Верхний баннер
18:32 | СУББОТА | 15 АВГУСТА 2020

$ 73.22 € 86.41

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 27 сентября 2007

Платная медицина

Вячеслав Дегтярников:
Здравствуй город, здравствуй губерния. «Разворот» на пермском «Эхе». В студии Вячеслав Дегтярников, Константин Духонин. Здравствуй, Костя.

Константин Духонин:
Добрый день, уважаемые радиослушатели, доброе утро.

В.Д.:
За звукорежиссерским пультом Сергей Слободин. Ну что ж, у нас сегодня тема как всегда такая веселенькая, утренняя, тема у нас будет «платная медицина». Константин, излагай. Вот ты пришел со своей буквально таки болью, просьбой. Мол, расскажи, пожалуйста, Слава, про платную медицину, давай мы это всё обсудим. Что такое платная медицина, с чем это едят и сколько это стоит.

К.Д.:
Да, очень редко пользуюсь профессиональными возможностями, решаю там свои личные проблемы. Вот решил в первый раз отступить от этого правила, да, ну, по крайней мере буду рассказывать это всё как очевидец. Вот платно…

В.Д.:
То есть у нас сейчас в эфире программа «Своими глазами».

К.Д.:
Да, да, да. То есть вот очевидец в студии. И я тут в качестве двух ипостасей. Так вот, суть такая, значит, хорошая знакомая ко мне обратилась с просьбой помочь, поддержать её морально и так далее. А суть заключалась в том, что она обратилась в профессорскую клинику со своими гинекологическими проблемами, и там ей начали ставить диагнозы один за другим. Один, другой, второй, третий, десятый та… Это я так утрирую чуть-чуть. И при каждом приёме выяснялись какие-то новые подробности. При этом назначали дорогостоящее лечение и, в конце концов, ей показалось это всё подозрительным, и она обратилась в нормальную муниципальную клинику с тем, чтобы вот эти диагнозы подтвердить или опровергнуть. Эти диагнозы не подтвердились. Притом ни один. Ну я понимаю лечебная ошибки бывают, как вообще, в любой работе. Один диагноз не подтвердился, ну, такое бывает, да, разными врачами. Второй диагноз не подтвердился, ну тоже может быть. Но когда все диагнозы, да, а их там было гораздо больше двух…

В.Д.:
А сколько времени она ходила в эту самую профессорскую клинику?

К.Д.:
Ну, около месяца.

В.Д.:
Около месяца. То есть около месяца…

К.Д.:
Ей назначали процедуры, лечение.

В.Д.:
Барышне пудрили мозги.

К.Д.:
Да, да, да.

В.Д.:
В общем, вымогая не очень маленькие при этом деньги.

К.Д.:
Да, да, да. То есть она-то полога, раз уж она денежки платит, то всё должно быть нормально. Ну и действительно, в платных клиниках, как правило, сервис намного выше, чем в муниципальных или государственных лечебных учреждениях, вот. А тут вот такие дела. Ну и…

В.Д.:
Давай, мы сразу вопрос нашим радиослушателям поставим, пока ты дальше будешь рассказывать. Я напомню телефон прямого эфира 261-88-67. Эфирное ICQ 404-582-017. Вопрос у нас следующий: пользовались ли вы услугами платных клиник, сталкивались ли вы с тем, что дорого - не всегда хорошо или вы считаете, что вот, в общем, платная медицина - это всегда качественно, всегда хорошо и всегда, в общем, по делу и, в общем, нужно платить.

К.Д.:
Ну да. Нужно отдавать должное, то есть, есть такой миф: раз ты деньги за что-то платишь, значит, тебе предоставляют самое качественное, да. Так вот не хотите ли вы, радиослушатели, этот миф опровергнуть. Может быть, на собственном опыте. Вот у меня он опровергнут.

В.Д.:
Всегда ли дорого это хорошо? Ещё раз напоминаю телефон прямого эфира 261-88-67. Ну что, Константин, продолжай рассказ.

К.Д.:
Ну и буквально вчера мы пришли в эту профессорскую клинику, чтобы выяснить, значит, вот почему такая ерунда произошла с диагнозами. Там в одной клинике подтверждается, то есть в профессорской, а в другой говорится, что нет, ни один диагноз не верен. Притом шли с абсолютно мирными намерениями. Я сразу же по предварительному звонку с главврачом профессорской клиники Цыганковой Тамаре Петровне объяснил, что если мне дадут внятное, хорошее объяснение, да, то есть, разумное, я ну как бы не буду этого выносить никуда на свет, и не буду с ними бодаться. Вот, значит, мы пришли туда, и тут такое сладкое в кавычках чувство ностальгии я испытал по совковым временам. Когда вы, знаете, приходите в продуктовый магазин и там продавец - он царь и бог. Она может вам нахамить, поскольку владеет этим ценным товаром как дефицит. Она может вас послать куда-нибудь. Дальше происходило вообще что-то невообразимое. Вот это вот чувство ностальгии я испытал и…

В.Д.:
То есть, вот там был такой совдеповский продавец, который, значит, на тебя смотрит, как врага народа: и чего ты сюда вообще пришёл в очередной раз покупать здесь буханку хлеба. Потому что вы, эти покупатели, меня уже до такой степени уже достали! Ходят тут и ходят, все ходят и ходят. Сколько можно вообще!

К.Д.:
Что-то типа этого. То есть такое ощущение было, что не они нам что-то должны, да, за наши деньги, да, а мы им что-то должны. Потому что, ну, вот там ситуация… Ну, во-первых, там про то, что меня там перебивали, не давали слова сказать, вопросы просто уточняющие задать, это вот дело даже десятое, для меня это к концу разговора стало как-то даже и привычно, да. Но попросил…

В.Д.:
Ты просто вспомнил советское прошлое.

