Верхний баннер
00:55 | ВТОРНИК | 02 МАРТА 2021

$ 74.04 € 89.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:00, 06 августа 2012

Суд по делу о завышении тарифов. Кино в Перми.

Ю. Бобров: Добрый день, 15:05 в Перми. «Дневной разворот» по понедельникам, Юрий Бобров, Евгения Романова,

Е. Романова: Что ж, ты так трагично представляешь-то? Всем добрый день.

Ю. Бобров: Сегодня разворот тройного «З».  Зотин Александр, наш первый гость, будем разговаривать о коллективном судебном процессе пермских ТСЖ, которые будут оспаривать тепловой тариф.

Е. Романова: И последняя часть – Юлия Зайцева, литературный агент Алексея Иванова, будем узнавать, какие новости с фильмом «Географ глобус пропил», а так же сегодня написали все, что к съемкам «Сердца Пармы» может приступить Павел Лунгин. Так ли это, что ждать от этой новости, все в течение «Разворота».

Ю. Бобров: Итак, Саша Зотин, привет.

А. Зотин: Здравствуйте,

Ю. Бобров: Такая история, значит, подробно описана тобою в блоге на нашем сайте echo.perm.ru. рекомендую, а если коротко, то новость заключается в том, что очередной массовый иск пермские ТСЖ при твоем непосредственном, я так понимаю, участие, подали, касаемо теплового тарифа. Правильно?

А. Зотин: Да. Но это вынужденная мера. К сожалению, у меня создается впечатление, что мы постоянно занимаемся не своим делом. Строго говоря, у нас тарифы кто регулирует на тепло?

Ю. Бобров: Есть такая контора, называется РЭК, Региональная энергетическая комиссия.

А. Зотин: А все-таки, кому она подчиняется? Что это, частная лавочка или что это?

Ю. Бобров: Учреждена правительством Пермского края.

А. Зотин: Она учреждена правительством Пермского края, глава РЭК назначается губернатором, то есть, это государственная контора, которая, естественно, должна охранять наши интересы. Не строго наши, она должна сбалансировано охранять интересы потребителя и производителя коммунальных услуг. Ну вот, отчет контрольно-счетной палаты и показал, как это все охраняют. 800 миллионов только по Пермской сетевой компании никак экономически не обоснованных трат в составе тарифа, более того, мы эти деньги уже заплатили. 800 миллионов за 4 года.

Е. Романова: Куда они делись, их просто украли?

А. Зотин: Ну что значит, украли. Их написали, нарисовали, что у нас на столько-то топлива закуплено, здесь надо было поменять оборудование, это безнадежные задолженности, а потом оказывается, что задолженности небезнадежные, оборудование не закуплено, а топливо, там другая теплоторная способность.

Е.Романова: А кто это все выяснил?

А. Зотин: Контрольно-счетная палата, естественно. И таким образом, 800 миллионов в самом грубом приближении, только из  тарифов Пермской сетевой компании, а есть и другие,

Ю. Бобров: То есть, когда мы говорим, Пермская сетевая компания, мы имеем в виду…

А. Зотин: Можно вычесть. Интересно, что прокуратура по этому поводу написала представление в правительство Пермского края. Серьезное, не представление, а требование, привести в соответствие с законодательством тарифы в Пермском крае.

Ю. Бобров: В чем это должно выразиться?

А. Зотин: Губернатор у нас высказывался очень обтекаемо на этот счет, ну а как, вернуть это, нет такого механизма – вернуть.

Е. Романова: Верните 800 миллионов?

А. Зотин: Сделать, на самом деле, очень просто. Эта ситуация уже в законодательстве предусмотрена. Необходимо  эти необоснованные траты просто вычесть из трат при формировании в последующем периоде тарифного регулирования. Все. Никому ничего возвращать не  надо. Тариф окажется сбалансированным, а мы прокредитовали ПСК на будущие годы.

Е. Романова: Чтобы это случилось, в суд надо обязательно идти?

А. Зотин: Нет, не обязательно. Для этого достаточно принять решение региональной энергетической комиссии. Она приняла решение, о повышении тарифов на 6% в июле месяце, и еще на 6% - с сентября. Ни слова об отчете КСП, ни слова о найденных необоснованных тратах.

Ю. Бобров: Может, где-то это имелось в виду, иначе было бы не 6%, а 10%?

