Верхний баннер
01:01 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 27 МАЯ 2019

$ 64.61 € 72.32

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

22:00, 21 мая 2008

Информационная война против продажи алкоголя несовершеннолетним: будет ли от нее какой-нибудь эффект? Какие вообще меры должны приниматься в этом направлении?

Роман Попов: Министерство торговли начинает информационную войну против продажи алкоголя детям. Заметка нашей службы информации. В Пермском крае пройдёт антиалкогольная информационная акция. В ней примут участие крупнейшие торговые сети региона (это пчелы против меда, получается). 21 мая исполняющий обязанности министра развития предпринимательства и торговли Пермского края Марат Биматов встретился с представителями сетей, сообщили в краевой администрации. На встрече было решено: компании примут участие в акции министерства торговли. Планируется: до конца недели будет составлен план действий на три месяца. В рамках акции миниторговли предложило издать и развесить у себя стикер, информирующий о запрете продажи алкоголя несовершеннолетним. Помимо этого в торговых залах будут транслироваться аудио- видеоролики. Будет вестись работа с продавцами.

Константин Духонин: Ну и насколько действенны вообще эти меры… То есть все мы помним, что стикеры «не продаем несовершеннолетним алкогольную и табачную продукцию» висят уже тысячу лет во всех магазинах. Более того, там правозащитники проверяли, не формальная ли это вещь, не формальная ли это акция, вот эти вот все стикеры, и проводили свой мониторинг. Вот у нас сейчас на связи Игорь Валерьевич Аверкиев, который может рассказать, насколько вообще действенны эти меры, поскольку они проводили свой мониторинг вот этих вот вещей.

Р.П.: Ну, я думаю, что Игоря Валерьевича отдельно представлять особо требуется, это один из самых известных в городе правозащитников. Игорь Валерьевич, доброе утро. Итак, Игорь Валерьевич, ну вот очередная информационная война против продажи алкоголя детям. И снова я вижу слово «стикер», который информирует о запрете продажи алкоголя, снова я вижу «трансляция аудио- видеороликов» и какая-то работа с продавцами. Насколько действенно?

Игорь Аверкиев: вы знаете, по нашему опыту все-таки наиболее действенна работа с продавцами, причем личная работа. В том смысле, что я имею в виду не прокурорскую и какую-то правоохранительную, то есть е штрафование, предупреждение и все прочее. У нас тогда был очень высокий эффект между двумя контролями, то есть если в первом там в среднем где-то в 805 случаев продавали вино или водку, то потом всего в 20- 25. Так вот эффект у нас был в том, что мы, во-первых, рассылали увещевательные письма по руководителям всех торговых предприятий, затем издали газету, наше «Личное дело», специальный выпуск, и раздавали ее буквально… Ну, попытались сделать так, чтобы всем кассирам и продавцам в городе это было роздано, там около 15 организаций к этому подключилось. То есть вот это личное, нормально человеческое, без угроз. Отработали на понимании. То есть вот такая нормальная человеческая работа она, по-моему, приводит к результатам, а когда просто их время от времени очень выборочно штрафуют, они как к всякой репрессии относятся, то есть они пытаются хитрить, не попадаться, но не более того. То есть в голове-то ничего не меняется.

К.Д.: Игорь Валерьевич, а вот как вы оцениваете, что вот это вот такое? Вот я насколько понимаю, хожу по магазинам, эти стикеры – они висят в принципе, везде, во многих магазинах. Зачем еще одни стикеры? И вообще зачем эти видеоролики, если… Тем более, что как ваш опыт показывает, тем более что с результатами этого опыта, я думаю, и властные структуры, и исполнительные власти знакомы..

И.А.: Да, знакомы.

К.Д.: Зачем то же самое делать, что менее эффективно?

И.А.: Вы знаете, я думаю, все-таки, с одой стороны, когда все-таки мы проверяли, стикеры были, но не везде, и как правило, только в одном месте в магазине, и там у кассиров. Если просто решать проблему объемом, то есть если эти стикеры будут по сто, по двести штук будут в каждом магазине на каждом углу, над каждой полочкой с этими винно-водочными всякими делам, то, я думаю, что элементарный пропагандистский эффект это все-таки даст. То есть такая тотальная пропаганда. Но это будет стоить очень много, конечно.