К.Д.:
Да, попросил у них право устанавливающие документы. Они мне их принесли. Я только-только их попытался открыть, прочитать… Вот не поверите: три врача, которые сидят со мной, с высшим образованием, должны быть какие-то, я не знаю там, представления о нормах поведения, вот, так вот один их врачей он у меня просто вырывает вот эти вот документы и объясняет что… Говорит: вы тут разговаривать пришли, а не документы рассматривать. То есть указывает, что… Я говорю: «Не надо мне указывать, что мне делать». Да… Я вас слушаю…

В.Д.:
Может быть, ты все-таки хамил как-то, вел себя некорректно?

К.Д.:
Вот в том-то и дело, что на здравствуйте – пожалуйста… Все абсолютно… Я понимаю. Что щекотливая ситуация. И как бы я не специалист, а они специалисты с медицинским образованием. И что мне полагается там, «уши греть», да, выражаясь простонародно. Слушать, что они скажут и просто-напросто уточняющие вопросы задавать. Ну, в конце концов к концу нашего разговора я понял, что не получается диалога абсолютно никакого. Вот отсюда я сделал вывод вот как минимум один, да. Насчет диагнозов, правильные они или неправильные, это будут разбираться соответствующие органы: прокуратура, росздравнадзор и так далее. Это мы еще уточнять будем. Но если у вас возникнут какие-то претензии к какой-либо платной медицинской клинике частной, да, то на собственном опыте могу вам гарантировать, что не стоит обольщаться, что с вами будут разбираться или выяснять этот вопрос. Вам просто нахамят…

В.Д.:
Давай мы все-таки не будем обобщать. Хотя вот на эфирном ICQ 404-582-017 мне подтверждают эту информацию. Вот есть сообщение: «В платной клинике возле ЦУМа, бывшая хозрасчетка, опаздывают врачи, порой даже на час. Очередь по записи в полный рост. Даже за деньги нормально относиться к пациентам не хотят. Люди теряют драгоценное время в ожидании проспавшего врача». Ну вот, вот видите как ситуация работает у нас в платной клинике возле ЦУМа. На самом деле, Константин… Ну, я, конечно, не знаю, вроде ты взрослый человек, не хочу тебя лечить прямо в эфире…

К.Д.:
Нет, полечи меня в эфире. Я уже привык к этому за последние два дня.

В.Д.:
Лечу в эфире… Ну, вот есть такая старая русская поговорка: духовника и врача надо иметь собственного. Вот. И это факт исторический.

К.Д.:
Так в том-то и дело, что это моя знакомая, да. То есть ты знакомую лечишь – я ей просто вызвался помочь. Вот. То есть у меня-то со своими врачами все нормально.

В.Д.:
Вот это вот вообще не менялось никогда. То есть, пока есть твой собственный доктор, твой собственный доктор тебе поможет, расскажет. И не всегда это будет дорого. Наоборот, в некоторых случаях это будет и дешево. Ну, мне так кажется.

К.Д.:
ну, кстати, вот у нас телефонный звонок. Возможно…

В.Д.:
Ну давай теперь вот нас радиослушатели тоже полечат. Будем друг другу диагнозы ставить. Здравствуйте. Доброе утро.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Ну, вот я позволю с вами не согласиться. Я, конечно, предполагаю, что как есть хорошие клиники, так есть и плохие, да. Но вот приходится ходить в силу ряда возможностей в платную клинику, вот в частности это ухо-горло-нос, рядом с «Колизеем». И ну просто идеальное отношение, идеальное там понимание. Ну, не знаю, то есть говорят: звоните в любое время суток. То есть если что-то происходит, звоните та, вплоть до того, что мы приедем. То есть я понимаю, что все это за деньги, да, то есть это сервис определенный. Но не было еще… То есть я вот обычно сам там лечился, ребенка, вот сейчас вот в частности мы там лечимся. То есть никаких таких вот, как вы сказали, проблем не сталкивался. Слава богу, не сталкивался. То есть, я просто не хотел бы, чтобы стереотип возникал такой, что если платная, то они там… Это все зависит от людей, это индивидуально, сугубо индивидуально.

К.Д.:
Ну, конечно.

В.Д.:
Слава богу, что в вашем случае вы не столкнулись с этой проблемой, что дорого – это означает не всегда хорошо. Я, честно говоря, рад за вас. Спасибо огромное, что позвонили и поделились своим вот положительным опытом общения с платной медициной.

К.Д.:
Ну, мы на самом деле не хотим обобщать, и уверены, что в сфере вот частных клиник, вот платной медицины, работают много замечательных специалистов. Просто вот у нас вот такой вот опыт. И, к сожалению, он не единичный. Вот когда я рассказывал, делился с друзьями вот своей проблемой вот такой вот, да, выражал какое-то возмущение, эмоции, там находилось в любой компании, с какими я только не успел переобщаться, какие-то примеры подобные. Но тут полностью противоположный пример. Я рад за Андрея. И уверен, что это не единичный случай. И в принципе, в большинстве своем, врачи стремятся за тем, чтобы там следить за качеством оказываемых услуг. Но тут еще есть вот какой момент. Вот понимаете, вы, Андрей, не специалист. То есть вот пример небольшой. Заболел у вас, допустим, зуб. Вы можете обратиться к вручу, а можете выпить анальгетик какой-нибудь. И зуб прошел. Но это не означает, что болезнь прошла. То есть вы идете к врачу какому-то, он делает какие-то манипуляции и у вас вроде как бы симптомы болезни или чего-то там проходят. Вот. Но это не означает, что он вылечил. И вот когда начинаешь предъявлять претензии по этому поводу, рассказывать, что вот мне кажется, или там мне специалисты говорили, да, ссылаешься, потому что не можешь быть сам, тебя начинают грузить терминами, терминологией. Объяснять тебе, что ты не специалист, что ты никто, и звать тебя никак.

В.Д.:
Знаешь, вот совсем недавно делали материал местный писатель, вот я не помню имя, Мальцев, он пишет детективы, он сам по профессии терапевт. Вот. И он сказал такую очень интересную вещь. Он сказал, что вообще медицина – это самая криминальная область, самая криминальная. Ну, может быть, это связано с его второй профессией, что он детективы пишет. И , в общем, проверить то, какой диагноз тебе ставит врач, в силу специфики, закрытости вот этой профессии, то есть рука руку моет и один врач поддерживает другого, довольно сложно. И поэтому вот он считает, что здесь возможны различные преступления. Но я не знаю, я опять-таки ссылаюсь на вот мнение нашего пермского писателя.