А. Зотин: Нет, 6% - это то, что ФСТ на Пермский край еще в январе месяце спустило, это, то самое планируемое повышение без учета того, что раскопала контрольно-счетная палата. Губернатор в данной ситуации практически ничего не ответил на представление прокуратуры. Что дальше должно происходить в правовом государстве, прокуратура должна привлечь губернатора к ответственности, за то, что он…

Ю. Бобров: За то, что не ответило, или за то, что не сделал чего-то по существу?

А. Зотин: Сначала, за то, что он в месячный срок не ответил прокуратуре. Потом, она должна выйти с иском в суд к правительству Пермского края, которое возглавляет губернатор,  вот, в суде эта ситуация должна разрешиться.

Е. Романова: А прокуратура писала старому или новому губернатору?

А. Зотин: Конечно, новому. В начале мая внесено представление господину Басаргину, в середине июня я спрашиваю прокуратуру, нууу, они говорят, мы ждем ответа. У вас месяц, чего же вы ждете ответа. Не подавать же в суд на губернатора. Получается, у нас прокуратура такой вот орган бессильный, который вынес представление, его послали, а они говорят, видите, какие у нас власти, ну что можно сделать? И в суд не обращаются. Какой остается у нас выход? Идти в суд самим. Что мы и сделали.

Ю. Бобров: Теперь раскройте тезис, что вы сделали, что за суд?

А. Зотин: Обычный арбитражный суд, сейчас он находится на новом месте, Екатерининская, 177. Всех приглашаю на процесс, завтра он стартует в 10:15.

Е. Романова: Открытый, всем можно прийти?

А. Зотин: Ну, естественно, он открытый. Единственное, паспорт не забудьте с собой, иначе вас в здание суда не пустят. В 10:15 любые люди, частные лица, журналисты, все, кто этим интересуется, можете прийти. Это, правда, предварительное заседание, я не гарантирую, что будет решен вопрос завтра в окончательной форме. Более того, у меня есть опасения, что нам могут отказать по формальным основаниям. То есть, заявителем в арбитражный суд являются пермские ТСЖ, а конечным плательщиком тарифов являются пермские граждане, некоторые несовпадения получаются. Да, понятно, что товарищество собственников жилья обязано охранять  собственников. Но в ряде процессов наши доводы отклонялись именно поэтому формально…

Е. Романова: То есть, граждане должны идти в суд.

А. Зотин: Чтобы никаких иллюзий ни у монополистов, ни у властей не было – такой иск последует от граждан.

Ю. Бобров: То есть, вы этим страхуете себя.

А. Зотин: Конечно,

Ю. Бобров: Будет точно такое же исковое заявление, но другие…

А. Зотин: Точно такое же заявление, но в суд общей юрисдикции.

Ю. Бобров: Что на выходе может получиться в лучшем и в худшем раскладе от этого судебного процесса?

А. Зотин: Я бы назвал законный расклад, что тарифы просто будут приведены в соответствии с текущим законодательством. То есть, необоснованные траты  будут учтены в следующем периоде. Это не лучшие и не худший расклады, это закон. А вот, что решит суд – мы посмотрим.

Ю. Бобров: Да, и чем это все грозит. Мы, так или иначе, будем следить за развитием этой истории, пожелаем вам удачи.

А. Зотин: Если для конкретного человека, на Евгению Романову, на Юрия Боброва – это должно уменьшить до 10% вашу платежную квитанцию в части отопления. Это грубо, очень грубо – 100 рублей в месяц. Просто тут вот с утра обсуждался вопрос, я слышал, и выяснилось, что вот 145 рублей в год мы платим за думу каждый, а в Екатеринбурге это дешевле, 90 рублей в год. 55 рублей…

Ю. Бобров: А в Казани еще дешевле,

Е. Романова: И в Ярославле вообще копейки.

А. Зотин: Но в год.  А здесь получается 100 рублей в месяц. Еще 12 дум можно завести.

Е. Романова: На самом деле, про тепловой тариф знает какая-то кучка, вот эта кучка…

А. Зотин: Вот это тем более удивительно! Это касается абсолютно всех, кто живет в многоквартирных домах.

Е. Романова: Почему об этом мало говорят, где нужно больше образовываться? Ну, прислали, сколько прислали – столько пошел и оплатил.

