смену, она – во вторую. Конечно, это не в одного, потом я взяла женщину-медсестру, которая была одновременно администратором, медсестрой и тут же мне все стерилизовала.

РП: Слушайте, а в какой момент вот появилось именно слово "Диомид", я не знаю.

ТГ: Это уже где-то лет через семь, наверное, появилось, потому что в нашем городе была какая-то прекрасная такая парикмахерская, она называлась "Самсон и Далила".

РП: О, слушайте, я помню. Это же очень известный такой мем в свое время.

ТГ: Вот, я все время ходила, какой парадокс, как парикмахерскую так можно назвать, потому что история Самсона, что когда ему Далила отрезала волосы

РП: То он потерял силу.

ТГ: Конечно.

РП: Конечно, да.

ТГ: И это название. Я думаю, как же мне так назвать свою клинику, чтобы было такое же звучное такое имя, да, ну, чтобы это не обрезание волос, а чтобы это был какой-то покров. Я долго-долго читала и нашла такого, знаете, святого, который жил в Риме, Самсон Диомид, это был очень скромный врач и все узнали, что он святой только после его смерти. Я подумала, наверное, будет это очень красивое название, потому что в душе буду знать, что он всегда мой покровитель, он мне всегда помогает. И вы знаете, у нас представляете такой мужской "Диомид", крепкое название, а коллектив чудесный, женский и красивый. Представляете?

РП: Ну, конечно, представляю.

ТГ: И так чудесно.

РП: Ладно, окей. Итак, вы себе нашли название, вы себе нашли сразу покровителя по полной программе. Вообще можно ли сказать, что шли вообще без срывов? Вот прямо вот перли, перли, развивались, развивались, там люди прибавлялись, специалисты, вот все было окей.

ТГ: Вот знаете, я бы сказала, что мы никогда не перли, потому что, мне кажется, что особенность "Диомида", что-то похожее на Сбербанк с таким зеленым цветом, мы очень постоянная…

РП: То есть такое последовательное развитие.

ТГ: …и очень надежная компания. Я не могу сказать, что у нас были взлеты и падения, но у нас всегда было стабильно, надежно и гарантировано. И до сих пор так остается.

РП: То есть с хорошего фундамента начали и медленно прирастали. А вот ощущение…

ТГ: Не то, чтобы медленно. Стоматология медленно не прирастает, особенно в первое время. Но всегда надежно.

РП: Ну, вот такого мегаэкстенсивного развития такого не наблюдалось.

ТГ: Нет. Да, у меня все-таки женский бизнес, он гармоничный достаточно, я люблю отвечать за свои поступки, да, но не люблю и проигрывать.

РП: А сейчас, Татьяна, дадим вам чуть-чуть отдохнуть. Екатерина, сейчас давайте к вам. А как выглядит вообще группа компаний "Диомид" сейчас. Вот вы исполнительный директор, вот расскажите, сколько у вас людей, какой у вас возраст?

ЕК: Нам 25 лет, мы сегодня…

РП: Нет-нет, я имею в виду средний возраст в компании, средний возраст сотрудников примерный.

ЕК: Смотрите, сотрудников около 150 человек.

РП: Ну, классно.

ЕК: Да. Средний возраст – это все-таки 37-40 лет, да, разные сотрудники работают, но, тем не менее, это молодежь – основная база. Мы развивались, да, постепенно. Сначала открыли в Закамске стоматологию, потом через несколько лет в Мотовилихе, через 10 лет мы уже открылись на Газете Звезда, 30 и последняя клиника – это которая на Попова, 21, стоматология. И между ними ЛДО открыли. Да, постепенно, очень стабильно, я считаю, что мы плотно стоим на ногах, развиваемся, идем только вперед.

РП: Так, так.

ЕК: Ну и опять же благодаря всем нашим сотрудникам.

РП: Как вообще у вас появлялись люди? Давайте вот снова вернемся к этой теме. Как у вас появлялись люди? Про первых там двух-трех я понимаю, как потом. Искали по объявлению, переманивали, может быть, у конкурентов.

ТГ: Нет, это не характерно нам переманивать. На самом деле, когда это было начало 2000-х, то в принципе достаточно было объявление повесить на дверь подразделений, к тебе кто-то заходит. А сейчас, конечно, у нас менеджер по персоналу. Мы однажды поняли, что HeadHunter – это тоже сильная сторона, потом на самом деле мы всегда очень любим работать с ассистентами, вот дети поступают в мединститут, они к нам приходят на подработку и самые лучшие, качественные, талантливые врачи – это те врачи, которые у меня начали работать с третьего курса, потому что они уже природу клиники понимают, они такими же становятся, они настолько, они преданы клинике. И я очень люблю молодых специалистов.

РП: Вообще молодые специалисты, лирическое отступление, сейчас вернемся к истории "Диомида". Молодые специалисты, вот знаете, это очень распространенное мнение у всех профессионалов, которые вот состоялись в профессии, очень распространенное мнение, вот так вот покивать головой, а потом сказать – а знаете, а молодежь-то нынче не та пошла. Вот в наше время было по-другому, вот тогда вот учились так учились, сейчас нет.

ЕК: Так абсолютно так.