К.Д.: Более того, можно тогда уж не мелочиться, и на законодательном уровне ввести некое подобие лицензионных марок: «несовершеннолетним продажа запрещена». И каждую пачку сигарет, каждую…

И.А.: конечно, вот как сейчас у нас принимается закон и на каждой пачке сигарет будет какая-нибудь ужасная картина: либо разложившихся легких, либо погибшего младенца, либо еще чего-нибудь такое. То есть, конечно, это было бы вполне очень даже… Но не крохотная лицензионная марка – что-то такое серьезное, вообще, чтобы бросалось в глаза.

Р.П.: Игорь Валерьевич, вот такой вопрос к вам. Нас спрашивают слушатели по ICQ, а какое рекламное агентство получает заказ? И может вот эта информакция разовая быть скрытой поддержкой близкой рекламной фирмы?

И.А.: Рекламное агентство… Не знаю, любое, надо выбрать по конкурсу какое-нибудь, которое понимает что-то в социальное рекламе, ведь это очень серьезное отличие…

К.Д.: Ну это не совсем, наверное, по адресу вопрос: это у чиновников надо спрашивать.

И.А.: Конечно.

Р.П.: И последнее. Игорь Валерьевич, вот скажите, вы говорите, что вы вели работу с продавцами, и вы распространяли эти газеты, и вы работали, лично вы, правозащитники, вот выхлопа от вашей работы, как вам кажется, больше, чем от акции чиновников?

И.А.: Конечно…

Р.П.: Или тут не важно6 любая бы акция привела к результату?

И.А.: Дело не в правозащитниках, а просто когда не чиновники и не правоохранители, а простые нормальные люди этим занимаются. То есть там продавцу понятен такой человеческий интерес, у него агрессии сопротивления меньше. То есть чиновника и милиционера там заранее считают противником. А такого же человека противником не считают. Поэтому это важно.

Р.П.: Значит ли это, что информационная война, которую объявляет министерство торговли, заранее обречена на некий провал?

И.А.: Ну, обречена – не обречена, но конечно, она менее эффективна, чем если бы какой-то пул общественности занялся тем же самым.

Р.П.: А теперь того, Игорь Валерьевич, поясните, а может быть тогда каждому пермяку, каждому нашему слушателю принять во внимание, что эту информационную войну вести надо. И раз в день, допустим, пообщаться с продавцом. Или увидев, что идет продажа алкоголя несовершеннолетним, ее остановить. Ну, я имею в виду, что, может быть, работу нужно вести не только с продавцами, сколько со всеми.

И.А.: Конечно, конечно. И я думаю, что процентов 5-10 населения у нас найдется, которые в состоянии будут сами, ну, по крайней мере приостанавливать покупку. Вот в нашем случае, когда мы проверяли, только в одном их 70 случаев покупатели, которые стояли рядом, они протест высказали. А так все смотрели молча, кстати сказать. Вот действительно, вещь очень такая странная6 все знают, что это плохо, материально не заинтересованы, но стесняются выступать. Поэтому я думаю, работа, нормальная человеческая работа с населением, с фактами, то есть нужно (неразборчиво) людей на то, что это реально опасно, что дети гибнут, и социально и физически иногда даже.

Р.П.: Понятно. Спасибо вам большое. Это был Игорь Валерьевич Аверкиев, самый известный, пожалуй, в городе правозащитник…

К.Д.: Который поделился тем, каким образом необходимо реально работать на результат, и высказал определенные сомнения в том, что эта реакция будет настолько эффективна, ну, по крайней мере по сравнению с той работой, которую провели они.

Р.П.: Между тем министерство торговли начинает информационную войну против продажи алкоголя детям. Война будет выглядеть следующим образом. Во-первых, предложено продавцам издать и развесить у себя стикер, информирующий о запрете продажи алкоголя несовершеннолетним. Далее, в торговых залах будут транслироваться…

К.Д.: То есть, не понял, издать за счет продавцов?

