Верхний баннер
04:32 | СУББОТА | 15 АВГУСТА 2020

$ 73.22 € 86.41

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 11 октября 2007

Интернет-сообщество: насколько оно реально?

Роман Попов:
Здравствуйте. «Утренний разворот» на пермском «Эхе» вступает в свои законные права. В студии находятся Константин Духонин…

Константин Духонин:
Добрый день, уважаемые радиослушатели.

Р.П.:
Ваш покорный слуга Роман Попов. Сегодня мы поговорим об Интернете, об Интернет-сообществах, форумах, о формировании общественного мнения и гражданского общества в Интернете, насколько это возможно. Есть ли вообще такое понятие, как Интернет-общество. Вот об этом сейчас мы попробуем поговорить.

К.Д.:
И проблему мы, наверное, обозначим чуть позже. А зацепил меня Роман буквально накануне вот сегодняшнего эфира, ну, вот следующей темой, о которой он сейчас вкратце, буквально в двух словах расскажет.

Р.П.:
Значит, тема на форуме «Терон», называется «Нашли ранее угнанную машину». Тему на четырех страницах. С чего она начинается… Начинается тема с того, что вот некоторое время назад один из пользователей Интернета пишет: ребята, у меня угнали машину. Пишет марку машины, пишет какие-то основные приметы, дальше ему поступают советы, что делать, где посмотреть…

К.Д.:
То есть идет планомерное системное обсуждение данной проблемы.

Р.П.:
Да, которое чаще всего ни к чему не приводит. Чаще всего ни к чему. Но не в этом случае. Потому как уже через несколько страниц обсуждения, то есть уже через несколько дней после того, как эта тема была заявлена, появляется один из Интернет-пользователей, который пишет: ребята, все хорошо, все отлично. Все дело в том, что я что-то прочитал вот, вспомнил: вот ехал мимо, вот увидел похожую, вот что-то подумал: а не та ли это? Ну, чем черт ни шутит – решил позвонить в милицию, вот они вот приехали…

К.Д.:
И оказалось, что та.

Р.П.:
И оказалось, что та, да, и машину владельцу вернули.

К.Д.:
То есть достаточно уникальный случай, да, когда через Интернет-сообщество смогли найти угнанную машину, притом не просто найти, а найти через несколько дней после ее угона. А в основном находят угнанные машины в первые часы после кражи, то есть путем милиции.

Р.П.:
Либо уже гораздо позже, брошенными или разобранными, ну, и так далее. И гораздо реже их находят уже через длительный срок, когда оказывается, что они где-то в другом регионе.

К.Д.:
Да-да-да, вот. И Романа этот случай вчера поразил, и он решил, что…

Р.П.:
Не столько поразил, сколько мне показалось, что это один из примеров того, что…

К.Д.:
Влияния виртуальной реальности на реальность.

Р.П.:
Не влияния, а исключительного соприкосновения реальной жизни и виртуальной жизни. Мне показалось, что это очень показательно. Виртуальная жизнь для пермяков, которые работают в офисах, она стала уже неотъемлемой частью жизни реальной, практически неотъемлемой. Они приходят на работу, они в процессе своих основных каких-то обязанностей вот рано или поздно они заходят на какой-то форум или на свой личный блог, или на какой-нибудь чат. И начинают общение. И вот эта связь, это общение повседневное, постоянное, для них уже становится привычкой. И рано или поздно это к чему-то приводит. К чему? Как вариант, это приводит к митингу «Мы скорбим по пермским дорогам».

К.Д.:
Ну, и вот тут вот я оптимизма насчет Интернет-сообщества в данном случае Романа не разделяю, да, и мне кажется, что Интернет-форумы в том или ином виде, в любом, в котором они существуют, там и пермские, и федеральные livejournal они практически не влияют на общественную жизнь, общественно-политическую, общественно-социальную жизнь в Пермском крае, несмотря на то, что, если мне память не изменяет, около 40% хоть раз в жизни в Прикамье пользовались Интернетом. Да, то есть посчитайте это сколько. И более ил менее регулярно, по-моему, процентов 10 точно ходят – это 100 тысяч человек, достаточно… Число-то хорошее, число пользователей, вот. И тем не менее, вот казалось бы там Интернет – это такая виртуальная реальность, в которой можно свободно выражать свою точку зрения, обсуждать что-то. Но решаются, на мой взгляд, только частные случаи, вот как в данном случае с машиной. Вот. Машину нашли – замечательно, рад за хозяина этого авто. Но тем не менее… И тут у меня аргументы какие. Казалось бы, перекрыты все каналы коммуникации официальные для оппозиции, и в Интернете она могла бы процветать, по крайней мере, там развиться, каким-то образом организоваться и что-то сделать. Этого не происходит. Говорю это с полным основанием, потому что я в свое время запустил проект, который вот эту вот оппозицию более или менее объединил как раз в Интернете. Это первое издание… Первая Интернет-газета «Пермские соседи». И тем не менее, как-то не вижу вот эту вот объединяющую роль Интернета. Это во-первых. Во-вторых, ну была акция «Скорбим по пермским дорогам». И что? Что они лучше стали что ли? Ну пошумели, да, и разошлись. Вот мне тут же вспоминается фильм буквально недавно выпущенный Никитой Михалковым «12», да, где вот очень хорошо он подытожил, как русские реагируют на проблемы. Посидели, потрендели, обсудили, а как до дела – так и в кусты. Вот что-то в этом роде сказал главный герой этого фильма.

Р.П.:
Никита Сергеевич Михалков…

К.Д.:
Да, Никита Сергеевич Михалков, который играл Никиту Сергеевича Михалкова. Вот. И…

Р.П.:
А он не царя играл? Нет-нет?

К.Д.:
В «12»?

Р.П.:
Да.

К.Д.:
Нет, там царя не было.

Р.П.:
Не было?

К.Д.:
И вот у меня вывод вот такой вот: Интернет-сообщество – оно вот только вот для трындежа. Что касается практических каких-то результатов от деятельности вот такого большого количества людей, ну, это вот как-то сложно что-то рассказать и вообще чем-то похвастаться людям, в частности форумчанам, так их назовем. Вот у меня такая точка зрения.

Р.П.:
261-88-67 – телефон нашего прямого эфира. Наше ICQ - 404-582-017. Предлагаем присоединяться к обсуждению. Итак, точка зрения Константина Духонина: Интернет-сообщество – оно существует, да? Я не думаю, что ты будешь это отрицать, Кость…

К.Д.:
Естественно.

Р.П.:
Но оно существует только постольку, поскольку людям хочется потрындеть, пообщаться между собой.

К.Д.:
Никакой практической пользы для общества Интернет как таковой не несет.

Р.П.:
У нас есть телефонный звонок… Я сразу скажу: я не согласен с Константином по этому вопросу, поэтому сейчас постараемся…

К.Д.:
Будем полемизировать.