ТГ: Да, на самом деле, когда берешь кого-то на работу, у меня все равно какие, как бы и шаблоны не были, как бы ты человека не проверял, все равно человек – это для тебя каждый звезда и каждый какое-то открытие, и ты в полноте этого человека узнаешь через 2 года, вот. И поэтому все так развиваются по-разному, кто-то идет медленно, кто-то очень быстро заходит, да, но если сотрудник нашей клиники проработал уже 2 года, то я понимаю, что, скорее всего, он может даже проработать и до пенсии, вот. А все, что наносное, оно быстро приходит и уходит. Тут как бы не задерживаешься.

РП: А вообще, Екатерина, есть ощущение, что на одном языке разговариваете с теми, кто к вам приходит, прямо вот на одном профессиональном, на одном жизненном.

ЕК: Ну, вот смотрите, я считаю так. Что те люди, которым наш дух компании близок, которые хотят с нами работать, они остаются. Бывает по-разному, бывает по-разному в этой жизни. Кто-то приходит, кто-то остается, кто-то уходит. Но, тем не менее, вот наша стабильность, она важна. И вот, как вы говорите, молодые специалисты, если нас все устраивает, их все устраивает в нашей работе, они остаются и дальше уже по жизни идут с нами. Мы их развиваем. Мы постоянно занимаемся молодыми специалистами. Поэтому у нас их много, они есть на самом деле, они начинают с нами работать ассистентами, еще когда учатся в медакадемии. Это важно.

РП: То есть вы в данном случае вы востребованный работодатель, к вам хотят прийти еще когда вот там на третьем-четвертом курсе, тогда тоже.

ЕК: У нас абсолютно много таких специалистов, да, и мы их как бы выращиваем, мы их ростим и потом они остаются у нас врачами.

РП: Классно, вот это мне кажется очень хорошо.

ЕК: У нас есть даже специальные программы, продуманы.

РП: То есть вы прямо с медакадемией сотрудничаете, с медуниверситетом сейчас.

ЕК: У нас очень много таких врачей.

ТГ: С училища медсестры, с академии – врачи.

РП: Классно. Татьяна, вот у нас слово "миссия" уже прозвучало, вот уже таким… Ну-ка расскажите немножко, все равно ведь рано или поздно бизнес дорастает до этого.

ТГ: Миссию мы специально разрабатывали, мы придумывали ее всем коллективом, и у нас получилась, по-моему, такая красивая миссия. Растем и развиваемся, чтобы вы с улыбкой могли смотреть в будущее. Все самое лучшее в медицине для вас. "Диомид" – любовь и мастерство.

РП: Тара-пара-пам. Слушайте, классно прозвучало на самом деле. Очень нравится, мне кажется, что это вы классно придумали все. В какой момент приходит осознание, что вот одного кабинета мало, одной там…потом, допустим, одной клиники мало, потом, допустим, ну, одного направления мало. Вот как это происходит. Всегда было интересно. Как растет бизнес?

ТГ: Ну, вначале я открыла один кабинет, поставила одну установку, через полгода поставила вторую установку, через год открыла Мотовилиху. Понимаете, оно вначале пусто-пусто, а когда заполняется и когда ты видишь, что уже пациентам места не хватает, а иногда просто какое-то веление в сердце. Например, когда встретила свою подругу детства Екатерину, она ближайший мой человек и Екатерина сказала, я очень хочу быть врачом. Я сказала – хорошо, Кать, ну, давай тогда откроем нашу клинику на Звезде. И теперь у нас Звезда – это самая звездная клиника. Она посвящена Екатерине. Клиника на Попова посвящена моему сыну, когда он закончил мединститут, я сказала – Пашка, ну, давай тогда откроем в честь этого еще одну клинику.

РП: Слушайте, у вас хорошо, вы хорошо отмечаете.

ТГ: У нас очень хорошо.

РП: Это просто с нетерпением жду, что будет, когда…

ТГ: Вы просто думаете, что у нас были какие-то глубокие основы?

РП: Я говорю, с нетерпением жду, что будет, когда вы будете отмечать четверть века существования группы компаний. Что тогда откроете? Вот интересно.

ТГ: А я сейчас по-другому вообще подошла к этому.

РП: Да?

ТГ: Это мой секрет.

РП: Ну ладно, окей, окей. Может быть, сейчас еще разговоримся, у нас еще время есть. Это программа "Здоровый подход". У нас в гостях представители группы компаний "Диомид" Татьяна Горячева и Екатерина Косолапова. Мы продолжаем. Вот смотрите, ведь в принципе я слышал такую точку зрения, что хороший бизнес – это не только история успеха, но еще и история ошибок и сделанных выводов. Вот у вас в бизнесе были ошибки, о которых бы вы могли сказать – вот знаете, вот это очень хороший кейс. Вот тут ошиблись, но зато и так далее, и так далее, и так далее, вот.

