Верхний баннер
01:27 | СРЕДА | 03 МАРТА 2021

$ 74.58 € 89.57

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:00, 30 марта 2012

Музеи для детей

Теги: дети, музей

Ведущий:  День добрый, дорогие радиослушатели. В эфире «Эха Перми» прямой эфир. Сегодня в течение 45 минут будем говорить про музейные дела. Меня зовут Евгения Романова. Соведущая моя Катерина Балакина.  Добрый день.

Соведущий:  Добрый день.

Ведущий: Представлю наших гостей. Наталья Копелянская, социокультурный и музейный проектировщик творческой группы  «Музейные решения», ее коллега, а также инициатор и координатор проекта Софья Пантюлина. Добрый день.

Софья Пантюлина: Добрый день.

Наталья Копелянская: Добрый день.

Ведущий: Говорим мы сегодня о том, как сделать пермские музеи более доступными и интересными для детей. Подключайтесь к разговору.  Телефон прямого эфира работает – 261-88-67. Как часто вы ходите в музей? Что вам не хватает?  Не так уж много музеев в Перми – Пермский краеведческий музей, Музей пермской древности, вот, пожалуй, и всё.

Соведущий: Как же современное искусство?

Ведущий: Нет, я имею в виду музеи для детей. Музей современного искусства, ну, воспринимается мной, как музей взрослый, и, конечно же, это музей, да, извините, если я его забыла. Наши  гости приехали из Москвы. Очень большой список, чем занимаются. Я не знаю, читать  и читать  ли всё. Можете  рассказать сами? Если есть желание. Софья, заведующая отделом государственного биологического  музея  имени Тимирязева.

С.П.: Да, да, все верно, я действительно работаю в биологическом музее имени Тимирязева. Но последние уже пять лет я занимаюсь практически исключительно организацией межмузейного такого проекта среди московских, соответственно, музеев, направленного на семью, когда семья путешествует по музеям вместе вот с игровыми путеводителями.

Ведущий: Также планируются   игровые путеводители и ввести в Перми. Правильно, Наталья?

Н.К.: Да. Собственно говоря, вот эта технология – игра-путешествие, когда музей  даже, неважно, новый ли он, не старый,  который может быть освоен ребенком или семьей самостоятельно без экскурсии, но с помощью игрового путеводителя.   Вот такая технология была в свое время разработана в Петербурге, потом подхвачена Москвой. И для  нас ужасно приятно, что Пермь сама созрела для такого  вызова и сделала над собой усилие,  объединившись тремя  главными музеями, что, по-моему, большой сюрприз, как для самих музейщиков, так и для внешних людей.

С.П.:  Я должна сказать, что это  очень заразительное на самом деле дело. Потому что когда мы в Москве понаблюдали за  Санкт-Петербургом, на тот момент в Санкт-Петербурге уже третий или четвертый раз проводилась эта программа, мы в свою очередь ужасно позавидовали.  Мы тоже захотели сделать  что-то такое подобное. Провели первый пилотный проект, и не было понятно, будет ли продолжение. Но, вообще, это  зажигательное дело для всех музейных сотрудников. Поэтому, честно говоря, я очень надеюсь  и почти уверена в том, что после вот этого пилотного пермского проекта, скорее всего, это будет продолжаться дальше  в каком-то виде непременно.

Ведущий: В Перми?

С.П.: Да, я почти уверена.

Ведущий:  Вот вы надеетесь, что это не на короткий период  было придумано для «Белых ночей», насколько я понимаю, в рамках «Белых ночей».

Н.К.:  Во всяком случае, пилот может состояться в  рамках «Белых ночей», не знаю, плюс это или минус. У нас у самих очень много вопросов, потому что мы не знаем, например, насколько дети уезжают из города Пермь в июне и остаются. А у нас есть три основных аудитории, на которых  рассчитан этот проект.  Это дошкольники – 5-8 лет, младшие и средние школьники – 8-12 лет, и так называемые «13 плюс», поскольку верхняя граница подросткового возраста,  как известно, не определена.  Может быть лет 50.

Соведущий: Мне кажется, немножечко непонятно, про какой проект мы сейчас рассказываем. Наталья, расскажите, зачем вы приехали в Пермь из Москвы, и почему  детский музей это интересно, в смысле, детские маршруты до Перми оказались?

