Верхний баннер
08:29 | ЧЕТВЕРГ | 13 АВГУСТА 2020

$ 73.24 € 85.96

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:35, 16 октября 2013

"Мы примем комиссию с христианским гостеприимством. Мы не собираемся ни скрываться, ни бежать" - иеромонах Павел, проживающий в общине в деревне Черепаново

Теги: религия

Журналист радиостанции Катерина Шафиева пообщалась с представителем общины, проживающей в заброшенной деревне Черепаново. Сейчас в неё находится около 40 человек, 8 из них - дети разных возрастов. Верующие обеспечивают себе комфортные условия проживания сами, ведут натуральное хозяйство.

 

Иеромонах Павел сам вышел на связь с радиостанцией «Эхо Перми» и попросил дать возможность рассказать в эфире о жизни общины. В интервью «Эху» он поведал о причинах отъезда верующих из Костромской области и об условиях проживания членов общины в деревенских условиях. Также священник поделился своим видением будущего детей, которые приехали в Прикамье со своими верующими родителями.

 

 

 

- Какую роль вы занимаете в общине?

 

- Милостью Божьей иеромонах Павел. В данный момент я служащий священник здесь, в общине. Главенствующую роль у нас играет отец Евстратий, по сану положено ему. Как и во всякой обители, есть и служащие священники, я один из них.

 

- Чем вообще занимается община?

 

- Можно охарактеризовать так – это приход, который пошел за своим священником. В обычных городах аналогичные общины всегда организовываются вокруг приходов. Просто один из приходов принял решение переселиться в деревню и вести там такую же православную жизнь, только в деревенских условиях.

 

- Где вы раньше базировались?

 

- Сначала базировались в Тульской области, откуда сам иеромонах Евстратий, он был служащим в Тульской епархии. Потом приняли решение переселяться в Костромскую область. Из Костромской области нам пришлось в срочном порядке под давлением местных властей переселяться дальше. Мы выбрали Пермский край, по некоторым причинам приняли решение остановиться здесь.

 

- Можете пояснить, что случилось в Костромской области и в чем причины выбора именно Пермского края?

 

- Там началось давление со стороны властей, прежде всего ювенальных структур и местной администрации. Нам угрожали, что разломают наши дома, оставят на улице без крыши над головой. Были негласные угрозы и предложения самим выехать отсюда, иначе, как они говорили, давление будет непосредственно физическое. Двоих детей у нас отняли. Пришли приставы, без присутствия матери отобрали двух детей. В это время мать находилась на соседнем хуторе. После этого, если бы мы остальных детей не собрали бы, их бы также у нас отобрали. Нам пришлось быстро оттуда собираться и в срочном порядке увозить детей.

 

Принято решение было нам всем переселиться в Пермский край. Особенности Пермского края – я бы не сказал, что здесь было какое-то особое… Скажем так, по Божьей воле, по Божьей милости. Мы молились, спрашивали, где нам лучше остановиться. А тут и места хорошие есть, и рыба, и леса нетронутые, нас вполне устраивает.

 

- Как вам сейчас живется в Черепаново? Известно, что эта деревня заброшена, но не запущена.

 

- Там сохранились очень хорошие дома. Можно сказать, приезжай в деревню и живи. Там рядом и лес, и реки, и всё. Условия для существования вполне приемлемые, обычные деревенские условия. У нас нет проблем ни с теплом, ни с добычей дикоросов. С этим проблем нет, как, я думаю, и во всякой деревне в Пермском крае.

 

- Как вы вообще добрались до Черепаново? Насколько мне известно, там леса и не очень хорошие дороги. На чем вы добирались, пешком?

 

- Нет, у нас был транспорт. У нас еще были некие средства, по воде частью добирались, когда еще более-менее судоходными были реки. А сейчас, конечно же, приходится нанимать проходимые автомобили, грузовики, так завозить продовольствие и все остальное, что нужно для жизни.

 

- Чем занимаются члены общины в течение дня?

 

- В целом, идёт обычная деревенская жизнь, только с учетом православной специфики. У нас идет служба, как это принято в обителях, монастырях. Ежедневная служба, причастие, исповедь. Обычная христианская православная жизнь. Мы и рыбачим, и заготавливаем дрова, это уже деревенский быт.

 

- У нас власти собирают комиссию, чтобы к вам приехать. Как вы будете действовать, когда они заявятся?

 

- Мы примем их с христианским гостеприимством. В этом плане мы не собираемся ни скрываться, ни бежать, ни кого-то агрессивно встречать. Есть люди адекватные, мы надеемся объяснить им свою позицию и найти понимание среди этих людей. Наша позиция вполне обоснована, есть у нас веские обоснования, включая наше отношение к, скажем так, тому, что происходит в мире и России. Потому мы попытаемся более-менее доходчиво объяснить свою позицию, у нас нет никакой агрессии. Как во всех православных монастырях и обителях, двери открыты для всех, встретим, накормим, обогреем.

 

- Павел, сколько детей живет с вами?

 

- Восемь детей.