ТГ: Вот, понимаете, я так к жизни отношусь, у меня нет такого в моем понимании жизни – ошибка. Во-первых, чем что-то сделать, шаг какой-то сделать, вначале я как-то это внутри себя все просчитываю. И потом я уже вот, например, может какое-то подразделение быть убыточным какое-то время, но я просто жду, когда оно расцветет и вырастет, для меня это не ошибка, а для меня это время, когда созреет мой бизнес. Потому что в реальности любой бизнес начинает приносить деньги, ну, это не рассчитываем, когда первый кабинетик и когда нет офиса, которому надо очень высокие зарплаты, да. Где-то 3-4 года, и ты должен уже понимать, что 3-4 года ты будешь этого ребеночка поить, кормить и неизвестно, что будет потом. Но главное, это как цветок, бизнес, как цветок, его надо полюбить и его надо поливать все время, любить, смотреть какие-то фишки, вносить что-то новое и вы знаете, он однажды выстрелит и зацветет. Вот это, наверное, вот особенности бизнеса.

РП: Вот, Екатерина, нам сейчас и расшифрует какие-то фишки, поливать все время. Вот это как?

ЕК: В моем понимании, смотрите, мы вообще людей делаем более успешными и счастливыми. Согласитесь, красивая улыбка.

РП: Ну, это так.

ЕК: Это все-таки качество жизни улучшается и я хочу сказать, что вот взращивать – это все-таки любить своих клиентов, пациентов, да, помогать им идти по жизни и вот еще раз, получать красивую улыбку и в ответ видеть, слышать какую-то благодарность. Это очень важно. Да, мы очень сильно любим свои центры, мы помогаем нашим врачам, мы помогаем нашим специалистам и у нас главное – свой индивидуальный подход.

РП: Буквально, что каждому пациенту.

ЕК: Каждому пациенту.

ТГ: И даже каждому врачу.

ЕК: Мы на самом деле их оберегаем, да, помогаем.

РП: Давайте-ка об этом чуть более подробно. Вот, как индивидуальный подход? Как? Ну, все равно бизнес – это же история про стандартизацию какую-то. Разве нет?

ТГ: Стандартизация, стандарты, это такие большие талмуды, вы представляете, у нас все прописано, у нас прямо все лежит так основательно. Но потом все равно, на самом деле индивидуальный подход к специалисту – это найти его сильные стороны, что он лучше умеет делать, через что он может вырасти, понимаете, потому что развить его сильную сторону и создать к нему поток клиентов. А индивидуальный подход к пациентам, мы смотрим… Наша задача – восстановить пациенту улыбку. Но восстановить так, как хочет этот пациент, уметь его прочувствовать, уметь, как бы его не обидев, сделать ему максимально лучше. Рассказать, какая конструкция лучше. Человек имеет право сам выбирать, но он должен знать, что будет в этой ситуации, что будет в другой ситуации. И еще моя, как собственника, считаю ответственность, все-таки несем гарантии и если у наших пациентов что-то сломается, потому что не все в жизни зависит от врача, здоровье – это такая очень великая вещь, все-таки уже потом мы в индивидуальном порядке, мы делаем нашим пациентам большие скидки на повторное протезирование, если это независимо от специалиста. А если по гарантии, то мы, конечно, все смело по гарантии переделываем. Ну, как-то все равно наша особенность, что мы умеем отвечать за свои поступки.

РП: Екатерина, я знаю, что, скорее всего, вы считаете количество пациентов, скорее всего, у вас где-нибудь есть там, за 25 лет мы там помогли… Нет? Нет такого?

ЕК: Ну, на самом деле я знаю, сколько приходит в месяц пациентов в сеть. Я могу сейчас быстро умножить и сколько получится.

РП: Нет, ну, все-таки, ну, хорошо, сколько в месяц. Умножим потом. Я думаю, что и у нас, и у наших слушателей с калькулятором все будет…

ЕК: Вот смотрите, в базе у нас 98 тысяч человек.

РП: Ничего себе.

ЕК: Да. Это активная база. Это база, с которой мы работаем. Это наши клиенты.

РП: Это же население вполне такого нормального солидного города.

ТГ: Конечно. И каждый месяц на самом деле, я скажу, к нам приходит 300 людей, которые про нас не слышали ни разу. А в клинику общего медицинского здоровья – 800 человек каждый месяц приходят впервые к нам. Представляете, какой оборот проходит через нас людей.

РП: Ну, слушайте, это при всем при том, что сейчас ведь в принципе именно только стоматологических клиник в городе, ну, достаточно.

ЕК: Достаточно.

ТГ: Да, их сверхдостаточно.

РП: Я больше, чем уверен, что вы же в любом случае следите как-то и за работой коллег там, да, я не знаю, просто, как вы называете другие стоматологические клиники. Коллеги, конкуренты. Ну, давайте сразу определимся.

ТГ: Коллеги.

РП: Коллеги, все-таки коллеги. А вот в чем ваша сильная сторона? Вот чем вы отличаетесь, помимо того, что четверть века, да, все дела, но в чем еще с точки зрения стоматологии, в чем вы круты?

ТГ: Мы круты в том, что мы умеем договариваться, и мы умеем найти ту точку, когда интересно и нашим пациентам, и нам, как врачам. И все-таки мы себя не позиционируем, что мы самые дорогие или у нас самые какие-то низкие цены, а мы как раз очень гибкие. И на сегодня мы можем любому пациенту и с самым маленьким запросом, удовлетворить его потребности. И придет к нам самый крутой пациент, мы найдем для него врача и можем сделать очень просто работу, которая будет стоить миллион рублей.

