Верхний баннер
11:34 | ВТОРНИК | 24 НОЯБРЯ 2020

$ 75.76 € 89.93

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 06 марта 2008

Нужна ли мемориальная доска трижды Герою Советского Союза Александру Покрышкину?

Вячеслав Дегтярников: Давайте сейчас по-серьезному, к сожалению, придётся поговорить.

Роман Попов: Друзья, 6 марта 95 лет…

В.Д.: То есть буквально вчера.

Р.П.: …исполнилось бы Александру Покрышкину. Александр Покрышкин во время Парада Победы 1945-го года на Красной площади в Москве, он нес знамя фронта. Благодаря ему… Он сбил 59 вражеских самолётов. Он стал…

В.Д.: Это Роман цитирует буквально вчерашний сюжет, который вышел в «Наших новостях» на Авто-ТВ. Сюжет Али Тляшевой. Вот она вчера эту тему добыла, в общем, буквально, и выпустила нам сюда.

Р.П.: Тут вот в интернете у меня написано: 53 сбитых самолёта, но это не суть. 550 вылетов. Понимаете, в чём дело? Этот человек, которого боялись вышколенные ассы немецкого «Люфтваффе». Человек, который изменил историю авиации.

В.Д.: Ну, в общем, это каждый, кто когда либо в школе просто так хотя бы проходил историю нашего отечества, про этого человека, естественно, слышал.

Р.П.: Так вот родился он в Новосибирске, и вчера там обширно отмечалось его день рождения, и к бюсту Покрышкина приносились цветы. А учился он в Перми. Александр Покрышкин учился в Перми. Вот сейчас точно скажу: в военной школе авиационных техников. Здесь в Перми он учился.

В.Д.: Она находилась там, где потом было ВКИУ, вот как раз в этом здании, и на этом здании висела мемориальная доска трижды Герою Советского Союза, маршалу авиации Покрышкину. К этой доске, как вчера говорила в сюжете Аля Тляшева и Сергей Остапенко, это ветеран вооруженных сил, бывший директор музея ВКИУ, к этой доске приносили цветы, она уже стала неким символом определённым, и вот ты, Роман, помнишь, мы сидели обсуждали это до эфира, ты сказал: вот когда у нас была эта акция «Скорбим по пермским дорогам», вы как раз там собирались на площади».

Р.П.: Да, мы собирались именно там.

В.Д.: И эту доску тоже видел?

Р.П.: Конечно, конечно. Более того, все кто гулял по набережной, все кто вообще проходили в том районе хотя бы раз, все обращали внимание на эту мемориальную доску.

В.Д.: Можно рассуждать сколько угодно о её художественной ценности, историческая ценность этой доски понятна.

Р.П.: Родители показывали эту доску детям, и те, кто мог, более или менее внятно объясняли, кто же, собственно говоря, такой Александр Покрышкин. Вы понимаете, это история.

В.Д.: Ты знаешь, я вчера как раз звонил своему товарищу, зовут его Дмитрий Медведев, он учился во ВКИУ, и вот я спросил: «А Покрышкин у вас учился?» Он тут же выпалил: «Да, трижды Герой Советского Союза, маршал авиации. Да, он учился у нас». То есть все, кто учился во ВКИУ, они знали про это хорошо, и для них это было, в общем, важно и существенно, что в этом училище учился такой человек.

Р.П.: Теперь там нет ВВКИКУ – высшего военного командно-инженерного краснознаменного училища, нету теперь этого военного учреждения.

В.Д.: Зато там есть у нас…

Р.П.: …какие-то коммерческие структуры.

В.Д.: Так вот, как раз ветераны обратились к этим коммерческим структурам с просьбой…

Р.П.: Со словами: а почему у вас на этому здании, легендарном…

В.Д.: Да, «досточка» исчезла?

Р.П.: Куда она делась? Спросили ветераны и, наверное, они имели на это полное право. Странно, что у нас историю теперь только ветеранам остаётся помнить.

В.Д.: Вообще, на самом деле, странно, что с этих самых коммерческих структур не спросили те, кто за это обязаны были спросить.

Р.П.: Как минимум Центр охраны памятников.

В.Д.: И правоохранительные структуры.

Р.П.: Обязательно.

В.Д.: Так вот, ветераны в том числе обратились в Центр охраны памятников. Им порекомендовали собрать документы, свидетельствующие об установке мемориальной доски. Естественно, там никто никогда и не помнил, что она там была, и обратиться в милицию с заявлением.

Р.П.: Смотрите, ещё раз. Вы помните, что там на этом училище, висела мемориальная доска, свидетельствующая о том, что вот здесь вот учился Александр Покрышкин, вы помните? А вот в Центре охраны памятников сказали: «Друзья, соберите документы. Мы чего-то не в курсе, что она вообще там была».

