Верхний баннер
11:37 | ВТОРНИК | 24 НОЯБРЯ 2020

$ 75.76 € 89.93

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 27 февраля 2008

Жительница ветхого дома обратилась за помощью президенту. Что делать, если даже после этого жилищная проблема так и не решена?

Роман Попов: «Утренний разворот» на пермском «Эхе». Теперь будем рассказывать всякого рода интересные истории. Наш звукорежиссер Сергей Слободин набирает номер непосредственного участника нашего «Утреннего разворота». И сейчас уже буквально этот участник будет с нами на связи. Слово Вячеславу Дегтярникову.

Вячеслав Дегтярников: Сейчас не о очень приятных вещах поговорим, может быть. Скорее, о вещах довольно грустных. Есть такое понятие, как чиновничья переписка. И вот у нас сейчас как раз на связи Татьяна Александровна. Здравствуйте. Это наш радиослушатель, которая как раз писала письма.

Татьяна Ильинская: Здравствуйте.

В.Д.: Татьяна Александровна, расскажите, во-первых, что вас заставило писать письма различным чиновникам, какая ситуация. Из-за чего вы начали писать?

Р.П.: В общем, если не сложно, историю с самого начала.

Т.И.: Да, конечно. Здравствуйте, уважаемая программа «Утренний разворот». Меня зовут Ильинская Татьяна Александровна. Я с несовершеннолетним сыном проживаю в городе Перми по улице Лобачевского, 7. Дом постройки 1934 года, который никогда не был ремонтирован со дня постройки. И согласно данным БТИ, износ 70% по дому и 75 по несущим конструкция был установлен еще в сентябре 96-го года. То есть 11 с половиной лет назад. Дом был признан официально на основании актов межведомственных комиссий непригодным для постоянного проживания, особо ветхим и неподлежащим ремонту. И был включен распоряжением главы города Перми за номером 4Р от 2005 года, января месяца, в перечень муниципальных домов, непригодных для проживания и подлежащих сносу.

В.Д.: В 2005-м году это у нас глава кто был?

Т.И.: Каменев.

В.Д.: Еще Каменев.

Т.И.: У меня есть официальные ответы, бумаги. Последние годы проживание в моем доме, ну, чисто на выживании. Нельзя даже проживанием назвать. Так как дом вообще превратился в аварийный. Крыша… ну, вот я коротко о состоянии моего дома. Крыша протекает до такой степени, что полностью отпадывают обои, вместе со слоем штукатурки, от потолка до пола, набухает и отваливается штукатурка, мокнет электропроводка. Вот уже было несколько раз возгорание. В доме плесень, грибок, сырость, которые даже летом не просыхают, отчего везде, стыдно сказать, мокрицы бегают. В оконных рамах муравьи, жучок. А зимой стены промерзают, представляете, до такого снежного покрова и инея на стенах и мебели, что вся одежда и белье в шкафах вообще влажные и покрываются зеленой плесенью. Пол промерзает так, что влажную уборку делать невозможно зимой – сразу образуется корочка ледяная. То есть холодно, все промерзает насквозь. И это вот несмотря на то, что я ежегодно лично сама утепляю слой за слоем все снаружи и изнутри. И все бесполезно. Трубы, конечно, все так… Канализация, все сгнило, держится только за счет обмотки сырой резиной. Вода перемерзает даже при небольшой минусовой температуре на улице. Приходится зимой разогревать паяльной лампой. Вентиляции вообще никакой нет. Сырость, влажность такая ужасная. Все оконные рамы сгнили, все выпадывает. Вот на гвоздях держится, на честном слове. Даже не открываются летом совершенно ни форточки, ни окна. Все прогнило, имеет сверхнормативный уклон пол. Стены межкомнатные уже рушатся, штукатурка осыпается, трещины уже больше двух сантиметров по стенам. Фундамент вообще разрушен. Печи вот не выдерживают ремонта ежегодного, не хватает на сезон. Крошится все, выпадывает. Над моей квартирой, самое главное, лопнули уже две несущие потолочные балки. Угол одной балки уже 4- градусов. Потолок в квартире уже провис, уже есть выпадение штукатурки даже кусками. Это вообще может привести к обрушению потолка в моей квартире. Из-за сильной деформации этих несущих конструкций коробит стену. Есть даже отхождение задней стены дома, ну, натуральным образом видна дыра на улицу. То есть отошли уже стены на улицу. Угол вот этих балок… Лопнула вторая балка, и угол вот разрыва уже постоянно несущей конструкции увеличивается. А на первом этаже вообще страшная картина. Все пол… Все рухнуло в подвал, который вот заливает канализационной и водопроводной водой. Есть даже разрушения тоже несущих балок на нижнем этаже уже. Вот и в результате такого проживания я заболела бронхиальной астмой, состояние мое, конечно, ухудшается, к сожалению. А теперь уже и у сына появляются эти же симптомы, аллергия… А он и так у меня страдает…