Р.П.:
Да, будем полемизировать, в том числе и с вашим участием. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Добрый день. Можете называть меня Вадим. Я читал газету «Пермские соседи», ну, не знаю, года два, наверное, три. Вот. Потом был период, год, наверное… Вот сейчас я занимаюсь бизнесом – мне немножко не до этого было. И знаете, вот как бы вот такое ощущение, что вот она была актуальна в начале 2000-х годов, там, в 2003-м, да. То есть сейчас я вот вроде попытался почитать, и получается-то так, что газета как, грубо говоря, вскрывала эти просто у нас нарывы, в обществе которые есть, так и продолжает вскрывать, то есть ничего конструктивного не предлагает, поэтому чтение ее мне уже просто не интересно стало.

К.Д.:
Вот-вот-вот, Вадим, вы, выходит, с моей точкой зрения согласны, что Интернет-сообщество никак на общественную жизнь Прикамья не влияет, да?

Слушатель:
Однозначно.

К.Д.:
Однозначно. То есть это в общем и целом, и не только за счет «Пермских соседей», да?

Слушатель:
Ну, скажем так, да, это, скажем, есть повод вам задуматься над подачей информации…

К.Д.:
К сожалению или к счастью я сейчас к этой газете не имею отношения

Слушатель:
А в общем, если рассматривать в контексте вот именно оказывает или нет влияние, оно настолько мало по отношению к жителям, что… Не знаю, у меня брат ездит постоянно на эти вот...

К.Д.:
Вадим, Вадим, а вот такой вот вопрос…

Слушатель:
…акции «Скорбим по пермским дорогам», активный участник там Интернет-сообщества, ну, я просто не хочу сейчас называть фамилию, вот, поэтому кроме того, чтобы поговорить там или встретиться где-нибудь в кафе, выпить…

К.Д.:
Потрындеть.

Слушатель:
…там с тероновцами, больше никаких дел нет. И очень странно бы было просить от них, чтобы они какие-то активные действия предпринимали. Вот я просто по себе как бизнесмену сужу. Потому что реально ситуацию здесь уже никто не поменяет. Мне просто неинтересно стало, стабильней стало, понимаете, и есть куда прикладывать свои усилия, как, допустим, мне как бизнесмену. Понимаете? И чтобы вот так вот тратить свое время на какое-то, я не знаю…

К.Д.:
Трындеж.

Слушатель:
…чтение чернухи этой о жизни, потому что каждый это видит все…

Р.П.:
Ясно. Мы говорим про Интернет-сообщество. Насколько оно реально. Вот давайте так, насколько реально виртуальное сообщество. Потому как если мы возьмем, примем точку зрения Константина Духонина, он у нас в этой студии...

К.Д.:
Ещё раз добрый день.

Р.П.:
День? Для тебя уже день? Рано встаешь. Молодец, молодец. Ранняя пташка. Значит, если мы примем точку зрения Константина Духонина, то мы должны согласиться с тем, что у нас нет сообщества. Для нас, в таком случае, Интернет - это не более чем средство коммуникации. Телефон, смс, интернет…

К.Д.:
Любая компьютерная игрушка.

Р.П.:
Да, не важно. Средство коммуникации. Всё, сообщество как такового нет. Я считаю, что сообщество есть. И согласен эту точку зрения отстаивать в свободное от звонков к нам в эфирную студию время. Телефон 261-88-67, ICQ 404-582-017. Звонки на приоритете, ребята. Здравствуйте, алло. Доброе утро. Как вас зовут.

Слушатель:
Здравствуйте, Сергей меня зовут. Я в первую очередь хотел бы понять, что такое реальное и виртуальное. Я понимаю, что и если виртуальное может помочь реально, то виртуальное переходит в реальное. Я очень серьезный пользователь Интернета. И я вам скажу, что 90% всех проблем, которые связанные с программным продуктом или с какими-то вопросами, ну, по железу, я решаю это всё через Интернет, через форумы. Поэтому я считаю, что на сегодняшний день нет понятия виртуальное, будем говорить, сообщество или виртуальные форумы. Раз есть форум, соответственно, есть люди. А это люди реальные. Это не машины пишут в этих форумах. Это люди реальные. Поэтому это, будем говорить, виртуальность, она на сегодняшний день уже просто реальность. И этим инструментом просто нужно пользоваться. А если кто-то не умеет этим пользоваться, то знаете, такая есть как пословица: «вы не любите кошек, так вы просто не умеете их готовить». Вот примерно такая же здесь ситуация. На самом деле, Интернет на сегодняшний день разгружает очень много проблем. Он очень много проблем, и даже в некоторых случаях я даже не знал бы, где бы я эту проблему решил. Вот чтобы… Ну это связанно в основном с техникой, информацией, ну, всё, что, будем говорить, невозможно вот просто из других источников взять.

К.Д.:
Ваша точка зрения ясна. Только чуть-чуть по-другому бы сформулировал. То есть я не отказываюсь от того, что частные какие-то проблемы, да, как в случае с найденной машиной угнанной, Интернет помогает решать. Я говорю о том, что вот в социальной жизни Прикамья Интернет никоим образом не реализовался. Вот единственный шум был, который не привел ни к каким практическим результатам, это «скорбим по нашим дорогам», да, вот. А что в итоге? В итоге дороги как были разбитые, так они и остаются. Вот я про социальную функцию Интернет-сообщества.

Слушатель:
Я с вами, может быть, в какой-то степени соглашусь. Но всё зависит от того, что мы будем для нас с вами считать продуктом. Если продуктом для нас с вами будет это как раз таки тема, которая… или проблема, которая поднята, то, по большому счету, задача выполнена. А если вы хотите чтобы из Интернета, будем говорить, вылезли лопаты реальные из монитора, и стали закатывать эти дороги, этого никогда не будет. Вы сами понимаете. Поэтому если стоит задача поднять проблему, чтобы она была поднята…

К.Д.:
Она и до тероновцев была, поднималась.

Слушатель:
Она… Согласитесь, что она не так сильно была поднята.

Р.П.:
Ясно. Сергей, спасибо вам большое. Значит, смотрите, штука какая. Вот сейчас… Я не знаю, в чью копилку это плюс, в твою или в мою, не знаю, не могу сказать. Хотя, предположу, что скорее всё-таки в мою. Что такое акция «мы скорбим по пермским дорогам». Дело в том, что аналогичные акции ведь проводились по всей России. Если, например, ты не в курсе, то как минимум шесть городов страны проводили аналогичные акции. Причем пермяки скорбели по пермским дорогам, где-то хоронили дороги, где-то, значит, отпевали дороги. Где-то что-то ещё… Понимаешь? То есть даже тематика была примерно одинаковая. Дело в том, что дороги ведь в нашей стране, в огромном количестве городов, строились примерно в одно и тоже время. Соответственно, и в упадок они пришли примерно в одно и тоже время. Соответственно, и люди начали это ощущать на себе, плюс автомобилизация всей страны, да, примерно в одно и тоже время. То есть, возможно, для кого-то это раньше не было проблемой - раньше он на автобусе ездил. А автобусе по барабану. Там и так давка. Там даже не видно, трясет тебя или нет. Особенно когда ты по городу едешь. Когда у тебя автомобиль, да, ту уже начинаешь это ощущать на себе. Ты уже буквально кожей чувствуешь, как у тебя разрушается подвеска.

