Верхний баннер
14:03 | СУББОТА | 20 ЯНВАРЯ 2018

$ 56.59 € 69.4

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

13:35, 11 сентября 2013

Татьяна Марголина: Предлагайте! Тот, кто только жалуется, вызывает раздражение у должностных лиц

Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина подвела итоги работы в 2013 году. Положительные изменения она отмечет в системе образования. Снизилось также количество жалоб на полицию. А вот система здравоохранения стала в 2013 году анти-лидером.

 

Также Татьяна Марголина прокомментировала процесс о признании пермских общественных организаций иностранными агентами. Эпопея близка к завершению, и победа, кажется, будет за НКО. Однако опасность, по мнению Татьяны Ивановны, кроется в другом.

 

 

 

 

Позитивные сдвиги

 

- Татьяна Ивановна, есть, наверно, вещи, которые можно повторять из года в год. Есть темы и направления, которые сняли с контроля. Есть и что-то новое. Рассказывайте.  

 

- Если говорить о позитиве, то нет того накала, который был несколько лет назад по применению физической силы в системе правоохранительных органов.

 

Кроме того, замечаем снижение обращений на нарушения прав в системе образования. Они есть, но единичные. Есть одна проблема, связанная с добровольностью-недобровольностью участия в содержание школы, или, как мы говорим, поборы. Но это - отношения взрослых. Все-таки того спектра нарушений прав, который раньше был в образовании, мы сегодня не наблюдаем. 

 

- Связываете это с тем, что, когда появился уполномоченный по правам ребенка Павел Миков, узнали, что есть к кому обратиться?

 

- В том, что касается семьи и детства - это один из факторов, но не единственный. Повлияла сама политика органов власти. Это федеральный тренд. Но очень важно, что региональная власть этот тренд подхватила и очень последовательно его ведет.

 

Что касается деятельности уполномоченного по правам ребенка как нового института, то она принимаема, она слышима, как правило, всегда берется в работу. Считаю, что это очень важный эффект.

 

- Вы упомянули нарушения в системе правоохранительных органов. Стало меньше жалоб на пытки и избиения?

 

Татьяна Марголина: Из мест принудительного содержания жалобы были, есть и будут. Но изменилась структура проблем. На первое место выходит проблема оказания медицинской помощи.

 

 - Конечно, ситуация изменилась, по сравнению с ситуацией 4 года назад. Есть факты, но они единичные. По ним сразу начинались объективные разбирательства. Если есть жалоба, надо не прятать информацию, а сразу разбирать эту жалобу объективно.

 

- Мы говорим о применение силы во время допросов? Или о преследовании?

 

 - Тут две составляющие. Есть продолжающаяся проблема, которая в большей степени, наверное, выходит на прокуратуру. Я имею в виду жалобы на то, что не возбуждается уголовное дело, идет волокита при расследовании.

 

Вторая проблема касается применения физической силы или даже пыток - то, о чем вы говорили, когда применяют физическую силу, добиваясь  признательных показаний. Этого стало меньше. Резкое сокращение мы наблюдаем. Но коль случаи единичны, то принципиально важно, чтобы люди, занимающиеся расследованием, ставили своей задачей разобраться быстро и объективно.

 

В последнее время мы стараемся сразу не давать информацию о жалобе. Мы стараемся, чтоб все-таки было проведено какое-то расследование. Но если какие-то очевидные вещи, в жалобе указанные, не учитываются, тогда необходим эффект публичности. Для примера случай в Усольском районе. На территорию частного дома ворвалась подвыпившая компания, стали избивать хозяина. В их числе был полицейский. Конечно, когда информация пришла жителям села, они стали требовать того, чтобы всё было по справедливости расследовано. Этот полицейский не может быть героем. Однако, в тот же день, в официальной информации ведомства появляется информация, ставящая его в разряд защитника. Таких вещей быть не может. Я убеждена, что это единичный случай, но он может быть примером того, как быть не должно.

 

- Снижается ли число обращений из мест лишения свободы для несовершеннолетних, из детских домов?

 

- Жалобы из детских домов – это большая редкость. Чаще всего непосредственно при посещении общение происходит.

 

Из мест принудительного содержания жалобы были, есть и будут. Это нормально, когда осужденные пользуются этим каналом. Но там изменилась структура проблем. На первое место выходит проблема оказания медицинской помощи. Причём впервые за долгие годы в структуре жалоб на первое место вышли жалобы на медицинское обслуживание. Это касается не только мест принудительного содержания.

 

 

 

Здравоохранение – новый анти-лидер 

 

- Это отказ лечить, отказ принимать?

