Верхний баннер
14:27 | ПЯТНИЦА | 26 ФЕВРАЛЯ 2021

$ 73.47 € 89.5

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

22:00, 14 августа 2008

Горячая линия по проблеме общедоступности и бесплатности дошкольного и общего образования в аппарате Уполномоченного по правам человека.

Ведущий: Программа «Публичные люди». В студии Вячеслав Дегтярников. За звукорежиссерским пультом Сергей Слободин. В этой программе мы говорим о горячей линии, которая стартовала буквально на этой неделе в аппарате Уполномоченного по правам человека. Горячая линия касается вопросов общедоступности и бесплатности образования. У нас в гостях Павел Миков, Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае. Здравствуйте, Павел.

Павел Миков: Добрый день, Вячеслав. 

Ведущий: Давайте начнем, вообще, с.. откуда появилась эта идея, почему именно необходима была вот такая горячая линия?

П.М.: Подобная горячая линия проводилась Уполномоченным по правам человека в Пермской области. Тогда в 2006-м году тоже накануне учебного года. И за период проведения поступило более 70 обращений. И по ряду материалов, связанных с тем, что нарушался принцип бесплатности получения общего и дошкольного образования, были обращения направлены для проверки в прокуратуру Пермской области. Прошло два года, но по характеру поступающих письменных обращений, телефонных звонков в наш адрес, к сожалению, мы поняли, что проблема продолжает оставаться острой. И было нами принято решение провести накануне этого учебного года совместно с Министерством образования пермского края горячую линию по проблеме общедоступности и бесплатности дошкольного и общего образования. 

Ведущий: Давайте попытаемся понять, какие наиболее болевые точки существуют. Т.е., я понимаю, что проблема эта касается и первоклашек, и тех, кто переходит, скажем, из начальной школы в среднюю, да, уже в саму. Вот давайте болевые точки обозначим. На что больше всего жалуются? Не обозначая, может быть, конкретные школы, но просто вот, как бы, самые болевые точки.  

П.М.: Вот по характеру обращений, как прошлой горячей линии, так и вот первых трех дней работы нашей горячей линии наиболее острая проблема, это проблема, так называемых, в кавычках «добровольных», которые становятся обязательными различных взносов. Или как мы просто их называем, и реально это так и есть, по сути дела, поборы. При этом, если по сравнению с прошлой горячей линией два года назад речь шла о исключительно, в основном, о том, что с родителей требовали внести определенные денежные суммы, то спустя два года вот эти поборы превратились в некие натуральные взносы. В частности, меньше идет сообщений о том, что требуется внести именно деньгами. В большей степени идут обращения, связанные с тем, что родителей просят купить в школу парты, установить в группе детского сада стеклопакеты, купить новые двери, построить на участке какие-то строения в виде веранд, нам, и прочее, прочее. Т.е., от денежной формы оброка, условно говоря, перешли к натуральной форме, то бишь к барщине. 

Ведущий: Ясно. Но, казалось, ведь совсем недавно вот эти громкие дела, правда, не совсем связанные с средней школой, но с высшим образованием точно связаны. Т.е., там уже и суды, и там и реальные приговоры. И это должно останавливать, в общем, каким-то образом. В чем мотивация, почему вот это появляется? Вы вот анализировали, в чем мотивация руководителей учебных заведений? 