К.Д.:
И копчик.

Р.П.:
Да, и копчик. Это уже от кресла зависит. Значит, соответственно, акции проходили во многих городах. В Перми эта акция была инициирована отдельно взятым Интернет-сообществом. Ты говори, она ни к чему не привела. Она привела к чему, она привела, во-первых, к тому, что об этой акции как минимум заговорили в администрации. Стали давать какие-то комментарии в средства массовой информации. Сначала попробовали встать на твою позицию и представить всё это, как будто ничего не произошло. Потом оказалось, что это не реально. Потому как состоявшийся митинг, который прошел, а я сейчас это называю митингом уже без всяких кавычек, потому что, несмотря на то, что там не было, может быть, каких-то плакатов не было, рупоров или чего-то ещё, это все-таки был митинг. Это новая такая форма. То есть вместо слов там были автомобильные гудки. Состоявшийся вот этот вот митинг, эта акция «мы скорбим по пермским дорогам», она привела, прежде всего, к тому, что администрация стала отчитываться в спешном порядка, возможно, строить какие-то потемкинские деревни. Но… Бейте меня ногами семеро, бейте, но я уверен, что плакаты «эта дорога будет отремонтирована в ближайшее время в такой-то такой-то срок», мне кажется, это результат в том числе и акции «мы скорбим по пермским дорогам». Дальше, «дорожный дозор». Акция проводилась дважды летом и третий раз вот она продолжается в это время. Не далее как в среду, мы разговаривали с организаторами этой акции «дорожный дозор». К чему мы приходим? Сейчас идет такая контрольная проверка. Причем средства массовой информации об этом тоже достаточно регулярно сообщают. Так вот, организаторы акции готовы ручаться за свои слова, что сначала они проезжают по дороге, снимают на ней ямы, готовят материал про то, что дорогу обещали отремонтировать, но не отремонтировали. И как только материл готовится, буквально на следующее утро, на следующий день, оказывается, что немедленно выехали какие-то строители, немедленно залили асфальтом. Моментально. Наша власть стала реагировать на мысли, действия, на потребности Интернет-сообщества. Вот скажи, у нас есть форум «Терон». Неужели ты считаешь, что в администрации не мониторят этот форум? А просто так, ну ладно, трындят и трындят

К.Д.:
Да я думаю, что там точно такие же пользователи, которые, возможно, участвуют в обсуждениях.

Р.П.:
Возможно.

К.Д.:
Дело сейчас не в этом. Понимаешь, я тебе могу более давний пример привести, да. Более давний пример, когда с помощью Интернета, да, тоже подняли тему, но которая, к сожалению, практически ни к чему не привела. И в данной теме я тоже участвовал наиболее активным образом. Это монетизация льгот и пенсионные бунты. Если помните такие, да.

Р.П.:
Да, конечно.

К.Д.:
Мы координировали свои действия тоже, по-моему, толи с пятью, толи с шестью городами, сейчас навскидку не помню, помню только Удмуртия, Ижевск и Питер вот точно участвовали. Одновременно были проведены эти акции протеста, вот. Но, к сожалению, никаких результатов это не дало. Как и по всей стране. Хотя проблема была, как с дорогами, по всей стране реальная, да – это раз. Второе – тоже координация была с шестью городами – это два. Третье… Ну и третье, это уже в качестве возражения как бы в отношении там того, что там «Терон» и дороги, о дорогах регулярно средства массовой информации говорят на протяжении последних лет.

Р.П.:
Про средства массовой информации я тебе потом отдельно скажу. У нас просто времени не очень много остается. Но пока вот как прелюдия такая, значит, СМИ очень часто используют то же самое Интернет-сообщество, и вот мысли, высказанные на форумах, как информационный повод для того, чтобы написать что-то или сказать что-то самостоятельное. Пишут нам по ICQ: «Дорогу починить - это одно, а реформу признать неудавшейся - это другое». Нет, на самом деле, когда нам звонил человек, который представился как Сергей, он же абсолютно верно сказал: ребята, из монитора лопаты не полезут. Не полезут, ей богу. Когда Михаил Александрович Гофман в 13 часов в среду в программе «Дальний свет» сидит вот здесь же вот на этом месте и говорит: да что вы там кричите, что вы флагами машете, идите и заложите эту ямку кирпичами. Понимаешь, вот ты сейчас разделяешь точно такую же точку зрения, Кость.

К.Д.:
Нет, абсолютно нет. Давай не будем передергивать. Мне кажется, вот аргумент такой жесткий… Ну вывесили эти плакаты, да, вот на счет того, что реагируют, оперативно реагируют городские власти на какие-то ямки, да, ну этого я не знаю, поэтому спорить даже не буду. А насчёт плакатов. От этих плакатов, где там обещано, что в таком-то строительном сезоне будет всё закончено и отремонтировано, позволь тебе… Ты знаешь, сколько я обещаний чиновников слышал, более того, они в эфире пермского «Эха» звучали и не выполнялись, и мы говорили об этом и в тех же самых «Разворотах», и сейчас у меня почему-то вполне обоснованное недоверие.

Р.П.:
Ты же сам начал разговор с того, что у нас информационная блокада оппозиции, да, вот условно ты так говорил. В СМИ у нас информационная блокада. Я правильно тебя понимаю?

К.Д.:
Ну да, да.

Р.П.:
Оппозиция… Я, правда, не знаю, что ты вкладываешь в слово «оппозиция»…

К.Д.:
Я объясню чуть попозже.

Р.П.:
Но будем считать, что у нас есть какая-то оппозиция, что для неё информационная блокада в СМИ. В Интернете блокады нет. Понимаешь? У людей не было возможности собраться на митинг «Мы скорбим по пермским дорогам» без Интернета, раз. У людей не было возможности выйти на перекресток Ленина и Комсомольского проспекта, после того как Х-5 «бэха» протаранила там вазовскую «четырку», по-моему, да, в которой находились несколько молодых пацанов. У людей не было бы этой возможности. Они бы, может быть, просто не знали.

К.Д.:
Ну оппозиция - это все, кто не разделяет точку зрения официальных властей, то есть позицию. То есть в оппозицию можно записать всё Интернет-сообщество. 99% не любят наши пермские власти в Интернет-сообществе. Если отследить по этим, по форумам это легко можно узнать, да, вот. И тем не менее, толку-то от этого нет. Оппозиция неорганизованна. И по редким вопросам только совпадает.