Р.П.: Татьяна Александровна, мы примерно постарались понять…

В.Д.: Ну, конечно, сложно представить.

Р.П.: Мы постарались понять и представить себе условия. Понятно, что жить в таком доме практически невозможно.

В.Д.: Не то что невозможно – вообще невозможно.

Р.П.: Скажите, Татьяна Александровна, и вот дальше вы начали обращаться по инстанциям.

Т.И.: Да, начиная с лета 2004-го года я пошла по инстанциям, начиная с УЖКХ, и заканчивая администрацией города. Получила кучу отписок. И ничего. Поэтому была вынуждена уже в конце июля 2007 года обратиться в Правительство Российской Федерации, лично Медведеву Дмитрию Анатольевичу, и Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу.

Р.П.: Татьяна Александровна, вот вы сказали про кучу отписок. Можно вот чуть-чуть подробнее? То есть вы просили конкретно, вы требовали чего? Проведения ремонта? Переселения вас?

Т.И.: Ремонт невозможен. Уже официальные бумаги есть. Я просила, естественно, переселения. Ну, жить невозможно.

Р.П.: И что вам отвечали наши чиновники?

Т.И.: Наши чиновники, ну, во-первых, отвечали, что у нас якобы нет документов, хотя дом признан в администрации города, что дом наш в таком состоянии аварийном.

Р.П.: Понял. Они говорили, что дом неаварийный – у нас документов нет.

Т.И.: У нас просто он ветхий, но не аварийный. Значит, и поэтому я была вынуждена к Президенту обратиться. И мне пришел ответ и от Медведева, и от Президента, пришел ответ мне и в правительство Пермского края. И дана была команда жилищной инспекции Пермского края…

В.Д.: Татьяна Александровна, секундочку. Что было конкретно написано в ответе Дмитрия Анатольевича Медведева и Владимира Владимировича Путина?

Р.П.: У вас копии же есть, наверняка?

Т.И.: Да, конечно.

В.Д.: Процитируйте.

Т.И.: Было написано, что мое обращение рассмотрено и отправлено в правительство Пермского края для решения вопроса по существу.

В.Д.: Вот так.

Т.И.: Да.

Р.П.: То есть было сказано, что на уровне Правительства о вашей проблеме знают, и отправляют к правительству региона, собственно говоря, не то что приказ, скорее, требование разобраться, обратиться еще раз к вашей проблеме.

Т.И.: Да-да-да.

Р.П.: Что было дальше?

Т.И.: Дальше я получила ответ от замглавы правительства Пермского края господина Санникова с тем, что ко мне отправляется жилищная инспекция для обследования, которая действительно приехала 4 сентября 2007го года…

Р.П.: И дайте я догадаюсь: и снова признали дом ветхим, но не аварийным?

Т.И.: Конечно. Тут пошло по инстанции, далее в администрацию Орджоникидзевского района…

В.Д.: Нет, секундочку, Татьяна Александровна, вы расскажите, во-первых, кто приехал из жилищной инспекции, чтобы было понятно.