П.М.: Вот большинство руководителей дошкольных образовательных учреждений, школ говорят о том, что они вынуждены привлекать дополнительные внебюджетные средства родителей и натуральную помощь своему учреждению в связи с тем, что недостаточное финансирование бюджетное их детских садов или школ. На самом деле ситуация сейчас несколько иная. Я бы даже сказал кардинально иная. На сегодняшний день, когда бюджет школы формируется уже не только руководителем учреждения и бухгалтерией, а самое главное есть законодательное требование. При формировании бюджета образовательного учреждения обязательно должен участвовать управляющий совет и составлять соответствующую заявку бюджетную. Каждое учреждение должно при согласовании с управляющим советом, и в который входят родители, в том числе, входят выпускники, входят представители общественных организаций, работодатели. И в этом плане, конечно, управляющий совет уже может влиять на формирование бюджета и включать те статьи расходов в бюджет конкретного учреждения, которые раньше не были включены. Но, тем не менее, обязательства государства по их финансированию есть. В частности, это и приобретение учебников, приобретение учебно-лабораторного оборудования, ремонт, приобретение и обновление, модернизация парт в школе или там кроваток в детском саду, и прочее, прочее. Это все сегодня должно решаться коллегиально на уровне учреждения директором совместно с управляющим советом. И таким образом все внебюджетные средства, которые вправе учреждение привлекать, они могут быть уже пущены не на те статьи расходов, которые предусмотрены и так сегодня законодательством, как обязательство государства, а именно на развитие, прежде всего, ребенка. Учреждение вправе привлекать, и я думаю, родители в этом будут заинтересованы, внебюджетные средства, например, для организации дополнительных экскурсий, для организации похода в кино, в театр. Для приглашения к себе в школу или в детский сад людей, кто не входит в штатное расписание, условно говоря, но были бы их встречи с детьми очень интересны, полезны для развития ребенка. Для организации каких-то дел, мероприятий, внеклассных, внеурочных. Вот тогда, да, я думаю, что тут любой родитель не будет этому противиться и требуемую сумму на, там, на организацию поездки куда-то, он несомненно выделит, потому что это будет только в пользу его ребенка. Но абсолютно справедливо возмущение родителей, которые и так являясь уже налогоплательщиками, заплатив со своего дохода в бюджеты различных уровней налоги, понимают, что с них еще дополнительно требуют на обеспечение образовательного учреждения, которые содержатся на их налоги, и за что, в принципе, они уже заплатили. Потому их возмущение, неудовольствие вот этой ситуацией, мы абсолютно разделяем. Есть обязательство государства, родители исправно платят налоги. Соответственно, государство должно в этом плане исполнять свои обязательства, а не уходить в сторону и просить еще дополнительно у родителей на материально-техническую базу конкретного образовательного учреждения средства. 

Ведущий: На самом деле, проблема, действительно, серьезная. Вот я в своей жизни, ну, реально сталкивался, когда меня просили просто купить в школу ксерокс. Слава богу, сейчас сын уже в медакадемии учится. Но как бы вот эту проблему уже прошли. Ну, вот такое было. Т.е., действительно, подошли, попросили, а не купить ли вам ксерокс. Вот на самом деле, если бы были возможности, наверно, может быть, даже и купил. Но в тот период как-то не получилось. Но вот у этой линии есть еще ведь одно направление. Это общедоступность, да. Т.е., бесплатность это одна история. Общедоступность это немножко другая. Может быть, в этом плане посмотрим. Т.е., тут мне, как кажется, есть несколько аспектов. Первый аспект это когда сами родители не направляют детей в школу, когда ситуация в семье запущена. И, в общем, даже и не готовят детей к школе. И это тоже является препятствием в получении образования. Второй аспект вот этого вопроса, ну, если я ошибаюсь, вы меня поправьте, хорошо, это, так называемые, элитные школы, куда также очень сложно поступить. 

П.М.: Я бы их назвал не элитными, а имиджевыми. А элитное образование все-таки это несколько иное состояние образовательного учреждения. Ну, вот так у нас сложилось, что мы их называем элитными. На самом деле…

Ведущий: Ну, я их тоже в кавычках назвал элитными, потому что это еще вопрос, насколько это элитная школа. Да и по собственному опыту понимаешь, что не всегда так называемая элитность, она означает, что к твоему ребенку или к тебе будут как-то больше внимания уделять.

П.М.: Где ребенок будет получать более качественную образовательную услугу, чем в других массовых школах. 

Ведущий: Они сделают наоборот, когда появляется отвращение к образованию. И там смотрят не на самого ребенка, как на личность, а на кошелек родителя или, как это было, допустим, в советский период, на то, где родители работают. И сможет ли он той же школе там крышу отремонтировать. Вот тогда это да, это вот хороший ученик. Ну, вот давайте все-таки начнем с первого вопроса. Это вот поступают ли какие-то звонки, какие-то сообщения, может быть, о том, что детей к школе не готовят? И как-то вы на это реагируете или нет. И вы отслеживаете этот момент? Ведь это тоже очень важно. Особенно важно, мне кажется, это не в городе, может быть, в меньшей степени это здесь присутствует. А именно в районах области, где ситуация бывает экономически аховая.