А. Зотин: Что я могу сказать, читайте блоги, слушайте «Эхо», остальное видимость

Ю. Бобров: Итак, если вы выигрываете этот иск, и суд признает необходимым тариф уменьшить на эту сумму…

 А. Зотин: Не совсем в этом исковые требования, он просто отменяется, это тарифное решение по одному из периодов 12-о года. В этом случае, должно состояться новое тарифное решение с учетом доводов суда. Вот, все. То есть, РЭК должно наконец принять.

Ю. Бобров: То есть, каждый новый тариф принимается с учетом существующего тарифа

А. Зотин:  Да,

Ю.  Бобров: А если суд скажет, что предыдущий был неправильным, надо его уменьшить.

А. Зотин: Да. В любом тарифном периоде нас это устраивает, и с сентября, например,

Ю. Бобров: И пока ПСК эти 800 миллионов не дособерет по каким-то там исчислениям, оно поднять не сможет,

А. Зотин: Да. Понятно, что на этом пути много тернистости, много камней, но я думаю, что вместе мы все их преодолеем. Вы совершенно верно заметили, что это касается не кучки людей, соответственно, и не кучка людей должна ходить в суд и всеми этими вопросами интересоваться. Напомню, что вот эти 10% - это только верхушка айсберга, на самом деле, нас ровно 5 раз ущемили в финансовом отношении, и я подробно это расписал на сайте «Эха».

Ю. Бобров: Да, ты пишешь в своем блоге, что начиная с 2008 года, когда еще тепловые сети перестали быть муниципальными, а их

А. Зотин: А их номинальная стоимость  400 миллионов, практически бесплатно достались этому монополисту. И никто никаких претензий не предъявляет, у администрации нет вопросов к монополисту, хотя она ни копейки не получили за эти сети. Это в суде зафиксировано. Просто 400 миллионов вышло из муниципальной собственности и наплевать. Мало у нас, что ли, этих миллионов?

Ю. Бобров: Саш, это не первый ваш и в формате «Союза защиты пермяков», и в ассоциации ТСЖ «Пермский стандарт», вот таких коллективных судебных процессов нескольких десятков ТСЖ…

А. Зотин: Да, были.

Ю. Бобров: Часть из них были вами выиграны, многие проиграны. Тем не менее, вы эту работу продолжаете, на что надеетесь, все-таки? 

А. Зотин: Ну, извините меня, я вот лично ни на что не надеюсь, я действую в соответствие с законодательством.

Е. Романова: А мне вот хочется узнать про выигранные дела

А. Зотин: Я, коротко, на что надеюсь, потом про выигранные дела. Я, строго говоря, иду по закону. Вот, исполнительная власть бездействует, это, конечно, очень плохо. Плохо, что у нас новый губернатор начал с таких безобразий свою карьеру. Хотя, здесь есть несколько объяснений, не для этого эфира. Мы не можем просто сидеть и ждать сложа руки, что на нас надвигаются необоснованные тарифы. 

Е. Романова: Юра, у нас есть звоночек, давай, не будем заставлять ждать

Ю. Бобров: Алло, вы в эфире. Как вас зовут, какой у вас вопрос.

Слушатель: Меня зовут Роман, здравствуйте.

Ю. Бобров: Добрый день.

Слушатель: Я хотел спросить, а почему доцента Чиркунова никто не спросит и не проверит, не было ли там личной заинтересованности Чиркунова, раз. Второе дело – это Шубина, мэра города. Я думаю, Шубин был дискредитирован после помывки в бане с Пастуховым, и, мне кажется, им манипулировали, вот такая ситуация.

Е. Романова: То есть, Роман хотел сказать, может это все прошлые губернаторы,

Ю. Бобров: Это все заговор, считает Роман.

А. Зотин: Заговор, да. Дальше, что.

Е. Романова: Тянется все от прошлого губернатора, может быть?

А. Зотин: Так это тянется и от позапрошлого губернатора. Делать-то что сейчас? У нас, почему-то, в России любят позвонить и сказать, вот надо вот этого, этого и этого наказать. Идите, Роман, накажите или кишка тонка?

Ю. Бобров: Или пока не можете наказать, присоединитесь к иску.

А. Зотин:  Или сделайте что-то, что не просто сотрясает воздух, а имеет какой-то реальный смысл.

Е. Романова: А чтобы к иску присоединиться, что надо сделать? Надо прийти в суд с паспортом?