Р.П.: В рамках акции министерство торговли предложила издать и развесить у себя стикер. Вот понимаешь, я сейчас посмотрю формулировку, которую Ольга Седурина в «Известиях» привела, и скажу тебе четь точнее. Кстати, вот лучше «Известия» посмотри сам. Дело в том, что у меня не более, чем формулировка нашей службы информации. Итак, друзья, мы спрашиваем вас… Вопрос первый: как вы считаете, акции министерства торговли, акции информационной войны от чиновников повлияют ли на ситуацию продажи алкоголя детям? Это первый вопрос. Второй вопрос. Вспоминайте, о чем говорил Игорь Валерьевич: пожалуй, только один человек из десятков…

К.Д.: Из семидесяти…

Р.П.: Да, из семидесяти случаев возмутился против открытой продажи алкоголя детям. В связи с этим второй вопрос: а вы лично следите за тем, что на ваших глазах нарушается закон в магазинах, и несовершеннолетним продают алкоголь? Это второй вопрос. И третий вопрос: а какие бы вы предложили меры по борьбе с этим, безусловно, страшным явлением?

К.Д.: А я сейчас уточню. Вот зачитываю буквально информацию Ольги Седуриной: «В ее рамках министерство торговли предложило розничным сетям кроме усиления контроля за своими продавцами издать и разместить в торговых залах стикеры, информирующие о запрете продажи алкоголя несовершеннолетним». То есть все-таки это будет происходить за счет торговых сетей. Ну, по крайней мере, так следует из информации.

Р.П.: У нас довольно много сообщений по ICQ уже есть. И есть первый звонок. Итак, слушаем вас, доброе утро.

Слушатель: Доброе утро. Меня зовут Андрей Владимирович. Я запамятовал вопросы, но можно еще раз повторить именно по поводу эффективно либо не эффективно сейчас министерство торговли проводит кампанию.

Р.П.: Да, это был первый вопрос. По вашему мнению, насколько это эффективно, насколько это принесет результат?

Слушатель: Ну, я вам скажу следующее. Конечно, это здорово, что министерство торговли подняло флаг, условно, и начало эту борьбу. Потому что как не им начать…

К.Д.: Ну да, кстати.

Слушатель: Но я так понимаю, это начало кампании. Естественно, эффект может быть не моментальным, не прямо вот сейчас, чтобы все сразу взяли и перестали торговать алкоголь детям. Но отрадно то, что министерство на это обратило внимание и начали действовать. Тем более, что сейчас, насколько я знаю, у руля в министерстве именно по этому направлению опытнейший человек находится, по поводу акций, промо-акций и так далее.

Р.П.: Давайте второй вопрос. Вы стоите в очереди и прямо перед вами продавщица продает пару бутылок водки 14-летнемук пацану…

К.Д.: Смягчим вопрос: пиво хотя бы, даже пиво.

Р.П.: Хорошо6 бутылку пива 16-летнему пацану. Смягчили вопрос до крайности. Ваша реакции?

Слушатель: Ну, естественно, я буду бороться с этим, буду говорить, что нельзя. Но проблема в том, что сейчас очень трудно определить, парню 16 лет, 18 или 20, потому что меня бывают на голову выше, хотя я не маленький ростом, стоят подростки покупают пиво.

Р.П.: Давайте мы сделаем так: да, довольно сложно определить. Но давайте мы сделаем следующим образом. Парню 14 лет, и это видно…

К.Д.: Невооруженным взглядом.

Р.П.: Потому что он мелкий, хлипкий. Это видно невооруженным взглядом – ему 14 лет. Ну неужели вы не отличите, в конце концов, человека, который достиг 18-летнего…

Слушатель: Нет-нет, я вас понял. Если явно молодой парень покупает пиво, я, естественно, его остановлю и выскажу это все продавщице. Более того, я сделаю все для того, чтобы эта продавщица покраснела и больше никогда не продавала…

К.Д.: А вот теперь снова пожестче. А если вы, допустим, увидите, как тот же 14-летний парень стоит на улице и уже пьет это пиво, ваша реакция?