РП: Татьяна Горячева, Екатерина Косолапова, представители группы компаний "Диомид". Это программа "Здоровый подход". Мы вернемся в эту студию уже буквально минуты через четыре с половиной, пока же послушаем новости и небольшой рекламный блок. Оставайтесь на 91.2 fm.

РП: 15 часов 33 минуты. Это программа "Здоровый подход". У микрофона Роман Попов, Михаил Пьянков для вас работает за звукорежиссерским пультом. Сегодня говорим о секрете успеха, нет на самом деле, мы не заявляли тему так, мы не заявляли тему о секрете успеха, мы заявляли тему по-другому, мы говорили – мы говорим о развитии бизнеса группы компаний "Диомид", потому что четверть века в этом году. Татьяна Горячева, Екатерина Косолапова у нас в гостях. Еще раз добрый день, Татьяна. Добрый день, Екатерина.

ТГ: Добрый день.

РП: Но все-таки, все-таки, Татьяна, раз уж я этот штамп произнес, это, конечно, штамп в журналисткой…секрет успеха. Вы оцениваете вот так, обернувшись назад, вот всю эту бизнес-историю, бизнес-траекторию, как успех? Вот прямо вы готовы сказать – это успешный бизнес.

ТГ: Ну, во всяком случае, когда я смотрю, что было 25 лет назад и сейчас, ну, я как-то наполняюсь радостью, вот сама, как собственник, потому что я создала такую конструкцию, такую систему, вот реально, конечно, может быть, это не масштабное, не что-то великое, но для меня, как простой женщины русской, совершенно, как бы я считаю, очень достойно и очень приятно, ну, посмотреть, что мы к этому пришли. Конечно, да.

РП: Вот вы невероятно скромный человек. Екатерина, давайте чуть-чуть пафоса добавим.

ЕК: Сейчас добавлю. На самом деле, я считаю, что у нашей Татьяны Анатольевны успешный бизнес. И я хочу, чтобы вы на нее посмотрели. Вот эта маленькая, хрупкая женщина.

РП: Вот я уже полчаса сижу и смотрю, конечно.

ЕК: Создала такую империю, и вы посмотрите, какая она светлая, какая она красивая женщина, и она несет это своим сотрудникам. И мы за ней стремимся, мы как бы, мы ее очень любим, ценим и вот какая она, такой у нее и бизнес светлый, красивый, очень порядочный по отношению к сотрудникам, к людям.

РП: Слушайте, а теперь давайте немножко о бизнесе и поговорим. Вот как выглядит группа компаний "Диомид" на сегодня. Мы говорили там, буквально, полчаса назад, перечисляли. А давайте немножко, у вас стоматология, я так понимаю, все равно основа основ.

ТГ: Конечно.

ЕК: Да.

РП: Что такое стоматология сегодня? На что делаются упоры? Насколько это вообще дорогое удовольствие? Потому что мы же знаем, что в огромном количестве стран, как европейских, так и заокеанских, стоматология – это вообще медицинское направление огромному количеству людей не доступное просто вот физически, просто вот не могут вытащить и тому подобное. Вот что такое стоматология в России, в Перми сегодня.

ТГ: Ну, я считаю на самом деле на сегодняшний день, мы понимаем, что людям нет никакой поддержки в плане лечения зубов, если они пойдут в платную стоматологию, и поэтому кабинетов больше трехсот и каждый человек на самом деле все равно найдет и по цене себе кабинет, и, конечно, мы все прекрасно понимаем, что если мы хотим но Volvo кататься или на Mercedes, то это одна цена. Но в принципе и LADA Калина – это тоже машина, когда ты хочешь просто ехать. Поэтому любые потребности могут сегодня наши пациенты удовлетворить. Но нам уже интересней работать, конечно, с цифровыми технологиями. У нас есть свой фрезерный цех, ой, фрезерные установки свои, свои лаборатории, понимаете, это как бы доставляет очень внутреннее удовлетворение, потому что мы делаем работу на цирконии, они очень высоко эстетичные и… Но во всяком случае есть у нас и постоянные акции для людей, как временное протезирование, то есть съемные протезы. Конечно, удовольствие врачу в росте оно не приносит никакого, но как временная конструкция, конечно, на какой-то момент человеку можно создать что-то такое, чтобы и зажечь его мечтой – накопить денег и сделать себе прекрасную чудесную улыбку.

РП: Вот смотрите, Татьяна, я очень хорошо, что вы привели пример с автомобилями, потому что мне этот пример близок, он очень правильный, он очень хороший. Но я вас только чуть-чуть поправлю. Вы сказали вот LADA Калина, вот вы можете ехать на LADA Калина. Сейчас LADA Калина не производится, сейчас производится LADA Granta. Нет-нет, в текущем, кстати, в текущем исполнении даже минимально базовом, это очень современный автомобиль. И вот теперь я собственно и задам вопрос. Вот в текущем исполнении там увидите подушки безопасности будут, гидроусилители, системы безопасности активные, пассивные, там будут…там будет уже стоять климат-контроль и так далее, так далее, так далее, хотя, казалось бы, это да-да та самая вчерашняя LADA, на которой еще пацанва гоняла, а нет вот так уже выросли. Как минимальный базовый стоматологический уровень подрос за последнее время?