Р.П.:
Выслушиваем тут особое мнение Константина Духонина по поводу того, что Интернет-сообщество никогда ни на что не влияет, что люди там в основном трындят и никакого гражданского общества не возможно.

К.Д.:
Более того, я сейчас свою вот эту вот тему усугублю ещё одним таким аргументом убийственным.

Р.П.:
Давай.

К.Д.:
Хорошо, даю. У меня такое ощущение, что вот пользователи форумов, да, участники активные, они страдают некой формой шизофрении. Объясняю почему. То есть не воспринимайте мои слова, как оскорбление. Ну как бы клинический случай, на мой взгляд, абсолютно. И отчасти этим, наверное, можно объяснить, что выхлопа конкретного, да, от их деятельности, обсуждений нет. Смотрите, вот, по крайней мере, по журналистам по многим вижу, они как бы разделяют работу журналистскую, да, многие, не говорю, что все, я всех не обвиняю. Разделяют журналистскую работу, то есть пишут одно, излагают одни точки зрения. В своих livejournal, форумах, там и так далее, они уже выражают свою точку зрения, да, то есть личная позиция не совпадает с той, которую они вынуждены транслировать по роду своей деятельности. Это касается не только журналистов. Я привел это чисто в качестве примера. Но и, наверное, других людей, пользователей там, юристов, ещё кого-то, любых пользователей Интернета. Потому что на работе они отдают себя, значит, в рамках рабочего времени. А душой, значит, они на форумах выражают свои мысли, да, свои, там, это вот как бы хорошо было сделать, какой начальник там плохой и так далее. Уже вот всё, себя. И когда вот это вот расходится, когда люди работают не с душой, да, говорят не то, что думают и так далее, то у нас вся страна получается такая. Вся работа спустя рукава. Все дороги там через «ж», вот. И так далее, и тому подобное. Так вот у меня такой вот еще аргумент насчет…

Р.П.:
Твой аргумент раскритиковали и сказали, что «сам ты псих», это нам написали по ICQ. Номер ICQ 404-582-017. 261-88-67 – телефон.

К.Д.:
И это конструктивная позиция. Обоснуйте её… Ну что, поговорим насчёт того, какой я псих?

Р.П.:
Нет, мы не будем говорить насчёт того, какой ты псих. У тебя, кстати, справки нет?

К.Д.:
С собой не ношу.

Р.П.:
С собой не носишь. Всё нормально, хорошо. Есть звонок. Здравствуйте алло. Как вас зовут?

Слушатель:
Алло. Здравствуйте. Ансар. Реплика в поддержку Константина. Вот сколько в Перми пользователей Интернета? Думаю, максимум 20%. Так вот основная часть населения, то есть именно та, которая и нуждается в социальной информации, да, и поддержке, лишена возможности участия в Интернет-сообществе. Цифра против показателя эффективности. Разумеется, Интернет необходим. Но как дополнение к средствам, доступным рядовым жителям. Это то же самое, что запустить не дополнительные автобусы на маршрут, а такси, которым по определению не может пользоваться большинство. Роман, разве выиграли слушатели «Эха» от того, что вы заменили пейджер на компьютер? Разумеется, проиграли. Спасибо.

Р.П.:
Пожалуйста. Дело в том, что… Ну вот опять же, Ансар, вы не совсем… Не совсем вы поняли ситуацию. Мы не меняли пейджер на компьютер. Дело в том, что есть у нас такая контора, которая предоставляла ранее услуги пейджинговой связи, называется «Уралсвязьинформ». Теперь она не предоставляет услуги пейджинговой связи. Как вы понять не можете? Нету, нету больше пейджера.

К.Д.:
Ну это Ансар не в качестве упрека сказал, да, а в качестве примера. С точки зрения расширения аудитории и обратной связи, улучшения обратной связи. Но в принципе, да, разговор-то по сути сводится к тому, что низкий КПД очень у Интернет-сообщества. Не смотря на то, что пользователей более чем достаточно сейчас. И все более или менее образованные, поскольку, ну, по крайней мере, знают, что такое мышка, и куда нажимать и что такое «enter», да.

Р.П.:
Тебе пишут: «Сам ты псих - вот подтверждение слов одного из ведущих», - видимо, твоих, - «Неадекватность какой-то части интернетчиков налицо». Это, видимо, реакция по ICQ, «сам ты псих» - это выражение неадекватности интернетчиков.

К.Д.:
Ну, кстати, вот таких вот анонимных высказываний и оскорблений в свой адрес в Интернет-форумах я слышал, ну, более чем достаточно. Угроз и так далее. Ну, мне это вот, мягко говоря, смешно. Скажите мне это всё в глаза. Это будет гораздо, ну я не знаю, конструктивнее что ли.

Р.П.:
Телефонный звонок. Здравствуйте.

Слушатель:
Здравствуйте. Меня Дмитрий зовут. Я из Перми. Я бы хотел поддержать предыдущего, в общем, человека, который позвонил. А почему бы вам не наладить обмен по смс? Почему вы не хотите смс-ки принимать?

Р.П.:
Мы хотим. Мы очень хотим. Боле того, мы сейчас в ближайшее время занимаемся этим вопросом. Знаете, что мы ещё хотим? Мы ещё хотим сделать так, чтобы у нас телефон был многоканальным, ещё мы хотим сделать возможность, чтобы у нас была возможность голосовать по телефону, например.

Слушатель:
Нет, ну господа, смс - это не так дорого, на самом деле.

Р.П.:
Я вам ещё раз говорю. Мы хотим. Вот вы говорите: почему вы не хотите. Я вам говорю: мы хотим. Более того, скорее всего, в ближайшее время сделаем. Другое дело, что у нас не так уж и много и технических, и материальных, и людских каких-то возможностей для того, чтобы заниматься всем сразу. Но мы хотим. Да, видимо, подтормаживаем немножко. Но рано или поздно сделаем. Так что не переживайте, будет. Не знаю только когда, но будет. И я надеюсь уже в ближайшее время.

Слушатель:
Я думаю, что все слушатели будут вам благодарны.

Р.П.:
Я надеюсь на это, я надеюсь. Я понимаю, что…

Слушатель:
Успеха вам.

К.Д.:
Для нас обратная связь, возможно, даже более важна, чем вот то, что мы здесь сейчас говорим.

Р.П.:
Конечно, конечно. И максимум возможностей обратной связи мы будем внедрять в пермское «Эхо». Безусловно.

К.Д.:
Такова политика редакции.