П.М.: Действительно, общедоступность образования, она имеет несколько важных аспектов. Я здесь с вами соглашусь. Если мы будем говорить об общедоступности дошкольного образования, то эта проблема остается острая в крае, хотя постепенно она решается. По крайней мере, если на 1 января 2008 года в очереди для получения места в дошкольном образовательном учреждении у нас по краю состояло более 52 тысяч детей, то спустя 6 месяцев на 1 июля 2008-го года эта очередь сократилась фактически на 10 тысяч человек. Но мы видим с вами, что в нынешних условиях быстро буквально в полгода или там ближайшие месяцы решить проблему доступности детей дошкольного возраста для посещения детских садов муниципальных будет невозможна. Но, тем не менее, властью предпринимаются, как муниципальной, так и краевой, предпринимаются усилия для решения этой проблемы. В разных муниципалитетах открываются новые детские сады, строятся, появляются группы дневного пребывания детей. Т.е., так или иначе, проблема с мертвой точки сдвигается. То, что касается общедоступности школьного образования, то вот по трем дням работы горячей линии к нам поступило три обращения как раз от родителей детей, которые должны идти в школу в этом году в первый класс. И все позвонившие родители, три человека, сообщили номера школ, которые мы условно относим к элитным школам. В том числе речь идет о том, что намеренно затягивается, в одном случае намеренно затягивается принятие документов. Каждый раз родительницу уже на протяжении трех месяцев просят донести новые какие-то документы. Она приносит, говорят не так оформлено. Т.е., своеобразная волокита, да, создается для того, чтобы вот так вот в скрытой форме по сути дела препятствие создается для поступления именно этого ребенка в первый класс в данную школу.

Ведущий: Ну, мы это можем предполагать, да, что либо создается препятствие, либо таким образом школа как бы вольно или не вольно намекает, что надо бы каким-то образом стимулировать поступление…

П.М.: Может быть, совершенно верно.

Ведущий: … этого ребенка. 

П.М.: Тоже вероятный такой мотив может быть, да. Есть обращение, связанное с тем, что ребенок учится в микрорайоне, ну, условно элитной, да, школы. Но его не берут заявление, поскольку сообщили, что уже полностью классы укомплектованы, и дополнительного набора, к сожалению, не представляется возможным осуществить. Это два таких было обращения. Т.е., по элитным школам по первому классу. В целом же нас пока радует ситуация, что не было обращений, связанных с приемом, препятствий при приеме в десятый класс. То, что было, фиксировалось еще 2 года назад. И вот здесь очень важно, чтобы родители знали, что с 2007-го года у нас обязательным образованием признано в России не основное общее образование, т.е., не 9-летнее, а 11-летнее образование. В 2007-м году в закон об образовании были внесены соответствующие изменения. И сегодня в Российской Федерации обязательным является 11-летнее образование. В связи с этим родители девятиклассников должны знать о том, что школа не вправе препятствовать обучению дальнейшему ребенка, который закончил 9 классов в этой школе. И при наличии свободных мест в данной школе заявления всех десятиклассников школа должна принимать. Ну, пока нас радует, что вот в этом году таких обращений нет. Будем надеяться, что их и не будет, значит, проблема, в общем-то, в этом плане решена. И, действительно, есть еще один аспект, общедоступности образования, это каким образом самим родители содействуют тому, чтобы ребенок получил образование. И проблемы здесь, действительно, есть. Но они решаются. Сразу же скажу, там, где родители не могут по каким-то причинам, материального, прежде всего, плана собрать ребенка в школу, у нас существует государственная краевое пособие на детей из малоимущих семей, которое ежегодно выделяется для приобретения им школьной формы, спортивной формы, обуви. Затем у нас ежегодно проводятся общественные благотворительные акции «Помоги собраться ребенку в школу. Куда родители также и другие люди, заинтересованные в том, чтобы все дети приступили к занятиям, могут принести канцелярские товары, одежду, обувь для ребят, которые по разным причинам не могут попасть в школу. Но в этом году у нас, к сожалению, в связи с дальнейшей системой… с дальнейшей модернизацией системы образования появилась новая категория родителей, которые не желают 1 сентября приводить свои детей в школы. 