К.Д.:
Всегда думал, что дороги самый криминальный бизнес. Но вот еще один у нас телефонный звонок.

В.Д.:
Здравствуйте.

Слушатель:
Алло. Добрый день. Дмитрий, Пермь. Вот слушая вас, понимаю, что вы в определенной степени задались целью разрушить так называемый миф о том, что платно это всегда хорошо.

К.Д.:
Нет, нет, нет. Мы разобраться…

Слушатель:
Ну, или разобраться в этом.

К.Д.:
Да, разобраться, имеет ли право этот миф на существование. То есть вот мы столкнулись с противоположным. Нам радиослушатель позвонил вот до вас, он сказал, что как бы наоборот, все нормально, и у него все замечательно. Мы рады за него.

Слушатель:
Да, я понял. Так вот я бы хотел разрушить еще два других мифа.

В.Д.:
Давайте.

Слушатель:
Первый миф. Миф, говорящий о том, что якобы врач своеобразный наместник бога на земле. О том, что, приходя к врачу, вы получаете 100-процентное избавление от своего недуга. Такой миф укоренился в головах большинства людей, и, значит, при обращении к доктору люди исходят именно из этого. Это первый миф. Теперь второй. Миф о том, что если вы платите деньги, то ваш организм или те инфекционные или любые заболевания, которые поразили ваш организм, они вылечиваются быстрее и лучше. Это тоже миф. За деньги вы получаете всего лишь более качественную обслугу? Теперь третье, относительно профессорской клиники. У меня никаких иллюзий по поводу качества обслуживания в этой клинике нет. Это одна из самых худших лечебных заведений Перми, которое оказывает платные услуги.

В.Д.:
Обоснуйте.

Слушатель:
Но есть масса других, естественно, я сейчас называть их не буду, где все это делается, может быть, не дешевле, может быть (помехи), но более лучше. То есть ваша знакомая, которая посетила профессорскую клинику, естественно, может обращаться дальше, пытаться каким-то образом их наказать, это ее право, и она, наверное, сделает правильно. Но по большому счету, она больше туда не пойдет. И я знаю массу людей, которые, обратившись в эту конкретную клинику, больше туда не обращаются.

К.Д.:
То есть вот ваше обоснование, то, что профессорская клиника, как вы сказали, ну, так скажем мягко, не одна из самых лучших, это вот отзывы знакомых, да?

Слушатель:
Это отзывы и знакомых, и себя… Проблема, ну я не знаю, может, в руководстве. Может, в тех людях, которые работают там, врачей. Ну, вот так вот по факту. То есть обращайтесь в другие места. Это же рынок, по большому счету, правильно? Это платные услуги. При том, что у нас ведь не платная медицина. Мы ж прекрасно это знаем, да? Это всего лишь платные услуги медицинские. И в этих же клиниках работают те же врачи, подрабатывают, вернее, те же врачи, которые основную свою работу имеют в государственных муниципальных лечебных заведениях. И они обязаны прежде всего работать, а уже потом подрабатывают в этих платных медицинских учреждениях.

В.Д.:
Спасибо вам за звонок, огромное спасибо. Спасибо, что поделились. Ты знаешь, вот до буквально недавнего времени мне казалось, что все врачи там дают клятву Гиппократа, и, в общем, любой врач где-то в чем-то должен помогать, не важно в платной он или не в платной клинике. И в первую очередь там оказать услуги, ну, в случае, допустим, если человеку угрожает опасность смертельного характера. По своей работе журналистской не раз сталкивался с тем, что даже эта штука не действует. Я уже не говорю про платные клиники, с которыми тоже приходилось сталкиваться. И даже московскими клиниками. Как-то, занимаясь одним очень таким интересным проектом, международным проектом, мы занимались еще на «Рифее», я столкнулся с работой московской клиники, всероссийского центра. Столкнулся с хамством, явным хамством, явным, знаешь, таким нежеланием врачей, чтобы вообще кто-то когда-то вмешивался вообще в их деятельность, и кто-то оценивал их деятельность, допустим, во стороны их коллег из-за рубежа. То есть там вот стоял просто такой жесткий отпор, и пока не вмешался генеральный консул Германии в России вот в эту историю, пока не вмешались, в общем, на высшем уровне, там просто мне пытались всячески сделать так, чтобы этот проект провалился. Есть еще один телефонный звонок. Слушаем вас. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель:
Алло. Здравствуйте. Я из Перми, Александр Алексеевич. Хочу сказать о клинике «Визион». Значит, моей жене сделали операцию два года назад, заплатили 17 тысяч. Значит, операция прошла… Подошла, можно сказать, к нулю, потому что у ней глаукома, катаракта, но сделать сделали, три месяца не видела, до осени, это с весны. Обстреляли лазером… Оказывается, еще что усугубило… У ней веко, значит, царапало поверхность глаза, и надо было сразу это все сделать. И уже когда выписывали, сказали: еще 8 тысяч. А где мы возьмем – 17 отдали?

К.Д.:
ну, ясненько. В принципе, давайте не будем загружать наших радиослушателей вот этими проблемами…

Слушатель:
Ну хорошо, в конце концов я хочу сказать, что…

К.Д.:
Вот как вы вышли из этой ситуации? И что, собственно, делали? Вот вам не понравилось качество оказываемой услуги. Что вы предприняли?

Слушатель:
А предприняли… Пошел к Собянину - Плеханова, клиника государственная – там все очень аккуратно сделали, но уже было поздно, прошло 6 месяцев, глаз оцарапанный так… Я только хочу через вас выразить благодарность Собянину: это очень умный, грамотный специалист.

К.Д.:
ну, а какие-то претензии к «Визиону» вы предъявляли?