Н.К.: Нас пригласило министерство культуры Пермского края и объединение из трех музеев. В первую очередь Музей современного искусства, и Пермская художественная галерея, и краеведческий музей для того, чтобы мы  транслировали, поделились своим опытом и технологиями с пермским музейщиками, которые  хотят организовать межмузейные маршруты для семей в рамках фестиваля «Белые ночи» в  этом году. Нам представляется, что организовать  такой один маршрут невозможно, потому что разные вопросы, разные интересы, разные приоритеты. Поэтому у нас три маршрута в каждом музее – для самых маленьких, для средних и для, можно сказать, подростков. Они все могут пройти по всем трем музеям.  У них есть связки тематические, загадки, персонажи.

С.П.: Каждый маршрут, вот сейчас как раз разрабатывается, каждый маршрут имеет свою тему. То есть ребенок, предположим, возраста шести лет,  он пройдет по всем трем музеям, ему откроются эти три музея с какой-то вот одной тематической стороны…

Н.К.:  И это будет только началом. Для нас  очень важно, что это  такое неформальное посещение музея, как это часто бывает в школе, когда ты один раз     экскурсией пришел, и больше  ты туда ни ногой, потому что   было по разным причинам тебе   неинтересно, формально и так далее. Наша задача   все-таки развенчать немножко и…  показать музеи, которые на самом деле, мне кажется, в Перми переживают сильнейшее развитие с их  новой, интересной и увлекательной стороны, что в рамках «Белых ночей», может быть, даже будет и   к лучшему.

Ведущий: А посещали пермские музеи? Что понравилось?  Что отметили?   Запомнилось что-то.

С.П.: Я, честно говоря, первый раз в Перми.  Два дня последние. Мы очень молниеносно были в художественной галерее, мы были в краеведческом музее, в том числе, и в музее древностей, и, соответственно,  в музее современного искусства. Но в  музее современного искусства бегом, потому что совсем бегом. У нас там занятие-семинар проходит. Мне, честно говоря, многое что понравилось. Музеи на очень  хорошем достойном уровне. И по тому, как сделана экспозиция, и по тому, насколько на самом деле разные все равно способ восприятия экспозиции предлагается посетителю, и по тому, как сделано… вот  краеведческий музей  еще очень хорошо все-таки  сделан, честно говоря, и художественными проектировщиками. Очень понятно, четко, хорошо сделаны тексты, этикетки.

Ведущий: Что важно, детали.

С.П.: Что очень важно.

Н.К.: Это очень редко.

С.П.: На самом деле это очень редко, действительно. Это не потому, что я хочу  сделать приятное вам сейчас…

Ведущий: В прямом эфире.

С.П.: …да, в прямом эфире, и сказать, что у вас очень хорошие музеи.  Они действительно очень  отличаются на фоне многих, многих, многих музеев. Я вот буквально сейчас, честно говоря, пробегала,   даже вот с точки зрения текстов  и этикеток,  я пробегала  там буквально по коридорам  музея современного искусства, увидела большой текст, явно снятый с какой-то выставки, и отметила, что этот текст явно проходил  какую-то  корректорскую хорошую  обработку.  Это приятно. Потому что вот,  когда подходят профессионально, это всегда приятно, это видно сразу.

Ведущий: Следят за каждым словом, за каждой буквой.

С.П.:  Да. Еще, конечно, мы вчера были вечером в художественной галерее, еще очень хорошо и приятно поразило  то, что там много людей.

Н.К.:  То, что работает до 9 часов вечера.

Ведущий: Вчера, кстати, была в галерее акция – бесплатный вход всем в течение дня. И я знаю, что это  стимул для многих пермяков пойти в галерею.

Н.К.: Я бы хотела добавить, что Соня первый раз, я а я не первый раз в Перми, и для меня, собственно… я даже…  как сказать…Пермь очень видна в профессиональном музейном мире России. Это всегда  сильнейшие профессиональные проекты, поэтому для Сони так… я даже не очень удивлена.  И даже мне как-то… даже мне удивительно, потому что  обычно это сильнейшие  профессионалы, которые здесь работают, они являются образцом не только  на региональном… ну, прямо, вот честное слово, в национальных конкурсах музейных, а я их видела некоторое количество, это, в принципе,  как бы, Приволжский федеральный округ один из самых сильных, но Пермь – это  прямо жирная точка на карте  этого региона.