Ведущий: А с чем это связано? 

П.М.: В связи с тем, что в крае реализуется комплексный проект модернизации образования, одним из направлений которых является развитие сети образовательных учреждений, в разных территориях идет дальнейший процесс оптимизации сети образовательных. Т.е., если школа, например, деревенская имела статус основной школы, но в силу демографического кризиса отсутствие детей обучающихся и, соответственно, нецелесообразно оставлять ее основной, родителям предлагаются иные варианты получения образования общего детей. Варианты, прежде всего. связанные с подвозом. И, к сожалению, есть родители, которые не согласны вот с таким решением местных властей. И при этом при проведении необходимых согласительных процедур с родительской общественностью. Ну, как пример могу привести Березовский район, куда я выезжал на прошлой неделе. Затянувшаяся конфликтная ситуация, которая более менее благополучно сегодня разрешается. Все-таки из 30 детей, которые должны пойти в школу в 5-9-е классы, только 6 сегодня… родители шести детей продолжают настаивать на своем. Что они желают обучать своих детей именно в своей родной деревне. Никуда их не возить и прочее. Все остальные родители написали заявление для осуществления обучения детей в других школах. Но надеюсь, что до 1 сентября и эти оставшиеся 6 родителей все-таки разум возобладает, и они сделают верный выбор для своих детей. Поскольку формально сегодня уже невозможно существование в этой деревне основной школы, поскольку и так уже на протяжении последних двух лет основное звено работало в отсутствии лицензии. И дети реально получали аттестаты после окончания девяти классов других образовательных учреждений. Т.е., юридически в природе данного учреждения не существует, да. И за что продолжают бороться родители, вот здесь абсолютно непонятно. Вот эта не конструктивная позиция родителей как раз и приводит к нарушению в данном случае прав ребенка, права на образование. 

Ведущий: Давайте вот о неконструктивной позиции поговорим дальше. Вот три дня работы линии, все ли звонки, они, действительно, вот как бы говорят о нарушениях? Или есть, скажем так, родители, которые хотят получить просто все сразу на блюдечке с золотой каемочкой? И везде ищут где-то подвохи от школ? Т.е., пытаются, в общем, каким-то образом, как сказать, не хотелось сказать слово поклеп, да. Как тут по-другому сформулировать? В общем, везде видят подвохи. И уже, еще ребенок не начал учиться в школе, или не пошел, там, в детский сад, а уже, значит, всех обвинили в том, что там все плохо, взятки берут, детей бьют, и вообще, там, что только не происходит, везде ужас. Есть такие? 

П.М.: Ну, к счастью, по поступившим обращениям, я тогда кратко приведу статистику. Вот за три дня работы поступило 25 обращений телефонных. 20 из них в наш адрес, и 5 в адрес Министерства образования Пермского края. К сожалению, для нас это отдельная проблема, которую стоит обсуждать, только лишь два обратившихся человека официально представились, назвали себя, назвали свой номер телефона для того, чтобы можно было каким-то образом работать. Подавляющее большинство, 23 обращения, было анонимным. Причем, среди этих анонимных обращений, в том числе, есть обращения, в которых требовалась просто исключительно консультация, разъяснение. Там не было жалобы на поборы, еще что-то. Требовалось, например, дайте адрес или телефон. Или объясните, какие документы должны быть собраны и так далее. С просьбой наших специалистов представиться, люди не представляются. И вот это отдельная проблема. В чем здесь причина сохранения анонимности, это нужно как-то отдельно анализировать и понимать. Значит, из 25 обращений 14 обращений, т.е., более 50 процентов это были обращения, связанные с требованием различных взносов или в натуральной форме оказание помощи детскому саду или школе. Три - это препятствия при поступлении в первый класс. По семи требовалось разъяснение. И одно обращение это было даже не обращение. А человек позвонивший высказал мнение, почему школы и детские сады сегодня вынуждены обращаться к родителям за финансовой или натуральной помощью. Он считает, что это связано с недостаточным бюджетным, прежде всего, финансированием детского сада или школы. Поэтому и заведующие, директора собирают с родителей вот такие вот средства. 