Р.П.:
Конечно же! Я пока не оппонирую. Мы выслушиваем звонки. Это важнее, как я уже говорил. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Алло. Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Я целиком и полностью поддерживаю Константина. Хотя и сам являюсь активным, скажем так, пользователем различных форумов. Но да, действительно, возможно единичные реальные вопросы и решают. Но это надо полагать так, что все разговоры из курилок переместились в Интернет. Потому что это сейчас удобнее. Раньше нужно было выйти, там, взять с собой сигарету и там курить, сейчас можно сидя курить…

К.Д.:
Игорь, спасибо вам за поддержку! А вот чем вы это можете объяснить? Вот я это объяснил сугубо русской чертой, да, вот и Михалкова привел, слова Михалкова, то есть: мы русские посидели, обсудили потрындели, выпили и разошлись. То есть выхлопа нет. А вы чем можете объяснить вот это вот?

Слушатель:
Ну я же сразу сказал, что я полностью поддерживаю вашу точку зрения и, в принципе, добавить мне к вашему…

К.Д.:
То есть объяснить не можете, да? Ясненько.

Р.П.:
Нет, почему. В данном случае просто в объяснении точка зрения не нуждается. Слушатель полностью согласен с тобой. Вот и всё. Спасибо вам большое. По ICQ пытаются оппонировать, это уже хорошо. «Назовите КПД пермских журналистов». Насколько коэффициент полезного действия у журналистов выше коэффициента полезного действия у интернетчиков при условии, что журналист - это специально обученный человек, а пользователь форума - это обычный обыватель. Обыватель в квадрате.

К.Д.:
Ну, давайте так. У нас, по-моему, журналистика более или менее регулярно в современном мире с 18-го века, да. И если с 18-го века учесть там все дела, которые журналисты сделали, да, подчитать, и с точки зрения зарождения форумов, да, и что там форумы смогли сделать, то уверяю вас, счет будет разгромный, если не сухой в пользу газетчиков.

Р.П.:
Сегодня, сегодня.

К.Д.:
Что касается сегодняшнего Прикамья, да, вот это примерно то же самое. Вы можете не замечать, на самом деле, иногда работу журналиста. То есть условно говоря, выходит… Объясню вам технологию буквально в двух словах. Выходит компромат, якобы, да, то есть компрометирующая информация про какого-нибудь из персон, да, после которых начинаются, либо не начинаются какие-то действия. Все видят, что это компромат и полагают, что человека должны либо снять с должности, либо как-то наказать, либо подвергнуть какой-то экзекуции, да. На самом деле под видом компромата может ставится совершенно другая задача, и тут все тонкости нужно знать. Например, под видом компромата наоборот рейтинг этого лица, да, героя публикации может и повышаться. Тут очень много тонкостей, и отследить эффективность журналистскую достаточно сложно. Ну это лишь один из моментов. Второй, ну у нас, журналистов… Журналисты, в принципе, в большинстве в своём, не очень адекватны и не очень профессиональны. Кадровый голод, тут со мной все редакции без исключения согласятся, чувствуется очень… Я думаю, что даже в Интернет-сообществе, в форумах, да, специализированных гораздо больше специалистов.

Р.П.:
Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Добрый день. Самохвалов Вячеслав вас беспокоит. Значит, я лично считаю, что удивляться особенно нечего. Потому что Интернет, в общем-то говоря, это срез нашего общества. У нас и общество-то не шибко влияет на власть. Можно сказать, вообще никак не влияет. Поэтому Интернет соответственно. Вот такая вот вещь. А почему… Предыдущий был вопрос, почему у нас так происходит, я, например, для себя нашел ответ на эти вопросы.

К.Д.:
Очень интересно.

Слушатель:
Каждого из нас спросить – скажет: от меня ничего не зависит. А коли ничего не зависит, чего особенного там стараться чего-то, и прочее и так далее. Тем более считают, что у нас даже как нация-то мы еще не сформировались, русские. Мы же по отдельности живем: каждый сам по себе, завидуем и так далее.

К.Д.:
Ну, американцы же тоже не сформировались…

Слушатель:
Вот и ещё последнее, такая черта до сих пор. Мы… Говорю, постоянно это считаю, мы живем до сих пор в условиях самодержавия, в районе Петра Первого, может, Ивана Грозного. То есть у нас слишком большая вера в верховного носителя власти. Мы ему всё отдаём на откуп. И в начале у нас идёт большая вера, а потом, когда она оказывается обманутая, такая же абсолютная ненависть возникает. Вот почему, кстати, русский бунт бессмысленный, беспощадный. Вот так примерно. Моё мнение.

Р.П.:
Хорошо. «Я скажу, что никто до сих пор из журналистов так и не провёл расследование по поводу фразы генподрядчика по строительству улицы Ленина», - пишут по ICQ. - «Когда генподрядчик мэру заявил, что его заставили взять себе в субподряд организацию, которая плохо построила участок дороги. Речь шла о взяточничестве. Тему никто не развил. В Интернете, напротив, тема активно обсуждалась, в отличие от средств массовой информации. Журналисты либо боятся, либо не компетентны»

К.Д.:
Ну, об этом мы тоже сказали. То есть основные каналы связи… Вот в рамках радио вы можете высказаться, высказать вот эту точку зрения. Провести журналистское расследование, на самом деле очень сложно, да, приспособить этот жанр. Большинство газет, печатных средств массовой информации - оно так или иначе подконтрольно, да, то есть боятся ссориться с горадминистрацией, с краевыми властями. В этом проблемы. Так вот, ещё в чём вижу неадекватность виртуального общества, да. То есть я уже сказал: 99%, если подчитать сообщения на форумах, против действующей власти, то есть находится к ней в оппозиции, то есть как и большинство пользователей, да. Но если мы посмотрим на итоги голосования, там голосуют вот именно за тех, кого в Интернете и критикуют. Притом не только после выборов, но и до выборов. И вот это вот расхождение, эта дельта, то есть она, ну, на самом деле пугающая, социальный такой показатель. Вот что вот думаем одно, говорим другое, делаем третье.

Р.П.:
Ещё один телефонный звонок. Здравствуйте, алло.

Слушатель:
Здравствуйте ещё раз. Это снова Дмитрий. Я бы по поводу, собственно говоря, «думаем одно, говорим другое» про журналистов. Мы ведь отдаём себе отчёт, что журналист - это работа. Алло, я в эфире?

Р.П.:
Да, да, да.

Слушатель:
Вот, журналист - это работа. Это специальность, это должность, да. Он всегда пишет в какое-то издание. И эта газета или журнал или ещё что-то, Интернет-издание, платит ему определенные деньги за материалы определённого характера. У этого издания есть владелец, есть спонсор. И никто не хочет платить за то, чтобы, собственно говоря, его же поливали грязью. Это ведь орган. Почитайте любую газету. Эта газета есть орган того-то. Эта газета есть орган сего-то. Большинство общественно-политических так называемых изданий, вы посмотрите вниз на… там, где написан тираж, где написан владелец, всё станет понятно.