Ведущий: Спасибо, приятно слышать. Что касается музеев. Вот музей современного искусства. Бываю там часто с ребенком. Есть там отличная студия «Чердак». И для меня, мне кажется, что   сейчас немножко пустует. Ну, вот в выходные мы там бываем. Немножко пустует. Мало людей  ходит.  Должны они заполнены, музеи? Прямо заходишь – толпа. Или это такое помещение для избранных?

Н.К.: Знаете, я могу провести аналогию. У нас в Москве до конца прошлого года, как вы знаете,  функционировал такой арт-центр «Гараж»,  который по своей, я бы сказала, такой идеологии  очень напоминает мне музей современного искусства «Пермм».  Там тоже есть  очень сильное детское направление. И я вижу, что «Чердак» просто в самом начале этого пути. Они просто набирают…

Ведущий: Оборот.

Н.К.: …оборот, да. Потому что  это, Конечно, просто… понятно, что из всего… огромной линейки, на самом деле,  детских продуктов и услуг,  и детских культур, которые есть в традиционных музеях, в современных музеях, есть из чего выбрать. И я прекрасно понимаю, что у  того там три с половиной количество  девушек, которые там работают,  дикое количество рутины.

Ведущий: Это понятно. Нет, «Чердак-то» как раз там много детей, а в самом музее мало взрослых. Вот, о чем речь. Мало ходят. Поначалу, когда это было… вот  какой  там год-то… 2008-й,  по-моему,  открытие, это было что-то необычное, новое, посещали. И каждый выходной спрашивали - ты был в музее, ты смотрел  новую выставку?  Немножко прошло. Эта волна немножко прошла. Как поднять интерес, чтобы  и дети туда ходили?    Нужно ли? Это же музей современного искусства. Современное искусство может быть привлекательным  для ???????? (неразборчиво)?

Н.К.: Ну, кажется, это даже не вопрос  для современного мира. Это одно из самых привлекательных считается  среди музеев. Если вспомнить  музей современного искусства Нью-Йорка или Тейт Модерн в Лондоне. Я бы сказала, что это такие чемпионы по количеству привлечения детей, потому что именно технологии,  техники художников  очень легко здесь   транслируются, и дети могут сами себя легко почувствовать художниками. А также именно музеи современного искусства особенно чувствительны к тому, что     так модно, и очень легко говорят с подростками, с детьми на современном актуальном языке.   В Тейт Модерн проводят, условно говоря,  дискотеки на тему  произведений современного искусства.  Но у них, правда, есть отдельный человек, который этим занимается.  Такой прекрасный ямаец Марк Миллер. 

Соведущий: А пермский музей, что собирается детям показать, чем удивить их?

Н.К.: Какие из трех тебя интересуют?

Соведущий: Пермский современный, если мы уже о нем говорим. Какой-нибудь секрет выдайте.

Н.К.: Я не знаю, насколько я могу рассказать,  насколько это все пока что  утрясается. Могу сказать точно, что мы обязательно будем показывать  какие-то новые выставки, которые будут привезены  к «Белым ночам». А их будет две. Там будут  завязаны маршруты на выставки,  и обязательно будет выход в город.  Обязательно будет выход в город. С некоторым, поскольку вот эта вся программа  Паблик Арта, как мне представляется в Перми, она является естественным продолжением  экспозиции музея в городе.

Ведущий: Выход в город, то есть это продолжение  экспозиции о музее современного искусства, или…

Н.К.: Для разных возрастов по-разному. Понятно, что маленькие дети  далеко не уйдут  там. Кто постарше, могут   и…

Ведущий: Что-то на улице будет.

Н.К.: Да, что-то да.

Ведущий:  Летом на воздухе, действительно, там хорошо.

Н.К.: Мы хотели бы.

С.П.:Я  еще хочу сказать просто, что, например, в одном из маршрутов выход в город планируется  не только, на самом деле, от музея современного искусства,  мне кажется, просто  это тоже очень важно. Вот музей очень часто  воспринимается все-таки как некая экспозиция внутри стен. И вот  он существует только там. Мы сейчас попробуем вот сделать  такой выход в город, продолжение, как бы,  вот музейного маршрута от  каждого музея. Я думаю, что   это получится интересно и любопытно, не только по современному искусству.

Н.К.: Ну, нам просто нужно будет  соединить, помимо того, что есть вот эта ваша  миля музейная.

Ведущий: Зеленая миля, да.