Ведущий: Для вас, уважаемые земляки, дорогие наши радиослушатели, я хочу назвать телефоны горячей линии. 217-67-02 и 217-79-33. Это горячая линия по вопросам общедоступности и бесплатности образования. Проводит ее аппарат Уполномоченного по правам человека в Пермском крае совместно с Министерством образования Пермского края. Горячая линия продлится до 1 сентября. Мы пока с Павлом, наверно, обсудим еще одну горячую линию, которая проводилась. Это горячая линия также проводилась совместно с Министерством образования и со следственным комитетом следственного управления при прокуратуре Российской Федерации. Это была горячая линия по абитуриентам. Там вот тоже при поступлении, по–моему, в первый раз проводилась, да, я не забыл, правильно. Мы с Татьяной Ивановной как раз это в эфире обсуждалось.

П.М.: Да, да.

Ведущий: Сегодня заканчивается, насколько я понимаю, 15 числа. Давайте немножечко кратко итоги подведем. Понятное дело, что Татьяна Ивановна это сделает уже обобщающим. А мы сможем так чуть-чуть просто затронуть эту тему.

П.М.: Да, я думаю только статистику, поскольку вот месяц работы горячей линии подходит к концу. Она была посвящена правам абитуриентов. И выявлению вот проблем, связанных с вступительными экзаменами, со вступительной сессией в ВУЗы Пермского края. Всего на горячую линию поступило 41 обращение. В большей части своей по всем почти обращениям требовались консультации, разъяснения. Однако по пяти материалам, по пяти обращениям на сегодняшний день материалы находятся в проверке. Три в следственном комитете при прокуратуре, два в прокуратуре Пермского края. В трех случаях это есть основание полагать о неких коррупционных механизмах при поступлении абитуриентов в ВУЗы. В двух случаях, это нарушение прав льготных категорий абитуриентов, в частности, детей сирот при поступлении в ВУЗы. Т.е., это так называемый конкурс, организация конкурса для тех, кто имеет право на внеконкурсное зачисление. Но по результатам этой горячей линии по абитуриентам после того, как все будет проанализировано, я думаю, на следующей неделе общественности будет представлен анализ и результаты полностью.  

Ведущий: Давайте мы пока вернемся вот к той горячей линии, которая сейчас проводится по вопросу общедоступности и бесплатности образования. И мне вот всегда было интересно, давайте попробуем просто, вы, может, меня проконсультируете. Я вот сейчас пытался вспомнить вот все этапы поступления в школу, да, и там своего опыта, и опыта моих знакомых. И там в некоторых школах, особенно это касается элитных, там начинаются уже в первом классе некие экзамены. Но они, правда, называют их собеседование. Насколько это вот законно? И насколько… ущемляет ли это права детей? 

П.М.: Несомненно. Начальное образование у нас является общедоступным. И законодательством не предусмотрены какие-либо процедуры отбора в первый класс для детей. Возможно только собеседование, возможно с первоклассниками непосредственно после их зачисления в сентябре, когда начнется учебный год. И такое собеседование проводится учителем, который берет детей, психологом для того, чтобы определить максимально возможный образовательный маршрут каждого ребенка. И определить индивидуальные меры подхода к получению образования ребенком в начальной школе. Все те же различные тесты, экзамены, не знаю там, конкурсные процедуры и прочее, прочее, они, естественно, незаконны. Ни чем не регламентируется специальный отбор детей в так называемые элитны школы. Т.е., по сути дела, общедоступность на них тоже распространяется. Конечно, с точки зрения сложившейся практики, прежде всего, правовой, ситуация совсем иная, нежели то, как требует того законодательство. Законодательство объявляет общедоступность. Тем не менее, юридическая фактически правовая практика сложилась сегодня обратно. И здесь требуется, видимо, регулирование вот этих образовательных отношений. Прежде всего, регулирование на уровне законодательства. Но оно невозможно сегодня, поскольку в соответствии с конвенцией ООН о правах ребенка начальное образование должно быть общедоступным. И не вправе ни одно государство, которое подписало, ратифицировало конвенцию о правах ребенка, а на территории России она действует с 90-го года, в свое законодательство вносить какие-либо ограничительные процедуры, связанные с нарушением принципа общедоступности. Таким образом, любые тесты, экзамены, собеседования, как угодно вы назовите, при приеме ребенка в первый класс, они сегодня незаконны.