А. Зотин: Значит, чтобы к иску присоединиться, нужно к нему именно присоединиться. В арбитражном суде это только юридическое лицо, Роман не сможет это сделать. Чтобы присоединиться в качестве физического лица, вот сегодня у нас с 5 до 8, пожалуйста, Куйбышева,  63 – 17, прием граждан. Можно прийти с паспортом и уточнить, каким образом это можно сделать.  Физических лиц мы набираем до сих пор. Теперь по поводу выигранных процессов. То, что я обещал вот мы, совершенно безобразным образом распределяли средства капитального ремонта, несколько миллиардов рублей, это просто кошмар был, и, абсолютно незаконно, администрация распределила часть средств, нарушив собственные распоряжения и постановления. Вот в 10-м году мы это оспаривали, оспаривали 3 инстанции, очень упорно, администрация упиралась, тем не менее, мы отменили их нормативные акты, распределяющие  средства капитального ремонта на 10-й 11-й год. Потом, когда в дальнейшем, они сделали аналогичный финт ушами, они, еще до того, как мы подали иск в суд, они сами отменяли свои распоряжения. Фактически, это привело к перераспределению списка и попаданию в него реально нуждающихся домов, в том числе, пермских ТСЖ.

Е. Романова: еще были победы, о чем еще стоит рассказать?

А. Зотин:  Теперь по поводу теплового сговора. Вы знаете, что ТГК-9 принадлежит Пермская сетевая компания, или не знаете, но сейчас об этом узнали, так вот, тариф у них на 40% разный. 2 разных дома они, в принципе, могут в разных контактах находиться, хотя стоят рядом и снабжаются из одной трубы, в одном на 40% дороже, в другом на 40% дешевле.

Е. Романова: Но это могут выяснить бабушки, поговорив друг с другом.

А. Зотин: Быстро выяснить, посмотрев в свою квитанцию. Да, да. А почему, а потому что, вот такой контракт. А тепло, что разное?   Из одной трубы подается. Это искусственный сговор, он доказан в суде, поэтому, более того, в 10-м году в суде это было доказано, правда, не при нашем участии. Он до сих пор продолжается. На дома надвигают более высокий тариф, принуждая их к заключению невыгодного контракта с сетевой компанией.

Е. Романова: Как-то выбирают самые богатые дома, каким образом?

А. Зотин: Нет, всех чохом переводят вот на этот более дорогой контракт. При этом, зачастую, там вообще никаких услуг сетевая компания не оказывает, просто берет тепло и переписывает счет-фактуру на 40% дороже.

Е.  Романова: «Паруса над Камой» страдали от того, что какие-то завышенные цифры у них были,

А. Зотин: Не могу прокомментировать.

Е. Романова: Это от того, что такой ремонт шикарный  у них было?

А. Зотин: Нет, во все нет.

Е Романова: Это может быть любая пятиэтажка, хрущевка.

А. Зотин: Стоимость в «Парусах» в гигакалориях, и стоимость в моем доме, и в какой-нибудь развалившейся пятиэтажки – совершенно одно и то же будет.   Там потребление может быть разное, но это другая история. Так вот, нам удалось вывести более 10-ка домой из-под сетевой компании, с помощью антимонопольной службы, люди стали там платить на 40% меньше.

Ю. Бобров: То есть, стали заключать более дешевые контракты.

А. Зотин: Ну, они не стали их заключать. Мы стали их принуждать к такому заключению. Хотя, изначально была такая позиция, что это совершенно невозможно, потому что всю энергию продали. В то же время, нам не удалось оспорить вот этот вертикальный договор между сетевой компанией и ТГК-9, суд, почему-то в этом отказал. Но тоже, мотивируя это тем, что ТСЖ не является стороной договора, следовательно, не могут и оспаривать его. А тепло то простите, кто нам поставляет?

Ю. Бобров: Если мы говорим о судебной власти как о независимой, то, наверное, для судьи важны документы какие-то, нормы и ссылки на законы, почему в этом случае вы выводите сколько … 3 десятка ТСЖ являются истцами и, видимо, как минимум, человек 30, председателей этих ТСЖ будут ходить на эти судебные процессы.

А. Зотин: Потому что, эта проблема общественно значимая, поэтому и выводим.

Ю. Бобров: То есть в суде своим присутствием пытаетесь показать степень значимости этой проблемы?

А, Зотин: Конечно. И судья обязан учитывать это при вынесении решения. Тем более, что у нас вся доказательная база на руках.