В.Д.: Вот, и дальше, а вот те коммерческие структуры, которые сейчас располагаются в бывшем здании ВКИУ, они сказали, в общем, что они готовы восстановить эту «досточку», ну, соберите денюжки, иначе быть беде, сказали они. В общем, несите ваши денюжки сюда, ребятки, и мы «досточку» восстановим. Хотя, собственно говоря, они вообще-то, если они уж и получили это здание в собственность сейчас странными путями, они, мне кажется, должны были отвечать за его сохранность.

Р.П.: Куда делась мемориальная доска? Мы с Вячеславом Дегтярниковым не знаем. Так же мы не в праве указывать пальцем на того, кто её снял, поскольку постольку и это нам не известно. Мы не знаем, куда делась со здания ВВКИКУ мемориальная доска, свидетельствующая о том, что в этом здании учился трижды, трижды Герой Советского Союза. Да, я правильно понимаю?

В.Д.: Да, трижды Герой.

Р.П.: Маршал авиации Александр Покрышкин. И мы хотим знать, нужна ли на этом здании вот эта мемориальная доска. А если она нужна, вы лично что сделаете для этого? Как обычно, такой вопрос у нас стандартный, нужна ли она там и что вы сделаете для этого?

В.Д.: Телефон 261-88-67. Эфирное ICQ 404-582-017.

Р.П.: Здравствуйте.

Слушатель: Алло. Моя фамилия Субботин. У нас в городе непорядок с досками, мы сейчас с комитетом по культуре подготовили книгу «Все мемориальные доски в Перми». Их около 500 всего, и в том числе и эта доска, Покрышкину. Мы их даже с фотографиями опубликуем ко Дню города. Но я хочу обратить внимание, что у нас непорядок не только с это доской в городе. Например, сняли доску на Попова, бывшее здание электростанции, там 2 доски сняли тоже коммерческие структуры. Затем на музее. В общем, много досок сняли. И так потихоньку доски исчезают. Но вот мы издадим книгу, и там будут все. И бывшие, и исчезнувшие…

В.Д.: А вы представьтесь кроме фамилии, как вас зовут, и кого вы представляете.

Слушатель: Это фамилия Евгений Субботин, я от пермского общества «Арабеск», руководитель. Вот, в общем, мы издаем совместно с комитетом по культуре. Там будут все доски.

Р.П.: Евгений, скажите, вот уж коли вы имеете к этому непосредственное отношение, как вы ответите на вопрос: вот вашей книги, ваших свидетельств, документальных подтверждений будет достаточно для того, чтобы Центр охраны памятников признал, да, доска была?

Слушатель: Центр охраны памятников при Перми существует. Но там они никакую работу, в принципе, не ведут. А у нас будет помещена фотография этой доски, и почти что
всех досок, фотографии и данные, кто и когда она установлена, и когда она исчезла.

Р.П.: То есть у вас сейчас эти данные есть, а книга только выйдет ко Дню города.

Слушатель: Ну ко Дню города мы готовим её.

Р.П.: Если вам не сложно, сейчас не кладите трубку, оставьте свои телефон, свои координаты какие-нибудь нашему звукорежиссёру. Мы с вами свяжемся чуть позже. Спасибо.

В.Д.: Да, ну пока мы не подводим итоги этой темы. Хотя, в общем, на самом деле хорошо, что до нас дозвонился Евгений Субботин, сказал, что такая книга готовится. Это, как говорится, ещё, видимо, не всё в нашем городе потеряно, и хорошо, что такие люди есть.

Р.П.: Может быть, вот так поставим вопрос, Вячеслав, может быть, просто спросим: а вы вообще обращаете внимание на мемориальные доски?

В.Д.: Ну, давайте и так. Но еще раз напомним информационный повод, почему мы об этом заговорили. Вчера 95 лет исполнилось бы первому трижды Герою Советского Союза Александру Покрышкину. Маршал авиации, учился у нас в городе, в здании, где потом располагалось ВКИУ. Там же находилась мемориальная доска, которая об этом свидетельствовала. Еще летом, тот же Роман Попов подтверждает, доска была на этом здании. Затем она исчезла. И вот ветераны поставили вопрос о восстановлении этой доски. Получили уникальные ответы из Центра охраны памятников, которые рекомендовали собрать документы, свидетельствующие об установке мемориальной доски, и обратиться им рекомендовали в милицию. А вот те, кто сейчас являются собственниками этого здания, они порекомендовали денежки собрать. Сказали: «Денежки соберете – мы все на место поставим». Об этом вчера говорила телекомпания Авто-ТВ. Сегодня мы с вами, уважаемые земляки, обсуждаем… И вот как раз дозвонился Евгений Субботин, председатель пермского общества «Арабеск». Он нам подтвердил, что не только проблема с доской Покрышкина. Они готовят сейчас книгу, как он сообщил, и вот к юбилею города они ее опубликуют. И там будут все мемориальные доски, которые есть сейчас в городе и которые исчезли. Про это мы потом, наверное, поподробнее и в новостях расскажем, и, возможно, Евгения Субботина в студию пригласим. А сейчас мы действительно обращаемся к вам с вопросом, уважаемые земляки. Вам вообще вот эти доски-то они нужны? Ну исчезла и исчезла, да и бог с ним, еще ведь стену портит, понимаете. Еще художественную ценность можно там оспаривать. Ну, и так далее.