ТГ: Ну, вот я вам это и хочу сказать, что на самом деле в платной медицине, в платной стоматологии вы на самом деле найдете эту себе LADA Granta, но сама я езжу Range Rover.

РП: Ой, но в этом-то я не сомневаюсь.

ТГ: Поэтому я не могу вам сказать, что такое LADA Granta, но этот же самый полный пакет есть на самом деле какой-то минимум, хуже чего уже не бывает. Но если вы хотите красоту, эстетику, имплантологию и что-то какой-то современно, то, конечно, это только сетевые клиники и клиники с другим порядком цен. Это надо честно смотреть. И нам стало еще честнее смотреть, вот очень тяжело, мы попали сейчас в вилки, когда люди уже не могут платить, хотя и хотят, а мы не можем купить, потому что вся продукция в стоматологии, уважаемые наши пациенты, мы покупаем все за доллары и евро. И вы поймите, это не мы такие хапуги и не мы забираем деньги, просто сейчас объективность такая. И то на сегодня и в этой объективности мы пытаемся что-то сделать для наших пациентов. Постоянно какие-то акции, потому что все равно человек должен быть счастлив.

РП: Я могу сказать, что еще застал время, будучи уже в совершенно сознательном возрасте, застал время, когда, допустим, из Тюмени могли приезжать нефтяники в Пермь лечить зубы, потому что там не было, здесь уже было, там еще не было вот в тех краях. Деньги были, стоматологии еще нет. Я знаю, что периодически из-за границы приезжают в Россию, потому что здесь сопоставимые цены на услуги.

ТГ: Да-да-да.

РП: Вот особенно, конечно, не тогда, когда специально, вот прямо специально летят, но если летят, то почему бы и нет. Как часто работаете с такими клиентами?

ТГ: Мы шейхов обслуживали, вот сейчас пациентка из Германии. На самом деле, когда лето начинается, все равно бывает летний вот такой вот медицинский туризм. И люди, которые знают цены в России, например, из города Перми, по каким-то причинам выехали за границу, конечно, они возвращаются и мы постоянно лечим таких пациентов.

РП: К родственникам, друзьям приехали.

ТГ:  Из Америки вот у нас друзья лечатся, потому что им-то у нас очень выгодно лечиться.

РП: И все-таки сейчас, Екатерина, а давайте сейчас примерно прикинем, может быть, я знаю, что это очень некорректный вопрос, типа расскажите порядок цен, потому что все сугубо индивидуально. Ну, давайте примерно прикинем, вот среднестатистический поход к стоматологу, я так понимаю, начинается лет примерно с 14 или с 15, вот уже с какими-то первыми кариесами. Да ведь?

ЕК: Да, нет, намного раньше.

РП: Намного раньше?

ЕК: Да, мы занимаемся лечением детей, мы занимаемся профилактикой, на данное время такое очень для детей нужно. Профилактика в нашей клинике стоит от 1200 для детей. Это мы заботимся, мы заботимся и приучаем детей уже к гигиене, мы смотрим, значит, на наличие кариеса и в среднем, ну, конечно, 14 лет для нас человек должен быть здоров в плане зубов. Да, для нас так. Мы сейчас уделяем этому очень большое внимание.

РП: А вообще вот, простите, Екатерина, а с какого возраста вы в среднем поток пациентов. О, да, конечно, понятно – ну, там условно. 25 лет – да, конечно, вы наш клиент. 32 – о, это точно наш.

ТГ: От 35 – это, наверное, наш клиент.

ЕК: Да, 35 – это наш клиент.

ТГ: До 35 мы только поддерживаем и именно у нас сейчас есть программа. Расскажите для наших, Екатерина Андреевна, гигиена для наших пациентов.

РП: Во, давайте.

ЕК: У нас разные на самом деле программы. Но одна из основных – это профессиональная гигиена. Значит, для наших пациентов, которые наблюдаются в нашей клинике, специальная цена – 3100.

РП: 3100 руб. Это гигиена.

ТГ: Профессиональная гигиена.

РП: А что такое профессиональная гигиена?

ЕК: Значит, это обработка зубов специальным порошком, AirFlow называется и скалером, это мы убираем зубной камень. Это профилактика кариеса, это очень важно, это нужная процедура, и мы ее обязательно проводим нашим клиентам перед любой манипуляцией и хирургической, и терапевтической.

РП: А улыбки делаете, знаете, такие голливудские.

ЕК: Делаем, да. Вот именно это направление развивает наш главный врач в одном из филиалов – Горячев Павел Сергеевич. Это реально улыбка "Голливуд". Принято так в народе называть.

РП: Ну, знаете, такая… Я еще слышал такой термин довольно грубоватый, когда говорят, нет, это уж больно фарфорово, а вот это прилично, это хорошо.