Е.Романова: У нас есть звонок, давайте послушаем, 

Слушатель: Здравствуйте, Максим Борисович

Е. Романова: Да, Максим Борисович. Вопрос к Александру Зотину. Александр, вы меня знаете, председатель управляющего совета 12-й школы. 12-я школа как раз столкнулась с такой ситуацией, о которой вы сейчас рассказываете.

А. Зотин: Верно.

Слушатель: Я  заключал договор с ТГК-9, а потом без меня, меня женили.  То есть поставили перед фактом, что вы будете платить Пермской сетевой компании.

А. Зотин: Хотя схема не была переложена трубопровода.

Слушатель: Совершенно верно. Более того, на вопросы директора школы, а почему, собственно, ответ был более чем странный, типа вас это не касается. Вот платите и все. А  почему тогда дороже, ответ был, радуйтесь таким ценам, потому что мы думаем, как бы с вас еще и летом взять. Ну, за то, что мы, вот еще не придумали как…

Ю. Бобров: Уже придумали, Максим Борисович. Белобоков выступал недавно.

Е. Романова: Максим Борисович, а ваши-то действия какие были?

Слушатель: Наши действия были письменные. Мы писали в соответствующие инстанции и не получили  вообще никаких ответов. При этом…

А. Зотин: В суд надо выходить,

Слушатель: Вот теперь у меня вопрос к Александру, каковы дальнейшие действия, чтобы директору школы остаться в правовом поле.

А. Зотин: Ну, если он подписал уже контракт. Он подписал контракт?

Слушатель: Нет.

А. Зонтин:   Не подписал, очень хорошо.

Слушатель: Дело в том, что директор школы обладает школьным ФМО – Фондом материального обеспечения, в котором заложены средства на оплату, в том числе коммунальных услуг,  но директор школы заморозил эти средства для того, чтобы А – оплатить коммунальные услуги, с другой стороны, он не хочет переплачивать, потому что каждый рубль дается с кровью

А. Зотин: Это я понимаю. Значит, смотрите, что нужно сделать. Для начала я бы обратился в антимонопольную службу, потому что…

Слушатель: Обращались

А. Зотин: Что ответили?

Слушатель: А руками развели.

А. Зотин: То есть?

Слушатель: А вот так вот, так и сказали, мы ничего сделать не можем.

А. Зотин:  Не могу поверить.

Слушатель: Извините, Александр, вы меня не первый день знаете, а я верю директору школы.

А. Зотин: Понятно. Смотрите, Куйбышева, 86 – дом рядом с вами, вы на одном трубопроводе, скорее всего, сидите. Там контракт с ТГК-9. Понятно, что дом, через который вы снабжаетесь, сидит на ТГК-9. Какое ПСК в вашей школе? Ну, сами подумайте.

Слушатель: Ну, мы с вами говорим сейчас об одном и том же, что стекло прозрачное, а рама белая. Дальше-то что нам делать?

А. Зотин: В суд, видимо, выходить. Готов помочь при сборе документов и при формировании позиции. Вы знаете, где нас найти. На Куйбышева, 63 – 17. Понедельник, среда.

Е. Романова: Максим  Борисович, консультацию дальше уже не в прямом эфире.

А. Зотин: Ущерб-то наносится уже бюджету, даже не частным лицам, а напрямую компаниям…

Е. Романова: Напомню, 6 марта был опубликован отчет контрольно-счетной палаты о деятельности Региональной энергетической комиссии,  факты говорят, что только Пермская сетевая компания более 800 миллионов рублей – не имеют экономического обоснования.  Об этом Александр Зотин сегодня написал в блоге. А от контрольно-счетной палаты все цифры доступны? Нам только знай, разбираться?

А. Зотин: Да, разумеется, у нас в группе, «В контакте» есть отчет КСП, пожалуйста, 34 страницы, можно его читать в PDF.

Е. Романова: Когда нечего делать…

Ю. Бобров:  Ну, на самом деле, да, отчет КСП…

А. Зотин: Почему, когда нечего делать? Отчет КСП очень увлекательный, достаточно доступно написанный. Можно разобраться. Не имея специального образования.

Ю. Бобров: Есть он и на сайте самой КСП

А. Зотин: Это не секретный документ.

Е. Романова:  А когда контрольно-счетная палата показывает эти факты, цифры, все – у нее деятельность только показать эти цифры?

А. Зотин: А она проверяла деятельность РЭК. Да, у нее нет иных полномочий. Ну, вот так, если ей скажут, да, вот спасибо, но мы считаем, что нужно все оставить, как сесть. Значит все. Значит, останется все, как есть.