Р.П.: Вы обращаете на них внимание? Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотела бы обратить внимание вот на что. Мне кажется… Это Корлякова Елена. Мне кажется, сейчас просто упорно пытаются вытравить из сознания молодежи советское прошлое. Поэтому доски стали исчезать. Совсем недавно почти в каждом городе существовали молодежные ВООПИКи. Это секции по охране памятников. И молодежь… Вот я вам могу сказать о Колоколовой Ольге Аркадьевне. В свое время она была секретарем комсомольской организации школы 8 города Краснокамска. Эти ребятишки на своих субботниках заработали деньги, установили доску у госпиталя, который находился в их здании. Помимо этого, они восстановили братскую могилу в деревне. Это было очень-очень хорошо. И люди, вот эта молодежь, знали свою историю, любили, гордились своей родиной, что сейчас полностью отсутствует. И поэтом очень часто можно услышать: нет ни родины, ни флага. Это очень обидно. И я считаю, надо этим заниматься, но заниматься на уровне муниципалитетов. И снова вменить в обязанность отделам архитектуры заниматься этим постоянно. Надо любить свою историю. И я думаю, Роман, который по профессии своей историк, меня прекрасно понимает.

Р.П.: Понятно. Спасибо вам, Елена Григорьевна. Нет, я по профессии не историк – я по профессии журналист. Но история – это просто, скажем, такая детско-юношеская, ну, и наверное, вечная моя привязанность.

В.Д.: Есть еще один телефонный звонок. Давай слушать.

Р.П.: Я, кстати, согласен с тем, что это нужно вменять в обязанность муниципалитетам. Вот я просто хотел отметить это особо.

В.Д.: Без сомнения.

Р.П.: Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Александр. Ну, я тут хотел бы два момента отметить. Я не удивлюсь, что со временем там появится другая доска, нового Шурика какого-нибудь. А если серьезно, то вчера по НТВ Проханов договорился до того, что у нас, оказывается, и репрессий не было. У нас, оказывается, все это чуть ли не по просьбам трудящихся. Я думаю, что все эти проблемы нужно смотреть в корень. Вот тем, что занимается сейчас Аверкиев со своей Гражданской палатой, это все перекликается. Понимаете, и народ, и общественные организации устанут каждую проблему разрешать: использование туалетной бумаги, использование тротуаров, еще чего-то. Нужно мониторить, каким-то абсолютно другим подход делать. Если служба, которая контролирует за зданиями, допустим, имеет пять – шесть – десять нарушений в год, вся команда меняется, приходит новая. То есть какие-то должны быть рычаги общественного контроля , мониторинга. Иначе мы погрязнем во всех этих маленьких проблемах.

В.Д.: Александр, вы сами себе противоречите. Вы говорите: служба вот эта должна мониторить, в случае чего, если они там не отмониторили, они должны меняться. В то же время вы говорите: должна быть какой-то общественный контроль. Если служба, то это чиновники. Какой это общественный контроль?

Слушатель: Нет, именно общественность должна контролировать деятельность этих. И это в уставе города должно быть прописано, что если служба не справляется с уборкой снега, все… Растрата денег – кто в тюрьму, а кто просто на улицу улицы мести.

Р.П.: Ясно, спасибо.

В.Д.: И улицы будут чище. Тоже понятно. Хотя на самом деле, если уж они с управленческими функциями не справились, я бы, честно говоря, метлу бы им не доверил. Фиг знает, возьмут да не так будут пользоваться.

Р.П.: Конечно. Нужны ли вам вообще мемориальные доски в Перми? Вы обращаете на них внимание? Ну и не только в Перми – нас не только в Перми слушают, кстати. Обращаете ли вы внимание на мемориальные доски? Вот такой вопрос мы сейчас задаем в связи с тем, что со здания ВКИУ куда-то делась мемориальная доска памяти Покрышкина. Здравствуйте. Алло.