Н.К.: Ну зеленая миля это не только же музейная. Это же просто памятники, да?
Она же не только музеи соединяет.  На самом деле мы тут зачитывались этими прекрасными текстами.   Это, действительно, блестяще.  Но она соединяет… музеи стоят очень близко друг к другу. Нам кажется, что вот эта история про то, что  люди очень плохо знают свой город,  на самом деле, у нас, во всяком случае, есть ощущение, что не очень хорошо.  Нам кажется, что это такой один из мягких способов понять, где ты находишься, в каком контексте, и понять это вместе с ребенком. Почему нет?

Ведущий: Итак, наши гости приехали в Пермь для семинара «Игровые маршруты для музеев Перми» в рамках подготовки межмузейного проекта.  Я так понимаю, консультируете пермяков, как сделать интересные проекты, помогаете, консультируете, будете приезжать еще  до лета.

Н.К.: Не знаю. Во всяком случае, я надеюсь, что  мы будем как-то участвовать в редактировании, корректировании. Просто дело в том, что в этих путеводителях есть такая видимая и невидимая часть технологии. И мы с этим уже столкнулись на своем собственном опыте. Это касается, например, языка, который дети не понимают.  Очень часто музейные сотрудники, и этому была посвящена  прямо отдельная наша  лекция про тексты музея,  огни разговаривают с детьми на том же языке, что и между собой, не делая  никаких скидок, или, наоборот, уходя в какое-то сюсюканье.  И у нас был такой специальный проведен анализ, и наша коллега Даша Агапова в Петербурге написала даже статью про вот этот язык, на котором можно говорить с детьми, которые, условно говоря, не понимают словосочетание «архитектурный памятник», ничто не отзывается в их голове, но реагируют хорошо на слова «дворец», «дом» и «изба» и так далее, и так далее. Просто такое внимание дополнительное. И много других разных хитростей, которые тоже в этих путеводителях будут.

Ведущий: Мы поговорили про музей современного искусства в первой части. Хочется перейти к краевому музею. Вот нам пишет по ICQ Нина: «Были ли в краевом музее вы…

Н.К.: Да.

Ведущий: …и в курсе ли, насколько интересно там выстроены программы для детей в последние годы?»

Н.К.: Мы видели вчера там, тысячи детей.

С.П.:  Про программы, честно говоря, детские, нам,  по правде говоря,  практически ничего неизвестно, потому…

Ведущий: МузееЗаврики, есть МузееЗаврики,  музей пермских древностей.

С.П.: Это мастерская, да?

Ведущий: Да-да-да…

С.П.: Такая, скорее, мастерская.

Ведущий: Начальные археологи… здесь начинающие археологи раскапывают косточки.

С.П.: Мне сам музей, честно говоря, понравился, потому что он очень небольшой. С другой стороны, там есть все для какого-то комфортного времяпрепровождения. Там есть просторные, хорошо, четко устроенные экспозиции с красивым таким, действительно, театральным светом и так далее. При этом в этой экспозиции есть зона, в которой можно отдохнуть, поговорить, обсудить, не знаю, поделиться впечатлениями и так далее.  Это  зона прекрасная на антресолях. Есть место для маленьких детей с раскопками. Я вчера, пока мы там сидели тоже работали на семинаре, я вчера  с интересом боковым зрением обращала внимание, что  за мониторами сидят и дети и взрослые. Это, в общем, для меня было такой приятной неожиданностью тоже.  Людям интересно. И он очень хорошо устроен.

Ведущий:  Это Музей пермских древностей.

С.П.: Это Музей пермских древностей, да, да, да.

Ведущий:  Напомню, что у нас разделено. Музей Пермских древностей на Сибирской, а на Орджоникидзе Дом Мешкова – это краевой музей краеведческий. Но это все под эгидой  пермской краевой…

Н.К.: Мне нравятся обе части.

С.П.: Дом Мешкова, да, просто тоже, к сожалению, так вот бегом, бегом, бегом. Но там тоже очень  хорошо все-таки сделана экспозиция. Тут, наверно, еще стоит, конечно, сказать, что   такое  тоже игровой  этот путеводитель, что он собой представляет. Игровые  наши путеводители – это целый  такой сюжетик. Там есть сюжет, есть  непременный игровой  какой-то персонаж. С ним что-то происходит. Предположим, совершенно точно там вот  в группе… в возрастном маршруте для среднего возраста  для детей 9-11 лет мы входе общей какой-то коллективной работы решили, что все-таки беспроигрышный вариант  - это некое детективное расследование, у нас будет детективное расследование.