Ю. Бобров: Телефонный звонок. Алло, здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут и ваш вопрос.

Слушатель: Здравствуйте, скажите, пожалуйста, почему тариф на горячую воду повысился на 40,9%?

А. Зотин: Очень популярный вопрос,  очень коротко отвечу. Тариф, на самом деле, не повысился на горячую воду, изменился ее порядок ратифицирования. Сейчас мы платим за кубы, за кубические метры, а не за гигакалории, и  в тариф дополнительно включили стоимость холодного водоснабжения. У вас должны были вычесть из холодной воды. Если этого не сделали, значит это бухгалтерская ошибка управляющей копании или ТСЖ. Другой вопрос, что с переходом на кубы почему-то упала температура горячей воды, это все отмечали на недавнем совещании товариществ собственников жилья. На что господин Белобоков сказал, надо деньгами скинуться.
Надо же нам реконструировать ЦТП. Давайте скинемся. И летом будем платить двойной тариф.

Е. Романова: Наша слушательница, конкретною что делать, куда идти?

А. Зотин: Да, Господи. В бухгалтерию сходить пока, выяснить, есть там холодная вода?

Ю. Бобров: В вашем иске коллективном присутствуют только ТСЖ, почему управляющие компании не присоединяются?

А. Зотин: А им это зачем? Им проще сбежать с деньгами, которые они накопили. А чем выше тариф, тем больше денег можно накопить и сбежать.

Ю. Бобров: Когда к вам приходят пермяки с жалобами на те или иные коммунальные проблемы, на деятельность своих управляющих компаний, вы, по прежнему,  даете рекомендации – создание ТСЖ.

А. Зотин: Почему? Непосредственное управление, пожалуйста. Вопросов нет. Но от ситуации зависит.

Ю. Бобров: Опыт непосредственного управления в Перми показал свою жизнеспособность.

А. Зотин: Вполне жизнеспособен.

Е. Романова: 15:49 «Дневной разворот» на «Эхе» продолжается, Евгения Романова, Юрий Бобров, всем добрый день. Следующая часть – кинематографическая.

Ю. Бобров: Завершающая, последняя часть, посвященная творчеству Алексея Иванова, а так же будущей киноиндустрии в Перми посвящается.

Ю. Бобров: Для начала оттолкнемся от новости.

Е. Романова: Сегодня все пишут о том, что к съемкам «Сердца Пармы» может приступить Павел Лунгин, в 2013 году будет создана Пермская кинокомиссия, начнутся работы по привлечению в Пермский край работ российских и зарубежных кинопродюсеров, пишет «Business class» и многие другие. Для пермской кинокомиссии, если все договоры будут подписаны,  то первенцем будет «Сердце Пармы», рассказал генеральный директор Пермкино Павел Печенкин, по словам Печенкина, писатель Алексей Иванов готов уступить права, а режиссер Павел Лунгин готов приступить к съемкам, и мы связываемся по этому поводу с литературным агентом Алексея Иванова, Юлией Зайцевой, здравствуйте Юлия. Итак, что вам известно о том, что сегодня пишут все, все, все, все.

Ю. Зайцева: Добрый день.

Ю. Бобров: Когда пермский Голливуд стартанет в своей новой жизни со съемками фильма «Сердце Пармы»?

Ю. Зайцева: Нам вообще странно с Алексеем Ивановым слышать и читать эту новость. Нам действительно по этому поводу все звонят. На самом деле существует схема стандартная, принятая на российском  кинорынке, работы над любым кинопродуктом. Это, прежде всего, кинокомпания заключает договор с автором. Так мы работали с кинокомпанией Павла Лунгина, Тодоровского, Никитины Михалкова. Этот договор нужен компании для того, чтобы  вести дальнейшие обоснованные переговоры о финансирование, переговоры с режиссерами, переговоры с актерами. Если, бывают случаи, когда кинокомпания не уверена в том, что им удастся найти деньги на дорогостоящий проект, тогда с автором заключается договор опциона, по которому автор обязуется в течение двух лет или года, в зависимости от договора, не продавать права другим телекомпаниям, а телекомпания обязуется выплачивать автору гонорар за то, что он держит эти права. Мы, например, недавно заключили договор опциона на один из последних романов. Вот на счет «Сердца Пармы» очень странно, потому что на сегодняшний день все права на экранизацию принадлежат Алексею Иванову, никаких конкретных предложений, договоров мы не заключали.   