К.Д.:
Дмитрий, это я всё понимаю. Но дело в том, что в демократическом обществе если я не согласен с политикой издателей, я могу перейти в другое средство массовой информации работать, да.

Слушатель:
Господа, у нас не демократическое общество, да. Надо отдавать себе в этом отчёт.

К.Д.:
Ну я вам про идеалы говорю, да.

Р.П.:
Именно поэтому Константин Духонин у нас безработный.

К.Д.:
Да.

Слушатель:
На самом деле вы понимаете, что всегда необходимо знать, что и ради чего. Журналист - это такая же работа, как врач, как учитель. Она ничем не отличается в этом смысле. Есть определённая этика. Есть определённые нормы. Есть определённые правила…

К.Д.:
Так вот, Дмитрий, я всё-таки свою мысль закончу, Дмитрий…

Слушатель:
…и люди не хотят, поймите, никто не хочет, чтобы их поливали грязью безответственно.

К.Д.:
Дмитрий, я всё-таки закончу свою мысль насчет того, что если в демократическом обществе я могу перейти из одной редакции в другую, да, где будут совершенно противоположные точки зрения или политика редакции, вот, то у нас, к сожалению, куда бы журналист ни сунулся, везде примерно одни и те же хозяева, и везде примерно одна и та же политика. Вот по крайней мере для пишущих это сложнее. Слава богу, есть отдушина - «Эхе».

Р.П.:
Константин Духонин вещает на отдушине. Хорошо. Это я скаламбурить пытался, Кость, понимаешь. Не всё же «Коммерсанту» и «Звезде» каламбурить. Я же тоже могу иногда.

К.Д.:
Это нормально.

Р.П.:
Это нормально, хорошо. Очень рад. Так, «Есть хорошие журналисты, есть безработные товарищи, которые приходят от безделья с утра на «Эхо» и говорят всякую ерунду». Вот так вот.

К.Д.:
Естественно, от безделья. Как же, от чего же ещё-то? Если я безработный, целый день у меня свободен. Это естественно, что мне нужно вставать в 7 утра, да, и от безделья не высыпаться и идти куда-то, что-то вещать. Ерунду особенно.

Р.П.:
Хорошо, Константин, хорошо. Выпей чая «Эдо сакура» и смотри сюда. У нас в последнее время прошел ряд скандалов, связанных с Интернетом. Значит, суть скандалов, в принципе, везде сводиться только к одному. Наш закон и люди, которые призваны исполнять этот закон, следить за исполнением этого закона, они рассматривают буквы закона исключительно применительно к времени, когда Интернета как средства коммуникации практически не было. Вот применительно к этому времени запись в открытом доступе для всех «я пойду и перестреляю всех» - это угроза…

К.Д.:
Это ты в качестве примера, да, приводишь.

Р.П.:
Это угроза, угроза. Сейчас, когда у нас есть средство коммуникации, возможность общаться со своими друзьями, не вставая с кресла, возможность выкладывать свои литературные опусы на всеобщее обозрение, в свои личные блоги, когда есть возможность высказывать свою позицию аргументировано и долго спорить, не отрываясь от рабочего процесса, участвуя в форумах… Как только это всё появилось, изменилось время. Изменилась реальность. Вот сначала мы говорили о некой виртуальной реальности, о неком сообществе. А ведь когда один из слушателей, в первой части разворота нам сказал, что за каждым из вот этих псевдонимов стоит человек, и если этот человек решает какую-то свою проблему, соответственно, виртуальности не существует. Есть реальность. И Интернет - это неотъемлемая часть реальности. Это неотъемлемая часть средства связи между людьми. Это средство массовой информации?. Да. Да, Интернет - это средство массовой информации, если мы будем говорить о том, что такое массовость и что такое информация. Но Интернет – это не СМИ, это не СМИ в прямом понимании этого слова. Это не газета, это не журнал. И законы, применимые к законам о средствах массовой информации, не применимы к Интернет-пространству, если, конечно, какой-то сайт не заявляет о себе, что это, ну, условно, газета, Интернет-газета, или информационный сайт. Но все-таки, все-таки, в общем, в масштабе, в абстракции, это, конечно, средство массовой коммуникации и, следовательно, массовой информации. В рамках форума могут общаться люди, которые даже не знают друг друга в лицо. И даже не знают, как кого зовут. В рамках форума сохраняется возможность анонимности. В рамках форума сохраняется возможность сказать то, что ты думаешь сейчас и здесь. И возможно даже через 10 минут сменить свою позицию. Отсюда повальное количество сообщений о неприемлемости власти, администрации, оппозиции. Так ли это на самом деле? Не знаю. В какой-то момент времени, когда мне наступили на ногу, я захотел убить отдельно взятого человека. Когда прошло 10 минут и у меня перестала болеть нога, хочу ли я его убить? Вряд ли. Но неужели ты считаешь, что если у меня сейчас появилась мысль: «ах я тебя сейчас…», то это значит, что я потенциальный убийца? Стоп. Значит ли это, что я потенциальный убийца? Нет, не значит. Если я только что стоял в пробке, костерил матом всех, благодаря кому эта пробка была создана, в том числе и администрацию, и сотрудников ГИБДД, и всех остальных, и тех нерадивых водителей, которые столкнулись с друг другом… Вот если я костерил матом всех, значит ли, что я конкретно их всех ненавижу? И каждому сейчас подойду и в лицо скажу: «Я тебя ненавижу и готов убить»? Нет, не значит. Интернет – это возможность, форум – это возможность выложить здесь и сейчас то, что ты думаешь здесь и сейчас, в этот отдельно конкретно взятый момент. Это возможность сохранить эту мысль, чтобы потом, возможно, к ней вернуться. Когда у массы людей мысли начинают совпадать, когда масса людей…

К.Д.:
Должен появиться резонанс, если мы физику помним, но резонанса нет.

Р.П.:
Появляется.

К.Д.:
Или с минимальным КПД.

Р.П.:
И появляется резонанс, и появляется. Когда выкладывается сообщение: «Ну давайте соберемся, давайте в конце концов скажем: да надоели нам эти дороги», знаешь, сколько людей отметились…

К.Д.:
Давайте соберемся и потрындим, да?

Р.П.:
Знаешь, сколько людей отметились в том, что да, я приду на эту акцию; да, я подниму этот флаг; Да, я наклею на свою машину эту наклейку. Сколько реально из них наклеили? Процентов 10.

К.Д.:
Да собрать на этот флэш-моб, на любой флэш-моб, кучу народа, пользуясь Интернет ресурсами, достаточно простое занятии технически.