Ведущий:  Что будут искать?

С.П.: Не скажу.

Ведущий: Ну, не раскрытие убийства какого-нибудь  мамонта?

С.П.: Нет, нет-нет, детективы  необязательно криминальные. Мы как-то готовились и смотрели, совершенно точно, у меня  уже вся группа знает, что  там из 18 рассказов о Шерлоке Холмсе пять было без убийства. Вот у нас  тоже совершенно никаких криминальных, ни в коем случае, безусловно, но это некое расследование, потому что  дети, в общем,   независимо от пола в этом возрасте увлекаются шифрами, кодами, какими-то тайнами, загадками и так далее.

Н.К.: Для более мелких, если уж так приоткрывать завесу, у нас будет все то,  что так дорого маленьким детям, связанное с секретами, секретиками, все то, что хранится у них там обычно в карманах в виде совершенно  разных комочков – это разных фантиков, фольги и прочего, прочего. Вот эти секреты и секретики мы постарались взять за метафору  и  на самом деле обнаружить эти секреты и секретики в разных экспозициях. И мы исходили из того, что возможно в возрасте 5-7 лет ребенок попадает в музей первый раз, в том числе, вместе с родителями.

С.П.: Да, конечно.

Н.К.: И для  нас очень важно не впихнуть в него всю информацию о великом и высоком, а  то, чтобы он запомнил, что здесь очень комфортно, интересно, весело, и здесь с ним готовы играть, и это первое впечатление унес бы с собой, не ощутив  страшной, то, что называется на  профессиональном языке, музейной усталости, не испытав такого раздражения и когнитивный диссонанс.

С.П.: У нас путеводитель, да, не информационный. То есть, на самом деле, мы сейчас тоже как-то вот стараемся  настроить сотрудников пермских музеев  на то, что там  должно быть минимум какой-либо   повествовательной информации.  Там будут задания, вопросы, творческие задания. Все направлено на то, чтобы ребенок сам  с помощью родителей, или, если он постарше, в одиночестве, безусловно, сам считал какую-то информацию с экспоната.  Это вот самое главное. Чтобы это было, действительно, игрой. Не то, что опять кто-то ему что-то рассказал, что-то предложил, там, вложил некие знания, а чтобы он сам их добыл.

Соведущий: А есть какая-то возрастная группа, которую сложнее всего привлечь к музеям?

Н.К.: Считается формально, что это подростки. Над этим бьются нынче многие музеи во всем мире, потому что считается, что в возрасте где-то 13-12 лет, когда человек начинает отвечать на вопросы, которые интересно ему про себя узнать, он  уходит из музея, ему становится  гораздо менее интересен окружающий мир. Ему очень важно ответить... впервые чувствует, что он сам  становится  разным в разных социальных ситуациях, и по-разному ведет себя с родителями, в школе,  с друзьями. И для него  впервые в жизни возникает вопрос, где же он настоящий. Поскольку ответ на этот вопрос, имеющий достаточно продолжительное время, считается,  что возвращается он в музей лет через десять со своими…

Ведущий: Детьми.

Н.К.: …со своими новыми… да, уже родив своих собственных детей. Поскольку смириться с этой ситуацией никто не в силах на данный момент,  большие интеллектуальные силы  брошены музеями по всему миру  на то, чтобы привлечь  все-таки подростков и попытаться с помощью музейного языка, музейных предметов помочь ему… То есть, здесь как раз очень важная история, что музеи уж  точно  должны, хотя бы сделать вид, что  перестают быть экспертом и единственным ментором, поставив подростка на место эксперта  и предоставив ему лично выразить его личное мнение потому  или иному поводу.

Ведущий: Ну, удается, вот московским музеям, удается привлечь подростков, интересует их история? Или они вот  заталкиваются туда учителем в школе классом?

Н.К.: А у нас только семьи  же ходят в Москве. У нас нет вообще истории про то, что…

Ведущий: У нас классы…

С.П.: Мы в Москве попытались в прошлом году впервые…  это, вообще, на самом деле, в Санкт-Петербурге маршруты для подростков  делаются последние три года, если я не ошибаюсь…

Н.К.: Успешные.