Слушатель:
А претензии… Они сейчас нас консультируют, приглашают, вроде бы… Чушь это все – не то сделали. Вот и все. И таким образом, и в настоящее время такая клиника, как «Кама-Мед» образовалась. Она тоже настолько надоедает. Вот у меня свояченице 80 лет, уцепились так… Почти уже послала их… Вот эти платные – я категорически только лишь за то, чтобы увеличить плату и по государственным, типа Собянина глазной клиники. Вот и все, что…

К.Д.:
ну, заработную плату, видимо, имеют в виду.

Слушатель:
Да, плату, чтобы на уровне… А то ведь эти товарищи из «Визиона» говорят: нам надо и на…

К.Д.:
Спасибо большое за ваш телефонный звонок.

В.Д.:
Ну, на самом деле вот с историей про глаукому сталкиваюсь уже не первый раз. Не знаю, насколько промышляет этим вот конкретная клиника, которая была названа нашим радиослушателем, но знаю, что, в общем-то, где-то кто-то именно на эту тему промышляет по городу, потому что слышу эту историю буквально в пересказе от нескольких людей уже. Ну, человек 10 мне рассказали вот одну и ту же историю, и опять-таки связанную с теми же пенсионерами. Как нам кажется, уже должна вот этой историей прокуратура заниматься, а не журналистские расследования проводить.

К.Д.:
кстати, о прокуратуре. Вот на самом деле, если у вас какие-то вопросы возникли, да, допустим, по качеству оказываемых вам медицинских платных услуг…

В.Д.:
Попробуем разобраться, куда нужно обращаться, если вам оказали некачественные услуги. И как выходить из этих ситуаций. А сейчас вот прочитаю информацию, которая пришла на эфирное ICQ: «По поводу профессорской клиники, - пишет нам радиослушатель, - вы изложили историю как пользователь услуг. Я подкину инфу как профессионал. Там не только менеджмент, персонал второго уровня и лаборанты постоянно меняются. И остаются потому что, скажем мягко, не самые умные». Ну, не знаю, вот как бы я читаю то, что есть. «База, на которой врачи должны ставить диагнозы и лабораторная диагностика там в руках подобных человеков». В общем, дальше обращение по поводу того, что не рекомендуют пользоваться услугами данной клиники.

К.Д.:
Ну, мы с удовольствием с вами свяжемся. Или оставьте свои координаты, или позвоните в студию. Я с удовольствием с вами свяжусь, и поговорим более предметно на этот счет.

В.Д.:
Продолжаем «Разворот» на пермском «Эхе». Говорим на такую веселенькую тему платной медицины. И вот в этой части попытаемся с вами вместе, уважаемые земляки и дорогие наши радиослушатели, разобраться, что делать, если вас уже лечили-лечили, лечили-лечили, но не вылечили. И как потом вы выяснили от других врачей, лечили-то вас совсем от другого. К кому обращаться, и есть ли у вас шансы доказать, что на самом деле врачи всё это время пудрили вам мозги вместо лечения, и вешали лапшу на уши. То есть, в общем-то… место медицины занимались с вами либо кулинарией, либо какими-то другими дела в сфере косметологии.

К.Д.:
Вот, кстати, расскажу далее…

В.Д.:
Подожди, я телефон прямого эфира назову 261-88-67 – телефон прямого эфира. И эфирное ICQ 404-582-017. Пишите и звоните. Рассказывай.

К.Д.:
Ну, и продолжу всё-таки вот мой… Рассказывать о моем опыте общения с врачами профессорской клиники. Вот я вывел у себя вот из этого общения, что человек, да, подозревая, имея на руках какие-то данные о том, что ему оказали некачественную медицинскую услугу, пытаясь разобраться с врачами, даже не предъявить претензии, да, а вот просто поговорить и выяснить, что и как… Потом я вот заранее говорил врачам, говорю: давайте вы мне дайте разумное объяснение, да, и у меня никаких претензий к вам не будет. Ну, вот мне просто интересно, почему одно с другим не сходится. Не сходилось там очень много. То есть, у девушки нашли, у моей знакомой, которая значит «попала» вот на эти услуги…

В.Д.:
Наверное, не стоит всё рассказывать?

К.Д.:
Всё, естественно, рассказывать не буду. Нашли кисту, да, вот якобы, вот. И назначили лечение препаратами, которые вот никак, судя по фармакологическим свойствам ни как на кисту, на лечение кисты не влияют. То есть влияют на иммунодефицит, влияют на работу головного мозга. Как с помощью головного мозга можно кисту вылечить, я не совсем вот понимаю. О чем я, собственно, им и начал рассказывать. Так вот при этом я ссылался: первое - на анализы и заключение врачей из 9-ой медсанчасти. Второе, на медицинскую энциклопедию, в которой четко сказано: кисту лечат двумя путями, либо хирургическим, либо медикаментозным. В данном случае мы пошли по медикаментозному, да, и там выписываются гормональные таблетки для лечения кисты медикаментозными средствами. А ни как вот эти вот иммунодефицитные там и так далее. Вот и так далее и тому подобное. Так вот, мне врачи объясняют в профессорской клинике, что сколько врачей, столько и мнений, значит, таблетки они всё назначали правильно, и не важно, что у них там написано в фармакологических свойствах, да. В общем, все дураки, а они одни умные. И вот стоит слушать их, а на кого-то ещё, вот. Хотя вроде как бы, ну, в общем, и медицинская энциклопедия - это лажа полная для них, и мнение других врачей и так далее, и тому подобное. Все молодцы, кроме них. Так вот, когда вы предъявляете…

В.Д.:
Давай послушаем телефонный звонок, потом дальше будешь рассказывать. Итак, здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Надежда. Я постараюсь коротко очень рассказать. Я посещала частную клинику. Значит, я обратилась к гинекологу. Но у меня нет никаких заболеваний, это такое, скажем так, лечение для улучшения самочувствия и внешнего вида. Вот, но меня очень там хотели задержать, видимо. Полностью обследования там делали и всё. Я за всё платила. Но ничего не нашли, потому что я знала, что у меня ничего нет. Но гинеколог, она же и директор этой клиники, значит, мне постоянно назначала, чтобы я к ней, ну, приходила.