Т.И.: Из жилищной инспекции края… Значит, я была лично на приеме у господина Лаврентьева, добилась этого, и была признана комиссия в составе инспекторов, те, которые действительно проводят комиссию. Они обследовали все, так скажем, все дырки, все, что угодно можно. Дали заключение, акт есть соответствующий. Передали в администрацию Орджоникидзевского района. Я дополнительно написала 6 сентября заявление с просьбой провести комиссию, коль они ссылаются на то, что у нас дом не аварийный. И вот в течение 4 месяцев мое хождение продолжалось до такой степени, что я только с помощью адвоката вытряхнула (натуральным образом – вытряхнула!) этот акт из заключения комиссии только 25 декабря, перед Новым годом, 2007-го года, спустя 4 месяца. Ну и, конечно, заключение об аварийности совершенно было не дано, дом просто был непригодным, неподлежащим реконструкции и так далее. И все на этом. Я была вынуждена второй раз обратиться к господину Медведеву Дмитрию Анатольевичу и путину Владимиру Владимировичу. И снова пришел в октябре ответ от того и от другого. Там опять было указано, что снова отправили в правительство Пермского края, опять же решить вопрос конкретно по существу. И все. Это застряло на главе администрации города Перми, было дано указание господину Кацу, управлению жилищных отношений, госпоже Минх. Ну, и по инстанции скатилось, и все замолкло.

В.Д.: Ясно. Татьяна Александровна, в октябре 2007-го года пришел ответ от Владимира Владимировича Путина и от Дмитрия Анатольевича Медведева.

Т.И.: Да, 9 октября и 11 октября соответственно.

В.Д.: Спасибо вам за ваш рассказ. Надеюсь, что как-то будет услышано это все. Мы на самом деле эту тему не оставим – обязательно будем продолжать.

Т.И.: Да, вы знаете, я просто хотела в заключении сказать, что вот говорится везде о правах простых людей, а вот о каких правах может быть речь, где людей и даже вообще несовершеннолетних больных детей, когда вот это игнорируется на уровне чиновников города Перми. И вообще, я думаю, что это не только моя, наверное, проблема. И уже просто больше сил нет никаких.

Р.П.: Понятно. Татьяна Александровна, спасибо, что приняли участие.

Т.И.: Спасибо и вам большое.

Р.П.: Удачи вам. Слав, буквально краткая ремарка. Знаешь, еще одного письма не хватало. Медведеву было, Путину было, надо было еще Шойгу писать. Сразу уж.

В.Д.: На самом деле, страшная история…

Р.П.: Вообще, на самом деле, частенько мне приходится от наших слушателей да и не только выслушивать замечания по поводу того, какие же вы темы, дьяволы такие, берете на «Утренний разворот», что же это такое, мы же отдохнуть хоти, нам же пошутить охота, посмеяться!

В.Д.: А мы на самом деле вот сейчас будем с тобой шутить, по большому счету, потому что до этого вообще просто ржали, на мой взгляд, чиновники нашей администрации края и города.

Р.П.: А теперь шутить будем мы.

В.Д.: И буквально ржали чиновники Орджоникидзевского района, которые ветхий дом, в котором стены уже обвалились… Вот он на саамам деле находится на улице Лобачевского, был известный такой математик, который всякие разные там углы вычислял.

Р.П.: Да, он как раз говорил о том, что параллельные линии могут пересекаться…

В.Д.: Вот наша радиослушательница, буквально проживая на этой улице, доказывает все вот эти теоремы Лобачевского.

Р.П.: Конечно.

В.Д.: Стены уже практически отвалились. На самом деле, жить в таком доме невозможно. То есть потолок может провалиться. Как-то по «Рифею» был сюжет… Вот когда я разговаривал, готовился к разговору с Татьяной Александровной, там как раз показывали женщину, как раз там потолок у нее обвалился. Так вот я говорю: да это, наверное, тот же самый дом в Орджоникидзевском районе, там вот у нас эпицентр вообще всего происходящего, в Орджоникидзевском районе. Она говорит: «Нет, понимаете, вот то, что показывали по «Рифею» тогда, это даже половины нашей истории нет». А там показывали просто жуткую историю, просто жуткую Там было видно просто небо в пололок, понимаешь?