Р.П.: Вы ему тогда сделаете замечание?

Слушатель: Вот тут сложный вопрос, на самом деле. Потому что он уже купил, то есть ему кто-то продал. И подходить к нему, разбираться, почему ты пьешь пиво… Я вот здесь уже не знаю, наверное, нет. Вообще, если явно он пьяный, и уже не стоит на ногах, я, конечно, что-то сделаю. Но если их будет там 10 человек, я пройду мимо.

Р.П.: И правильно сделаете, потому что так будет спокойнее для себя. И последний вопрос к вам. Скажите, а какие вообще меры, по-вашему, должны еще приниматься, кроме стикеров, кроме аудио- видеороликов и работы с продавцами?

К.Д.: Вот Игорь Валерьевич Аверкиев говорит, что это не очень действенная мера, по сравнению, скажем, с пропагандистской работой обычных пермяков непосредственно с продавцами.

Слушатель: Я вам скажу, вот сейчас то, что министерство заварило, это очень действенно, потому что идет с головы все. И сейчас все будут понимать, в том числе и правоохранительные органы подключатся, в том, что не просто правозащитники кто-то там где-то сбоку за это голосуют, а само министерство взялось за это. Если это громко объявлено, что объявили войну, и они будут продолжать в этом действовать… Понятно, что начало кампании – это не с пулеметов начинается. Понятно, что сначала информационная борьба, наверное, должна пройти. Потом, наверное, подключатся органы как-то, какие-то, может, разработают законы, указы, я не знаю. Но это здорово, что это началось.

Р.П.: Понятно, спасибо вам большое. Очень подробный, четкий, развернутый ответ. Несколько сообщений по ICQ, если позволите. Пишут нам: «Огромные штрафы продавцам и торгующим организациям. Воспитание детей родителями. Неалкогольные напитки сделать в два раза дешевле пива». Кстати, интересный момент. Я не сталкивался с ситуацией, когда какой-нибудь «Колокольчик» стоит дороже, чем пиво.

К.Д.: А у меня вот возник в связи с этим спичем нашего радиослушателя в адрес министерства торговли вопрос. А почему действительно этим занялось министерство торговли? Почему, скажем, не департамент здравоохранения или социального развития? Ну, пусть совместно с министерством торговли. Но все-таки мне кажется вот это здоровье пермяков и здоровье подрастающего поколения – это больше прерогатива каких-то других ведомств.

Р.П.: Нам пишут так же: «Надо установить во всех точках торговли видеокамеры с записывающими устройствами. Такими методами, как расклейка стикеров и вывешивание приказов, вряд ли можно чего-то добиться. Нужен контроль». Нас спрашивают, запрещено ли пиво. Вы знаете, друзья, если честно, я законодательную. Норму относительно пива не особенно помню. Но по моему глубокому убеждению, запрещено. Это будет такой мой ответ.

К.Д.: и более того, даже если и запрещено, то тем не менее, это не действует.

Р.П.: «Попробуйте сделать замечание несовершеннолетнему по поводу спиртного. Знаете, куда он вас пошлет?» - спрашивают нас. Знаю.

К.Д.: Но вы ведь тоже можете его послать.

Р.П.: И тем не менее, замечания делал. «Пусть родители лучше смотрят за своими чадами». Вот это интересный подход. Да? Пусть родители лучше смотрят за своими чадами. И еще раз нам пишут про родителей…

К.Д.: Поможем голодающим Поволжья – нет, пускай голодающие Поволжья сами себе помогают.

Р.П.: «Работать надо снизу - работать с детьми в школах. Пить среди молодежи модно. Надо менять эту ситуацию». Хорошо, давайте еще один телефонный звонок. Интересно, что вы думаете по поводу этой темы.

Слушатель: Доброе утро. Александр Сергеевич.

Р.П.: Александр Сергеевич, давайте начнем сначала, у нас три вопроса. Итак, первое: акции минторговли повлияют или не повлияют на ситуацию существенно?