С.П.:  …мы попробовали, да, в прошлом году впервые,  для московских музеев  это тоже был первый самый опыт. Не могу сказать, что прямо путеводители… первый блин  всегда становится так слегка  не очень удачным. Но маршрут был для 13-15 лет. Безусловно, конечно, их не было… подростков не было в таком количестве, как детей 9-10-летнего возраста или маленьких детей.  Но подростки есть. Ходят.  Причем ходят,  вот как мы сейчас, действительно  определили, 13 плюс. Они вовсе не в 13-15. Есть студенты, которые тоже совершенно замечательно и с удовольствием ходят.  То есть интерес какой-то явный есть.  Но он  будет постепенно, я думаю, что постепенно нарастать.

Соведущий: У нас в гостях Наталья Копелянская и Софья Пантюлина – московские музейные эксперты. Мы разговаривали о том. Как в Москве и Петербурге реализуется  программа по привлечению детей в музеи, детей всех возрастов.

Ведущий: У нас есть звоночек.  Здравствуйте. Вы в эфире, как вас зовут, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый день. Меня зову Елена. Я хотела сказать про наш музей современного искусства. Благодарность, знаете, чему. У меня маленькие дети. Мы туда ходим на «Чердак», и большой успех руководства музея в том, что  охранники их не дергают…

Ведущий: Терпят.

Слушатель: …то есть, дети там сходят с ума, и это очень здорово. И это единственный музей где так. При всем уважении к галерее, там еще это не происходит. Вопрос, знаете, связан с тем, что самое  главное  - это, конечно, девочки, которые работают  с детьми, и опыт Москвы ??????? (неразборчиво) очень здорово. Кто будет вести, кто будет преподавать, где вы найдете ребяток?   Потому что волонтеры прекрасные только вот, ну, на мой, опять же, субъективный взгляд, только в музее современного искусства. Кто будет вести, программа?

Ведущий: Спасибо, Лена. Вопрос поняли. Где кадры-то, где взять кадры?

Соведущий: Кто будет заниматься этим в Перми? Вы уедете,  кто будет заниматься?

С.П.: Тут, видимо, действительно,  мы не очень хорошо как-то, четко  рассказали. Проект, который планируется провести в Перми, он  на основе игровых путеводителей, и с этим путеводителем семья самостоятельно  проходит.

Ведущий: Это книжки, брошюры...

С.П.: Да, это брошюра, условно говоря, брошюра, некого формата.

Ведущий: …которые будут раздаваться где?

С.П.: Она будет  раздаваться в музее. В каждом музее есть своя брошюра. Будет единая, наверно, это будет карта, в общем, некая единая информационная еще брошюра,  где будет описание всех маршрутов, соответственно, там адреса все, справочная информация и так далее. Но в каждом музее будет выдаваться путеводитель, и семья будет самостоятельно выполнять эти задания.  То есть не будет никакого  группового занятия, групповой экскурсии.

Ведущий: То есть не нужны волонтеры?

Н.К.: Волонтеры нужны.

С.П.:  Волонтеры нужны, но волонтеры нужны для   того, чтобы встретить, для  того, чтобы объяснить правила игры, потому что все-таки это  игра-путешествие. Объяснить правила игры, чтобы направить… Иногда бывают какие-то тонкие моменты, не очень понятные, с чего начинается маршрут, с какого зала, какие сложности могут быть. Для того, чтобы проверить  непременно надо все-таки правильность выполнения заданий как-то  очень хорошо просто, чтобы  не для того, чтобы проверить его  знания, а для того, чтобы  ребенку сказать, что он молодец, что он молодец, что он пришел, что он это узнал, что вот это  открыл для себя и так далее. Вот для этого   нужны волонтеры. Но занятий как таковых, групповых каких-то не будет.

Ведущий: Сами, сами.

С.П.: Сами, сами. Это как раз очень важно. Путеводители, они так выстроены, так задания там в специальной последовательности скомпонованы для того, чтобы  на самом деле дать родителям и детям некий инструмент, вообще, а как  работать с  экспозицией. Иногда нужно прочитать текст, иногда  нужно сравнить какие-то экспонаты, иногда нужно присмотреться к какой-либо детали. Вот из этого из всего будут состоять задания.  Это еще и вам помощь в дальнейшем приходить в музей и как-то понимать, как  вам там работать ???????? (неразборчиво). 