ТГ: Вы знаете, я сама недавно узнала, поспорив с Павлом, потому что у меня школа старая и мы раньше настолько ценили зубы, что мы не представляли, как можно чуть-чуть снять эмали, чтобы просто сделать какой-то винирчик. Да и технологий красоты таких не было. А сейчас мне Павел сказал, вы знаете, Татьяна Анатольевна, на самом деле сейчас 2 школы – есть японская школа, которая сохраняет природу зубов и тогда виниры под цвет и все, а есть американская, где просто делают очень белые зубы. Я говорю – Павел, ну, как так возможно, человек, у него зубы идут вперед него. А он говорит – вы знаете, это такая школа. И есть сейчас пациенты, которые хотят, чтобы за 700, за 800 тысяч все видели, какие у них белые зубы, хотя я все еще, как доктор старой эпохи, никак не могу дойти до этого, для чего это надо, если итак зубы прекрасные.

ЕК: У пациентов есть право выбора и мы его предоставляем.

ТГ: 2 школы оказывается.

РП: Отлично. Слушайте, классно. Но, скорее всего, к вам приходят и просто лечить, и делать импланты.

ТГ: Конечно.

РП: А насколько вот эта вот сейчас технология развита у нас в Перми, насколько мы современны?

ЕК: Я считаю, что наша сеть очень современная, потому что наше оборудование, наши материалы, все передовое, высокотехнологичное, это мы, правда, этим можем гордиться.

РП: Ну, классно.

ЕК: На самом деле мы принимаем разное население в наших клиниках. Поэтому идут специальные акции, идут социальные какие-то проекты. Ну, например, пенсионеров ждем до обеда и предоставляем им какие-то скидки определенные. Примерно 40 процентов реально, если пенсионер придет и попросит, его запишут к доктору на социальную акцию. Акции идут на, я уже говорила, на гигиену. Акции идут на лечение для детей, акции идут до обеда – минус 25 процентов на лечение трех кариесов. Акции идут в утреннее время – минус 20 процентов. Идут бесплатные консультации у ортопедов, у хирургов. Мы продолжаем уже на протяжении года у нас идет акция на импланты. То есть Straumann – 30 тысяч, имплант эконом-класса – 14 тысяч, под ключ – 30 тысяч, то есть у нас очень много предложений, нужно следить за нашими сетями, заходить на наш сайт, там вся информация указана.

РП: Слушайте, классно. А вы вот делаете что-то типа технического обслуживания, знаете, вот опять же, раз уж про автомобили мы упомянули, все сейчас не могу от этого отделаться.

ЕК: Опять же наша гигиена – это и есть ТО. Я, знаете, прямо с нашими клиентами беседую, с пациентами и говорю, что вам нужно прийти на техническое обслуживание и мы проводим сравнение, да, с автомобилем. Потому что сами понимаете, установили имплант, установили коронку на импланте и так как мы не можем сами прочищать правильно зубы так, как нужно, так, как делает стоматолог, мы приглашаем раз в полгода на профессиональную гигиену.

РП: То есть соответственно здесь вы уже полный комплекс профилактики там да.

ЕК: Для исключения заболевания десен, это очень важно.

РП: Насколько вообще стоматологические заболевания в нашем климате, в нашем регионе это вот прямо бич.

ТГ: Я бы сказала, это вообще бич в нашей стране.

ЕК: Я бы тоже так сказала, да.

РП: Вот именно по стране.

ТГ: Что в нашей стране, что в нашем регионе, что на самом деле мы отстаем от всех западных государств, но выезжая и за границу, все равно я радовалась и видела, что в принципе мы на высоком уровне по стоматологии, потому что и за границей тоже очень много людей без зубов, потому что это нигде недешевое удовольствие.

РП: Ну, понятно. То есть в данном случае стоматология – это просто вот вопрос денег и стабильного подхода к здоровью. Так, хорошо. Чуть-чуть в стороночку отложили стоматологию, потому что сейчас вообще про все остальное не успеем поговорить. Ну, у вас ведь сверхновое направление – вот этот самый широкий профиль, да, да?

ТГ: Это клиника семейного здоровья, да, это мой пилотный проект, потому что, ну, во всяком случае, минимум я хотя бы знаю, что я могу полечить членов своей семьи, могу помочь чем-то друзьям и даже для меня это просто для своей безопасности.

РП: Ой, ну, нормально. То есть давайте расскажите еще эту трогательную историю – я стала стоматологом, потому что хотела лечить зубки сама себе. Ну, ну…

ТГ: Нет. Вы знаете, я стала стоматологом, потому что в то время, когда я шла в мединститут, семья провела совет, а я была на самом деле хотела быть очень директором магазина.

РП: Аха, но на семейном совете была сказано – директор магазина у нас в семье уже есть.

ТГ: Да, воров в нашей семье еще не было, будешь врачом, потому что они ничего не делают и ходят в белых халатах.

РП: А вот так вот.

ТГ: А потом я поняла, какой это великий и тяжелый труд.

РП: Теперь давайте вернемся к клинике широкого профиля – к семейной клинике. Вы просто так сказали – ну, захотелось лечить свою семью. Ну, конечно, и с этого все начинается.

ТГ: Все великие вещи, они именно так начинаются. Ну, нет, может, кто-то по-другому мыслит. Но на самом деле был какой-то тоже пилотный проект вот в Кировском районе, все там начиналось. Всех врачей почему-то сокращали, выгоняли, они просто слезно пришли, сказали – Тань, ну, помоги как-то в этой жизни, дай хоть уголок. Все началось с врачей УЗИ-диагностики. Мы купили УЗИ-аппарат, у нас это прямо хорошо пошло, потому что они прибегали, им хоть как-то надо было выжить. И потом, подумав, в соседнем здании мы купили еще 150 метров и открыли там клинику семейного здоровья.