Е. Романова: То есть, не звонил Павел Семенович Лунгин, не говорил, я уже готов приступить к съемкам .

Ю. Зайцева: Нет, это странно, потому что мы знакомы лично. И у нас есть мобильные телефоны, мы не раз созванивались, поэтому, я думаю, что если бы Лунгин собирался экранизировать «Сердце Пармы», то он бы заключил договор…

Ю. Бобров: Или хотя бы об этом говорил

Ю. Зайцева: Или хотя бы об этом сообщил мне или Алексею Иванову лично.

Е. Романова: Ну, скажите, вы сотрудничали с Павлом Лунгиным в фильме «Царь», остались приятные впечатления? То есть, сотрудничали бы и дальше? Или все зависит от работы?

 Ю. Зайцева: Это очень долгий разговор про экранизации, не на телефонный комментарий, на отдельный эфир, поэтому я вам сейчас не соберусь вкратце об этом говорить.

Е. Романова: Ну, согласитесь, что имя Алексея Иванова – это стоящий козырь в карманах кинопродюсеров. Они так и рвут – я буду экранизировать, нет – я. Или это не так? То есть – все хотят снимать Алексея Иванова?

Ю. Зайцева: Каждый месяц мы получаем какие-то письма и звонки, интересуются правами на экранизацию. Вот, буквально, недавно мы заключили договор с крупной телекомпанией, одной из ведущих российских телекомпаний на экранизацию одного из последних романов Иванова. «Общага на крови»  5 лет назад мы заключили  договор на экранизацию с Тодаровским.  Так что, интерес к Иванову есть, единственное, что есть уже некоторые вещи в работе, они не всегда озвучиваются, потому что телекомпании, то есть кинокомпании, если они реально собираются снимать, они заключают договор на экранизацию с автором и предпочитают первый год не афишировать это, потому что ищут финансирование, заключают договоры с режиссерами, и, когда уже подписан приказ на производство фильма, тогда уже об этом сообщается в СМИ.

Е. Романова: Скажите, про историю «Географ глобус пропил», чем закончили? Когда уже будет показан фильм?

Ю. Зайцева: Ну, когда…Здесь точно никто не знает. Мы были с Алексеем на празднование, завершение съемок, и я разговаривала с режиссером, он сказал, что фильм выйдет в 2013 году. Сколько он будет монтироваться, сколько будет длиться процесс постпродакшн, он пока не знает.

Е. Романова: А, Юля, празднование было какого числа, чтобы нам понимать-то?

Ю. Зайцева: Это было в начале лета. Съемки завершились, обычно же, завершение основных съемок, потом бывают досъемки в павильонах и так далее, но режиссер сказал нам, что на этот раз они завершили съемки вообще полностью. И теперь уже только постпродакшн.

Е. Романова: В самих съемках как-то принимали участие, приезжали смотрели, вот, когда «Географ глобус пропил»?

Ю. Зайцева: Мы с Алексеем смотрели. Мы были в первый съемочный день, познакомились  с Константином Хабенским, были на закрытие съемок. На нас огромное впечатление произвела работа Хабенского, потому что, нам кажется, что он идеально вписывается в роль, образ Ложкина. И потом, вот в последний съемочный день мы видели такую сплоченную команду: Хабенский, школьники пермские, школьники екатеринбургские, школьники, которые, вот, основной актерский состав. Там, действительно, прекрасная команда, очень слаженная, дружная и, нам кажется, что фильм должен отличный получиться.

Е. Романова: И последний вопрос. Говорят сейчас очень много о пермской киноиндустрии,

Ю. Бобров: О пермской кинокомиссии. На рубль затрат 4 рубля инвестиций может принести с собой кинопроект. И вообще,

Е. Романова: Все работы по привлечению в Пермский край российских, зарубежных кинопродюсеров – все это реально?

Ю. Бобров: Как вы оцениваете эту инициативу Павла Печенкина?

Ю. Зайцева: Знаете, когда я слышу, например, сегодня, о том, что «Сердце Пармы» экранизируется, с автором никто не связывался, никакие договоры не заключал, это не профессионально. Если вот на этом будет основываться работа этой комиссии, то прогнозы неутешительные. Все это может уйти в воодушевленные разговоры. Ну, последний тренд культурой политики Пермского края.


Обсуждение
1452
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.