Ведущий: Это здорово.  Нам пишут по ICQ. «Если вы консультируете, значит, уже что-то создали в столицах.  Расскажите о своем опыте, личном  опыте, личных достижениях, потому что  Аши музейщики тоже могут  дать фору по части внемузейных акций».

С.П.: Безусловно.

Н.К.: Сомнений в компетенции пермских музейщиков…

С.П.: Абсолютно.

Н.К.: …никаких.  Мы  то, что называется, работаем  по требованию в данном случае, не то, чтобы отдельно… По поводу того, что уже было сделано. Я могу рассказать с самого начала,  как это было, начиналось в Санкт-Петербурге, Софья потом расскажет о том, что она ведет в Москве. В Петербурге это началось в 2004 году, когда  Дарья Агапова и Василий Юрьевич Панкратов, ныне директор Гатчины,   придумали впервые этот формат, объединив… для Петербурга это было  беспрецедентно, и, вообще, в стране, внутригородские музеи,  маленькие типа музей Блока, музей ?????? (неразборчиво), музей Анны Ахматовой, и крупные федеральные, типа Эрмитаж. Впервые в жизни эти музеи сели за один стол, как равные, никто никому не указ, и составили вот новые форматы маршрутов. Они были  межмузейные. Один музей ссылался  на другой разными способами. Может быть, экспонатами, может быть, темами, может быть, возрастом, может быть, персонаж был один. И это оказалось страшно заразительно. На протяжении первых трех лет музеи экспериментировали и всячески  находили вот этот алгоритм самый удобный. И я впервые попала на этот проект в 2006-м году в качестве эксперта. У них была  тема толерантности, которой я занималась, и  я поняла, насколько это гениально, когда самые маленькие музеи,  в который никто  никогда не приходит, которые страдают от отсутствия посетителя,  на самом деле втягиваются вот в эту вот машину, и  неожиданно люди узнают  о них, и дети туда приходят, и  это их мотивирует все-таки  работать и представлять свои экспозиции, и что-то по этому поводу  предпринимать какие-то действия. Иной раз,  очень сильно изворачиваясь в крошечных пространствах. И большие музеи тоже  заставляют  в свою  очередь такие, как Эрмитаж,  который не страдает, конечно…  или Русский музей, не страдает  от отсутствия посетителей, считаться и делать  дополнительные действия вне вот этого массового туристического потока. Одним словом,  была заявлена формула, что посетитель  тот же человек, и надо считать не с экскурсией, а с одним.

Ведущий: Прервемся перед рассказом Софьи на звонок. У нас есть слушатель, который дозвонился. Здравствуйте. Как вас зовут?

Слушатель: Алле. Добрый день. Валентин вас побеспокоил. У меня свое отношение к современному искусству.  Как-то бы с детьми поосторожней, и если меня можно убедить, что  «табуретка» на Перми-II – это произведение искусства, дак не надо хотя бы детей убеждать в этом. Ну, и потом, насколько я помню,  великий художник Пабло Пикассо сам о своем творчестве  признался, что   он,  прежде всего,  великий мистификатор. Так вот как-то бы детей  от этого подальше пока, и пока они не повзрослеют.

Ведущий: То есть ваш вопрос: зачем  современное искусство детям да? Вопрос коротко.

Слушатель: Да, по-моему, это только психику их разрушит. 

Ведущий: Спасибо. Комментарий поняли ваш. Согласитесь, не согласитесь?

Н.К.: У меня, как сказать, лишь, может быть… еще раз могу рассказать, что  у нас нет  отдельно  задачи промоушен современного искусства. Мы не про современное искусство. Мы про посетителя, у которого есть право по конституции на доступ  к культурному наследию. Куда  хотят, туда и ходят.  Хотят – идут в художественную галерею, а  хотят – в краеведческий, хотят – в современное искусство или в еще какие-то тридцать три музея, а  хотят и садятся на самолет и летят в Москву или в Петербург, и никто им не указ. Поэтому мне кажется, что в данном случае  мнение каждого человека о том, что ему смотреть, индивидуально. И главное, наши путеводители в данном случае могут лишь предложить  этот вариант, но никто не говорит, что  это нужно выполнять обязательно.