Р.П.: Вообще, мне кажется, Татьяне Александровне на самом деле нужно было писать письмо, помимо прочего, еще и Сергею Кужугетовичу Шойгу. Причем писать со словами: Сергею Кужугетовичу, я понимаю, что ваше большое сердце ратует за всех, кто страдает в ЧС у нас в стране, так вот знайте, не переживайте ни вы, и пожалуйста, не ругайте своих сотрудников, что они не сумели предотвратить, постольку поскольку наши чиновники знали обо всем… С какого? С 2004-го года?

В.Д.: Да, с лета 2004-го года. Ну, это женщина писать начала. А лом был признан ветхим и непригодным для проживания с 96-го года. То есть с того момента, как у нас тут вообще в Перми начались выборы каких-то там самых глав, да, города, вот с этого самого момента дом уже был признан ветхим. Поймите, у нас за это время изменилось… Смотри, был глава города Филь, потом глава города Юрий Петрович Трутнев, потом глава города Аркадий Леонидович Каменев, сейчас у нас глава города Игорь Николаевич Шубин. Это у меня четыре главы уже. Значит, ну, ситуация не в этом. Ведь на самом деле очень опасная, смотрите, наши уважаемые земляки, тенденция. Это вот Роман как статистическая погрешность, он, конечно, все думает, что это ничего чиновники решить не могут. Я-то другим озаботился, как, в общем, здоровая часть общества. Смотрите, наш буквально гарант Конституции нынешний, и гарант будущей, надеюсь, они пишут местным нехорошим чиновникам: «решить вопрос по существу». А оказывается, по существу вопрос не могут решить. То есть буквально два Президента, нынешний и будущий, написали «решить вопрос по существу», и никуда.

Р.П.: Вячеслав, ты ошибаешься. По существу вопрос на месте решался просто. Назначена была комиссия? Назначена. Комиссия пришла, посмотрела и сказала: «Ну ветхий, но не аварийный же». И ушла. Потому что, понимаешь, и можно сейчас громко кричать, какие же там сволочи в этой комиссии, а можно подумать: а может быть, понимаете, если вот этот дом признать аварийным и непригодным, то комиссии придется признавать еще порядка полусотни домов таких же, рядом стоящих, аварийными и непригодными?

В.Д.: Вот ты как считаешь, как надо решать вопрос по существу…

Р.П.: Нет, я не говорю, что именно так нужно решать. Я просто говорю, что а если признать их все аварийными, непригодными, это ж расселять надо куда-то. А если расселять, это ж какое количество бабла, Слава, будет теряться! Ведь на квартирах, которые можно было продать, а сейчас придется отдавать безвозмездно, то есть даром.

В.Д.: В общем, давай обращаться к нашим уважаемым землякам, к дорогим нашим радиослушателям. Присоединяйтесь. Давайте комментировать эту ситуацию. Значит, Дмитрий Анатольевич Медведев, Владимир Владимирович Путин, два человека с большой буквы «Ч», написали письма, буквально дважды, сюда, на территорию Пермского края. И два раза они там писали: «решить вопрос по существу».

Р.П.: И дважды по существу не решалось ничего.

В.Д.: Это мы там думаем. А вот теперь давай попробуем с нашими радиослушателями определиться, что есть решение вопроса по существу с точки зрения наших пермских чиновников?

Р.П.: Не дай бог нам сейчас позвонят и будут говорить про то, что у нас прокуратура плохая. Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Добрый день. Бессонов Алексей Борисович. Нет, извините за бестактность, я не буду говорить про прокуратуру, я в защиту администрации. Можно сказать пару слов?

В.Д.: Давайте, вот это позитивно.

Слушатель: Вот вы знаете что, кстати, здесь вот, между прочим, администрация муниципалитета виновата меньше всего. Им сегодня де-факто досталась колоссальная проблема аварийного жилья. Впереди еще проблема пятиэтажек, которая, кстати, не решалась. Почему? У нас рухнула плановая экономика. У нас были пятилетки, были капитальные ремонты запланированы. В 90-е годы это все рухнуло. И сегодня эта уважаемая гражданка может решить свой вопрос только в суде. Обжаловать (неразборчиво), признать незаконными эти постановления и так далее. Но это единичный случай. А в массовом порядке, к сожалению, не решаемо, потому что нужно планировать, планировать ремонты и так далее. Но они это не хотят на уровне правительства делать. Надо курс менять. Спасибо.