К.Д.:
То есть и за каждый приём вы оплачивали, естественно.

Слушатель:
Да, каждый приём стоит денег. Но каждый приём у нас заключался в том, что она мне предлагала БАДы у неё купить. Я ей в первый же прием сказала, что БАДы я …

К.Д.:
Это расшифруем радиослушателям, кто не знает, это биологически активные добавки в пищу, да.

Слушатель:
Да, и она мне говорила, что это просто настолько необходимо, это панацея, вот у неё муж принимает, и он настолько просто половой гигант. Я ей сказала, что мне этого не требуется, потому что у меня нормальный совершенно муж. И когда я приходила в следующий раз, она мне назначала, всё начиналось с начала. Потому что она забывала, кому она… Видимо, всем пациентам она. И вот она всё это время, полчаса, сколько она принимает, она тратила и внушала, что нужно, необходимо просто купить у неё эти… в конце концов…

В.Д.:
То есть она занималась такой рекламой. И уже забыла, кому говорила про это.

К.Д.:
И за прослушивание рекламы вы ещё и платили, да?

Слушатель:
Да. И вы знаете, в конце концов, мне это надоело, и я, естественно, ходить перестала там. И оставила и карточку там и всё. И пошла просто в обычную гинекологию, которая у нас на Борчанинова находится. И была поражена, насколько прекрасно относятся к женщинам, и всё там бесплатно, и великолепные гинекологи, и меня поняли, что я хочу, и, значит, никто с меня ничего там не требовал, понимаете.

В.Д.:
И про БАДы не рассказывал.

Слушатель:
И про БАДы не рассказывали.

В.Д.:
Удивительно.

Слушатель:
И что я хочу сказать, я продолжаю ходить иногда в эту клинику, потому что мне очень нравится, допустим, если назначили анализы, ты приходишь, сдаешь, там никаких проблем, у них всё одноразовое. И заплатить деньги за это стоит. То есть ты там не стоишь в очередях, не мучаешься. И ты можешь сдать любые анализы. Вот для этого она просто не заменима, вот частная. А к врачу я больше ни к одному туда не хожу.

В.Д.:
Спасибо вам за звонок. Вот есть сообщение на эфирное ICQ: «Очень часто врачи болезненно реагируют на уточняющие вопросы. Они воспринимают их, как будто пациент сомневается в их профессионализме», - пишут нам наши радиослушатели. Есть ещё одно сообщение. Я сейчас посмотрю. «Для нормальной диагностики обращайтесь…» А это уже реклама пошла. Это читать не буду.

К.Д.:
БАДы, наверное, рекламируют, пытались.

В.Д.:
Нет, ну, может быть, и хороших врачей рекламировали, но просто извините, не буду. Простите меня, уважаемые радиослушатели, мы действительно…

К.Д.:
То есть, мы, да, сейчас разбираем проблему, и не решаем, кто тут лучше, а кто тут хуже. И нас ещё один телефонный звонок.

В.Д.:
Здравствуйте, вы в эфире.

Слушатель:
Здравствуйте, меня зовут Игорь Николаевич. Наверное, больше всех по этой теме знаю я, потому что я открывал такую клинику. Работал в практической медицине, потом открывал такую клинику. Проработав год, я из неё ушел. Был руководителем частной клиники. Что хочу сказать. Во-первых, через таблетки для головного мозга, которые действуют на головной мозг, кисту всё-таки вылечить можно.

К.Д.:
Можно, да?

Слушатель:
Всё-таки можно.

К.Д.:
Ну, замечательно.

Слушатель:
Но это один из вариантов. Я это говорю только для того, чтобы показать, что медицина - это достаточно сложно.

К.Д.:
Так в том то и дело, что я не претензии предъявлял, а пытался разобраться, можно или нет.

Слушатель:
Вот, теперь по поводу всего остального. Самое-то главное, что согласно действующему законодательству, а оно у нас ещё называется основы советского законодательства о здравоохранении, теперь российского, врач обязан вам дать полную информацию. Статья 62 или 64. Это раз. Второе, я считаю, лично я считаю, это мое личное мнение о том, что частная медицина, по крайней мере в России, имеет право существования только в той части выполнения сложных диагностических каких-то манипуляций либо сложных лабораторных анализов. Всё остальное… Из-за этого я ушел из частной медицины. Всё остальное слишком, как вы правильно сказали, криминализировано. БАДы, назначение препаратов, которые, как сказать, продвигают местные дилеры и так далее, и тому подобное. Есть шикарный опыт… Не буду называть предприятие, потому что это не рекламная передача. Когда есть предприятие, которое занимается только лабораторной диагностикой, достаточно сложной. И весь город туда ходит, проблем нет. Но когда вы сталкиваетесь с частной медициной, например, с терапевтом, в достаточно дорогой… Я был в Москве, я смотрел в Питере, как это организовано. Тут конкуренции-то и быть не может с обычным здравоохранением, государственным, бюджетным. Врачи одни, совершенно одни, и там, и там.

В.Д.:
Абсолютно одинаковые.

К.Д.:
Вот смотрите, а вы говорите про диагностику. То есть, частной медицине нужно диагностику передать. Но вот в данном случае у нас диагнозы-то не подтвердились. Как раз именно диагнозы, диагностика, вот это вот исследования.

Слушатель:
Я имею в виду дорогостоящая. Понимаете? Вот смотрите, в «Медлайфе» появился МРТ. Вот смотрите, на сегодняшний день МРТ в городе, по-моему, два, и оба они в частных руках. Вот это правильно. Там ошибиться достаточно сложно: слишком информативно… Я вот про такие сложные, дорогостоящие. Когда еще бюджет заимеет себе МРТ - это стоимость несколько миллионов долларов – это сложно сказать. Да, появилась компьютерная… Вспомните, как появлялись компьютерные томографы. Страшно, ужасно информативная штуковина, но долго, очень нудно, неправильно использовались. Теперь по поводу решения конфликтов. Я считаю, что чем больше будет судебных процессов с участием медсанчастей, это уже касается не только платной медицины, не обязательно кого-то сажать – просто судебные разбирательства. Это будет выгодно и врачам, это будет выгодно и пациентам…

К.Д.:
Ну что ж, я с удовольствием помогу врачам…

В.Д.:
Спасибо, спасибо огромное.