РП: Насколько хорошо пошел именно этот бизнес, это направление или все-таки ощущение, что нет, стоматология – это, конечно, развивалась побойчее.

ТГ: Такое ощущение, что стоматология, что это, да, когда ты стоматолог, ты можешь себе даже и позволить клинику семейного здоровья.

РП: Вот так вот.

ТГ: Потому что, знаете, чтобы что-то развить, надо быть в этом специалистом. Если я люблю зубы, если я получаю от этого удовлетворение, у меня и идет эта работа. А клиника семейного здоровья, она немножко специфичная. Конечно, я стараюсь, мы растем, я уже как-то тоже нахожу какие-то наметки, но я думаю, что здесь у нас все впереди.

РП: Послелучевой кариес в 72 года облегчить сможете, спрашивает Вера, написав нам на 8-963-870-1000.

ТГ: Здравствуйте, Вера. Во всяком случае, мы можем посмотреть и какую-то найти такую программу оптимальную, облегчить, не облегчить, но полечить-то, конечно, его просто надо лечить, конечно, мы найдем и для вас какие-то мероприятия. Вы можете у Екатерины Андреевны телефон записать, позвоните и мы проконсультируем вас.

РП: Кстати, Екатерина Андреевна, вы телефончик-то не забудьте потом произнести.

ТГ: Оставьте, Екатерина Андреевна, свой сотовый телефон.

РП: В конце концов, можно и телефон приемной, сотовый уж тут не обязателен, что вы в самом деле. Давайте продолжаем про клинику семейного здоровья. Какие направления у вас там сейчас.

ТГ: На самом деле в клинике семейного здоровья у нас принимают врачи-терапевты, невропатологи, у нас гинекология развивается, очень хорошо диагностика, мы холтеровское мониторирование проводим, забор анализов в партнерстве с KDL. Это простая клиника, отличается она от бюджетной то, что здесь очень уютно, здесь нет очередей, здесь вам позвонят, комфортно, вот, поэтому приходите к нам, пожалуйста, я считаю, что все равно за частной клиникой, ну, все впереди. И сейчас мы, еще у нас есть какие-то идеи, мечты, я думаю, что это у нас тоже скоро прямо очень хорошо пойдет.

РП: Говоря частные клиники рано или поздно все равно развиваются и достигают того момента, да, что начинают работать с полисами ОМС там и так далее, и так далее, и так далее. Сотрудничают с государственными, нет такого в планах?

ТГ: Вот смотрите, стоматологию я никогда не поврежу полисом ОМС, потому что на сегодня у нас настолько компетентные врачи и люди нам платят свои деньги, и мы стараемся и меняемся для них. А вот в клинике общемедицинского здоровья, во-первых, я допускаю сюда, у нас есть даже по полису ОМС, мы бесплатный прием, если у человека острая боль, мы спокойно можем его и бесплатно принять, вот. Есть такие какие-то определенные программы и потом вот часто, например, все равно у меня такая идея – люди, которые у нас оставили за зубы более 300 тысяч, мы имеем возможность на сегодня, если им это интересно, просто прикрепить и годовое обслуживание и в нашей клинике семейного здоровья просто вот у врача-терапевта мы можем до бесконечности, можем УЗИ в подарок что-то сделать, ну, какой-то определенный пакет услуг им просто бесплатно оказать.

РП: Ну, с другой стороны оно и логично в данном случае. Клиенты уже знают, кому можно доверять.

ТГ: Да, и они тогда знают, если они здесь лечат зубы, то мы даже и здоровье им можем поднять в подарок.

РП: Что обычно говорят клиенты, собираете ведь наверняка отзывы, работаете, как вообще работает обратная связь у вас?

ТГ: Ну, мне очень приятно, мы в том году проводили маркетинговое исследование и обратная связь такая – как бы цены не низкие, но это и невозможно в стоматологии на сегодняшний день. Но самое главное, что люди все равно довольны качеством и они чувствуют, что врачи с ними всегда хотят договориться и выстроить отношения. И мне это приятно во всяком случае.

РП: Екатерина, сейчас к вам, вот я так понимаю, что от года к году приходится находить индивидуальные подходы, в том числе и в том, что касается финансовой такой вот стратегии: рассрочки, скидки какие-то, может быть, кредитные услуги и так далее, и тому подобное. Как здесь выстраиваете работу?

ЕК: На самом деле, да, у нас есть рассрочки, мы работаем с банками, процент мы оплачиваем сами банку, поэтому клиентам это очень выгодно. Дальше я уже вам озвучивала, что у нас есть разные пакетные акции. Все это в нашей клинике есть. Плюс индивидуальный…плюс я еще хотела сказать, еще раз подчеркнуть, наши гарантийные обязательства, потому что это очень важно, мы несем ответственность – это правда. И наш индивидуальный подход и я курирую лично каждого клиента, ко мне можно обратиться, я его проведу по всем специалистам и буду курировать его в дальнейшем. Это очень важно. И я хочу сказать, что телефон нашего call-центра: 248-10-50. Пожалуйста, звоните, записывайтесь. Вы можете лично обратиться ко мне, да, и я как бы займусь вашим кураторством.