Р.П.:
Процентов 10 собрались на этот, как ты говоришь, флэш-моб из тех, кто хотел собраться. А из тех, кто мог бы прийти, но по каким-то причинам не посмотрел в это время на этот форум, из тех, кто мог бы прийти, можно тогда вообще сказать, что, ну, от силы там полпроцента из тех, кто хотели, потенциально могли бы прийти, на самом деле пришли. Но это уже резонанс, это уже возможность, это уже средство массовой информации под названием форум. Средство массовой коммуникации. Это уже резонанс, это уже люди, которые реально вышли. Которые не здесь и сейчас написали: я не хочу, я не люблю, я ненавижу, а те, которые выждали какое-то время – день, два, три, десять, неделю – и вышли, и проехали с этой акцией. Это уже резонанс. Когда они поехали смотреть на дороги, фотографировать эти ямы – это уже резонанс. Когда власти вынуждены отчитываться, отчитываться, и даже неправильно произнося название форума, но тем не менее говорить про что-то – это уже резонанс. Это уже эффект. А вот когда в рамках всей страны народ начинает проводить акции протеста, а после этого водителя, которого сначала признавали виновным в убийстве губернатора Алтайского края, оправдывают, это не резонанс? Не знаю… Тогда я не знаю, что такое резонанс, Константин… Продолжаем говорить про Интернет-сообщества.

К.Д.:
Предлагаю сразу же разделить понятия. Вот если мы говорим о результате, а мы о результате и о КПД Интернет-сообщества в социальной жизни Прикамья пытаемся рассуждать, то давайте разделим частное и общее. То есть вот если вы решаете свои личные проблемы – там найденный телефон, покупка там чего-то через это – то это средство коммуникации ваше индивидуальное. То есть вы точно те же самые проблемы можете решить через телефон, через еще что-то, через объявление в газете. Если какое-то сообщество выступает организованно и сплоченно, выражает свое «нет» или «да» и добивается при этом конкретных результатов, что мы и подразумеваем под коэффициентом полезного действия, вот тогда мы говорим о том, что есть реальное сообщество, и оно добивается реальных результатов.

Р.П.:
Когда бабушки выходят на митинг против чего-то или за что-то, или когда, например, анархо-экологи собирают там несколько десятков человек против чего-то или за что-то, или когда, например, митинг собирает какая-нибудь из партий…

К.Д.:
Ну, я не считаю это результатом. Вот если бы добились анархо-экологи то, чтоб прекратили у нас сжигать ракеты, да, тогда бы сказал: да, это реальная сила и реальное общество. Если бы добились тероновцы того, чтобы у нас в течение года все дороги были отремонтированы, ну хорошо, двух лет или сколько понадобиться, тогда бы тоже сказал… Но по факту.

Р.П.:
Кость, если тероновцы добились хотя бы того, что отремонтировали две – три дороги, это уже хорошо.

К.Д.:
Нужно знать, как бюджет составляется. Если бы не были выделены деньги, заложены еще год назад на ремонт дорог, на ремонт определенных дорог – нужно просто представлять себе, как бюджетные расходы идут – ничего бы этого не было. Говорить о результатах вот этой тероновской акции можно только через год.

Р.П.:
Нет, ты не прав…

К.Д.:
Вот сейчас будут заложены деньги на будущий год…

Р.П.:
Ты не прав. Говорить о результатах или отсутствия их от тероновской акции можно было бы только тогда, если бы у нас была возможность проверить, что бы было с нашими дорогами, если бы этой акции не было. Поэтому… Видишь, только тогда… Если бы у нас была возможность проверить, допустим, прожить в двух параллельных реальностях…

К.Д.:
Давай так рассуждать. То есть о дорогах говорят уже несколько лет, независимо от «Терона». Вся заслуга сегодняшних тероновцев – тем, что они вышли на дорогу и какую-то акцию протеста провели. Точно так же, как можно говорить, что монетизацию льгот и ущерб для стариков смягчили законодательно, там какие-то послабления сделали, из-за того, что старички вышли, да, можно утверждать, говорить, что это так, а можно говорить, что это и не так. Проблема с дорогами была, есть и, к сожалению, будет в Прикамье. Какое отношение эта акция имеет к решению этой проблемы, я не знаю, и никто доподлинно утверждать не сможет, мне так кажется.

Р.П.:
Пользователи Интернет-форума были уверены в том, что если они не проведут открытый митинг протеста и не выразят свое возмущение, то в таком случае виновник аварии на перекрестке Ленина – Компрос не будет наказан.

К.Д.:
Ну а в результате-то ведь посадили все-таки того мужика, которого поймали, насколько я знаю, а не девушку, на которую грешили.

Р.П.:
По большому счету, если ты помнишь, с чего начиналось… Начиналось с того, что виновниками вообще хотели признать пацанов на «пятнашке». Нам пояснили сейчас по ICQ, что это ВАЗ не четырнадцатой модели был, а пятнадцатой.

К.Д.:
Нет, ну замечательно, но это частный случай, согласитесь, все равно. Это хорошо, что за одного конкретного или за двоих конкретных людей там впряглись – употребим жаргонное слово – такое количество народа. В связи с чем и как – я не знаю. Но вот очевидная несправедливость. Но тут не нужно было, поверьте мне, особого мужества, да, или особой сплоченности или организованности. Вот вышли, потрындели, подняли шум, да, вот благодаря шуму поднялась какая-то волна и следствию помогло это расставить точки над «i», да, или взять под особый контроль как событие, вызвавшее общественный резонанс. Дело не в этом. Общественная жизнь, мы говорим про общественную жизнь, каково влияние именно не в частных случаях, а для всего Прикамья в целом.

Р.П.:
А вот давай теперь перейдем к общественной жизни. И скажи мне, пожалуйста, какого результата ты бы хотел ждать от Интернет-сообщества?

К.Д.:
Вот если…

Р.П.:
Уж коли ты так в нем разочарован?

К.Д.:
Сейчас скажу. Вот берем приблизительную цифру, скажем, 100 тысяч пользователей Интернета более-менее активных у нас есть. Вот и…

Р.П.:
Я бы сказал человек 700.

К.Д.:
Думаешь, да?

Р.П.:
Более-менее активных - человек 700.

К.Д.:
Ты только один форум берешь?

Р.П.:
Нет, я беру в данном случае более или менее активных пользователей Интернета, которые действительно являются активными пользователями, ежедневными, постоянными. Скажем, старожилами, если хотите. Человек 700 по всему городу.

К.Д.:
Мне кажется, гораздо больше, притом намного больше.

Р.П.:
Намного больше людей, которые используют Интернет в своей рабочей деятельности. Люди, которые общаются на форумах, люди, которые пишут в свои личные блоги – их человек 700, максимум тысяча. В отдельно взятом Прикамье. Может быть, даже меньше.