С.П.: Необязательно, да, безусловно, необязательно посещать все там три музея. Можно сходить в один. Можно, если хочется  в краеведческий, пожалуйста, вы идете только в краеведческий, проходите только там по маршруту и получаете удовольствие.  Необязательно ходить в музей современного искусства. Но вот Наталья говорила про Санкт-Петербург, мне кажется, действительно, это очень важно, и я точно знаю,  что это  уже происходит здесь.  До нашего приезда сотрудники пермских музеев уже встречались. И они сами говорят, что раньше  они все-таки существовали, находясь на одной улице, насколько я понимаю, да…

Соведущий:  На одной линии.

С.П.:  …на одной линии, да, они  друг с другом практически не общались. У них  не было никаких совместных проектов. Когда они начали там регулярно  раз в неделю встречаться, готовясь к этому семинару, сейчас они вместе несколько дней работают с утра до вечера. Во-первых, они узнают  друг друга, наконец-то. У них явно совершенно сейчас будут возникать  какие-то совместные проекты, это тоже очень важно. Потому что все-таки, вот я говорю, музеи очень часто в человеческом сознании   ассоциируются  как вот такие отдельные консервные баночки с замечательными предметами там внутри, но как-то существующие отдельно. Вот когда создается  какое-то единое…

Ведущий: Хочется объединения…

С.П.: …да, музейное поле.

Ведущий: Софья, очень хочется узнать про Экспедиции Винни-Пуха. Я знаю, что это очень популярная была в Москве.

С.П.: Это, была,  да,  это была интерактивная выставка…

Ведущий: В биологическом музее.

С.П.: …в биологическом музее, да.

Ведущий: Вот подробнее. Вот как пример для пермяков в то же время.

С.П.: Это, скорее,  пример, действительно. Нам в биологическом музее, у нас очень часто ходят дети,  там хотелось создать такую не строго биологическую, а скорее,  культурологическую историю. И   начиналась она абсолютно с такой случайно попавшей новостной заметки по поводу того, что 80 лет со дня появления книги  о Винни-Пухе. Мы начали смотреть, и выяснили, что Винни-Пуха-то знают все, а как создавалась, как замечательно, интересно создавалась  эта история, и насколько она завязана  на реальной атмосфере, на реальных, там, не знаю,  животных, на реальном окружении, а самое главное, что она создавалась не писателем вот единолично, она создавалась из общения ребенка,   взрослого, из ежедневных прогулок, из ежедневных  каких-то просто вот… как, я не знаю,  родитель с ребенком придумывают что-то, чтобы вместе пойти и погулять, чтобы было весело. Вот  она из этих историй так и рождалась. И поэтому мы сделали  такой проект у себя  в музее. Это была выставка. Она содержала  традиционную часть выставочную и плюс  было такое интерактивное пространство с домиками, в каждом домике, там, совешнике  было одно задание,  в доме Винни-Пуха второе, и мы еще непременно… вся эта выставка была построена на  классическом переводе Бориса  Владимировича Заходера,  нам  тоже это  было, честно говоря, очень важно, потому что нам хотелось, чтобы, придя после этой выставки, дети с родителями еще раз, кто-то впервые, кто-то еще раз  взяли хороший перевод  с хорошим текстом, когда человек задумывался над каждым словом, с массой хорошего юмора и для пятилетнего ребенка, и   для там тридцатилетнего, сорокалетнего родителя.  Вот мы такое сделали.  И она у нас была… мы открывали на пару месяцев в Москве. В итоге она у нас  простояла 5 лет, и сейчас она существует в Самаре,  пока в гостях  у нас Винни-Пух там гостит, что будет дальше, я не знаю.

Ведущий: Приедет в Пермь?

С.П.: Не знаю.

Ведущий: Приезжайте. Тоже хотим посмотреть. Напомню, что у нас в гостях были Наталья Копелянская,  Софья Пантюлина, творческие девушки, которые занимаются музейным делом всю свою жизнь, творческая группа «Семейные решения». Спасибо, что были у нас. Я призываю пермяков ходить  в музеи, у нас очень много. И забавных,  интересных. Музей ложки в Нытве, музей   каски в Лысьве. В каждом городе есть какие-то такие,   необычные.

Соведущий: Музей сварки.

Ведущий: Музей сварки, да,  чего только нет. А мы будем ждать путеводителя к лету. С удовольствием посмотрим, оценим.

Н.К.: Девять путеводителей.

Ведущий:  Девять путеводителей.

С.П.: Спасибо большое.

Соведущий: Всего доброго.


Обсуждение
1740
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.