Слушатель: Здравствуйте. Роман меня зовут. Конечно, на доски, на памятники обращаем огромное внимание. И обращая это внимание, приходится констатировать, целиком согласен с Евгением Субботиным, к сожалению, не ограничивается у нас в Перми дело исчезающими мемориальными досками. За последние годы у нас уничтожено два памятника – здания, официально имеющие статус памятника: флигель мещанина Березина на Ленина 26, дом механика пушечных заводов, то есть Мотовилихинских, на улице 1905-го года. Просто оба памятника исчезли с лица земли и все. Далее. Существует тенденция вывода зданий из числа памятников и уничтожение их после этого. По этой методике только что уничтожен был последний фактически пермский дом с мезонином на Большевистской 72. Это угол Большевистской и Газеты Звезда.

В.Д.: Роман, это все понятно. Мы это с вами тоже в эфире обсуждали.

Слушатель: То есть существует такая тенденция совершеннейшего антиисторизма нашей власти…

В.Д.: Роман, понятно, что это все больно, на самом деле, то, что это все происходит… Вот смотрите вчерашнюю ситуацию. 95 лет исполнилось Покрышкину. У нас в Перми проводятся крупномасштабные учения с присутствием, кстати, всех…

Р.П.: Главкомов ВВС.

В.Д.: Главкомов ВВС. Это им отдельная благодарность за то, что они здесь все это провели. В городе, где он учился, ни одного мероприятия по этому поводу. Никто не вспомнил даже о том, что здесь учился Покрышкин, кроме Али Тляшевой на Авто-ТВ.

Слушатель: Я согласен, совершенно кощунственная акция с уничтожением этой мемориальной доски. И краевой центр охраны памятников в очередной раз занимает абсолютно вялую позицию, совершенно какую-то непонятную, необъяснимую.

Р.П.: Понятно. Спасибо вам большое. Что касаемо людей, которые у нас должны отвечать за памятники, они у нас, по-моему, больше трясутся за собственную шкуру и боятся хоть что-то сделать против коммерсантов и бизнесменов.

В.Д.: Мы не знаем. Давай как бы мы не будем такими вещами…

Р.П.: А это моя личная точка зрения. Вы можете с ней соглашаться или не соглашаться. Смотрите, когда я иду по улице, я не могу отфильтровать для себя в голове, вот не могу, особенно когда я иду с какой-то определенной целью, какой я именно дом прохожу, и что это за улица. И вот такая мемориальная доска, одна отдельно взятая, она цепляет. Ты обращаешь на нее внимание, останавливаешься, буквально, может быть, на долю секунды бросаешь взгляд, и память тебе услужливо достает заархивированный какой-нибудь зазипованный файл. Он тебе раскручивается в целую картинку. И ты понимаешь, о чем идет речь. И если ты пойдешь по улице со своим сыном, ты непременно остановишься, даже если будешь сильно торопиться, и скажешь: «Смотри, дружище, вот в этом здании учился великий летчик. Учился великий летчик, который был удостоен чести нести Знамя Победы на параде в 1945 году». И даже если ты больше ничего не вспомнишь…

В.Д.: Он нес, кстати, знамя Украинского фронта.

Р.П.: Если ты больше ничего не вспомнишь, вот вообще ничего, это не так уж и страшно. Я вас уверяю, что когда вы придете домой, ваш сын будет первым, кто потребует от вас рассказать больше. Понимаете? И таким образом мы сохраняем историю, потому что если ее не сохранять, то это значит, что она исчезнет навсегда, понимаете? А она не должна исчезнуть, ведь история – это же прежде всего урок на будущее. А как же иначе-то?

В.Д.: Иначе будет не понятно, где мы живем, и что это за город Пермь, и что в этом городе происходило. Ну что, давай закругляться на этом.

Р.П.: И в завершение темя я тебе хочу сказать… На одной из научно-практических конференций, не помню уже, в каком городе, представителю Перми…Кто-то из его коллег спросил: «А вы, ребята, из какого города?». На что наши пермские ответили: «Мы из Перми». «А, - сказали, - знаем, Пермь». И дальше с характерным акцентом: «Абычный прАмышленный город». Так вот если мы и в Перми будем считать Пермь «Абычным прАмышленным городом», то тогда нам, действительно, ни мемориальные доски, ни памятники, ничего не нужно. Зачем? Мы же «Абычный прАмышленный город», без истории.

В.Д.: На этом «Разворот» на пермском «Эхе» завершен. Вел «Разворот» Роман Попов…

Р.П.: Вячеслав Дегтярников…

В.Д.: Евгений Велесюк за звукорежиссерским пультом.

Обсуждение
68251
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.