Слушатель:
Тут понимаете, в чем дело. Вот сейчас очень трудно найти виноватого. Все-таки лечим не телевизор – лампочку поменяли и все нормально.

В.Д.:
А человек – штука более сложная.

Слушатель:
И согласитесь, что очень много населения совершают глупые действия: через три дня после операции, например, постоят под душем, швы развалились – ах, какие негодяи врачи. И в то же время врач, который лечит, он знает, как лечить. Ему, например, не дали этого препарата, я говорю про бюджет, он не может… А потом получается, что он виноват. А кто виноват, не понятно: здравоохранение, фонд медицинского страхования не пофинансировал, директор платной клиники не закупил препарат… Понимаете, кто будет виноват? Вот если бы было судебное разбирательство, все было бы конкретно: врачи бы боялись, пациенты…

В.Д.:
Спасибо, Игорь Николаевич, что дозвонились до нас. Огромное спасибо за ваш профессиональный взгляд на эти вещи. Вот сейчас прочитаю сообщения, которые пришли на ICQ. «По поводу навязывания БАДов могу сказать, что этим грешат не только врачи платных клиник, - пишут наши радиослушатели. – Не буду далеко ходить, скажу про нашего родного участкового врача. Все назначения начинаются со слов «а вот у нас есть…» В случае категорического отказа просто теряет интерес к пациенту и дальше все идет уже формально. По поводу платных клиник, возможно, мне повезло, потому что мой опыт общения с платными специалистами был только положительный. Может быть, потому, что обращаюсь к платным специалистам только по рекомендации друзей и знакомых». Ну, это то, с чего я начал, что духовника и врача надо иметь индивидуального. И вот еще сообщение на ICQ: «У платных клиник одно преимущество: нет очередей. А в остальном, - пишет наш радиослушатель, - все одинаково и врачи везде одинаковые». Есть уже телефонный звонок. Слушаем вас. Здравствуйте.

Слушатель:
Добрый день. Виктор. Первым делом есть такое слово «мы вас полечим». Понимаете? Нет слова «вылечим», а «полечим», а это процесс, бесконечный во времени. Это нужно каждому клиенту, будущему пациенту, понимать ясно. Во-вторых, все врачи…

В.Д.:
Виктор, это еще Жванецкий говорил: чего с человеком не делай – он упорно стремится на кладбище.

Слушатель:
В торой момент. Если человек сорока лет себе не врач, значит, он дурак. Это тоже очень важный момент, имейте в виду. И, видимо, третий, пример из жизни, по платному. 73-й год, я себе поставил 6 пломб по 3.50, по дикой цене, в платной клинике у ЦУМа. Они стояли где-то 20 лет, ну, 18 лет, понимаете? Теперь стоят полгода – го. То есть, людям нужен (врачам) фронт работ, фронт пациентов, бесконечный фронт. Поэтому все делается именно так. Бесконечно, долго и нелечебно. Нужно быть уверенным в себе. Спасибо.

В.Д.:
Спасибо огромное. И вот еще одно сообщение на эфирное ICQ. Пишет, видимо, мой знакомый, привет передает, вам так же привет, если вы мой знакомый… «Для заметки: оперирующим врачам наконец-то реально добавили зарплату. Моя мама нынче получила на 17 тысяч больше, чем в прошлом месяце». Мы действительно об этом рассказывали. Это в рамках национального проекта Андрей Владимирович Ронзин добился, и вот нынче действительно действует этот проект на территории Перми, когда, в общем, оперирующие врачи, хирурги, стали получать (ну, к сожалению, это только в течение года будет) зарплату в несколько раз больше, почти в два раза. Вот тут вот пишут – на 17 тысяч. Есть еще один телефонный звонок. Слушаем вас. Здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте. Я Светлана, из Перми. Сама я не медик и в платную медицину никогда не обращалась. И надеюсь, что этого не произойдет в будущем. Но просто, оказывается, такие страшные вещи вообще существуют вокруг платной медицины, и есть свидетельства моих московских знакомых. Ну, то, что стоматологические клиники лечат здоровые зубы и ставят пломбы на здоровые зубы, это вообще место. Больше того, делают аборты небеременным женщинам.

К.Д.:
Ну да, была передача на эту тему по центральному телевидению.

Слушатель:
Да. И еще несколько лет назад в Москве совершенно вопиющий случай. У женщины острый аппендицит, ее очень долго держали в больнице, хорошо ухаживали, положили в отдельную палату, сделали полостную операцию, говорили, что гнойный аппендицит… Когда она вернулась в Пермь, она была в восторге от этой клиники. Через несколько лет вынуждена была пойти на общее обследование на УЗИ и врачи мимоходом спросили: «А когда вы потеряли почку?» То есть, и доказать было уже ничего нельзя, потому что нет никаких снимков, никаких свидетельств. Поэтому это, в общем-то, очень страшная вещь, там раскрутить. А вот ваш первый слушатель, который там говорит, как ему там хорошо в клинике ухо-горло-носа… Они действительно хорошо принимают. Они могут поднести чашечку кофе и даже бутерброд с икрой, это только когда ты приходишь и платишь деньги. А потом начинается, что называется лечёба. Вообще, это очень страшная вещь, и я думаю, что пока мы выхода из этого не знаем.

В.Д.:
Понятно. Спасибо вам за звонок, Светлана.

К.Д.:
Уж страшные вещи рассказывают.

