Верхний баннер
04:13 | СУББОТА | 15 АВГУСТА 2020

$ 73.22 € 86.41

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

08:05, 24 октября 2013

"И я спрашиваю снова: в чем будет проявляться статус православной клиники? И понимаю: в названии и в арендных ставках" - Роман Попов об открытии "Елизаветинской больницы"

- Роман Попов вчера был на открытии православной полклиники. Мне вчера было непонятно, что такое православная поликлиника. А ты вчера был там. И, наверное, выяснял для себя этот вопрос: что входит в понятие «православная поликлиника». Но начнем не с этого. Ты вчера сам предложил прийти к нам в студию после открытия. Что тебя так взбудоражило?

 

- Ну, смотри. Для начала я хотел бы отметить: огромное количество людей ожидало открытия этой православной клиники. Это момент, который я для себя вчера уяснил. Во-первых, исходя из того, сколько людей пришло, чтобы посмотреть на церемонию открытия. Во-вторых, исходя из того, сколько в реальности откликов на тематических сайтах и форумах на этот счет поступило. Очень много людей ждало открытия этой православной клиники.

 

- И что они ждали от православной клиники?

 

- Насколько я понимаю, православная клиника – это, с одной стороны, процедурная вещь. Больница, в которой процесс лечения не противоречит основным нормам православного вероучения. Это с одной стороны. У нас ведь есть очень много больниц, самых разных, в которых лечение соответствует определенным религиозным или околорелигиозным канонам. Аюрведические клиники, мусульманские, еще какие-то. Вполне понятно, что люди, искренне исповедующие православие, нуждались в больнице, в которую они могли бы прийти, понимая, что весь процесс до мелочей там соотносится с канонами. Это первый момент. Религиозные клиники – это нормальная традиция. Истово верующим людям иметь такое заведение хотелось. У определенного круга была потребность в этой клинике потребность.

 

Огромное количество людей ожидало открытия православной поликлиники. Это момент, который я для себя вчера уяснил. Во-первых, исходя из того, сколько людей пришло на церемонию открытия. Во-вторых, исходя из того, сколько поступило откликов на тематических сайтах и форумах на этот счет.

 

Второй момент, который меня в этой истории интересовал - это место. Скандальный имущественный комплекс. Вспомним историю с закрытием роддома «Аистенок» на внезапный ремонт и последующее неоткрытие этого роддома. То есть, бэкграунд появления «Елизаветинской больницы» был настолько существенным, что пропустить его мимо не представлялось возможным. Тем паче, что года 1,5 назад после первых открытых претензий федеральной антимонопольной службы Пермского края к руководству пермской епархии, я приезжал в это здание. Огромное спасибо представителям епархии, они тогда утроили экскурсию, провели меня по этажам, показали, что да, ремонт сделан, а вот тут нет, а вот тут, например, надо вкладывать много-много миллионов, а вот здесь надо менять коммуникации. И говорить о том, что нам город отремонтировал и за просто так отдал здание, а мы его сдаем в аренду, не приходится. 1,5 года назад для меня эта история получила начало.

 

Теперь я перехожу к тому, что я увидел. Сначала небольшая юридическая история. Она начинается с организации ООО «Иордан». 100% учредителей в этой организации, составляет пермская епархия.

 

 

Следите за руками

 

- ООО «Иордан» - коммерческая организация?

 

- Я, не будучи юристом, не буду произносить слово «коммерческая», потому что я не очень хорошо понимаю, что сюда вкладывать.

 

- Хорошо, ООО - это форма собственности. Извлекало ли предприятие прибыль или нет – это может быть по-разному. Но форма собственности подразумевает возможность извлечения прибыли.

 

- Так вот. ООО «Иордан». 100% принадлежат пермской епархии. Этому ООО «Иордан» в аренду на определенных условиях передается имущественный комплекс, где раньше располагался роддом «Аистёнок». Для простоты дальше говорю «здание роддома», хотя, это не совсем точно, но это неважно. Итак, передается. На основании чего?

 

Вообще, у нас есть 135 федеральный закон, антимонопольный. В котором прописано, кому можно без конкурса передавать на определенных условиях имущество. В частности, там через запятую прописан целый набор учреждений, и один из пунктов - это компании, которые ведут религиозную деятельность. Когда у ООО «Иордан» в 100% учредителей находится пермская епархия, насколько я понимаю, юридически это позволяло администрации города Перми без конкурсных процедур передать здание в аренду компании «Иордан».

 

- Без конкурса, это значит, что цена аренды…

 

- Это значит, что цена аренды назначается отдельным договором. Затем были претензии УФАС к «Иордану». Потому что оказалось, что в этом здании находятся на условиях субаренды еще какие-то организации, и субарендные ставки выше, чем изначальные.

 

- Получается, что на этом пошло зарабатываение денег.