Ведущий: А что делать? Я не знаю, как это сейчас происходит, потому что давно вот просто сам лично не сталкивался. Но это вот пример мой, получается, лет пять назад было да. Т.е., вот я это просто отлично помню, девочка должна была поступить в школу. И вот мы вместе с ее мамой, моя знакомая, работали там вместе в одной телекомпании, как бы, повели ребенка на эти самые экзамены. Я, во-первых, помню шок, который был у ребенка. Потому что это всегда сложно, да. А потом я уже помню результаты вот этого так, ну, тогда все-таки называлось тестированием у них. Когда результаты вывешивались, там, и так далее, и все вот, почти официально все было. Т.е., они говорили, да, вот этот ребенок по результатам теста прошел, а этот не прошел. Что делать в таких случаях? 

П.М.: Практика, действительно, такова, что сегодня во многих школах работают ,так называемые, воскресные школы или школы для подготовки ребенка к обучению, да, там в школе. И по результатам обучения в воскресной школе проводятся контрольные срезы и выставляются какие-то отметки, баллы. Составляется рейтинг детей, там, и прочее, прочее. Но, еще раз повторю, в данном случае все эти процедуры не имеют правовых последствий, и они носят исключительно рекомендательный характер. И показывают, прежде всего, родителям уровень готовности их детей к обучению в школе. Хотя здесь тоже есть некая педагогическая проблема, которая может вылиться в дальнейшем в большую психологическую проблему для детей. Насколько нужно ребенка лишать детства за два года до поступления в первый класс и по воскресеньям или по субботам на полдня это считайте с учетом подвоза и затем возвращения домой, это фактически на целый день ребенка лишать детства. И заранее готовить учить тому, что он будет изучать в первом классе. Ведь обычно к концу обучения в воскресной школе ребенок умеет читать бегло, умеет считать в пределах того, как требует того программа первого класса, да, умеет изъясняться на иностранном языке. И вот он приходит в первый класс. И по программе с ним снова начинают изучать азбуку, изучают элементарный счет, там, и так далее. И на этом этапе возникают у детей психологические проблемы. Им становится неинтересно учиться в таком случае уже в первом классе. Они теряют интерес к учебе. И это выливается в то, что потом мы называем запущенностью или потерей любознательности, в неудовлетворительные отметки и так далее. Вот насколько необходимо, действительно, в воскресных школах проходить, условно говоря, программу половины первого класса, вот для меня большая проблема, вопрос.

Ведущий: Ну, да, действительно, это, как бы, такой вопрос очень спорный на мой взгляд. Там каждый, конечно, родитель для себя это решает вести ребенка, не вести. Я вот предпочел бы оставить детям детство. Хотя еще, когда у меня ребенок был маленький, я там думал, надо быстрее готовиться к школе. Хотя, как потом выясняется, в общем, жизнь довольно длинная штука с одной стороны. Наверно, вот сейчас, Павел, хотелось бы понять еще как бы такой вопрос. Вот все-таки, когда мы говорили о мотивации, о мотивации тех же директоров, руководителей учебных заведений, вы сказали, да, вот недостаточная база, да, материальная и так далее. Но все-таки, вот смотрите, мы последнее время эту ситуацию, ну, общественность, по крайне мере, мониторит, как бы, довольно интенсивно. И, тем не менее, остаются желающие. Мне вот, казалось бы, будь я, может быть, директором, да, вот чтобы на себя не навлечь очередной гнев и не стать там очередным предметом для обсуждений, да я лучше вообще ничего делать в этом направлении не буду. Тем не менее, директора идут на то, что вот они просят там и крышу отремонтировать или еще что-то. Вот начинают оброки, так называемые, брать. Но ведь это же все может вылиться в скандал. Вот почему, почему они все еще продолжают рисковать? Может быть, действительно, это забота об учреждении? А не какое-то стремление с родителей собрать лишние деньги. 