 

- В комиссию собираются включить работников соцслужбы, они тоже приедут. Я думаю, вы к этому тоже готовы. Как вы будете реагировать, если они посчитают, что дети живут в неподобающих условиях?

 

- Я думаю, надо будет смотреть по ситуации. Все-таки будем объяснять свою позицию и искать понимание с их стороны, по каким причинам мы это сделали. Для сравнения можно сказать, что во всех деревнях, куда ни зайди, условия проживания, думаю, будут не лучше.

 

Мы сейчас находимся в Ныробе. Если честно сказать, тут есть дома, которые вообще отключены от питания, ни печек, ничего. А у нас всегда есть под рукой дрова, и все прочее для проживания у нас имеется. Это деревенская жизнь – как поработал, так и существуешь, у нас трудолюбивые люди. В этом отношении православные семьи дадут фору всем городским жителям в заботе о детях, полностью православном воспитании, нравственном и физическом. У нас есть и педагоги, и врачи среди верующих людей, за этим дело не постоит.

 

- Вы сказали, у вас есть педагоги и врачи. Я знаю, что у вас есть совсем маленькие ребятки, кому-то даже год. Дети обеспечены врачебной помощью? Образованием их занимаются?

 

- Да, у нас есть фармацевты, есть терапевты, которые работали и в «Скорой помощи», имеют медицинское образование и опыт. А из педагогического – лично я в свое время оканчивал педагогический университет. Кроме меня, есть еще люди, у которых есть образование и соответствующий стаж дошкольного образования и младших классов.

 

- Врачи медикаменты где-то берут? Заболел ребенок, что делать?

 

- В данный момент мы занимаемся обеспечением общины, в том числе, лекарственными средствами. Мы знаем нужды каждого человека. Соответственно, выехав в город, мы закупаемся тем, что нам необходимо. У нас есть и аптечки. А вообще мы как православные люди собираем травы, как отцы и деды всегда традиционно лечились и без всяких таблеток, и все в порядке у них было. Я за последние три-четыре года ни одной таблетки не съел. Это лично мое мнение, что таблетки человека, наоборот, больше губят. Но мы не отказываемся от медицинской помощи полностью, всему нужно иметь свое разумение. Каждому по силам, как говорится. Кто-то не может травами лечиться, тому и таблетки у нас есть. Есть все, что необходимо.

 

- Смотрите, дети вырастут и наверняка захотят учиться в университетах. Как вы сможете их обеспечить высшим образованием? Вы сможете учить их сами или все-таки позволите им поступать?

 

- Все-таки мы как люди верующие думаем, что со временем Господь все расставит на свои места. Если дети захотят учиться, будем… Невольник – не богомольник, еще такое выражение у нас есть. Ничью волю мы насиловать не собираемся. Если люди принимают решение или уйти, уехать от нас, мы не держим людей. Также и наши дети. Хотелось бы, конечно, дать им традиционное русское православное воспитание с адекватным взглядом на современную действительность, чтобы они не были заражены ни этой развращенностью, ни этими атрибутами нынешнего мира.

 

- Правда ли, что из общины не так давно ушли две семьи?

 

- Правда, люди ушли совершенно добровольно. Когда они к нам приехали и попросили нас о помощи в переезде, мы помогли им переехать и уехать. Они уехали добровольно, потому как перестали исповедовать некоторые обряды, которые были родственными нашим, единомыслием с нами. Потому они приняли решение уехать. Мы  их не держали. Теперь уже сами не знаем, где они находятся.

 

- Может быть, общине сейчас нужна какая-то помощь, гуманитарная или еще какая-то?

 

- В принципе нет. Сейчас мы сами занимаемся обеспечением продовольствием, медикаментами, одеждой. Сейчас для этого мы специально выехали в мир, чтобы этим заняться. Пока у нас нет недостачи во всем этом, слава Богу.

 

- Есть какие-то у вас жалобы на местных чиновников, полицию, людей, которые к вам приезжали? Может быть, вам кто-то доставляет неприятности?

 

- Нет, у нас нет жалоб на чиновников. Кстати, и чиновники, и местная полиция, и местные люди к нам вообще на удивление благожелательно настроены. Мы сами удивляемся, насколько они гостеприимны. Ни в чей адрес вообще мы не можем сказать ничего плохого. Люди видят, что мы адекватно настроены и вполне дружелюбный народ, поэтому у нас нет ни с кем конфронтаций, начиная от местного населения и заканчивая чиновниками, полицией.

 

- Вы сказали, что сейчас занимаетесь закупкой продовольствия и медикаментов. А правда ли, что вам запрещено пользоваться продукцией, на которую нанесен штрих-код?

 

- Мы ее покупаем и, прежде чем потреблять, перекрещиваем, просто штрих-коды сдирать надо. Перекрещиваем, водой кропим, также едим, у нас на это препонов никаких нет, что покупать ее нельзя. А употреблять внутрь со штрих-кодом мы не имеем права. На это есть у нас свои религиозные взгляды. Это святыми отцами не заповедано. Потому мы просто сдираем, крестим, кропим святой водой и спокойно кушаем.


Обсуждение
1393
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.