 

- Да. И тогда ребята из епархии проводят мне экскурсию и объясняют. Говорят: мы не зарабатываем деньги. А если речь и идет о каком-то заработке, то эти деньги нужны только для того, чтобы ремонтировать здание. Это первый момент.

 

Момент следующий. Изменение в составе собственников ООО «Иордан». У меня есть документы. Они, на самом деле, находятся несложно. Но хочу объявить большую благодарность газете «Коммерсант» и лично Славе Суханову. Он очень долго меня вчера консультировал.

 

Так вот, изменения... Вот уже не 100% принадлежат епархии, а 24%! А 76% ООО «Иордан» принадлежат физлицу Айзимжону Назарову. Это сотрудник пермской епархии. И 76% в составе учредителей – это его доля. 24% у епархии.

 

Следующий момент в изменении в составе собственников. Он уже в статье «Коммерсанта» отражен. 50% этого ООО принадлежат другому физлицу Лилии Ягодкиной. А еще - 50% некой организации, зарегистрированной где-то в Свердловской области. Вот статья в «Коммерсанте» «Бог в медпомощь». Там полунамеком говорится, что людей из епархии в составе учредителей ООО «Иордан» нет. Более того, ООО «Иордан» 30 августа переименовано в ООО «Елизаветинская больница»

 

- То есть сначала 24% на 76%. Затем 50% на 50%. Это еще одно переформатирование состава собственников?

 

- Да. Но вчера представитель епархии, отец Петр, ответственный за юридическую работу в епархии, мне пояснил, что в «Коммерсанте» есть какая-то ошибка. И в реальности состав учредителей ООО «Елизаветинская больница» выглядит так: 50% - это Лилия Ягодкина, 26% - это Айзимжон Назаров, 24% - это пермская епархия.

 

И я понимаю, что как-то во время открытия у нас была православная клиника - и Мефодий, и песнопения, и молебны. А после открытия осталась только часть антуража от открытия, а в остальном я увидел коммерческую клинику. Под брэндом «православная поликлиника «Елизаветинская больница» у нас работает коммерческая клиника под названием «УралМед».

 

Но посмотрите, пожалуйста, за руками, когда здание передавалось ООО «Иордан» городской администрацией, речь шла о том, что по 135 закону, бла, бла, бла, мы передаем здание без конкурса организации, которая представляет собой пермскую епархию. На данный момент у нас, даже если верить сотрудникам епархии (а у меня нет основания им не верить) мы получаем в составе Елизаветинской больницы преимущественную долю физлица под названием «Лилия Ягодкина».

 

Лилия Ягодкина – это генеральный директор Елизаветинской больницы и владелица компании «Урал-мед», которая работает под брэндом семейная клиника «Надежда», которая ранее располагалась в здании. И сейчас фактически мы получаем следующую картину, обратите внимание: под брэндом «Елизаветинская больница» работает компания «УралМед». И вот это меня вчера несколько удивило. Под брэндом «православная поликлиника «Елизаветинская больница» у нас работает коммерческая клиника под названием «УралМед».

 

- Которая, в конечном счете, получила это здание без конкурса.

 

- Заметьте, по тому же 135 ФЗ, вообще-то, медицинские учреждения тоже имеют право на получение муниципального имущества без конкурса. Но когда мы говорим о передаче муниципального помещения без конкурса епархии, мы имеем в виду одни арендные ставки. А когда мы говорим о передаче медучреждению, понятно, речь идет о несколько других цифрах. Вопрос в ставках. Вопрос в том, сколько кто будет платить за эту аренду.

 

Вчера официально открывали «Елизаветинскую больницу». Владыка Мефодий, молебен, песнопения, Юрий Уткин, речь, рассказ, всё, очень красивая картинка, её засняли телевизионщики... Но потом, когда эта красивая картинка закончилась, была возможность пообщаться с главврачом, который на прямой вопрос: «У вас православная клиника»? Отвечает: «Нет, это не православная клиника. Это «Елизаветинская больница», другое юридическое лицо. И мы, конечно, ко всем конфессиям будем относиться одинаково».

 

Хорошо, опустим, главврач тогда это сказал, не подумав, не соизмерив некоторые слова и тому подобное. Но затем мы общаемся с Лилией Ягодкиной.

 

 

Мгновенные метаморфозы

 

- Она присутствовала вчера?

 

- Да. Она присутствовала. Потом уехала. Приходилось около часа ее ждать, мы долго там находились. Лилия Ягодкина, гендиректор «Елизаветинской больницы», нам открытом текстом говорит о том, что здесь работает коллектив компании «УралМед». Да, безусловно, мы сейчас оказываем в бесплатную помощь. Но, секунду, ребят: по полисам ОМС.

 

 

И я спрашиваю снова: «Подождите, а в чем, в таком случае, у вас будет проявляться статус православной клиники?» И в итоге понимаю: в названии и в арендных ставках.