Слушатель: Не повлияют, потому что они вообще… Вопрос рассматривался реализации закона о госрегулировании производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. А почему-то выбрали только контроль за продавцами, то есть за следствием, а не за причиной, понимаете. Это нормальная информационная война, которая показывает, что кто-то что-то делает. На самом деле, ничего, с точки зрения ужесточения или повышения функций закона о регулировании оборота алкогольной продукции ничего не сделано. Это первое.

Р.П.: Александр Сергеевич, позвольте с вами поспорить. Ведь причина не в том, что у нас массово производят мегатоннами водку, проблема в том, что дети эту водку умудряются где-то найти.

Слушатель: если у вас очень много этих предложений то вы поневоле будете покупать, потому что они торчат из каждого ларька, магазина…

К.Д.: Так это все равно вопрос к продавцам, а не к производителям. Так ведь?

Слушатель: К производителям в первую очередь, потому что в начале нужно произвести продукт, а если его много, он сам по себе найдет любую щель, чтобы его сбыть. Это первое.

К.Д.: То есть вы предлагаете ограничивать производство каким-то образом?

Слушатель: Не ограничивать. А регулировать, потому что закон говорит о госрегулировании производства, а следующим идет оборот. А у нас вначале занимаются оборотом, а потом госрегулированием. Поэтому здесь, в общем-то, все ясно, более-менее понятно. Так. Замечания делаю – не скрываю этого. И говорю в лоб, и говорю конкретно о том, что у тебя будет дисфункция деторождения, если ты не понимаешь, о чем идет разговор, что тебе в конце концов нечего будет делать с женщинами. Это действует очень здорово. Второе. Закон надо изменить, и не с 16-14 лет.. мы почему-то любим так Америку и так ссылаемся на нее – там ведь закон до 21 года запрещает продавать спиртные напитки и потреблять их.

Р.П.: А вы знаете, Александр Сергеевич, у нас так же закон запрещает продавать и потреблять спиртные напитки до 21 года. Другое дело, что по каким-то законотворческим нормам у нас пиво в этот список не входит.

Слушатель: Да вы сами сейчас сказали: 16 лет. Вы понимаете, вот если бы вы сказали 21 год, тогда было бы все ясно.

Р.П.: Нет, я говорил про возраст только в том случае, что в 16 лет можно понять – парню 16-ть. А когда парню 17 или 18-ть, черт его знает, ему может быть и 22 и 23 – по внешности не ясно.

Слушатель: И потом название: «информационные войны». Против кого информационная война? Против тех, кто потребляет, подростков, или против тех, кто производит?

Р.П.: Против ситуации.

Слушатель: Нет, ситуация имеет конкретно, от начала до конца, причину и следствие. В данном случае информационная война идет против потребления.

Р.П.: В таком случае рецепт?

Слушатель: Рецепт вполне конкретный – против производства.

Р.П.: То есть ограничить…

Слушатель: Причем тут ограничить? У нас есть понятие госрегулирование как таковое. И оборот следующий: так вот давайте здесь наведите порядок, а потом говорите…

Р.П.: То есть вы хотите сказать, что сейчас кто-то из чиновников придет к выводу, что для страны в 140 миллионов должно быть именно столько произведено литров в год, так?

Слушатель: причем тут чиновники?

Р.П.: А кто будет регулировать?

Слушатель: А есть закон такой о госрегулировании. Надо рынку задать такие параметры, чтобы он не производил больше. Рынку, понимаете, рынку, а не производителям как таковым. И тогда они впишутся в это все.

Р.П.: Понятно. Спасибо вам большое. Один момент, с которым я не соглашусь. Мне кажется, что коренная причина не в том, что у нас алкоголя настолько много что его рано или поздно будут пить дети. Мне кажется, что проблема у нас все-таки в том, что дети из-за чего-то пьют – вот у нас проблема. Проблема не в том, что у нас алкоголь детям продают – проблема в том, что дети почему-то его покупают. По какой причине?

К.Д.: Подправлю тебя6 скажем так, почему-то его детям продают. То, что дети пьют, меня не удивляет, на самом-то деле.

Р.П.: А меня удивляет.