К.Д.:
Вот ты знаешь, недавно Умберто Эко читал, новая книжка у него вышла… Это не реклама. Он там замечательную фразу сказал, что оппозиция в силу ряда причин становится этаким междусобойчиком – это он про Италию говорит – который никуда не выливается. То есть они не пытаются привлечь на свою сторону сторонников, каким-то образом там выйти на конкретные результаты. Они вот сидят, один там сказал: «Ой, Берлускони блохой». Все: «Ой, да-да-да, плохой». И на все лады, какой Берлускони плохой. Вот. Потом… Ну, как в Перми: «Ой, у нас плохие дороги». «Ой, да-да-да, плохие, давайте выйдем, что-нибудь поделаем». То есть потрындеть там, и так далее, обсудить…

Р.П.:
А что еще сделать-то, что?

К.Д.:
Ну, в политическом… Можно диктовать информационную повестку дня. Есть такой термин в журналистике. То есть, условно говоря, это не мы комментируем действия властей, а мы выходим с какой-то инициативой – пускай власть комментирует наши действия. То есть, ну, я от имени оппозиции говорю не совсем правомерно…

Р.П.:
Со мной спорят по ICQ, но я прочитаю позже. Телефонный звонок есть. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Здравствуйте. Виктор Александрович. Я по дорогам. Вот практически у меня получилось… Я живу в Закамске, Автозаводская. Обратился через Союз защиты пермяков (он находится, где железнодорожные кассы, вход один, на Комсомольской площади). Вот сделал. Пришло письмо от господина Дашкевича, что дорога будет сделана в сентябре. Но сделали процентов на 50. Но что-то делают. Вот я хочу такую вещь сказать.

Р.П.:
Я не совсем понял, как это соотносится с темой нашего разговора кроме того, что вы лишний раз прорекламировали Союз защиты пермяков. Да, пожалуйста, Союз защиты пермяков. Есть такая организация, Юрий Бобров, Гига Кадагидзе и ряд других, уважаемых в Прикамье людей, которые действительно что-то пытаются делать. Кстати, одни из немногих организаций, которые действительно что-то пытаются делать, кроме организации митингов и акций протеста. Это вот… Ну так вот, на пять секундочек. Пишут мне: «Как уже писали, в 15-20 году модем вмонтируют в мозг и доступ будет прямо из головы. Вот осмотрим, кто где будет жить, в какой реальности». Модем в мозг – это сильно. «Скоро все будут жить в Интернете, с этим нужно смириться. Откуда цифра в 700 – 1000 человек?» 700 человек – я имел в виду активных пользователей форумов, блогов. Активных, ежедневных, постоянных, зарубающихся друг с другом. 700, не больше, не больше, причем, наверное, даже меньше. Но если вы со мной не согласны, ну проведите свой собственный анализ. «Газета от форума отличается тем, что в газете напишет, поспорить с этим высказыванием нет возможности. На форуме можно и поспорить, и словесно подраться».

К.Д.:
Ну, не на «Тероне».

Р.П.:
Поясняют: «Пусть сначала мозг вмонтируют многим», а уже потом о модемах, видимо, говорят. Ладно, хорошо. Ну, на самом деле все сообщения уже сейчас перечитывать не буду. Видишь, в чем у нас с тобой возникла нестыковочка и по какому поводу мы сейчас с тобой не договоримся никогда. Потому… Мы не договоримся сейчас по поводу понятия «резонанс» и КПД.

К.Д.:
Ну да, ты полагаешь, что вот акция протеста – это вот конечный результат какой-то деятельности.

Р.П.:
Нет, я полагаю, что акция протеста – это закономерное продолжение бунта в Интернете. Акция протеста в реальности. А вот уже конечный результат акции протеста в реальности – вот тут уже нужно смотреть, есть этот результат или нет этого результата. Заставлять людей, как предлагают некоторые, выходить и самим заделывать ямки на дороге как минимум глупо. Потому как все, что они могут сделать, это выйти и сказать: «Эй, ребята, где наши дороги?» И если они это делают, это уже замечательно.

К.Д.:
Кстати, а почему бы не провести такую акцию протеста. Условно говоря, одеваешь телогрейку, пишешь на спине: «я выполняю работу горадминистрации», и закладываешь конкретно около своего дома какую-нибудь ямку своим кирпичом, личным. И пускай это по всему городу. Вот это, мне кажется, будет…

Р.П.:
Организуй, организуй. Интернет тебе в помощь.

К.Д.:
Нет, нет, я типично русский человек, я вот потрындеть готов, да, как говорит Никита Михалков…

Р.П.:
Даже встать в 7 утра, прийти на «Эхо».

К.Д.:
Да-да-да.

Р.П.:
Безработный человек Константин Духонин, встать в 7 утра, прийти на «Эхо» и потрындеть – пожалуйста. А вот одеть телогреечку, написать «я выполняю работу администрации», заделывать ямку кирпичом – никак, да?

К.Д.:
Да, я работаю вместо чиновников.

Р.П.:
Ты работаешь вместо чиновников, понятно. Телефонный звонок последний. Здравствуйте. Алло.

Слушатель:
Доброе утро. Роман меня зовут. Ну, конечно, тема слишком многогранная, и получается большая каша, так сказать. Понимаете, в чем дело, Интернет-сообщество сравняться должно с обществом не количественно, то есть не по количеству пользователей, хотя это тоже возрастает всегда, но оно никогда не сомкнется. Но должно качественно. Вот когда будет массовый избиратель, который у нас конкретно есть социологический портрет «пенсионерка-женщина после 60-ти лет», там, понимаете… Когда она станет пользователем Интернета в массовом порядке, тогда и будет какой-то паритет, какое-то вот это мифическое определение гражданского общества, совершенно мифическое, такое же, как в советские времена, помните, было «все прогрессивное человечество». Общество – оно и так есть, оно есть, и просто у нас власти активно, так сказать, оперируют этим. Вот есть какое-то гражданское, а есть просто общество. Общество оно вообще состоит из каких-то маленьких социальных групп, из меньшинств. Особое меньшинство у нас привязали к конкретному сексуальному понятию. В результате полный негатив. В результате, так сказать, иметь какое-то свое маленькое мнение очень хреново. В том числе, кстати, и в Интернете. Но а по вот этим акциям все-таки результат был. У вас в эфире там человек из «Терона» в апреле говорил об улице Каменского. Она отремонтирована. Другое дело, что по другим улицам я вот этого проверить не могу. Просто живу тут рядом и вижу, что да, какая она была и какая стала.

К.Д.:
Ну и стоило ли, не знаю, глобальную акцию проводить ради того, чтобы улицу Каменского отремонтировали?

Р.П.:
Я тебе десяток улиц назову. Другое дело, что опять же, я еще раз говорю, для того, чтобы проверить, стал ли ремонт улиц одним из результатов акции, нужно каким-то образом прожить в той реальности, в которой этой акции не было. Я предполагаю, что стал. Ты предполагаешь, что нет. Константин Духонин на пермском «Эхе».

К.Д.:
Ну, и Роман Попов.

Р.П.:
Евгений Велесюк за звукорежиссерским пультом.

Обсуждение
54898
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.