В.Д.: Понятно. Спасибо. Вот в данном случае вот первый раз, когда я благодарен господину Бессонову (извините, товарищу Бессонову) за то, что он по существу вопрос-то объяснил. А по существу там пусто, оказывается. Просто нет у нас, оказывается, ни Дмитрия Анатольевича Медведева, ни Владимира Владимировича Путина. На самом
деле…

Р.П.: Их не существует.

В.Д.: Вам по телевизору-то их показывают, ребята, а это неправда, это виртуальная реальность.

Р.П.: Их нет, понимаете. Это есть такая телекартинка, которой вы пишите… Понимаете, нам ведь Дема Мороза тоже показывают. И маленькие дети Деду Морозу иногда пишут письма. Ну, например: «Дедушка Мороз, - пишут они, - подари мне, пожалуйста, железную дорогу с вагончиками».

В.Д.: И он им из Великого Устюга отвечает: «Дорогой мой внучок, дарю тебе дорогу железную». А это ж не совсем правда.

Р.П.: Нет, смотрите, значит, папа вот этого маленького мальчика он в это время, дорабатывая свои последние дни этого года на работе, получает там какую-нибудь 13-ю зарплату. И вот аккуратненько за пазухой, в подмышке свое портмоне… Бежит домой, потом он бежит в магазин, покупает железную дорогу, на почту, как-нибудь ее запечатывает и просит: «Вы только напишите, что это от Деда Мороза, ну напишите, поставьте штампик». Приходит эта железная дорога. И маленький мальчик верит в сказки. Маленький мальчик верит в сказки, понимаете.

В.Д.: Давай слушать наших земляков. 261-88-67.

Р.П.: Холера в том, что у нас на месте папы нет. Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Алло. Добрый день. Александр Сергеевич меня зовут. Вы знаете, на этом единичном факте мы столкнулись с очень серьезной проблемой. Вот обратите внимание: 96-й год – это же выборы второй раз Президента. И тогда, когда мы начали выстраивать новую систему управления. Вы понимаете, мы столкнулись, уже 10 или больше лет, очень четко с такой болезнью, которая поразила не только, кстати, наше государство. У нас образовалась управленческая страта, или класс, называйте как хотите. Это люди, которые заняли ключевые позиции в системах управления. Не важно, на каком уровне. И они сейчас присваивают плоды работы, или результаты работы, как капитала, так и труда. Поэтому у нас предприниматели не могут ничего сделать, потому что их результаты забирает руководство, управление, в смысле, не руководство. Простые граждане тоже ничего не могут сделать, потому что все, что положено им, забирает управление. Оно самодостаточно для себя.

Р.П.: Александр Сергеевич, все понятна, вся теория ясна. Вы скажите, во сейчас вот Татьяне Александровне что делать?

Слушатель: Ничего не сделать, ничего. Почему? Потому что я глубоко уверен что то, что положено было ей через аварийные дома, давно уже использовано людьми, которые сидят в управлении.

В.Д.: Нет, Александр Сергеевич, тут ведь другой вопрос, который я задавал. Смотрите, два представителя высшей власти…

Слушатель: Ну и что? Вот послушайте дальше. Два представителя высшей власти создали вертикаль власти. То есть они создали систему управления. Но ведь есть законы управления. Когда вы создаете организацию или вертикаль власти, задаете ей вектор, как она должна работать, любая организация начинает работать сама на себя.

В.Д.: Ага, ну понятно. Но тем не менее, вот смотрите, Александр Сергеевич, вот допустим в том де Советском Союзе, допустим, дописались до Леонида Ильича Брежнева. И вдруг неожиданно Леонид Ильич Брежнев, что мало вероятно, но ответил: «Решить вопрос по существу». Я себе трудно представляю первого секретаря обкома, который здесь вдруг этот вопрос по существу не решил, а сделал отписку.