К.Д.: Ну почему? Всем, наверное, хочется в 15-16 почувствовать себя взрослым, показать себя крутым….

Р.П.: Попробовать и почувствовать себя взрослым можно один – два раза. Регулярно пить – это другое. «Вспомните «сухой закон» Горбачева, - пишут нам по ICQ. – Сколько тогда погибло от самопала. Нельзя ограничивать производство». «В армию с 18-ти можно, а водку нельзя». Да, а почему вас это удивляет? Вот ей богу, именно в этих буквах и этих цифрах я не вижу никакого противоречия. Да, в армию с 18-ти можно, а водку нельзя. Вот честно я не вижу противоречия.

К.Д.: Я тоже, честно говоря, не вижу, потому что если до 18-ти начинаешь пить, то там неизбежный вред здоровью наносишь. А какой ты нафиг защитник, и какой ты нафиг танкист…

Р.П.: Вот так вот из нас с тобой защитники и не получились. «Если попробовать штрафовать родителей попавшихся подростков, только без беспредела». Е знаю… «То есть умереть за родину можно, а пить нельзя?» Да, да… Слушайте, я это серьезно говорю: да. «Может пусть пьют себе? Этакий естественный отбор» - предлагается нам. Про контроль еще раз напоминают. «Если детям не будут продавать, всегда найдется взрослый, который купит, вынесет и отдаст». «Покупают, потому что модно. Это круто, этим можно хвастаться, хвалиться тем, сколько ты выпил». Вот это, мне кажется, в данном случае и есть корень проблемы. Корень. Проблема в том, что взрослые люди, которые сидят на кассе, продают 14-летним чадам алкоголь – да, это проблема серьезная. И как бороться с этой проблемой нам уже сообщил Игорь Валерьевич Аверкиев, и у меня нет…

К.Д.: И Александр Сергеевич тоже.

Р.П.: Да, и Александр Сергеевич тоже добавил свой рецепт. И у меня нет никаких причин сомневаться в словах одного и другого. Но покупают потому, что модно, круто, этим можно похвастаться и похвалиться. Мне кажется, что это гораздо серьезнее проблема.

К.Д.: А ты знаешь вообще, вот вроде бы реклама по телевидению алкоголя запрещена. Ну по крайней мере крепких алкогольных напитков. О с другой стороны, если посмотришь рекламу безобидных каких-то газировок, батончиков, и просто с точки зрения сюжета их оценишь, то возникает мысль крамольная, что идет пропаганда каких-то психотропных веществ, либо алкоголя как минимум. Выпиваешь или съедаешь – и мир становится радужным, прекрасным или ирреальным каким-то. То есть, по сути, и таким образом формируется спрос.

Р.П.: Я тубу в завершение просто скажу6 спрос среди 14-летних, 15-16-17-18-ти уже давным-давно сформирован. И он сформирован прежде всего теми, кто является для этих пацанов, для этих девочек, не важно, для кого, он сформирован теми, кто является для их кумирами. А это могут быть кто угодно: это могут быть родители, это могут быть герои кинобоевиков, детективов и так далее, это могут быть более старшие товарищи во дворе.

К.Д.: никто е видел пьяного Чебурашку, но зато все видели пьяного бригадира из одноименного сериала.

Р.П.: По большому счету, если отвлечься от довольно циничного смешка, Константин, ты прав. Так оно и происходит. Нам пишут: «должна быть культура пития. Надо показывать, как, где, когда и с кем пить». Да нет же, друзья.

К.Д.: Ну как вы себе представите, как Чебурашка культурно выпивает с крокодилом Геной и говорит: «Дети, пейте вот так вот, а не как кто-то другой»?

Р.П.: «Сам несовершеннолетний, - пишут нам. – Почему пьют родители, с детства не могут заложить?» Не знаю, не могу точно понять, о чем идет речь. В любом случае, мне кажется, что если и начинать войну, то начинать войну нужно с модой. С модой.

К.Д.: Не знаю насчет моду. Но тем не мене, по-другому все надо, по-другому. Ну и многие со мной соглашаются.


Обсуждение
40391
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.