 

- Полностью весь спектр. Люди жалуются на отношение работников медицинского учреждения, на невозможность записаться к узким специалистам, на качество медицинской помощи, несогласованную с населением реструктуризацию медицинских учреждений.

 

- Можно сказать, что это проблема номер один?

 

- На сегодня да. По итогам этих месяцев, мы фиксируем, что за многие годы впервые по количеству жалоб проблема вышла на первое место.

 

Татьяна Марголина: "В структуре предложений и жалоб, процент предложений пока очень незначителен. Конечно, у людей есть право просто пожаловаться. Но тот человек, который только жалуется, вызывает раздражение у должностных лиц".

 

- Может быть, это связано с тем, что многие годы люди считали, что это нормально? А сейчас стали понимать, что так нельзя.

 

- В крае, в том числе и на  официальном уровне стали говорить о реально существующих проблемах, это было подхвачено многими людьми. И мне кажется, жалобы будут еще продолжаться.

Многие проблемы застарелые. Например, не может быть по одному щелчку, чтобы появились специалисты во всех территориях. Хотя стимулирующие вещи уже начали с середины лета внедряться среди выпускников медакадемии, но одномоментно это не происходит.

При этом люди должны владеть той информацией, которая есть сегодня у управленцев. Надо давать людям информацию: по этой проблеме у нас сегодня предложено то-то, начинает меняться так-то. Сегодня очень важно, чтобы медицина развернулась в общество. Чтобы принимала сигналы и информировала  о том, как можно решить проблемы.

 

- А сегодня только идет информация о том, что есть низкое финансирование и нехватка кадров. Но ведь не только в этом кроется проблема?

 

- Там еще серьезная проблема отношения работающих в учреждениях людей и пациентов. Очень многие проблемы, если не снимаются, то минимизируются нормальным, человеческим профессиональным отношением.

 

- А решения проблем люди предлагают? Недавно Правозащитный центр и Гражданская палата провели экспресс-исследование. И выяснили, что, когда люди делают запрос информации в органы МСУ, то они не спрашивают  - например, когда будет мост, каким он будет, зачем, почему... Они просто жалуются.

 

- В структуре предложений и жалоб, процент предложений очень незначителен пока. Почему я и говорю о том, что нам надо развивать интерактивные формы взаимодействия должностных лиц и населения. И продвигаю технологию Street Journal. Это уникальная технология диалогового общения. Не в одни ворота. Я не пригвоздил этой жалобой, а могу предложить, как что-либо лучше сделать. Конечно, у людей есть право просто пожаловаться. Но гражданская ответственность за то, чтобы и предложить, как это лучше сделать, тоже сегодня должна развиваться.

Тот человек, который только жалуется, вызывает раздражение у должностных лиц.

 

Стимулировать новый формат общения помогают новые технологии. Например, мы ведем приемы через Skype. За эти месяцы у нас прошло 48 с Skype-приемов в 28 территориях. В основном, отдалённых.

 

 

 

Агентская эпопея

 

- Иностранные агенты. Эпопея, которую с честью выдержали пермские судьи и пермские общественные организации. Ваша роль в этом процессе тоже была. Упоминался ваш доклад о проблеме иностранных агентов. Говорилось, что вы чуть ли не сеть плетете. Что вы всем судьям сообщили свою позицию. Давите на них. Ощущаете ли вы завершение этой эпопеи?

 

- Я думаю, что эта эпопея не только в Пермском крае, но и во всей стране близится к завершению. Свидетельством того является предложение президентского совета по гражданскому обществу внести изменения в существующий федеральный закон. Федеральный уполномоченный Лукин обратился в конституционный суд для изменения этого текста. Это те действия, которые, на мой взгляд, состоятся.

 

Татьяна Марголина: "Есть конституционное право граждан и общественных организаций на участие в государственном управлении. Это стало квалифицироваться как политическая деятельность. Что, вообще-то, является попыткой ограничить наши конституционные права. Это очень серьезная опасность". 

 

- И 17 миллионов рублей  президентских грантов, полученных пермскими НКО. Часть получили те, кого обвиняли.

 

- Вы правильно говорите. Но помимо централизованных действий есть серьёзная проблема непонимания. Как легко общество проглотило эту наживку с иностранными агентами, как оно искренне верит, что у нас тут чуть ли не штабы иностранных агентов разводятся.... Всё это - непонимание  конституционного права граждан и общественных организаций на участие в государственном управлении. Почему-то с легкой руки отдельных должностных лиц это стало квалифицироваться как политическая деятельность. А это, вообще-то, попытка ограничить наши конституционные права. Это очень серьезная опасность.

 

Обсуждение
2083
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.