П.М.: Мне кажется, что вот та почти 12-ти, может, 15-летняя ситуация, в которой жили образовательные учреждения, когда не хватало на самое элементарное и директора в отсутствии любых законодательных норм эту практику отработали фактически, да, выживания учреждения в условиях недофинансирования за счет средств, собираемых с родителей, они продолжают по инерции точно также и сегодня работать с родителями, объясняя им, что это вот необходимо на материально-техническую базу учреждения. Но все-таки ситуация на сегодняшний день кардинально изменилась. Мы знаем с вами о том, что уже на протяжении трех лет работает и действует в России национальный приоритетный проект образования. Есть региональные проекты. В частности, региональный проект «Новая школа». В рамках этих федерального и региональных проектов очень большие средства выделяются на материально-техническое оснащение, модернизацию материально-технической базы образовательных учреждений. И проблема только в одном. Для того, чтобы вписаться в программы данных проектов образовательные учреждения должны представить общественности, представить учредителю инновационные программы своего развития. Сегодня, естественно, распоряжаясь средствами налогоплательщиков, муниципальный или государственный бюджет идет также и действует в интересах налогоплательщиков. Давать любой школе или, как говорят, всем сестрам по серьгам, одинаковые суммы, чтобы поддерживать в наилучшем состоянии, конечно, никто не собирается. Речь должна идти сегодня о том, что те учреждения, которые представляют абсолютно прозрачную внятную и понятную для родителей, как заказчиков образования, программу, представляют смету для реализации этой программы, они получают эти средства. И примеров этому у нас в крае предостаточно. Очень много учреждений, которые получили деньги краевого и муниципального бюджетов для ремонта, оснащения материально-технической базы. 

Ведущий: У нас есть телефонный звонок. Давайте послушаем. Здравствуйте. Вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте.

П.М.: Добрый день.

Слушатель: Павел, вот вы задавали о том, что многие анонимы к вам звонят.

П.М.: Да.

Слушатель: Очевидно, вам просто не верят? Я так думаю. 

Ведущий: Извините, а вы может представитесь хотя бы сейчас? 

Слушатель: А Борис. Или полностью надо?

Ведущий: Можете полностью, дело ваше. 

Слушатель: Вицин Борис Львович. Врач. 

Ведущий: Т.е., вы считаете, что не представляются, потому что директора идут активно на нарушения. А люди боятся…

Слушатель: Да просто они не верят. Они боятся за своих детей. Я также бы боялся за своего ребенка. Потому что мой ребенок пойдет к этому же педагогу. И он найдет средства ущемить его. Именно найдет. И вы с ним ничего не сделаете. Ну, пожурите, ну, пальцем погрозите. И все. А если бы точно знал этот педагог, что его очень сильно накажут, причем так накажут, что другим будет очень страшно за свои действия, это другой разговор. Но ребенок в любом случае пострадает. Я бы встал на сторону ребенка. Чтоб он не пострадал ни в коем случае. Даже если тот дядя будет вести себя плохо и его накажет. 

П.М.: Спасибо, Борис Львович. Я не соглашусь с вами в части, что ребенок, чьи родители обратились в органы управления образования или в другие вышестоящие инстанции за защитой прав своих детей, начинают страдать больше там, чем другие дети. Вот по просто опыту и практике, которая сложилась, это распространенный миф среди родителей он опровергается. К детям, чьи родители обратились в различные инстанции за защитой их прав, в любом учреждении, не только в образовательном, но, в том числе, и лечебном, внимание в положительном, прежде всего, понимании, уделяется гораздо больше. И вот с такими детьми как раз в конфликт, зная изначально о том, что их родители не испугаются и будут отстаивать права детей, никто из педагогов не вступает на самом деле. А то, что в среде родителей есть страх, и они движимы именно страхом за благополучие своего ребенка в конкретной школе или детском саду, не сообщая свои имена и фамилии, это, действительно, объективная причина. Я с вами соглашусь. Но поверьте мне, жить постоянно в этом страхе, в беззаконии это не есть хорошо не только для самих взрослых людей. Но и самое главное, это пагубно сказывается на психологии, на менталитете следующего поколения взрослых людей сегодняшних детей. Если мы будем жить все в этом страхе, начиная с воспитателя детского сада в страхе, заканчивая в страхе перед губернатором, президентом, милиционером, то у нас никогда не будет ни демократического общества, ни правового государства. А произвол беззакония, став нормой жизни, будет этой нормой этой жизни всегда, к сожалению.

Ведущий: Спасибо, Павел. 

Обсуждение
36449
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.