 

 

- Это не бесплатная помощь. Для больницы – это платная помощь.

 

- По полисам ОМС. А затем, когда мы зарегистрируем там определённый набор направлений, когда мы залицензируем эти направления, то будем оказывать также платную медицинскую помощь по этим направлениям, говорит Лилия Ягодкина.

 

И я понимаю, что как-то во время открытия у нас была православная клиника - и Мефодий, и песнопения, и молебны. А после открытия осталась только часть антуража от открытия, а в остальном я увидел коммерческую клинику.

 

- В тот же день.

 

- Буквально через 40 минут. Я спрашиваю: «А в чем у вас будет православность вашей клиники?» Отец Пётр говорит: «У нас тут будет работать священнослужитель, к нему можно будет отправиться». Ладно. Я спрашиваю главврача: «А где у вас кабинет для священнослужителя?» Ответ: «У нас нет его еще. Мы его рано или поздно откроем, но не сейчас». Я спрашиваю снова: «Подождите, а в чем, в таком случае, у вас будет проявляться статус православной клиники?»

 

- В названии. И в арендных ставках.

 

- И я в итоге понимаю: да, в названии и в арендных ставках. И вот этот момент меня вчера вывел из себя.

 

Я сегодня в «Развороте» хотел говорить об этических вопросах. О том, как приглашать врача на работу. Есть определенный кодекс «Елизаветинской больницы», который, например, не предполагает работу врачей по прерыванию беременности (это к вопросу о канонах). Я сначала хотел поговорить об этом, но потом подумал: а зачем?

 

 

Это не богадельня

 

- Принципиально ты для себя выяснял вчера вопрос, чем в идеале должна отличаться православная клиника от всех прочих?

 

- И для того, чтобы выяснить, что такое православная клиника, мне пришлось опросить некоторых экспертов. На самом деле, нет такого определения – «православная поликлиника» - в Википедии. Я в начале эфира сказал: это заведение, в котором лечат согласно канонам христианского вероучения.

 

- Кого ты опрашивал? Поясни, кого мы имеем в виду под экспертами?

 

- Дело в том, что все эксперты, с которыми я общался, в том числе и представители епархии, попросили не называть их.

 

- Это священнослужители?

 

- Отчасти священнослужители, отчасти люди, которые достаточно глубоко погружены в историю вопроса. Так вот, как мне отвечали люди, не зная на самом деле, о чем я говорю?

 

Они говорили: основы христианского вероучения предполагают помощь страждущим в первую очередь. Всем страждущим, в первую очередь. В том числе, кстати, я говорил с московскими экспертам, у них уже работают подобные клиники. Я спрашивал: «А как у вас работает клиника?» Мне отвечали: «Вообще, у нас это богадельня. Куда могут привести человека с улицы, и ему будут помогать. Может быть, не самую качественную помощь будут оказывать, но, тем не менее, помогут». И этот момент я четко для себя отложил. И прояснил в разговоре с отцом Петром, представителем епархии, отвечающим за юридическое направление. Он сказал, что мы планируем в какое-то время, не сегодня, не завтра, начать сбор пожертвований на то, чтобы была возможность в Елизаветинской больнице принимать людей без полиса ОМС - то есть, фактически всех страждущих. Но заметьте, мы планируем начать сбор пожертвований. Есть определённый бюджет, выделяемый администрациями разного уровня на это, но этот бюджет очень маленький.

 

Где-то в ближайшем будущем будет открыт кабинет со священнослужителем. Где-то в ближайшем будущем начнут собирать пожертвования, чтобы открыть направления для приема всех страждущих. И у меня вопрос, который я задаю организаторам вчерашнего действа: почему нельзя было провести открытие тогда, когда это действительно будет православная клиника? На этот вопрос я не нашел ответа.

 

Еще раз возвращаюсь к тому, что мы имеем. Коммерческую клинику «УралМед», которая еще не получила лицензии на ряд направлений, работает в режиме поликлиники на государственные деньги, на льготных арендных ставках, называется словом «Елизаветинская больница». Если мы посмотрим на прайсы компании «УралМед», мы увидим расценки коммерческие - 650 рублей за прием, 500 рублей за повторный прием. Соотносимо с другими коммерческими клиниками Перми. Где-то в ближайшем будущем будет открыт кабинет со священнослужителем. Где-то в ближайшем будущем начнут собирать пожертвования, чтобы открыть направления для приема всех страждущих. И у меня вопрос, который я задаю организаторам вчерашнего действа: ребят, при всем уважении к вашему благому делу и к огромной пастве, которая ждала, когда откроется Елизаветинская больница, почему нельзя провести открытие тогда, когда это действительно будет православная клиника? Вот на этот вопрос я не нашел ответа.

 

Между тем... Прокуратура поставила под сомнение православность "Елизаветинской больницы".


Обсуждение
2227
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.