Слушатель: Вы правильно, четко сформулировали. Первый секретарь обкома, а не хозяйствующие субъекты, которые сидят в управлении. Нет контура обратной связи, которая бы говорила: не сработал (неразборчиво), тебя надо убирать с должности. Ты не сработал.

Р.П.: Понятно. Александр Сергеевич, спасибо. Должно быть еще несколько звонков. Спасибо вам за комментарий. Я понял: все пессимистично, все грустно. Ребята, ну что делать-то в такой ситуации. Александр Сергеевич сказал: Что ни делай, ничего не получится, потому что у нас чинуши работают сами на себя, скорее всего, весь жилфонд, который был предназначен для расселения, уже распродан… Ну, это я уже сейчас от себя добавляю, конечно. И поэтому Татьяна Александровна может дальше находиться в своей… не знаю, квартира это, нет? Нет, это не квартира, черт возьми, это как-то по-другому нужно назвать. И ждать, пока обрушится балка потолка. Слушаем вас. Алло.

Слушатель: Здравствуйте. Александр. Ну, хочу ремарочку сделать. Значит, на этом не все еще. Россия взяла внешнее заимствование на 200 миллионов долларов на ЖКХ. Так что еще есть, что делить. Квартирами не ограничено. Ну, это так. А вообще, что нужно делать, я думаю, когда очередной раз замкнет проводка, либо обрушится штукатурка, надо вызывать все, какие возможно, службы: пожарников, МЧС, и стараться запечатлеть. Ну, и желательно, если б по голове упало.

Р.П.: Александр, а может быть, как в «Вороней слободке», а? Как вы считаете?

Слушатель: А что?

Р.П.: Не подойдет, как вы думаете, рецептик «Вороней слободки»? Может быть, лучше заранее просто выйти всем из дома на улицу, пожиточки вынести, который были самые ценные, и бензиновые руки о штаны вытереть, посмотрев, как пожар доедает этот дом окончательно. Может быть, тогда как-нибудь?

Слушатель: Да, и в результате тут же из-за угла примчится бульдозер, все это заровняет и скажет: «Нормально, освободилась строительная площадка. А вы, как вышли вот – до свидания».

Р.П.: Да, вы не зарегистрированы, не приватизированы, не застрахованы…

Слушатель: Конечно, да-да-да. И все, вот освободилась… Чего они и ждут, собственно говоря.

Р.П.: Понятно.

Слушатель: Я считаю, что именно надо вызывать. Как только малейший повод появится: кусочек, миллиметр штукатурки отвалится, вызывать всех, что есть. И каждый день по пять раз.

Р.П.: Ясно, понял.

В.Д.: Спасибо, Александр. Наш радиослушатель тоже придерживается той же точки зрения, что и ты: что вообще всем может помочь единственный человек – Шойгу. Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете…

Р.П.: Слава, прости, но получается, что в данной ситуации это так, что пока МЧС-ники, простите, единственные люди, которые хоть что-то делают в нашей много страдальной стране позитивного, хорошего, доброго, светлого, пока они остаются единственными, пока они не задолбают своими проверками, своими письмами вот этих вот самых чинушей, до той поры никто не пошевелится. Понимаете? Я надеюсь, что хоть кого-то в этой жизни они слушают! Здравствуйте. Алло.

В.Д.: Давай еще телефонный звонок слушать.

Слушатель: Здравствуйте. Николай Иосифович. Я считаю, все-таки нельзя останавливаться на достигнутом. Все это всегда ведь было трудно. И нечего греха таить: и в советские даже времена иногда было тяжело, несмотря на там секретарь обкома или кто, и кстати, секретари обкома тогда как раз выполняли-то, в принципе, и хозяйствующую функцию. Так что здесь вопрос, конечно, тяжелый, сложный, но надо…

В.Д.: Николай Иосифович, смотрите, мы с вами подольше жили, чем Роман. Вы представьте себе ситуацию, что Леонид Ильич Брежнев ответил на место («на места», как они раньше говорили): «Решить вопрос по существу». Что после этого происходило?