В.Д.:
Есть ещё одно сообщение на эфирное ICQ, вернее их два подряд было, вот, ну прочитаю последнее. «Ищите врачей по рекомендации, люди не ошибаются. Вывеска «частная», «платная» - не панацея, далеко не панацея. Нормальные врачи сейчас зачастую, как правило, в частные-то и не рвутся. Вот такое сообщение. Ещё я вспоминаю, помнишь… Не успеем про фильм рассказать, послушаем наших радиослушателей. Звонок есть, здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Юрий. Я как раз работаю в частной клинике одним из руководителей. Я хочу сказать, что очень хорошо, что поднимаются такие темы. На самом деле, качество клиники зависит не от интерьера, а от того, как клиника может решать проблемы пациентов, в том числе и какие-то скандальные. Вот, поэтому я хочу сказать, что чем чаще будут подниматься такие темы…

К.Д.:
В том числе и в судах, да?

Слушатель:
Это на самом деле быстрее и лучше будет всем нам. На самом деле 90% недовольных расскажут 7-ми своим товарищам. А ещё порядка 20% недовольных расскажут 13-ти. И тем самым те клиники, которые не могут обеспечить нужные сервис и качество, они просто уйдут с рынка, с ними перестанут заключать договора страховые компании, и всё само собой образуется. Пока сами врачи не поймут, что они должны работать на клиента, а не на начальство, ничего не поменяется. Это клиент решает, быть на рынке им или нет. Вот и всё. Поэтому вам большое спасибо за поднятие данной темы.

В.Д.:
Юрий, ещё один вопрос можно вам задать? Алло, алло. Не слышит меня уже, к сожалению. Вот вспоминаю как раз фильм чудесный, «Формула любви» он называется. Помнишь, там врач приходит к этому молодому человеку влюблённому и говорит, ну что у нас болит? Ему говорят, да мы на голову жалуемся. На голову это хорошо. Вот голова вещь темная, лечению не подлежит. А почки дышат, печень работает, вот. А голова она беседой лечится. О чем беседовать желаете?

К.Д.:
Да, барон Мюнхгаузен.

В.Д.:
Это не барон Мюнхгаузен.

К.Д.:
Не барон Мюнхгаузен? Там просто тоже есть замечательная фразочка у доктора, да, ну, когда врач сыт, то и больному легче.

В.Д.:
Это как раз «Формула любви». Плохо вы знаете отечественный синематограф. Есть телефонный звонок. Слушаем вас. Здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель:
Алло, здравствуйте. Меня зовут Владимир. Я из Перми. У меня такой вопрос. Вот эти платные, значит, клиники, поликлиники, они образуются на базе существующих или они вновь новое здание отрывается, то есть увеличение масштабов медицины. Вот, например, я могу привести пример, вот в нашем микрорайоне Октябрьский, значит, бывшая поликлиника медсанчасти №2 вот уже 3 года мы боремся, её перевели в частные руки, да, и там никакого лечения, и, в общем, ничего, народу никакой пользы. Мы вот пенсионеры, инвалиды, три года ходим за 3 километра в 8-ую больницу, значит, ну просто, знаете, это просто уже нет никаких сил. Вот 3-го октября митинг будет у нас у поликлиники этой №2 на Никулина 10. Пожалуйста, приглашаю журналистов из «Эха», значит, нам помочь.

В.Д.:
3-го во сколько у вас?

Слушатель:
3-го в 14.00.

К.Д.:
Ну, ясненько. Вопрос, я так понимаю, был задан риторический, вы сами на него ответили.

В.Д.:
Нет тут, я понимаю, что нужно было объявить, что 3-го числа возле такой-то клиники в 14.00.

К.Д.:
Ну, такие вещи мы спокойненько, любые общественные там недовольства, любое мы прорекламируем. Лишь бы только не платные услуги какие-то, либо антиплатные. Ну, на самом деле человек, когда общается врачами, что я понял по собственному опыту, он достаточно беспомощно себя чувствует. Он не специалист, а тут на него ещё и орут. Тем более в платной клинике. Вырывают документы из рук, как это было со мной в профессорской, да. То есть вот отношение, сервиса сервисом, да, вот такой вот сервис советский, забавненький.

В.Д.:
Вот ещё одно сообщение очень интересное на самом деле, на эфирное ICQ пришло. «Мой отец в том числе делает пластические операции, делает он это очень хорошо и известен в Перми в своём кругу, так как он не рекламирует то, что он делает. Но через вот рекомендации к нему идут и идут». Вот это нормальное, на самом деле… Нормальный метод, потому что действительно хороший врач - это от бога, понимаешь, это редкость. И далеко вот не факт, что человек, который работает в платной клинике, это хороший врач. А вот дальше сообщения тоже приходят. «Клиники - это средство заработка, а не место, где лечат. Если вдруг сделаете пластику как раз в этой клинике, то вам придётся посетить эту клинику ещё раз, для коррекции сделанной операции. То есть клинике выгодно сделать операцию так, чтобы через некоторое время пациент пришёл ещё раз». Это, может быть, ты помнишь, то же самое, что сервис в машине, да. Всегда важно одну гаечку не докрутить.

К.Д.:
Да, да, да.

В.Д.:
Чтобы подцепить клиента.

К.Д.:
Ну, это нормальный маркетинговый ход. Я чуть попозже об этом скажу.

В.Д.:
Есть телефонный звонок. Слушаем вас. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня зовут Аркадий. Я тоже некоторое отношение имею к медицине. Хотелось бы сказать, что многие пациенты, обращаясь в частные клиники в платные, не интересуются наличием лицензии, не смотрят, выдают ли договор, дают ли чек. Ведь имея эти документы и зная эту информацию, можно вполне потребовать или возврата части денег, или долечивание, или чего-то ещё.

К.Д.:
Ну, теоретически-то это всё так, конечно. Но каким образом вы докажите, что вам некачественное лечение было проведено?