РП: Ну, слушайте, это классно.

ТГ: Вот в этом наша и особенность.

ЕК: И это наша сильная сторона.

РП: Сидит здесь в эфире исполнительный директор группы компаний "Диомид", говорит, я лично займусь, да, звоните, скажите, я лично займусь, все окей.

ЕК: Да, это правда.

РП: У них в базе 98 тысяч человек в данном случае, я думаю, что Екатерина Косолапова – человек, который знает всех поименно.

ТГ: Во всяком случае, все пациенты на Газете Звезда, можно точно уже сказать, они заходят сначала к Екатерине Андреевна, с ней поздороваются, поговорят, а потом уже проходят к врачу в кресло.

РП: Я знаю, что о планах обычно не принято говорить конкретно, просто потому что, ну, все мы люди суеверные. Но хотя бы общими чертами. Какие планы на короткое будущее и какие планы на, ну, скажем, на чуть более длинное.

ТГ: Ну, на самом деле мы хотим принести некоторые извинения нашей Газете Звезда, мы хотим переехать, расшириться. Короткое – это в течение этого года. А на следующий год я хочу, у нас уже есть один 3D-аппарат-томограф, я хочу сделать, оснастить, еще несколько стоматустановок новых купить, 3D-аппарат еще конкретно для Газеты Звезды, потому что нашим пациентам пока некомфортно ездить, чтобы уже они здесь принимали и здесь обследование проводили. Ну и вообще растем и развиваемся, и это наше самое любимое дело.

ЕК: Да, расти и развиваться. И меняться все время.

РП: Я просто так предполагаю, значит, сначала надо было полечить зубы, мы купили аппарат, потом что-то подумали про семью, открыли семейную клинику. Не дай бог, сейчас у кого-то будут волосы выпадать, вы займетесь и этим.

ТГ: Понимаете, это называется женский подход. Сначала должна быть какая-то идея, что ты хочешь и мне, как собственнику, это очень приятно, и я люблю таких врачей заводных, которые тоже все время что-то хотят, хотят чему-то научиться, что-то новое внедрить. Когда они меня подпинывают, говорят, у вас все устарело, а давайте это. Вот вы знаете, я от этого прямо зажигаюсь, бегу и начинаю что-то им тогда тоже давать.

РП: Ну, это, кстати, вот как раз в расшифровку фразы "секрет успеха", с которой я начал эту получасовку, хотя на самом деле мы об этом не договаривались. Несколько минут у меня еще есть. Я попрошу сначала, Екатерина, вас сказать несколько слов вашим пациентам текущим и будущим, потом Татьяна у нас будет подводить итог нашему разговору. Итак, поехали. Екатерина Косолапова – человек, который знает пациентов лично и встречается со всеми, готова курировать 98 тысяч человек разом. Давайте.

ЕК:  Дорогие, уважаемые, горячо любимые наши пациенты! С большим удовольствием, пользуясь случаем, приглашаю вас в сеть наших клиник. Я действительно готова вас курировать, я рада клиентам, которые уже есть в нашей клинике, приводят своих родственников, друзей, знакомых и меня с ними знакомят и я буду рада тем клиентам, которые пришли впервые. Еще раз напоминаю телефон нашей сети клиники: 248-10-50. Пожалуйста, звоните, записывайтесь и это правда, если вам нужно мое сопровождение, вы можете меня найти. Екатерина Андреевна.

ТГ: Исполнительный директор сети клиник "Диомид".

РП: Да-да-да. Ну что ж Екатерину Косолапову послушали. Татьяна, давайте вас. Татьяна Горячева, собственник и директор группы компаний.

ТГ: Дорогие наши пациенты и слушатели. Я хочу, чтобы вы запомнили: "Диомид" – в каждом действии любовь и мастерство. Мы очень рады вам. Мы очень счастливы, когда вы в чем-то успешны, мы хотим расти с вами, мы хотим быть всегда с вами. Приходите к нам, рассказывайте про себя. Ну, а мы, конечно, будем всегда заботиться о вашем здоровье. Ваше здоровье – это наш приоритет.

РП: Ну, вот видите, как классно. Татьяна Горячева, Екатерина Косолапова, программа "Здоровый подход". Меня зовут Роман Попов. Расшифровку ищите у нас на сайте echoperm.ru. А, коллеги, я еще раз вас поздравляю с вашим замечательным праздником. Я так понимаю, что весь год можно отмечать, каждый день можно отмечать.

ТГ: Да, в общем, и два можно, то коронавирус, то еще что-то. Знаете, у меня есть такая поговорка – лучше больше, чем меньше.

РП: О, абсолютно верно. Вот так вот и живет у нас группа компаний "Диомид". Я думаю, что еще немного и мы будем говорить про двукратное расширение, там про завоевание всего.

ТГ: Это уже секрет. Мы же договорились про это не говорить.

РП: Хорошо, хорошо, конечно, конечно. Я же говорил – разговорю к концу эфира, разговорю обязательно. Спасибо большое.


Обсуждение
3470
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.