Слушатель: Значит, Вячеслав, вот я и хочу сказать, что иногда такие ответы были. Ответ ведь он не совсем-то конкретный, не на 100% конкретный. «Решить по существу» – это могло означать и «отказать». И бывали такие случаи. Нельзя идеализировать и ту систему. А сейчас все-таки вот этой женщине (правильно Бессонов говорит: надо в суды) надо еще раз писать. Тем более сейчас удобная позиция. Ну, в принципе, наверное, Медведева изберут. Снова ей писать туда, снова писать нашим. И вот СМИ наши, в том числе и ваша радиостанция, она, так сказать, более такая информативная, она может тоже даже как-то помочь. Потом еще бы вот что я ей посоветовал. Не только она одна в таких ведь условиях. Надо еще, значит… Другие есть ведь в таком же положении, есть. Она не одна. Тоже, значит, начинать писать бумаги. И может быть, даже вот как, не только как Бессонов, а может быть, дальше, и писать в тот же Страсбургский суд.

Р.П.: Ясно. Спасибо Слава, у нас буквально минутка остается. Если ты позволишь, я зачитаю все сообщения, которые пришли по ICQ.

В.Д.: Давай, а потом я немножечко подведу итоги.

Р.П.: Да, и уже будем тему завершать. Не так много сообщений, поэтому зачитываю по порядку. «Взрослый человек, - пишут нам, - а в сказки верит!». Дальше пишут нам: «Не надо печалиться. Вспоминайте фразу из фильма «Ночной дозор»: пока есть хоть один светлый, остается надежда». Дальше пишут нам: «Накануне в Нижнем Новгороде Медведев, отвечая на личный вопрос (спросили, какую он считает цель главной в своей жизни), он ответил: «Главная цель в жизни любого нормального человека, кем бы он ни работал (дворником, Президентом), заключается в том, чтобы просто по-человечески прожить эту жизнь, оставить о себе добрую память, после себя детей, внуков, добиться нормальных результатов в работе. Ставить перед собой какие-то глобальные цели можно. Каждый из нас, наверняка, эти цели имеет. Но они не должны заслонять главного: надо жизнь свою прожить нормально, по-человечески, чтобы не стыдно было», Ну, это все нам в тему набрасывают. И последнее сообщение: «Ну что, не забудьте прийти 2 марта сами знаете куда и проголосовать. Правильно, от вас зависит судьба России. И даже не знаю, - пишут нам, - улыбаться после этого или нет».

В.Д.: Это вот статистическая погрешность, так вот они отреагировали. Я как здоровая часть общества все-таки не верю, что такое возможно у нас. Я думаю, что какая-то ошибка закралась в ответах чиновников. Очень надеюсь, что там уже… Ты слышал, да, сомневаться начали в Медведеве, и в его маме начали сомневаться. А что самое страшное, американцы вообще наших медведей они же их «гризли» называют! Вот до чего ненавидят! В общем, короче, не верится мне, что вот так вот наши чиновники подведут светлый образ Дмитрия Анатольевича. Поэтому для вас, уважаемые чиновники, еще раз: улица Лобачевского 7, квартира 3. Запомните адрес. Там два раза вам уже писали сверху, с Москвы…

Р.П.: Там живет Татьяна Александровна, у нее бронхиальная астма…

В.Д.: И крыша проваливается, и полы отпадывают!

Р.П.: И ребенок у нее есть, у него тоже уже со здоровьем не все в порядке.

В.Д.: И ответы у вас есть из Президентской администрации. Там было написано: «Решить вопрос по существу». Господа, вы решите уже по существу хоть что-то! Если вам уже два Президента отписали - один нынешний, а другой, ну, как здоровая часть общества, я же понимаю: будущий.

Р.П.: Да, и последнее. Тут нам по ICQ пишут: «С засильем чиновников великолепно в свое время справился Иосиф Сталин». Это единственный выход из ситуации?


Обсуждение
48989
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.