Слушатель:
А есть ведь разные экспертные оценки. Хотя и считается, вы уже там говорили, что, ну, так сказать, повязано всё в медицине. Но это далеко не так. И есть случаи, которые…

К.Д.:
Ну хорошо, допустим, согласен с вами, но ведь, допустим, выписывают вам антибиотики, в которых вы не нуждаетесь, да, и не требуется, допустим, да, вот как потом выяснится. А антибиотики вещь такая, вот на себе почувствовал как-то, что там куча побочных эффектов, да и печень садиться от их приема, да. То есть злоупотреблять ими как минимум нельзя. А выписывают-то вам курсом, вот. То есть вред-то вам нанесён, ущерб-то вам, может быть, и возместят, да, за прием, за что-то еще, вот, а вред здоровью все равно как бы останется.

Слушатель:
Ну, это как бы всё относительно. Я не думаю, что врач будет выписывать специально какие-то вредные антибиотики, чтобы нанести вред пациенту. Это, в общем-то, тоже как бы неправильно. Я-то просто снова хочу вернуться к тому, что пациент должен в первую очередь, обращаясь в платную клинику, смотреть на начальные документы. И удивительно, конечно, что в профессорской клинике вам не показали эти документы. Они вообще-то должны…

К.Д.:
Да, нет. Я так не говорил. Я их просто не просил, потому что там чеки и всё как бы…

Слушатель:
Дело в том, что их не надо просить. Они должны быть вывешены на стеночке на стенде. Это требование.

К.Д.:
Ну вот как много я узнаю. Вот тут вот мне сказали то, что, оказывается, должны были объяснить все, значит, возможности и как бы про болезнь, да, и информировать полностью. А когда мы пришли на разговор, уже после того, как конфликт завязался, нам подали разговоры таким образом, что мы должны ещё и спасибо сказать, что они с нами встретились и рассказали нам вот про наши претензии и о том, как вот эта болезнь лечится. Понимаете, вот это отношение.

Слушатель:
Ну, это разумеется. Но как бы, понимаете, врачи ведь они часть нашего общества. Вот и всё ведь. Всё от этого ещё зависит. И поэтому есть врачи действительно, которые первое что делают, это объясняют пациенту, для чего он пришёл, зачем он пришёл и что он здесь может получить. Но некоторые идут чисто по коммерческому пути, и стараются навязать или продать свою услугу, не задумываясь о том, нужна она пациенту или не нужна. Но это как любой человек, это зависит от, ну…

В.Д.:
С одной только разницей, что если я навязываю вам услугу информационную, вы можете радио выключить.

Слушатель:
Это безусловно.

В.Д.:
А вот в случае с врачом, тут, понимаете, организм такая штука, его заменить нельзя. Он один и на всю жизнь.

Слушатель:
Безусловно. Но это опять же вспоминали уже клятву Гиппократа. К сожалению, некоторые относятся к ней формально. А некоторые нет. Ну, вот как повезёт в нашей медицине.

В.Д.:
Ясно. Спасибо. Вот тут ещё есть сообщения. «Почему говорите только о плохом? Плохо о частных, ведь кому-то они там помогли». Пусть позвонят и защитят. Вот так.

К.Д.:
Нет, почему же. Нам звонят радиослушатели и говорят…

В.Д.:
«Лично я сам не пермский, и всегда хожу в частную, всегда помогали. Но, помнится, был один момент, когда загибался, не мог разогнуть спину, ломало, как при коликах. (неразборчиво) хладнокровно смотрели, говорили: жди. И ждать пришлось час. Неужели не было у них врача поставить обезболивающий укол. Это была клиника на Ленина, возле ЦУМа. А в остальном врачи всегда были профессионалами. В частную клинику идут люди, от которых государство отказалось. И так часто бывает». И вот ещё одно сообщение. «Чтобы обратиться в суд на клинику, необходимо обратиться к понимающему в медицине адвокату. По всей Перми я знаю только одного…», без рекламы. Вот имя тут называют. Зовут его Лев. В общем, фамилии всё равно нет, так что рекламой нельзя считать. «… Вот его клиники боятся. Другие адвокаты, по моему мнению, не справятся с этой системой».

К.Д.:
Вот об этом-то я и говорил, что, кстати, вот по медицинским делам…

В.Д.:
«Вот тот адвокат, про которого пишут, - сообщение дальше идёт, - он был сам врачом, сам был главным врачом и знает систему изнутри. И теперь успешно с ней борется». Вот так.

К.Д.:
Ну, вот видите, вот ещё проблема в том, что у нас достаточно мало людей, которые готовы взяться за эти темы, да, медицинские споры. Потому что тема специфическая. И вот оказывается у нас только один специалист-юрист, да, который может. А что делать…

В.Д.:
Ну, это нам сообщают наш радиослушатель. Мы не знаем.

К.Д.:
Ну, на самом деле их два или три. Вот я ещё по крайней мере второго знаю, да. Это когда то была общественная организация. Правда, не знаю, где она сейчас находится. Это пермский медицинский правозащитный центр. Была такая. Вот она полукоммерческая, полунекоммерческая. Так что я не рекламирую. Я просто для уточнения. Так вот раз специалистов так мало, да, что же делать обывателю. Когда вот он чувствует, что его обманывают, да, как ему кажется, вот, но ничего доказать не может. Он приходит к врачам и вместо объяснения, да, разъяснения каких-то непонятных вопросов, получает там крики, оры, хамство, вырывание документов из рук. Вот это меня просто покоробило. Вот у меня есть вопросы. Я готов это всё решить, урегулировать в мирном русле. Но, к сожалению, там натыкаюсь на хамство.

В.Д.:
В общем, давай готовиться к развороту этой темы. А на финал ещё раз напомню одну цитату из фильма, значит, «Формула любви», там помнишь, приходят и говорят: «Мы к графу Калиостро от светлейшего князя Потёмкина». Говорит: «Нельзя, он в будущем, в грядущем». - «Ничего, не страшно. И из грядущего достанем». Так что ещё и не оттуда доставали. Так что, в общем, мы эту тему на «Эхе» подняли. Будем следить за твоим случаем в частности и за этой ректальной клиникой, в которую ты обратился. И посмотрим, в общем, как будут развиваться события. Надеюсь, что, в общем, в нормальном русле и, в общем, врачи придут к диалогу с тобой.

Обсуждение
61738
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.